Современная психология: формы интеллектуальной жизни


Данность в перцепте качеств предметного мир



страница6/74
Дата15.05.2016
Размер5.85 Mb.
ТипРеферат
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   74

3.4. Данность в перцепте качеств предметного мир

Проблема данности мира в восприятии психологически определяется как вопрос о предметных характеристиках перцепта и разрешается по аналогии с нахождением эмпирических характеристик ощущений. (36;.37)

Образ - перцепт выступает первичным обобщением качеств предмета, предметной обстановки, актуальной жизненной ситуации, переживаемого события, то есть универсальных объектов восприятия. Воспринимающая активность в своей типичной динамике развертывается от момента локализации объекта в пространстве и времени (где и когда это?) - к моменту сравнения объекта с подобными (на что это похоже?) - к моменту познания объекта (что это такое и какое оно?) - и к моменту схватывания его состояний и действий (что с ним происходит?). По мере перцептивного проникновения в объект дифференцируются, уточняются и убыстряются операции, порождающие образ.

В своем течении восприятие конкретного предмета формирует, усовершенствует и преобразует следующую систему перцептивных данностей



Данность в перцепте положения предмета в пространстве.

В качестве характеристик образа здесь выступают: изолированность предмета; его индивидуальное место среди однородных предметов; его соединение, прикрепление к другим предметам; удаленность, глубина, расстояние предмета от наблюдателя; направление расположения предмета по отношению к наблюдателю. Положение предмета дается как горизонтальное или вертикальное; животное или человек могут располагаться в пространстве лежа, сидя, стоя. Горизонтальное положение предмета воспринимается в параметрах «плашмя» или «на боку». Предмет локализуется воспринимающим в определенном месте окружения в координатах «верх – низ», «ближе – дальше», «справа – слева», «впереди – позади». Точность перцептивной локализации определяет своевременность восприятия начинающихся изменений положения предмета или начала его движения в пространстве.



Данность изменений предмета при сохранении положения в пространстве.

В перцепте даются переходы предмета из одной формы существования в другую: из твердого состояния в жидкое, из жидкого состояния в газообразное и т.д. Образ воссоздает изменения внешнего вида предмета: добавления или утрату деталей, наклоны, повороты вокруг своей оси, вращения, растяжения, сжатия, сгибания, скручивания, искривления, деформации предмета (разрывы, разломы, разрушения, рассеивание), изменения цвета, текстуры, состава В перцепте даны также возникающие комбинации данного предмета с другими, их столкновения, соединение с другим предметом, заслонение другим или появление из-за другого при перемене положений элементов предметной обстановки или перемещениях наблюдателя по отношению к исходному предмету.



«Есть много значимых изменений компоновки поверхностей: упругие деформации поверхности тела животного, разбрызгивание и проливание воды, эластичные и пластичные изменения резины и глины...В них нет изящной простоты динамики небесных тел под действием силы тяготения, однако. они законны и на соответствующем уровне анализа обладают определенной простотой более высокого порядка.» ( 37, с..146)

Данность перемещений предмета в пространстве.

Восприятие движения своей продуктивной стороной имеет динамический интегральный полимодальный образ изменений пространственной локализации предмета. В структурной организации динамического образа даются переходы предмета из одного положения в другое или из одной фазы в другую. Даются смещения, течения, передвижения предмета, их направления (удаление, приближение, движение вправо или влево, вперед или назад, падения, подъемы), повороты, остановки, изменения направлений. Воспринимаются повторяющиеся и необратимые движения, мерцающие, дискретные и непрерывные движения, ускоряющиеся, замедляющиеся и угасающие движения, а также движения предмета внешнего, более или менее удаленного от наблюдателя, и движения самого наблюдателя и его моторных органов. Образ заключает данные об особенностях вызванных, индуцированых, произвольных и спонтанных движений. Перцептивно различаются движения во фронтальной плоскости, движения по горизонтали и движения в глубину. Перцептом схватываются и удерживаются реальные движения предмета, искусственно созданные, кажущиеся и иллюзорные движения.

Симуляция оптических предметных перемещений посредством кино или компьютерного видео дает великолепную информацию о закономерностях образов движения и их формирования. .Так изменяющаяся картина кино представляет собой источник относительно непрерывных преобразований воспринимаемого, выглядящих как предметные движения.

«Эта картина создает в точке наблюдения изменяющийся оптический строй..., который аналогичен пространственно - временному полю зрения наблюдателя в его естественном окружении. Имеющаяся в киноизображении информация может задавать поворот головы, процесс приближения или удаления, переход в новую точку наблюдения, хотя зритель всегда осознает при этом, что он находится в помещении и смотрит на экран с определенной позиции.... Инварианты, задающие места, объекты и людей, в преобразующемся строе возникают более отчетливо, чем в застывшем.» ( Там же, с. 423)

Модальные характеристики перцепта.

Модальность восприятия указывает на особый «вид», систему эмпирических качеств относительно чистых зрительного, акустического, осязательного и других образов, определяемых специфической природой воспринимаемых объектов, и вместе с тем подчеркивает смешанный, полимодальный характер данности в перцепте сложных по природе объектов.

Наглядный образ предмета посредством деятельности зрительной перцептивной системы приобретает структурные качества основных цветов и цветовых оттенков, светлоты, прозрачности, свето-теневых соотношений, текстуры (зернистости, гладкости, волнистости, слоистости, шероховатости ), контура поверхности, формы целого предмета и его частей, предметной эластичности и жесткости - подвижности соединения деталей предметной структуры и т. д.

Другими модальностями, которые могут конкурировать со зрительной по степени сложности предметных впечатлений, являются осязание и кинестезия. Они передают такие структурные качества предмета, как включение элементов, перекрытие и заслонение, параллелизм, симметрию, размер. В сравнении с возможностями зрительной перцепции они ограниченны по параметрам дистантности, диапазона, симультанности. (7)

Акустический образ, ориентирующий человека и служащий его самовыражению в мире речи, музыки, природных звуков, улавливает мелодию или высказывание в их пространственном положении, последовательности звучания, слиянии элементов в звуковое целое, а также в ритмических сменах, тембровой динамике, в колебаниях громкости и тональных отношениях..

Современная психология восприятия превращает в утонченные аналитические концепции то, что философы издавна выражали во всеобъемлющих синтетических суждениях. Это касается и проблемы перцептивных впечатлений об «объективных», «внешних» или «первичных» качествах предметов. Обратимся к Шопенгауэру, у которого в кратких текстовых фрагментах заключены все основания научной теории восприятия.



«Как осязание, так и зрение, обладают своими преимуществами, вследствие чего они поддерживают друг друга. Зрение не нуждается в прикосновении, даже в близости; его горизонт неизмерим, оно достигает звезд. Зрение ощущает также тончайшие нюансы света, тени, цвета, прозрачности: следовательно, дает рассудку множество тонко определенных данных, из которых тот, достигнув известного навыка, конструирует форму, величину, отдаленность и свойство тел и сразу же представляет их созерцанию. Осязание же, хотя оно и связано с прикосновением, дает также безошибочные и многосторонние данные, что являет собой самое надежное чувство. Восприятия зрения в конечном счете также относятся к осязанию; более того, зрение можно рассматривать как несовершенное, но уходящее вдаль осязание, которое пользуется лучами света как длинными щупальцами; поэтому-то оно и подвержено обманам, ибо оно всецело ограничено свойствами, опосредствуемыми светом, т. е. односторонне; тогда как осязание совершенно непосредственно доставляет данные для постижения величины, формы, твердости, мягкости. сухости, влажности, гладкости, температуры и т. д. и при этом поддерживается отчасти формой и подвижностью рук, кистей и пальцев, из положения которых при ощупывании рассудок извлекает данные для пространственной конструкции тел, отчасти мускульной силой, посредством которой рассудок познает вес, твердость, прочность или хрупкость тел; все это с минимальной возможностью ошибки( 147, с. 45)

В современных научных концепциях перцептивная данность качественных характеристик отдельного, изолированного объекта объясняется действием «законов» полимодального восприятия, связывающих его с особенностями устройства предметного мира. В формулировках, соответствующих стилю моделирования, эти законы звучат так:



  • любой объект обладает структурированной поверхностью, которая воспринимается как его очертания или контур;

  • объект обладает определенным сопротивлением деформации, воспринимаемом как вязкость, твердость, текучесть, летучесть, жесткость, пластичность, упругость его вещества;

  • объект обладает сопротивлением разрушению, которое в восприятии дается в форме связности, эластичности, хрупкости;

  • объекту свойственен определенный состав образующих его веществ, воспринимаемый как текстура, ее однородность, аморфность, рельеф, пигментация, гладкость, тонкость или грубость;

  • поверхность объекта воспринимается в своих общих очертаниях или крупномасштабной компоновке в качественных характеристиках формы, например, граней, ребер, вершин, выпуклых и вогнутых углов, а также величины, размеров деталей, способов соединения компоновочных элементов в целое;

  • объект может быть освещен или может находиться в тени, что воспринимается как светлота, яркость, сияние, тусклота, темнота;

  • объекты характеризуются определенной степенью поглощения света и специфическими распределениями коэффициента отражения для различных длин волн падающего света, что воспринимается в качествах светонепроницаемости, прозрачности, зеркальности, светорассеяния, цветовых тонов, бесцветности (черноты, белизны. серости), одноцветности, разноцветности.

Из всех перечисленных качеств образа восприятия особой сложностью отличается форма объекта. Ее данность во многом зависит от предварительного определения положения и удаленности объекта, выделения его из предметной обстановки, различения параметров текстуры, восприятия особенностей поглощения и отражения света, актуализации сформировавшихся инвариант подобных форм, обобщивших опыт прежнего «зоркого осязания». Перцепция целостных предметных форм порождает образы невероятного множества вещей человеческого мира. Это то, что служит человеку укрытием, то. что является для него сосудом. или то, что образует для него тонкие плоские слои вещества - листы, или шары, или продолговатые предметы, или прямоугольные предметы, или предметы пирамидальной формы или вещи смешанных форм, или нити - волокна и т. д.

Значение форм, соотносимых с единичными предметами, предметными группировками, и обозримыми пространствами, столь жизненно велико, что человек издавна искал соответствия организации материального пространства и «пространства» идеального. духовного, душевного. На установление этого соответствия ориентирована символика формы. Одну из ее интереснейших версий предложил Освальд Шпенглер. (149 )

Согласно его гипотезе, любому типу культуры присущ определенный «дух», который в индивидуальных носителях и выразителях культуры становится «душой».. Данная связь порождает «апполоническую душу», свойственную человеку античного мира, «магическую душу», характерную для человека Востока, «фаустовскую душу», определившую специфику западного человека. В воспринимающем отношении к миру каждого типа души господствует основная форма, которая является одновременно духовным прасимволом соответствующей культуры. Культурное творчество людей, например, искусство, воплощает символические образы основных форм и тем самым длительно воссоздает предметные доминанты восприятия. Так символом античной души является единичная изолированная форма - тело в ограниченном пространстве, а воплощением ее выступают античная скульптура и античный храм. Символом магической души является форма укрытия или пещеры, низких сводов, уходящих в глубину. Ее воплощение - гробницы, подземные храмы, катакомбы. Фаустовская душа устремляется в бесконечное пространство, вдаль и ввысь, где единичное тело воспринимается одиноким, случайным, затерянным. Воплощениями являются живопись сходящейся перспективы и светотени, готический храм, инструментальная музыка.

«В ней, в противовес изваяниям античных храмовых топосов и рыночным площадям, простирается бестелесное царство звуков, звуковых пространств, звуковых морей, оркестр бушует, вздымает волны, убывает в отливе, он живописует дали, огни. тени, бури. тянущиеся облака, молнии. цвета совершенной потусторонности...» ( 149, с. 341)

Здесь музыкальные формы предметного пространства превращаются в идеальные формы пространства мыслимого.

Символическое понимание формы предполагает усмотрение в ней динамических сил, действующих на воспринимающего как модели глобальных жизненных процессов. Отсюда использование различных форм и их элементов в качестве символов различных направлений жизненного движения, становления, эволюции, жизненного пути, судьбы. Форма шпиля символизирует. к примеру, рост, восхождение, движение вверх Форма спирали - преемственность стадиального становления. Крест обозначает четыре основные направления земного мира, а также пересечение миров высшего, потустороннего и человеческого, в котором у индивида два основных пути - к страданию и счастью. Сосуд, чаша являются символом средоточия жизни, женского типа судьбы, хранилищем потенций и начал индивидуального становления. Еще один вариант символического толкования форм устанавливает их соответствие разным душевным проявлениям. Сферическое соответствует интеллектуальной жизни, чистой мысли, духовному совершенству. Конус - синтез всех душевных элементов, символ психической полноты. Цилиндр - заботы плоти, обыденность, рассудочность. ( 69, с 379)

Мир предметного пространства может быть дан созерцающему и исследующему человеку опосредованно, через изображения. Здесь формы становится «фигурами», а пространство, где помещена фигура - плоским или данным в перспективе «фоном». Мир в изображениях может предстать буквально, реалистично, подобно созданию Пигмалиона, однако, чаще всего зритель встречает существенные трансформации изображенных предметов и предметных отношений. Наибольшие метаморфозы реальных форм свойственны схематическим фигурам: идеограммам, пиктограммам, татуировкам, графическим рисункам, абстрактной и сюрреалистической живописи.

Как изменяются модальные характеристики перцепта при переносе предмета из естественного плана существования в изобразительный план? Идеализируется симметрия форм. Берутся необычные для реальности соотношения размеров фигур: приближенное дается уменьшенным, удаленное - увеличенным. Естественная перспектива изменяется на подчеркнуто сходящуюся или расходящуюся. Невидимое, заслоненное показывается открытым. Целостное разлагается на элементы. Нарушаются обычные пропорции, например тела изображаются удлиненными. Произвольно укрупняются центральные фигуры изображения. Тела и вещи схватываются в незримой динамике и застывают в таких положениях, которые недоступны естественному наблюдению. Фигуры создаются из материалов, не характерных для естественного бытия изображаемого, то есть предмет приобретает чуждую себе текстуру. Теряется естественное богатство цвета; изображения могут быть монохромными или обнаруживать попытки создателя добиться чистоты цвета, или могут приобретать цветовые тона, неадекватные реальности.



Перцептивная данность времени.

Кроме множественных образов пространства, восприятие порождает и оперирует образами временных объектов. В качестве последних выступают: любой трехмерный предмет, взятый в модусе протекания (времени покоя, времени движения, времени роста, времени изменения, времени существования); любой естественно длящийся объект (речь, мелодия, текущие воды, потоки воздуха, динамика естественного света); любой процесс активности, становления, преобразования, осуществления.



«Мы имеем аналогии: для пространственной вещи - включение в окружающее пространство и пространственный мир, а с другой стороны, сама пространственная вещь с ее передним и задним планом. Для временной вещи - включение во временную форму и временной мир, а с другой стороны, сама временная вещь и ее изменяющаяся ориентация по отношения к живущему Теперь.» ( 44, с. 58)

Образ времени выступает психическим синтезом перемен в состояниях объекта, когда в нем что-то становится качественно иным для субъекта. Причем, этот образ утрачивает непосредственную предметность, свойственную другим перцептам, и оформляется скорее как абстрактный, духовный, идеальный, но особым способом чувственно проживаемый план действия объекта.

Перцепты времени имеют многообразные динамические включения, позволяющие удержать длительность объекта и ее фазы. Опыт анализа времени Августина открывает следующие основные «составляющие» образа времени: побуждение-ожидание действия, внимание к действию, память о действии. Богатство психических включений во временной образ беспредельно расширяет спектр временных объектов, непосредственно схватываемых субъектом.

«Я собираюсь пропеть знакомую песню; пока я не начал, ожидание мое устремлено на нее в целом; когда я начну, то по мере того, как это ожидание обрывается и уходит в прошлое, туда устремляется и память моя. Сила, вложенная в мое действие, рассеяна между памятью о том, что я сказал, и ожиданием того, что я скажу. Внимание же мое сосредоточено на настоящем, через которое переправляется будущее, чтобы стать прошлым. Чем дальше и дальше движется действие, тем короче становится ожидание и длительнее воспоминание, пока, наконец, ожидание не исчезнет вовсе: действие закончено, оно теперь все в памяти. То, что происходит с целой песней, то происходит с каждой ее частицей и с каждым слогом; то же происходит и с длительным действием, частицей которого является, может быть, эта песня; то же и со всей человеческой жизнью, которая складывается, как из частей, из человеческих действий; то же со всеми веками, прожитыми «сынами человеческими», которые складываются, как из частей, из всех человеческих жизней.» ( 3, с 307)

Образы времени или «чувство времени», или «интуиция времени» относятся к внешним предметам и объективным процессам, а также к внутренним психическим структурам и субъективным процессам. В первом случае говорят о восприятии объективного времени, во втором - о данности субъективного, индивидуального времени. Образ объективного времени сознателен, осмыслен, расчленен, аналогичен пространственным различениям. Это свойственно, например, непосредственному проживанию физического времени (секунд, минут, часов, суток, недель, месяцев, лет и т. д.), исторического времени (социально- культурных событий, периодов, эпох), биологического времени (ритмов, фаз, стадий жизни тела).

Образ субъективного или внутреннего времени может существовать как подобный образу «внешнего» времени, то есть также разделенный на общепринятые единицы протекания и наполненный конкретным предметным содержанием. Таково, например, актуальное прочувствование последовательности когда-то протекших событий собственной жизни, выраженное в автобиографическом описании. Однако, чистая перцепция субъективного времени улавливает нерасчлененную длительность реальных взаимопроникающих психических состояний, в которой идеи, образы, переживания индивидуальной жизни слиты в непрерывном процессе. Эта двойственность внутреннего времени человеческой жизни обосновывается А. Бергсоном:

«Наши восприятия, ощущения, эмоции, идеи предстают нам в двойной (временной - авт. ) форме: в ясной, точной, но безличной - и в смутной, бесконечно подвижной и невыразимой, ибо язык не в состоянии ее охватить, не остановив ее, не приспособив к обычной сфере и привычным формам.» (16, с. 105) При этом, реальная внесознательная, слитная длительность может в каждом своем моменте быть «сближена с одновременным состоянием внешнего мира и тем самым отделена от других моментов. Из сравнения этих двух реальностей возникает символическое представление о длительности, извлеченное из пространства.» ( Там же, с. 97)

Взаимопереходы двух форм внутренней длительности порождают сложные интуиции непрерывности душевной жизни, необратимости индивидуального бытия, «океанического времени», конечности своей жизни, разрыва связи времен, безвременья, вечности.

Перцептивные временные образы, как правило, заключают в себе чувственно-символические данности внешнего времени-для-всех, и чувственно-символические данности времени-я. Однако, объективно-субъективные временные соотношения в образах могут быть ситуативно различны, что во многом определяется разными установками на восприятие времени.

Так для меня может быть важно вовремя прибыть в аэропорт, и я напряженно слежу по своим часам за временем своих внешних действий, временем перемещений такси, которым воспользовалась, временем своего попадания в те или иные места совершаемого пути. Мой образ времени строится здесь преимущественно на интуиции и точном знании объективной длительности внешних событий. Напротив, задумав написать книгу, я могу встать вне всяких привычных временных регламентов и придавать значение только проживанию динамики идей и представлений, устанавливая свои меры «длительных» и «мгновенных» мыслей, «давних» и «недавних» фантазий, внутренней работы «долгой, как целая жизнь». Или, возможно, полная захваченность чем-то лишит меня всякой «данности времени», и привычная жизнь приостановит свое течение, чтобы стать «вне времени».

Универсальными в человеческой жизни временными образами являются образ объекта-в-настоящем, образ объекта-в-прошлом, образ объекта-в-будущем или «чувство» прошлого, настоящего и будущего. Наиболее адекватен чувственной, непосредственно опытной природе восприятия образ длящегося настоящего. Это текущее или теперь протекающее время, ощущаемое и сознаваемое, не отделено в проживании от ожидаемого и уже-протекшего времен, то есть длящееся с его «теперь» нераздельно с его «прежде» и «после». В «Феноменологии внутреннего сознания времени» Э. Гуссерль так определяет роль первичной интуиции прошлого или «ретенции» в восприятии настоящего:

«К сущности интуитивного опыта времени принадлежит то, что в каждой точке своей длительности это есть сознание только что бывшего, а не только сознание Теперь-точки предметности, являющейся в качестве длящейся... Ретенциальное сознание (тона мелодии) реально содержит сознание прошлых тонов, но его нельзя разлагать на ощущаемый тон и схватыване в качестве памяти.» ( 44, с. 33)

Перцептивная интуиция ближайшего будущего совершается как подхватывание наплывающих временных впечатлений, угасающих в восприятии настоящего, но при этом впускающих новое ожидание. Временное новое приходит, актуально определяет себя и указывает на другое новое.

Проживаемое настоящее дается во временном образе в виде сложного многомерного события, включенного в непрерывный жизненно-временной поток. Событийность как принцип выделения временного плана жизни, позволяет допустить, что наше актуальное действие, или процессы, в которые мы включены, или наши состояния даются в зрелом временном «образе настоящего» в качестве наступающего - наступившего - осуществляющегося - уже совершившегося - сменившегося момента бытия. Эта протяженность-длительность воспринимаемого события существенно задается развернутым процессом восприятия, а следовательно. собственной длительностью восприятия, и при этом является его эффектом - образом времени события. В формулировке Гуссерля данный феноменологический закон восприятия времени звучит следующим образом:



Каталог: data -> 2009
2009 -> Программа дисциплины «Рефлексия личности»
2009 -> Психология индивидуальности
2009 -> Программа дисциплины «Основы психологического консультирования»
2009 -> Поддьяков А. Н. Кросс-культурные исследования интеллекта и творчества: проблемы тестовой диагностики // Культурно-историческая психология: современное состояние и перспективы. Материалы международной конференции
2009 -> Хачатурова М. Р. Проявление склонности личности к конфликтному поведению // «Психология сегодня: теория, образование и практика» / Под ред. А. Л. Журавлева, Е. А. Сергиенко, А. В. Карпова. М
2009 -> Программа научно-исследовательского семинара
2009 -> Психологические механизмы генезиса и коррекции страхов
2009 -> Литература по физиологии высшей нервной деятельности
2009 -> Программа по курсу «Обществознание»
2009 -> Сорвин К. В., Сусоколов А. А. Человек в обществе Система социологических понятий в кратком изложении Для учащихся старших классов и студентов младших курсов


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   74


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2019
обратиться к администрации

    Главная страница