Современная психология: формы интеллектуальной жизни



страница8/74
Дата15.05.2016
Размер5.85 Mb.
ТипРеферат
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   74

перцептивной активности, которая, осуществив образное построение, затем воссоздает постоянство воспринимаемой структуры, отвечает корректировками на изменения в структуре, устраняет мешающие лишние элементы, в мерцаниях структуры находит новые подтверждения ее постоянства, сама стремится привнести в структуру то многообразие, которое подчеркивает ее общие достоинства. То есть, чтобы быть сохраненными, отношения частей и целого должны непрерывно исследоваться и испытываться субъектом в соответствии с правилом: «чем больше изменяется, тем больше остается тем же самым».

Особенно это касается живых, действующих, разнообразно проявляющих себя структур. Так образ целостного выражения «души» дружеской компании, по описанию Августина, складывается у ее члена в длительном времени восприятия, при полном вовлечении и наблюдении за тем, как «множественные проявления любви в лице, словах, глазах и тысяче выражений сплавляют между собой души, образуя из многих одну». ( 3, с. 111)

Постепенное рождение структуры образа внутри перцептивного процесса, отчетливо демонстрирующее роль воспринимающей активности, часто связано с феноменом последовательного «исчезновения» частей в целом, когда данность каждого сменяющего друг друга элемента становится меткой, событием какого-то истекшего этапа образного структурирования. Например, музыкальная фраза не станет перцептивной структурой, если каждая нота, отзвучав, не покинет динамического поля направленного восприятия, чтобы уступить в нем место другой. Здесь происходит парадоксальное удержание отношений элементов без самих элементов; явной оказывается скорее перцептивная активность, чем застывшее конечное целое. И об этом у Августина есть исчерпывающее суждение: «Части, составляющие нечто единое, не возникают одновременно в том, что они составляют».

Воспринимая, мы можем совершать структурные преобразования ради сохранения разрушающейся перцептивной структуры. В изменяющуюся обстановку фантазийно подставляем привычные элементы с такой силой убедительности, что не сомневаемся: «это есть». .При вторжении в структуру новых элементов минимизируем степени их свободы и интенсивности влияний внутри нее. Перцептивно исключаем инородные элементы, не согласующиеся для нас с общим строем структуры, заполняем образовавшиеся в перцепте пустоты.

И самой очевидной зависимостью от воспринимающей активности обладает целостное впечатление от совместных, согласованных действий множества объектов или структура, образованная восприятием не самих объектов, а их реализующихся функций. К этому типу впечатлений относятся разнородные образы работы сложного станка, образы движения людских потоков по городским улицам, наблюдаемого с высоты, образы действия строителей дома, инстинктивной активности пчел в улье, сложной динамики балетного танца.

Образы целостного предметного функционирования, являясь процессуальной, а не одномоментной репрезентацией реальности, выступают в своей зрелой форме результатом поэтапного построения «динамического целого». В качестве этапов выделяются: первоначальная данность диффузного предметного целого с общей недифференцированной активностью (1), дифференциация частей целого, каждая из которых выступает функционирующей относительно автономно (2), данность интегрированного целого, где действия частей, вступая в многообразные взаимодействия друг с другом, образуют единый стабильный порядок системного функционирования (3). ( 141, с. 125)

Если вновь вернуться к ситуации встречи прустовского героя с компанией девушек и осмыслить ее не в символе «движущейся красоты», а как «прекрасное, подобно греческому танцу, общее движение», сможем обнаружить полное феноменальное подтверждение приведенных теоретических положений.

Свойством целостности не исчерпываются общие характеристики перцепта. В значительной степени она сама детерминируется другими свойствами образа восприятия, в частности, способом его организации. Организованность по определенному принципу указывает на тот основной путь, которым достигается и поддерживается целостность и устойчивость перцепта.



Способы организации перцепта.

В понятии «организация образа восприятия» подчеркивается момент упорядоченности внешних и внутренних связей перцептивной структуры, иерархичность отношений ее элементов, стабильность межэлементных влияний, момент завершенности оформления структурных взаимодействий. Акцентируется также разнообразие причин организованности любого зрелого перцепта и существование среди них основной, ведущей. Поиск свойств образа ведется здесь не в плане решения проблемы «что составляет образ?», а в плане проблемного рассмотрения того, «как образ возник и благодаря чему существует?».

Вопрос о способах перцептивной организации ведет к отысканию тех событий, сил, активностей, состояний, связывающих объект и субъекта, которые определили факт возникновения перцепта, его стабильную форму и качественную специфику и которые как бы «застыли» в установившихся структурных отношениях образа. Наметим континуум данных факторов, учитывая, что чаще всего они действуют совместно.

1. Ту или иную организацию перцепта может навязывать нам предметная обстановка или объект, или ситуация, обладающие слишком выразительными для наблюдателей положениями, проявлениями, взаимодействиями. Эта зависимость особенно заметна при появлении в поле восприятия чего-то необычного, нового, неординарного, вроде группы буддийских монахов на улице одного из наших провинциальных городов.

2. Перцепт может быть оформлен как цельная картина ситуации, если все в ней оказывается для наблюдателя связанным значимым действием, поведением, проявлением кого-то или чего-то из окружающего. Игровые движения ребенка по поляне причудливо объединяют во впечатлении внимательной матери цветы, кусты, камушки и щепки, взлетающих птиц и резвящуюся собаку.

3. Если объектом нашего восприятия выступает созданное художником изображение, то первым основанием, организующим перцепцию, становится образный замысел творца. Он, законодатель зрительского созерцания, заставляет нас ввести в свой перцептивный мир структуры с новыми, даже ирреальными или эмпирически невозможными отношениями элементов. Этим, в частности, влекут нас запечатленные образы далианских сновидений.

4. В потоке восприятия возникают феномены бессознательной архетипической организации впечатлений. Так, глубинная символизация лежит, по-видимому, в основе одновременного видения нескольких лиц в облике одного человека, с которым общается наблюдатель. В лице юноши он находит проступающие черты стареющего человека, в лице девушки - черты матерей ее рода, в лице ребенка - черты его далекого ровесника, изображенного на старинной картине. В юнгианской интерпретации подобное восприятие ближнего указывает на интуитивное усмотрение его личностных трансформаций.

5. Существенным условием организации перцептивного впечатления является также наша предметная деятельность: манипулятивная, исследовательская, конструктивная. Мы объединяем в гештальты объекты, которые используем или собираемся задействовать при решении какой-либо практической задачи. Например, организуем свои рабочие места, соединяя на них множество функционально необходимых вещей; украшаем и делаем перестановки в доме к приему гостей; собираем своих друзей в кружок, чтобы поделиться последними новостями и т. д.

6. Организация перцепта может быть обусловлена и нашим воображением, фантазией, внутренним образотворчеством. Это характерно для ситуаций, когда мы воплощаем в вещах, знаках, изображениях наши художественные открытия и созерцаем сделанное. Наш собственный образный замысел придает целостность и завершенность восприятию, которое мы надеемся разделить с другими.

7. Важнейшим и тщательно изучаемым в психологии способом перцептивной организации выступает мысленное обобщение воспринимаемого объекта. Выделяются его различные формы: 1) объединение в одном впечатлении элементов по принципу абстрактных связей и зависимостей; 2) удержание в перцепте ключевых качеств и составных частей, относящих объект восприятия к отвлеченным категориям; 3) понимание данного объекта как конкретного представителя класса или типа сходных объектов; 4) создание, конструирование объекта восприятия в качестве «критического» выразителя всей полноты существенных иерархических признаков определенной объектной категории.

Мысленное вербально -логическое обобщение предполагает сознательное

нахождение субъектом общих объективных предметных значений, которые представлены и противопоставлены его «я» в перцептивных формах. Благодаря сознанию как «двойному мысленному обобщению» - мира и «я» - субъект достигает максимального правдоподобия и активности восприятия, его соответствия законам и нормам человеческого существования. В единстве мышления и восприятия нами достигается интеллектуальная уверенность в упорядоченности и относительной стабильности мира.

Эффектами обобщенной перцепции являются, например, понимающее восприятие исследователем нового прибора, воплотившего оригинальную идею изобретателя; направленный поиск человеком, испытывающим жажду и попавшим в необычную предметную обстановку, вещи, которую можно использовать в качестве сосуда для питья; открытие нами в незнакомом неординарном объекте его принадлежности к «домам» или «жилищам»; нахождение врачом при исследовании больного полной картины внешней симптоматики известной болезни и т. д.

8. Фактором, уловимым скорее умозрительно, чем аналитически, скорее поэтически, чем научно, является эмоциональная фиксация и сохранность образа восприятия. Мимолетные переживания, длительные настроения и стойкие чувства объединяют в перцептивные впечатления то, что по другим законам восприятия должно было остаться разделенным, формируют некие эмоционально агглютинированные картины со множеством случайно вовлеченных элементов. Так переживание поражения для самолюбивого человека сольет в единый образ всех «свидетелей» унизительного события: его непосредственных участников, присутствующие вещи, объективно незадействованных и даже воображаемых лиц, сопутствующие состояния природы и собственные реакции на происходящее. Все вместе станет ужасным, гнетущим впечатлением. Фактор переживания может также придать иллюзорную устойчивость тем качествам образа, которые реально изменяются.. К примеру, изменившееся к лучшему сохраняет для воспринимающего негативные черты, ранее выделяемые и обобщаемые его дурным настроением или неприязненным чувством.. И напротив то, что в действительности объективно ухудшается, продолжает, вплоть до какого-нибудь разоблачающего момента, подтверждаться чувством как приятное, любимое, красивое целое.



«Мы всегда видим дорогих нам людей в их одушевленной целокупности, в непрерывном движении нашей неубывающей любви к ним, которая, прежде чем дать возможность образам, какие создает внешний их облик, дойти до нас, втягивает их в свой водоворот, накладывает их на представление, с давних пор сложившееся у нас, объединяет и сращивает...Когда же жестокая игра случая препятствует нашей мудрой и благоговейной любви подоспеть вовремя, чтобы утаить от нашего взора то, что он ни в коем случае не должен видеть, он показывает нам вместо любимого человека, которого давно уже нет на свете, другого человека...Так я, для кого бабушка была мною самим, а ее щеки и лоб были для моего мысленного взора самым нежным и неизменным,...однажды впервые и лишь на мгновенье увидел на диване красную при свете лампы, рыхлую, ничем не примечательную, больную, задумавшуюся, бродившую поверх книги слегка безумными глазами, удрученную, незнакомую мне старуху.» (107, с. 122)

9. Многие из отмеченных выше способов перцептивной организации носят подчеркнуто индивидуальный характер. Это прежде всего касается представлений, фантазии, переживаний, креативной мысли. Когда основанное на них восприятие осознается, рефлексируется, в нем появляется новый организующий момент - осмысленность или придание воспринимаемому личного смысла. Перцепт становится феноменом, отнесенным и определяемым целостным «я». Осмысленность вызывает частые ситуации активно проживаемой, пристрастной, избирательной, сознательно продлеваемой, символической и даже искажаемой субъективным отношением перцепции. Смысл или я-присутствие синтезирует другие способы организации восприятия, формируется как его сложное побудительно - когнитивно - эмоционально - преобразующее основание. Первичные образы вещей, событий, явлений строятся здесь путем, который можно назвать «субъектным». Он характерен для людей, ориентирующихся в жизни на предметное творчество, утонченное предметное потребление, на научное наблюдение, философское созерцание и на художественное изображение воспринятого.



Константность восприятия.

Целостность, те или иные способы организации, пространственно –временные и модальные характеристики перцепта поддерживаются и развиваются, благодаря присущей ему общей устойчивости, константности. ( 27;. 37; 114 ) Этому свойству образа сопутствуют сформированность качественных инвариант перцепта, относительное постоянство соотношений инвариант и вариант в перцептивной структуре, внутреннее сопротивление структуры внешним и внутренним возмущениям, данность в перцепте предмета как «того же самого, что и обычно», сохранение образа в условиях существенного изменения его собственных характеристик, противостояние переструктурированию при переменах положения наблюдателя относительно объекта, подмена разрушающейся перцепции стабилизирующим представлением или понятийной мыслью.

Константность выражается в отсутствии серьезных ошибок восприятия, удержании чувства реальности и привычности воспринимаемого и в перцептивном отвлечении от многообразных колебаний в связях наблюдателя с источниками.

Несмотря на эмпирическую очевидность данного свойств и принадлежность его к числу первых отличительных характеристик восприятия в сравнении с представлением и воображением, нельзя не отметить, что в жизненном потоке оно постоянно подвергается испытаниям изменчивостью среды и состояний субъекта и должно быть связано поэтому с динамической адаптацией и самонастройкой восприятия к указанной изменчивости.



«Структура как таковая, застывшая структура есть миф или по крайней мере предельный случай. Инварианты структуры не существуют иначе, как в неразрывной связи с ее вариантами.» ( 37, с 136)

Повышенная или избыточная вариативность перцептивных впечатлений и ошибочность, грозящая их константности, возникают, например, в условиях слишком краткого времени восприятия, или при большой перегруженности времени восприятия последовательными событиями, или когда за давностью восприятия сложного объекта, он не опознается как знакомый. Перечисленные условия выступают временными возмущениями перцептивной стабильности. Можно говорить также о ее пространственных возмущениях: большом удалении воспринимаемого объекта, его поворотах, заслонениях, добавлениях и утратах деталей, растворении объекта в массе слишком разнородных или, напротив, чересчур сходных с ним объектов, слишком динамичном изменении взаиморасположения субъекта и объекта и т.д. Условиями, искажающими или разрушающими образ, могут быть различные формы отношения субъекта к восприятию, иначе, субъективные возмущения. К ним относятся, например, состояния невнимания, рассеянности, эмоциональной поглощенности тем, что находится вне поля восприятия; аффективное реагирование на воспринимаемый объект; интеллектуальное утомление, нарушающее закон, в соответствии с которым мы «воспринимаем мыслью»; активное вмешательство в содержание воспринимаемой ситуации живого воображения или смелой художественной идеи типа «импрессионального видения».

В перцептивной жизни могут действовать патологические возмущения. Ими становятся длительные воздействия на организм наркотиков и алкоголя, интоксикации при тяжелых болезнях, поражения отравляющими веществами. В этих условиях перцепция трансформируется в визуальные обманы, «кажимости», иллюзии, галлюцинации, преобразующие до неузнаваемости привычный мир. Подобные метаморфозы восприятия имеют и психопатологическое происхождение. Среди них Карл Ясперс выделяет невротические иллюзии, обусловленные сильным аффектом, парейдолии, истинные галлюцинации в формах фантастических визуальных явлений и субъективных эйдетических образов. (160 ) В его описаниях индивидуальных случаев особый интерес представляют парейдолии.

«Одна из пациенток гейдельбергской клиники, находясь в спокойном, сосредоточенном состоянии, видела головы людей и животных, словно вышитыми» на одеяле, а также на стене. Кроме того, она видела гримасничающие лица в пятнах солнечного света на стенах. Она знала, что это обман, и говорила: «Мой взгляд извлекает лица из неровностей стены». Другая пациентка удивленно сообщала: «Вещи сами обретают форму; круглые дыры в оконных рамах (отверстия для задвижек) превращаются в головы и мне кажется, что они собираются укусить меня.» ( 160, с. 99)

Самопроизвольно творящееся или наоборот распадающееся восприятие имеет место не только при неординарных условиях взаимодействия индивида со средой. По-видимому, любой нормальный переход от одного перцептивного впечатления к другому, от менее совершенной перцептивной структуры к более совершенной, от образа с меньшим количеством элементов к более сложному образу и т. д. означают неосознаваемые мимолетные или длящиеся взрывы, флуктуации, вибрации в стабильном восприятии. Установившийся и воссоздаваемый первичный образ приобретает постоянство через множественные события своих изменений.

Константности, естественной в условиях нормального восприятия, существенно способствуют его связи с различными формами душевной и практической активности субъекта. Эффективно удерживает образ сосредоточение и работа сознания с объектом восприятия и с субъективным отношением к нему. Образ стабилизируется при совершенных с объектом множественных однородных практических действиях. Фиксация перцептивного впечатления достигается также при соответствии объекта восприятия сложившимся у субъекта абстрактным понятиям о пространственных, временных и качественных свойствах, отношениях, порядках и нормах предметного мира. Константность может быть обеспечена длительно действующим и качественно постоянным эмоциональным проживанием связи с объектом, ставящим его в ряд положительных значимостей субъекта. Особой стабильностью обладают образы существующих эстетических объектов и те, которые появились у субъекта в собственной художественной деятельности..

Интенсивность перцептивного впечатления.

Благодаря нормальной выраженности данного свойства, воспринимаемое становится для субъекта достоверным свидетельством реальности и самоценности предметного мира. Аналогично интенсивности ощущений, оно соотносится не только с силовыми характеристиками действия источников на перцептивные системы, но и с функциональным состоянием задействованных анализаторов, параметрами воспринимающей активности, включая двигательную, с особенностями осознания и переживания факта восприятия. Подчеркивая сложность феномена интенсивности, лучше говорить о нем как свойстве перцептивного впечатления или события, а не просто предметного образа.

В нашей речи это свойство выражается понятиями яркости, свежести, силы, резкости, отчетливости, живости, приглушенности, смутности и т. д. объекта. По отношению к зрительным перцептам, кроме перечисленных, используются специфические характеристики светлоты, сияния, ослепительности, чистоты, насыщенности, контрастности. В отношении слуховых впечатлений - громкости, оглушительности, высоты, звонкости, пронзительности; в отношении кожной, осязательной перцепции - сопротивления, стесненности, жесткости, давления, тяжести, болезненности, жжения, замерзания, омертвления. Перечисленные оттенки проживания интенсивности подчеркиваются сопровождающими эмоциями и аффектами.: удовольствием, наслаждением, упоением, неудовольствием, отвращением, страхом, ужасом.

Нормальные формы проживания интенсивности восприятия сменяются иногда аномальными, патологическими. Свойство превращается в симптом болезней и болезненных состояний: психозов, неврозов, отравлений, общего снижения сознания. Возможны, например, сверхчувствительность к боли или болевая бесчувственность. Привычные запахи могут внушать острое отвращение или не восприниматься вовсе. Обычные звуки и шумы могут стать до жути громкими; цвета кажутся такими яркими, что, например, красные предметы видятся охваченными пламенем. Или, наоборот, интенсивность слуховых и зрительных впечатлений ослабляется. Солнечный свет тускнеет, все становится словно затянутым дымкой, призрачным, смутным; голоса и звуки слышатся будто сквозь стену, приглушенно, неотчетливо. Иногда в случаях серьезных психических расстройств интенсивность восприятия изменяется вместе с его существенными модальными трансформациями. Например, все в мире становится для больного поразительно обновленным и посвежевшим, цвета блестят и переливаются, предметы заново открываются в волшебном сказочном сиянии. Или, как следствие состояний крайней подавленности и отчуждения, возникает впечатление, что все поглощено густой и «яркой» чернотой; даже солнце представляется черным. ( Там же, с. 96)

Норма интенсивности восприятия имеет очень широкие границы, позволяющие чувствовать себя комфортно даже при значительных изменениях обычных отношений индивида со средой. Мы воспринимаем среду с приятной для себя живостью, четкостью и тогда, когда утренний туман укрывает знакомую местность, или первый снег набросит белую пелену на все видимое, или прозрачный воздух открывает обычно скрытые дали, или когда вдохновение умножают силы нашего восприятия так, что мы переживаем настоящий праздник красоты привычного и близкого мира.



  1. Становление восприятия в индивидуальной жизни.

Рассмотренные выше закономерности и особенности перцепции характеризуют ее в основном как сложившуюся, зрелую функцию с полной реализацией всех возможностей онтогенеза. Но обретение перцептивной зрелости - длительный процесс, идущий в разных направлениях, имеющий разные цели и различные по психологическому масштабу эффекты. Можно по традиции говорить о становлении воспринимающей функции в числе других функций на разных этапах общего психогенеза индивида, выделив в этом становлении преходящие и сквозные тенденции. Или можно проанализировать перцептивный онтогенез как самостоятельное целое с различением в нем, по аналогии с ощущениями, ключевых линий или тенденций, сосуществующих и взаимодействующих в течение всей жизни, относительно гетерохронных, по-разному активных и содержательных на различных возрастных стадиях. Выберем последний способ моделирования.

Первая тенденция перцептогенеза - развитие восприятия устойчивых предметных целостностей.

Во впечатлениях младенца предметный мир выступает диффузным целым, в котором и стремительно, и постепенно проступают множественные отдельные, слабо дифференцированные и изменчивые предметные образования, сливающиеся в первичные перцептивные группировки - синкреты. Эти моменты, характеризующие раннюю целостность восприятия, к трем годам уступают первенство категориальной организации перцептивного целого. В предметных целостностях, благодаря практическим обобщениям, появляются инварианты, отличающие предметы и предметные связи одних эмпирических категорий от других. «Мерцающие формы» становятся устойчивыми; восприятие метрических параметров объекта становится все более точным; определяются модальные константы объектов, особо тонко отличающие конкретные предметные структуры друг от друга. Предметная целостность мира при переходе от одной фазы перцептогенеза к другой удерживается посредством все более сложных форм категоризации: апперцептивной, символической, логической, интуитивной.

Линия целостности в возрастном становлении ориентирована на развитие восприятия-в-гештальтах. Характерным для него является то, что постоянно актуализирующиеся образы предметов, богатые информативными признаками, вступая в вариативные осмысленные связи друг с другом, соединяются в динамичные структуры «воспринимаемых ситуаций», где субъекту непосредственно даны реальные условия его текущих деятельности и поведения. Перцепты ситуаций приобретают в жизненной эволюции индивидуальные особенности, психологически оцениваемые в параметрах богатства - бедности элементов, полноты - неполноты образа, скорости его построения, проницаемости - непроницаемости для новых элементов, трудности - легкости переструктурирования, своевременности - несвоевременности ответа на изменения ситуации, удержания - неудержания ключевых элементов и свойств, гибкости переходов от расширенного к концентрированному охвату ситуации, худшей - лучшей способности превратить перцептивную репрезентацию ситуации в перцептивный образ совершающегося в ней действия.

Образы объектов, событий и ситуаций, устойчиво попадающих в поле предметного опыта субъекта, постепенно соединяются, свертываются. интегрируются в глобальный перцепт мира, который, хотя и не может быть дан в одном событии восприятия, тем не менее всегда составляет живой, легко развертывающийся и проявляющийся целостный контекст для воспринимающего. Этот перцептивный контекст направляет субъекта к установлению новых гештальт- образующих отношений, к заполнению пустот в предметных впечатлениях, к поиску и созданию новых образов, в которых знакомые предметы появляются в неожиданном единстве символических значений.

Так, почувствовав за собой целый мир, мы с юности ищем, путешествуя, те места, города и страны, где, как нам кажется, соединится все, чем хочется быть окруженным, с чем хочется слиться, где наше присутствие всегда уместно и никем не заменимо.. Мы надеемся на встречу с «местами своей жизни».

Вторая тенденция возрастных изменений восприятия связано с формированием перцептивных дифференцировок.

Речь идет о хорошем различении модальных качеств объектов, о приобретении возможностей многокачественного, детального сравнения разных объектов по форме и размерам, о сведении и разделении в практике манипулирования, конструирования и изображения многих перцептивных элементов. Процессы обусловлены онтогенетическим развитием сенсорных функций, развитием речи и различающей интеллектуальной способности. Во многом им способствует игровая и художественная активность в детском и подростковом возрасте, эстетическое созерцание и творчество в юности, постоянное обновление образов природы, искусства, общения и развлечений в зрелые годы. Перцептивные дифференцировки могут быть основным мотивом и целью профессиональной деятельности, как например, у дегустатора, дизайнера, модельера, врача, художника, музыканта и т. д. В профессиональной сфере перцептивные различения становятся иногда настоящим талантом Мастера. Дифференцировки в ранге мастерства противостоят старению, постоянно компенсируясь совершенствующимся операциональным составом восприятия. ( 5, с. 19)

Третья тенденция состоит в постепенном выделении в формирующемся глобальном перцепте мира образов ведущих модальностей и интеграции этих образов в обобщенные разнокачественные перцептивные модели мира.

Процесс характеризуется построением зрительной модели как основной, а также осязательной и речевой моделей, подкрепляющих зрительную и в определенных пределах самодостаточных. Переход к зрительной доминанте восприятия - онтогенетически довольно позднее событие и соотносится с возрастным периодом от 2 до 6 лет. Осязательное восприятие стремится к перцептивному доминированию с момента первого контакта руки ребенка с предметом, то есть с первых недель жизни. Речевая перцепция, включающая в качестве активных начал слуховые и артикуляционно - двигательные образы, существенно определяет развитие воспринимающей функции с 3 - 5 лет. Устная и затем письменная речь формируются в зависимости от богатства предметных отношений, наполняющих жизнь ребенка и обусловливающих объем и структурность зрительных и осязательных включений в эмпирические значения слов. Имеют место и обратные развивающие влияния речевых структур на зрительную и осязательную интеграцию предметного опыта. В целом, процессы становления этих одновременно и моно- и полимодальных перцептивных моделей мира охватывают все периоды интеллектуально, профессионально, коммуникативно и эстетически активной жизни индивида.

Четвертая тенденция выражается в совершенствовании операционального состава воспринимающей активности и смене ведущих форм операций на разных этапах онтогенеза.

В зависимости от проявления на более ранних или более поздних возрастных стадиях, выстраивается поступательный континуум взаиморазвивающих и взаимовключенных форм перцептивной активности:

1) перцептивная реактивность как ответ на значимые для организм сигналы и стимулы;

2) двигательный поиск перцептивных предметных «знаков» будущих жизненно важных событий;

3) ознакомление, перцептивная категоризация и опознание инвариантных объектов среды и окружения;

4) наблюдение за перцептивными событиями с целью управления объектами и операциями с ними;

5) создание перцептивных схем будущих объектов или действий, моделирование в устной и письменной речи, в графических изображениях, в вещах- копиях и т. д.

6) изображение как порождение новых объектов созерцания;

7) зрительская активность как перцептивно - смысловое развоплощение изображений;

8) чтение как переход от воспринимаемых словесных знаков к апперципируемым и абстрактно понимаемым значениям;

9) создание предметных структур как новых полифункциональных элементов воспринимаемой среды.

Первые четыре формы определяют перцептивную активность ребенка в первые 5 - 6 лет жизни. Затем, в дальнейшем возрастном движении, изобразительная, игровая и речевая деятельности обогащают операциональный состав восприятия подростка за счет действий в качестве «художника», «чтеца», «говорящего» и «пишущего». Юность привносит в воспринимающую деятельность творчество «зрителя», «поэта», «влюбленного», «изобретателя». Зрелый возраст избирательно оттачивает умение и творчество в профессионально важной перцепции.

Пятая тенденция заключается в развитии самовосприятия или формировании перцептивного образа я. Поскольку ранее этот феномен не был предметом специального рассмотрения, сделаем несколько уточняющих замечаний.

Для определения сложного по содержанию перцепта «я» психологами предложен ряд терминов, подчеркивающих тот или иной его аспект: «схема тела», «сознание телесности», «восприятие я–внешнего», «восприятие себя» и т. д. Ведущим в самовосприятии является образ собственного тела. В его симультанном формировании участвуют все ощущения, но при этом роль зрения и слуха наименее существенна, исключая эстетическое видение себя и восприятие своей речи и пения. Вкус и обоняние имеют большее значение. Еще важнее роль «физических» ощущений: поверхностных (тактильных, болевых, ощущений влажности, температуры); относящихся к движению и положению тела в пространстве (кинестетических, вестибулярных); относящихся к внутренним органам.

Динамический образ тела формируется как «образ телесного существования», посредством которого поддерживается пространственная и временная я-идентичность. В нем сливаются впечатления, проистекающие из изменений на поверхности тела, из перемещений тела, из изменений позы и осанки; впечатления, определяемые чувством легкости и изящества или тяжеловесности и неуклюжести наших движений, осознанием влияний нашего присутствия на окружающих, сознанием нашей общей телесной силы или слабости. Кроме того, мы воспринимаем свое тело в его защищенности и усовершенствовании одеждой и украшениями, в его пространственном «расширении» и «продлении» орудиями и транспортными средствами, которыми пользуемся для увеличения своих телесных возможностей.

В отношении самовосприятия, как и других аспектов перцепции, можно говорить о едином процессе развития, определенные моменты которого преобладают в том или ином возрасте. Во-первых, от смутных самоощущений и начального удержания «схемы тела» в младенчестве ребенок быстро переходит к перцепции своего тела как целого, внешне разделенного на органы, повинующиеся его воле. Во-вторых, при овладении ходьбой, тонкими ручными движениями, речью, игровыми действиями ребенок бессознательно открывает множество способностей себя-телесного и выражает восприятие своей полифункциональности в изменчивых интенциях: «могу», «хочу»,. «буду». В-третьих, детские, подростковые и юношеские упражнения в спорте, танцах, пластических искусствах, практике повседневной жизни вызывают тонкие дифференцировки в восприятии самых сложных движений своего тела, непрерывно совершенствуют динамический образ-я в контексте разнообразных ситуаций и обстановок, ведут к перцептивной уверенности в своих телесных возможностях и дарованиях. Четвертое, активность самосознания в фазе зрелого детства и подростковом возрасте становится условием восприятия себя как телесно изменяющегося, растущего, становящегося все более подобным взрослому. Образ-я дается в своих быстрых отрадных или огорчительных метаморфозах. Пятое, самовосприятие еще в «возрасте кукол» может стать важнейшим элементом отношения к себе как эстетическому объекту. В образ-я по мере взросления необходимо включаются и оказывают на него влияние оценка собственной привлекательности, близости к своему идеалу внешности, озабоченность своим соответствием модному стилю поведения, престижному имиджу, страсть к присутствию в неординарных компаниях, пользованию экстравагантными вещами и т. д.

Еще одна тенденция перцептогенеза связана с приобретением восприятием определенного статуса в структуре индивидуальных функций, свойств, активностей и жизнеотношений личности.

Высокий статус восприятия, сохраняющийся в течение всей жизни, характеризует личность определенного типа, близкого юнгианскому «сенсорному типу». В этом случае, подобно сенсорике и в единстве с ней, перцепция может эволюционировать от положения ведущей развивающейся психической функции в раннем периоде индивидуального развития - к положению одного из важнейших факторов наступающей психической зрелости - к положению основного способа интеллектуальной, профессиональной или творческой связи индивида с жизнью - к роли свойства, задающего личностный тип индивида - к статусу той особенности психической жизни, которая в фазе старения становится основным условием устойчивости личности к инволюционным процессам.

Значительная личностная роль зрелого восприятия проявляется и формируется через его мотивацию. Устойчивые побуждения к восприятию определенного круга объектов, постоянные склонности к тем или иным способам воспринимающей активности, часто актуализирующиеся потребности в удовольствии, доставляемом воспринятым, стремление к успехам, имеющим перцептивную форму выражения, указывают на то, что восприятие заняло определяющее место в структуре свойств личности. Например, постоянно актуализирующиеся побуждения к точной и полной перцепции других людей в динамике их поведения могут быть характерны для личности, обладающей свойствами социальной наблюдательности, развитого социального интеллекта, способности к эффективной коммуникации и эмпатии, составляющими ядро ее писательского, актерского или организаторского дарования. Или мотивация к совершенному самовосприятию (пластическому, рече -слуховому, визуальному и т. д.) необходимо направляет талантливых танцовщика, музыканта, певца, топ - модель к их лучшим достижениям.

Возвращаясь к общему становлению индивидуального восприятия, отметим, что все отдельные тенденции перцептогенеза соединяются в едином процессе детерминации внутренних или «ментальных» образов, составляющих сложную систему представлений и воображения.




  1. Каталог: data -> 2009
    2009 -> Программа дисциплины «Рефлексия личности»
    2009 -> Психология индивидуальности
    2009 -> Программа дисциплины «Основы психологического консультирования»
    2009 -> Поддьяков А. Н. Кросс-культурные исследования интеллекта и творчества: проблемы тестовой диагностики // Культурно-историческая психология: современное состояние и перспективы. Материалы международной конференции
    2009 -> Хачатурова М. Р. Проявление склонности личности к конфликтному поведению // «Психология сегодня: теория, образование и практика» / Под ред. А. Л. Журавлева, Е. А. Сергиенко, А. В. Карпова. М
    2009 -> Программа научно-исследовательского семинара
    2009 -> Психологические механизмы генезиса и коррекции страхов
    2009 -> Литература по физиологии высшей нервной деятельности
    2009 -> Программа по курсу «Обществознание»
    2009 -> Сорвин К. В., Сусоколов А. А. Человек в обществе Система социологических понятий в кратком изложении Для учащихся старших классов и студентов младших курсов


    Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   74


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2019
обратиться к администрации

    Главная страница