Спиваковская это


Независимость ребенка и мотивы воспитания



страница16/37
Дата15.05.2016
Размер3.81 Mb.
#12916
1   ...   12   13   14   15   16   17   18   19   ...   37

Независимость ребенка и мотивы воспитания

Связь между родителями и ребенком относится к наиболее сильным человеческим связям. Чем более сло­жен живой организм, тем дольше должен он оставаться в тесной зависимости от материнского организма. Без этой связи невозможно развитие, а слишком раннее преры­вание этой связи представляет угрозу для жизни. Человек принадлежит к наиболее сложным биологическим орга­низмам, поэтому никогда не станет полностью незави­симым. Человек не может черпать жизненные силы толь­ко из самого себя. Человеческая жизнь, как говорил выдающийся отечественный психолог А. Н. Леонтьев, это разъятое, разделенное существование, главным призна­ком которого является потребность сближения с другим человеческим существом. Вместе с тем связь ребенка с его родителями внутренне конфликтна. Если дети, взрос­лея, все более приобретают желание отдаления этой свя­зи, родители стараются как можно дольше ее удержать. Родители хотят уберечь молодежь перед жизненными опасностями, поделиться своим опытом, предостеречь перед совершенными когда-то ошибками, а молодые хотят приобрести свой собственный опыт, даже ценой потерь, хотят сами узнать мир. Этот внутренний конф­ликт способен порождать множество проблем, причем сложности независимости начинают проявляться доволь­но рано, фактически с самого рождения ребенка. Дей­ствительно, избранная дистанция в общении с ребен­ком проявляется уже в той или иной реакции матери на плач младенца. А первые самостоятельные шаги, а пер­вое «Я — сам!», выход в более широкий мир, связанный с началом посещения детского сада? Буквально каждый день в семейном воспитании родители должны опреде­лять границы дистанции. Многие трудности взаимодей-



50

ствия между детьми и родителями возникают из-за оши-


бок в выборе оптимальной дистанции.

Решение этой задачи, иными словами, предостав- | ление ребенку той или иной меры самостоятельности | регулируется прежде всего возрастом ребенка, приобре- таемыми им в ходе развития новыми навыками, способ- 1 ностями и возможностями взаимодействия с окружаю- щим миром. Вместе с тем многое зависит и от личности родителей, от стиля их отношения к ребенку. Известно, что семьи весьма сильно различаются по той или иной степени свободы и самостоятельности, предоставляемой детям. В одних семьях первоклассник ходит в магазин, ; отводит в детский сад младшую сестренку, ездит на за- нятия через весь город. В другой семье подросток отчиты- вается во всех, даже мелких, покупках, его не отпускают в походы и поездки с друзьями, охраняя безопасность. | Он строго подотчетен в выборе друзей, все его действия подвергаются строжайшему контролю.

Как же найти нужную дистанцию, чем могут руко­водствоваться при решении этого вопроса родители?

Необходимо иметь в виду, что устанавливаемая дис­танция связана с более общими факторами, определяю- щими процесс воспитания, прежде всего с мотивацион-ными структурами личности родителей. Известно, что поведение взрослого человека определяется достаточно большим и сложным набором разнообразных побудите- лей, обозначаемых словом «мотив». В личности человека ; все мотивы выстраиваются в определенную индивиду- альную для каждого подвижную систему. Одни мотивы становятся определяющими, главенствующими, наибо­лее значимыми для человека, другие — приобретают под­чиненное значение. Иными словами, любая человечес­кая деятельность может быть определена через те мотивы, которые ее побуждают. Бывает так, что деятельность по­буждается несколькими мотивами, иногда одна и та же




51

деятельность вызывается разными или даже противопо­ложными по своему психологическому содержанию мо­тивами. Для правильного построения воспитания роди­телям необходимо время от времени определять для самих себя те мотивы, которыми побуждается их собственная воспитательная деятельность, определять, что движет их воспитательными усилиями.

Дистанция, которая стала преобладающей во взаи­моотношениях с ребенком в семье, непосредственно за­висит от того, какое место занимает деятельность воспи­тания во всей сложной, неоднозначной, подчас внутренне противоречивой системе различных мотивов поведения взрослого человека.

Рассмотрим некоторые типичные примеры «встав-ленности» деятельности воспитания в различные жиз­ненные мотивы человека. Попробуем проанализировать, какое влияние оказывает та или иная форма сочетания мотивов на реализацию деятельности воспитания.



Воспитание и потребность в эмоциональном контакте. У человека как существа общественного имеется свое­образная форма ориентировки — направленность на пси­хический облик другого человека. Потребность «ориенти­ров» в эмоциональном настрое других людей и называется потребностью в эмоциональном контакте. Причем речь идет о существовании двустороннего контакта, в котором че­ловек чувствует, что сам является предметом заинтере­сованности, что другие созвучны с его собственными чувствами. В таком созвучном эмоциональном контакте и испытывает потребность каждый здоровый человек неза­висимо от возраста, образования, ценностных ориента­ции.

Может случиться так, что цель воспитания ребенка оказывается «вставленной» именно в удовлетворение потребности эмоционального контакта. Ребенок стано­вится центром потребности, единственным объектом ее



52

53


удовлетворения. Примеров здесь множество. Это и роди­тели, по тем или иным причинам испытывающие зат­руднения в контактах с другими людьми, и одинокие матери, и посвятившие все свое время внукам бабушки. Чаще всего при таком воспитании возникают большие проблемы. Родители бессознательно ведут борьбу за со­хранение объекта своей потребности, препятствуя выхо­ду эмоций и привязанностей ребенка за пределы семей­ного круга.

Воспитание и потребность смысла жизни. Большие проблемы возникают в общении с ребенком, если вос­питание стало единственной деятельностью, реализую­щей потребность смысла жизни. Потребность смысла жизни, проанализированная польским психологом К. Обуховским, характеризует поведение взрослого челове­ка. Без удовлетворения этой потребности человек не мо­жет нормально функционировать, не может мобилизо­вать все свои способности в максимальной степени. Удовлетворение такой потребности связано с обоснова­нием для себя смысла своего бытия, с ясным, практи­чески приемлемым и заслуживающим одобрения самого человека направлением его действий. Значит ли это, что человек всегда осознает общий смысл своих действий, своей жизни? Очевидно нет, однако каждый стремится в случае необходимости найти смысл в своей жизни.

Наиболее распространенная форма удовлетворения потребности смысла жизни — это забота о ребенке. Мать или бабушка могут считать, что смыслом их существова­ния является уход за физическим состоянием и воспита­нием ребенка. Они не всегда могут это осознавать, пола­гая, что цель их жизни в другом, однако счастливыми они чувствуют себя только тогда, когда они нужны. Если ребенок, вырастая, уходит от них, они часто начинают понимать, что «жизнь потеряла всякий смысл». Ярким примером тому служит мама, не желающая терять по-

ложение «опекунши», которая собственноручно моет пят­надцатилетнего парня, завязывает ему шнурки на ботин­ках, так как «он это всегда плохо делает», пишет за него школьные задания, «чтобы ребенок не переутомился». В результате она получает требуемое чувство своей необхо­димости, а каждое проявление самостоятельности сына преследует с поразительным упорством. Вред такого са­мопожертвования для ребенка очевиден.

Воспитание и потребность достижения. У некоторых родителей воспитание ребенка побуждается так называе­мой мотивацией Достижения. Цель воспитания состоит в том, чтобы добиться того, что не удалось родителям из-за отсутствия необходимых условий или же потому, что сами они не были достаточно способными и настойчи­выми. Отец хотел стать врачом, но ему это не удалось, пусть же ребенок осуществит отцовскую мечту. Мать меч­тала играть на фортепьяно, но условий для этого не было, и теперь ребенку нужно интенсивно учиться музыке.

Подобное родительское поведение неосознанно для самих родителей приобретает некоторые элементы эго­изма: «Мы хотим сформировать ребенка по своему подо­бию, ведь он продолжатель нашей жизни...»

Ребенок лишается необходимой независимости, ис­кажается восприятие присущих ему задатков, сформиро­ванных личностных качеств. Обычно не принимаются во внимание возможности, интересы, способности ребен­ка, которые отличны от тех, что связаны с запрограм­мированными целями. Ребенок ставится перед выбором. Он может втиснуть себя в рамки чуждых ему родительс­ких идеалов только ради того, чтобы обеспечить для себя любовь и чувство удовлетворенности родителей. В этом случае он пойдет ложным путем, не соответствующим его личности и способностям, который часто заканчива­ется полным фиаско. Но ребенок может и восстать про­тив чуждых ему требований, вызывая тем самым разо-

54

55



чарование родителей из-за несбывшихся надежд, и в ре­зультате возникают глубокие конфликты в отношениях между ребенком и родителями.

Воспитание как реализация определенной системы.

Организацию воспитания в семье по определенной сис­теме можно считать вариантом реализации потребности достижения.

Встречаются семьи, где цели воспитания как бы ото­двигаются от самого ребенка и направляются не столько на него самого, сколько на реализацию признаваемой родителями системы воспитания. Это обычно очень ком­петентные, эрудированные родители, которые уделяют своим детям немало времени и забот. Познакомившись с какой-либо воспитательной системой и в силу разных причин доверившись ей, родители сознательно и целеу­стремленно приступают к ее неустанной реализации.

Можно проследить даже историю формирования та­ких воспитательных целей, возникающих нередко как дань определенной моде на воспитание. Некоторые родители следуют идеям воспитательных положений семьи Ники­тиных, отстаивающих необходимость раннего интеллек­туального обучения, или призыву: «Плавать прежде, чем ходить»; в иных семьях царит атмосфера сплошного все­прощения и вседозволенности, что, по мнению родите­лей, осуществляет споковскую модель воспитания.

Несомненно, у каждой из этих воспитательных сис­тем есть свои ценные находки, немало полезного и важ­ного. Здесь речь идет лишь о том, что некоторые родите­ли следуют тем или иным идеям и методам воспитания слишком послушно, без достаточной критики, забывая о том, что не ребенок для воспитания, а воспитание для ребенка. Интересно, что родители, следующие воспита­нию по типу «реализации системы», внутренне похожи, их объединяет одна общая особенность — относительная невнимательность к индивидуальности психического мира

своего ребенка. Характерно, что в сочинениях на тему «Портрет моего ребенка» такие родители незаметно для самих себя не столько описывают характер, вкусы, при­вычки своих детей, сколько подробно излагают то, как они воспитывают ребенка.



Воспитание как формирование определенных качеств. Проблемы независимости обостряются и в тех случаях, когда воспитание подчиняется мотиву формирования определенного для родителей качества.

Под влиянием прошлого опыта, истории развития личности человека в его сознании могут появляться так называемые сверхценные идеи. Ими могут быть представ­ления о том или ином человеческом качестве как наибо­лее ценном, необходимом, помогающем в жизни. В этих случаях родитель строит свое воспитание так, чтобы ре­бенок был обязательно наделен этим «особо ценным» качеством. Например, родители уверены в том, что их сын или дочь должны обязательно быть добрыми, эруди­рованными или смелыми.

В тех случаях, когда ценности родителей начинают вступать в противоречие либо с возрастными особеннос­тями развития ребенка, либо с присущими ему индиви­дуальными особенностями, проблема независимости ста­новится особенно очевидной.

Типичным и ярким примером может служить ситуа­ция, когда увлечение спортом приводит к тому, что суп­руги строят планы о совместных семейных походах, ка­тании на яхтах, занятиях горными лыжами, не замечая, что в их мечтах о будущем ребенке им видится все-таки мальчик... Рождается девочка. Но воспитание строится по заранее запрограммированному сверхценному образцу. Подчеркнутый мужской стиль одежды, обилие, несколько излишнее для девочки, спортивных упражнений, скеп­тическое, насмешливое отношение к играм с куклами и Даже шутливое, вроде бы ласковое прозвище Сорва-




51


нец — оно тоже мужского рода. Все это может привести к отрицательным последствиям в психическом развитии и даже вызвать тяжелое заболевание у ребенка. Здесь двой­ная опасность. Во-первых, у девочки могут сформиро­ваться черты противоположного пола, препятствующие правильной и своевременной половой идентификации, иными словами, может быть искажено осознание себя как будущей женщины. Современными исследованиями по психологии сексуальных различий установлено, что последствия нарушений своевременной половой иден­тификации в детском возрасте накладывают печать на всю дальнейшую личную жизнь женщины. Во-вторых, навязывая ребенку не присущие ему самому качества, родители как будто убеждают его в том, что такой, ка­кой он есть, ребенок не нужен, подчеркивают свое не­принятие. А это самый неприемлемый, самый опасный для психического здоровья ребенка стиль отношения к нему.

Приходится встречаться и с другим типом реализа­ции сверхценных идеалов воспитания. Вспоминается та­кой случай. В психологическую консультацию обратилась мама десятилетнего мальчика с жалобами на увеличива­ющееся заикание, которое возникло у сына впервые в пятилетнем возрасте. На занятиях с ребенком в игровой группе было обнаружено, что заикание хотя и наиболее заметное, но частное речевое проявление более общей особенности ребенка. У него сформировалась привычка к задержке любой ответной реакции. Оказалось, что дей­ственный или речевой ответ на любой вопрос или пове­дение партнеров по игре мальчик давал после продол­жительной паузы. Сомнений в трудности понимания вопроса или ситуации не было. Мальчик прекрасно учил­ся, играл на скрипке, много читал, справлялся со всеми тестами на сообразительность. И все же в общении лю­бой ответный сигнал сопровождался задержкой. Посте-

пенно выяснилось, что причина кроется в отношениях с мамой, точнее, в том, как мама реализовывала созна­тельно принятые, особо значимые для нее цели воспи­тания. Она исходила из достаточно привлекательных с точки зрения нравственности принципов о всеобщей доб­роте, всепрощении, невозможности причинить боль, о «непротивлении злу». С первых же дней жизни подобные принципы, которые-для ребенка оборачивались всевоз­можными ограничениями его активности, сопровожда­ли каждый шаг, каждое действие малыша. Было невоз­можно случайно обломать ветку — ведь она тоже чувствует, наступить на букашку — это означает причи­нить боль, разбить стакан — это же творение чьих-то добрых рук. Ну а когда пришло время ребячьим стычкам и дракам, мама усилила свое воздействие. Раз и навсегда был наложен запрет на ответный шлепок, толчок или удар. Если у тебя взяли игрушку — отдай, толкнули — ни в коем случае не отвечай тем же, не приняли в игру — отойди. Так с самого раннего возраста, с «азов обще­ния», мальчик был вынужден — а он очень любил маму, верил ей — сдерживать первую, непосредственную ре­акцию и лишь потом, после задержки и оттормажива-ния, проявлять ответную реакцию в соответствии с вну­шенными требованиями. Так возникла эта особенность поведения, а затем, зафиксировавшись, стала основной причиной заикания.

В этом примере нарушение поведения возникло как следствие реализации сверхценных родительских требо-. ваний без учета особенностей этапа развития, возраст­ных возможностей ребенка.

Как видно из приведенных примеров, предоставле­ние ребенку той или иной меры независимости, более Короткая или-длинная дистанция определяются теми Мотивами, которые побуждают и «осмысливают» вос­питание.

3 8 40-

Оказалось, что, если единственным или основным мотивом воспитания является потребность эмоциональ­ного контакта, или потребность достижения, или потреб­ность смысла жизни, воспитание проводится на укоро­ченной дистанции и ребенок ограничивается в своей самостоятельности. При реализации определенной сис­темы воспитания, когда мотив воспитания как бы ото­двигается от ребенка, дистанция может быть любой, это определяется уже не столько личностными установками родителей или особенностями детей, сколько рекомен­дациями избранной системы. Но проблема независимос­ти отчетливо проявляется и здесь. Она выглядит как про­блема несвободы ребенка в проявлении присущих ему индивидуальных качеств. Подобно этому регулирующие воспитание сверхценные мотивы родителей ограничива­ют свободу развития присущих ребенку задатков, услож­няют развитие, нарушая его гармонию, а иногда и иска­жая его ход.



Естественность воспитания

Какие же мотивы воспитания следует считать пра­вильными? Как лучше сформулировать для самих себя цели работы по воспитанию своего ребенка? Ответ так же прост, как и сложен: мотивом воспитания ребенка должна быть счастливая, полноценная, творческая, по­лезная людям жизнь этого ребенка. Созиданию такой жизни и должно быть посвящены правильное семейное воспитание и правильная родительская позиция. Ведь нет ничего естественнее, чем воспитание собственного ре­бенка! «Когда юная мать дает первый раз ребенку грудь, она не просто его кормит, она дает ему первый жизнен­ный Урок. И это ей сладко, как потом будет сладко выса­живать сына на горшок, учить пользоваться вилкой, пе­реходить улицу и так далее. В каждом из нас изначально есть педагогическая жилка. Она дана нам как голос, как




59

слух, как способность мыслить. Она основа человеческо­го контакта, контакта универсального, все время пере­дающего знания, опыт, мудрость, доброту... Без нее че­ловечество не выжило бы. В воспитании детей есть естественность протянутой на помощь руки, так освобо­дите из плена эту естественность!» — эти слова произно­сит первого сентября, обращаясь к учителям, мудрая «ба­бушка», опытнейший педагог из повести Г. Щербаковой. Но эти же слова могут быть адресованы и нам, родите­лям: «Воспитание — это протянутая рука, побуждение шагать вперед без страха, потому что вы рядом. А это так естественно — учить шагать... Ничего не надо в себе ло­мать, не надо искать в помощь костыли и инструкции, надо просто следовать самому себе. Жить естественно и естественно отдаваться своей воспитательной работе. Без жертвенности, без мук...»

Следовать самому себе... Как же так, спросят читате­ли, говорим о воспитании ребенка, а оказывается, ду­мать надо о самовоспитании? Да, именно так. Многими психологическими исследованиями доказано, что успеш­ность воспитания стоит в прямой зависимости от лич­ностного развития, от гармонии или дисгармонии душев­ного мира взрослого. Некоторые авторы пытались проследить, как связаны черты характера родителей с чер­тами характера ребенка. Они полагали, что особенности характера или поведения родителей прямо проецируют­ся на поведение ребенка. Думали, что если мать проявля­ет склонность к тоске, подавленности, то и у ее детей будут заметны такие же особенности. При более присталь­ном изучении этого вопроса все оказалось значительно сложнее. Связь личности родителей и воспитанных осо­бенностей поведения ребенка не столь непосредственна. Многое зависит от типа нервной системы ребенка, от Условий жизни семьи. Теперь психологам понятно, что одна и та же доминирующая черта личности или поведе-

61



60 родителя способна в зависимости от разных условий вызвать и самые разные формы реагирования, а в даль­нейшем и устойчивого поведения ребенка. Например, резкая, вспыльчивая, деспотичная мать может вызвать в своем ребенке как аналогичные черты — грубость, не­сдержанность, так и прямо противоположные, а имен­но: подавленность, тормозимость, робость.

Выше уже обсуждался вопрос о связи мотивов вос­питания с тем, какая степень самостоятельности предо­ставляется ребенку. Связь воспитания с другими видами деятельности, подчинение воспитания тем или иным мотивам, а также место воспитания в целостной лично­сти человека — все это и придает воспитанию каждого родителя особый, неповторимый, индивидуальный ха­рактер.

Именно поэтому родителям, которые хотели бы вос­питывать своего ребенка не стихийно, а сознательно, необходимо начать анализ воспитания своего ребенка с анализа самих себя, с анализа особенностей своей соб­ственной личности.

Когда мне на консультациях задают вопрос, какое воспитание наиболее правильное, я затрудняюсь отве­тить, потому что для этого мне надо знать, о каком имен­но воспитателе, родителе идет речь. Индивидуальность одной мамы позволяет ей с успехом использовать, на­пример, эмоциональные формы воздействия, а индиви­дуальный психофизический и душевный склад другой делает такие способы воздействия на ребенка не только малоэффективными, но и вредными.

Иногда спрашивают: а какой характер человека, ка­кие склонности, какие особенности поведения наиболее необходимы для правильного воспитания ребенка? Кто может быть успешным родителем? По-видимому, успеш­ность воспитания не зависит от какого-то определенного набора личностных черт. «Мамы всякие нужны, мамы

всякие важны» — эти известные строчки могут быть ос­мыслены как признание того факта, что успешность вос­питания не определяется наличием каких-то особых, необходимых для родительской роли черт личности.

Психологические исследования показывают, что наиболее успешно справляются с воспитанием люди, которых определяет некая гармоничность душевного мира, его открытость, способность к изменениям, спо­собность к анализу. Для воспитания ребенка наиболее приспособлены так называемые самоактуализированные, гармонично развитые личности. В чем же секрет личнос­тной гармонии, каков путь ее обретения? Почему гармо­ничная личность способна наиболее успешно выполнять функции воспитания ребенка?

Самая общая характеристика личностной гармонии состоит в том, что гармоничный человек старается стать тем, кем он способен стать, иными словами, это чело­век, который наиболее полно выявляет все присущие ему задатки и способности. Уже из этого самого общего оп­ределения становится ясной связь успешности воспита­ния с гармонией душевного мира воспитателя. Ведь зада­ча выявления всех задатков и способностей ребенка — наиболее важная и основная задача правильного воспи­тания. По-видимому, тому, кто неустанно работает над собой, выявляя и развивая присущие ему качества, лег­че научить такой работе и своего ребенка. Идти вместе к единой цели легче.

Гармоничные люди непременно вовлечены в какое-то дело, в деятельность, цель которой вне их самих. Они преодолели эгоцентризм, отсчет жизненных событий они ведут не от себя, а от того дела, которому служат. Они преданы этому делу, оно является чем-то очень ценным Для них. Выполняя свою работу, активно вовлекаясь в нее, эти люди действуют так, что для них исчезает разде­ление между трудом и радостью. Трудиться для них —

62

63



значит жить, а жить — значит радоваться жизни. И опять
необходимо подчеркнуть, что такой человек, радостно и
активно отдающийся любимому делу, совершенно есте-
ственно может создать для ребенка атмосферу радости и
оптимизма, ощущение заполненности жизни. Одним сво­
им присутствием, без назиданий и требований, своей ,
наполненной жизнью, общей с ребенком, такой чело­
век, такой родитель легко выполняет самое основное
правило гигиены душевной жизни — создает у ребенка
ощущение полноты, насыщенности, радости бытия. А
такая атмосфера — наилучший фундамент правильного\
гармоничного воспитания.

Гармоничная, развитая личность характеризуется еще


и тем, какие ценности признаются наиболее высокимиi
Воспитатель, идеалы которого ограничиваются пусть даже
самым изощренным и на вид красивым потреблением, вряд
ли сможет воспитать из ребенка истинно гармоничную лич­
ность. Потребление всегда насыщаемо, и только созида-
ние, творчество не знает границ, писал А. Н. Леонтьев. Воспитатель, так или иначе основывающий свою жизнь на
потреблении, никогда не сможет сделать свой контакт с
ребенком свободным, диалогичным и творческим.

Гармоничный душевный мир человека означает спо-|


собность к полному и живому переживанию, способность
тонко и самозабвенно, бескорыстно чувствовать. Но ведь
именно способность к чувству, к переживанию, к эмо-
циональному контакту, к любви — самое необходимое I
требование к родителям, самое необходимое условие
правильного воспитания. Умение переживать, отдавать-
ся своим чувствам существует вместе со способностью признавать и уважать чувства и переживания своего ре-
бенка, помогает разбираться в сложной мелодии разно-
образных переживаний подрастающего человека.

Гармонически развитые личности отдают себе от-чет в том, что жизнь ставит перед каждым из нас задачу

на выбор. Всякий раз при выборе гармоничный человек идет по пути личностного роста. Он способен снять ог­раничивающие его привычные защитные оковы, даю­щие иллюзорное чувство безопасности. Гармоничный человек действует, развивается, преодолевает страх и тревожность.

Страх, тревога за ребенка — какой матери незнако­мы эти чувства? Но и житейский опыт, и многочислен­ные психологические исследования показывают, что ро­дитель, охваченный страхами, находящийся в постоянной тревожности, не только не способен установить правиль­ный контакт с ребенком, но, более того, может вызвать в своем ребенке неблагоприятные эмоциональные пере­живания, исказить развитие его личности. Вот и опять получается, что внутриличностная гармония взрослого, творческое движение вперед вместо тревожных отступ­лений определяют фундамент, основы правильного вос­питания ребенка.

Наряду со способностью творческого выбора для гармоничного душевного мира характерна способность брать на себя ответственность. Это важнейшее личност­ное качество также крайне необходимо для формирова­ния у ребенка основных, базисных эмоциональных пере­живаний, для закалки воли и характера. Психологическая ответственность в аспекте воспитания означает определен­ную степень уверенности родителя в самом себе, способ­ность следовать необходимым правилам,- выполнять свои обязательства по отношению к ребенку и другим людям. Безответственный, часто меняющий свои решения, по­стоянно раскаивающийся в своих поступках, сомневаю­щийся всегда и во всем родитель может либо полностью потерять уважение и доверие своего ребенка, либо со­вершенно дезориентировать его и воспитать у него пол­ную неспособность принимать собственные самостоятель­ные решения.




64

И наконец, еще одной важной характеристикой гap- монической личности следует считать постоянное жела-ние познавать и понимать, изучать и наблюдать самого себя, пытаться постичь, что тебе самому нравится, а что нет, что для тебя хорошо и что плохо, что в тебе сильно­го, а что является слабостью, несовершенством, что от­крывает тебя миру и другим людям, а что ставит барьер на пути к познанию и совершенствованию. Человек, уме­ющий постоянно задавать себе эти вопросы, постоянно ищущий ответов, может быть хорошим воспитателем хотя бы уже потому, что сумеет так же пристально и внима-тельно вглядываться в своего ребенка, познавать его фор­мирующийся душевный мир, ставить задачи на смысл поступков, на оценку себя и других.

Гармоничный человек способен быть поистине лю­бящим ребенка человеком. Старшим, который берет на себя ответственность за Младшего. Старший понимает, что знает и умеет больше, но он твердо знает, что ребе­нок не есть что-то особое, качественно отличное от него самого и принадлежащее к другому миру, он скорее ви­дит сходство, чем отличие. Мудрый и любящий воспита тель старается совершенствовать Младшего, пытается делать его лучше, чем он сейчас есть, но не таким, ка-ков есть он, Старший, а таким и в тех неповторимы возможностях, в которых может развиваться Младший И тогда действительно становится понятным, что для ' гармонично развитого человека, для гармоничной лич- ности, для человека с творческим душевным миром не ничего естественнее воспитания. Так же, как он работает над собой, помогая самораскрытию, точно так же он помогает самосовершенствованию и самораскрытию сво-его ребенка.

Творческой личности соответствует и творческо воспитание, гармоничный человек становится гармонич ным родителем, и тогда в его общении с ребенком легко



65

и естественно воплощаются мудрые слова Я. Корчака: «Воспитатель, который не сковывает, а освобождает, не подавляет, а возносит, не комкает, а формирует, не дик­тует, а учит, не требует, а спрашивает, переживет вмес­те с ребенком много вдохновенных минут».

Но почему же не всем удается стать хорошими роди­телями, почему все еще труден этот, казалось бы, столь естественный путь? В реальной жизни все обстоит гораз­до сложнее. То, какой я родитель, зависит не только от гармоничности моей собственной личности, моего со­знания, воли, чувства, характера. Многое, очень многое внушено опытом нашего собственного детства, а многое в контактах с детьми становится продуктом отношений в семье в целом. Так же, как личность человека меняется под воздействием семьи, благополучия или неблагопо­лучия в ближайшем окружении, так и родительские ка­чества человека непосредственно связаны со всем мно­гообразным опытом личной, семейной жизни. Об этом и пойдет разговор в следующих разделах.

«Театр» одной семьи



В мире сегодняшнего дня существу­ет арифметика отчаяния, где все просят любви, но очень мало кто мо­жет ее дать.

Т. Харрис

Как уже отмечалось выше, гармоничным семейным союзом следует считать тот, при котором семья превра­щается в открытую систему, раскрывающую наиболее широкие возможности для творческого роста и личност­ного развития всех ее членов. По отношению к детям «от­крытый брак» дает возможность сочетания тёплого эмо­ционального отношения к детям на основе постоянного созидания в ребенке уверенности в родительской любви




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   12   13   14   15   16   17   18   19   ...   37




База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2022
обратиться к администрации

    Главная страница