Спиваковская это



страница21/37
Дата15.05.2016
Размер3.81 Mb.
#12916
1   ...   17   18   19   20   21   22   23   24   ...   37

Открытая неполная семья

Одинокая мать должна проникнуться сознанием, что воспитание в неполной семье на основе внимательного отношения к ребенку, на основе подлинной любви мо-жет не только ничем не отличаться от воспитания в пол-




124

ной семье, но даже быть более гармоничным и здоро­вым, чем в иных полных, но только внешне благополуч-ных семьях. Воспитание ребенка в неполной семье — это такое же обычное, нормальное воспитание. Матери, вос-питывающей ребенка без отца, следует быть устойчивой и критичной к оценкам малокомпетентных людей, кото-; рые склонны выводить недостатки поведения ребенка непосредственно из факта неполноты семьи или же об-винять мать, отдающую время своей работе или своей личной жизни, в том, что она якобы «забывает о своих материнских обязанностях». Будьте уверены в себе, дове-ряйте своему материнскому сердцу — тогда ваши дети,; будут здоровыми и счастливыми!

Очень разумно поступает одинокая мать, если по-нимает, что воспитание ребенка для нее связано с неко­торыми дополнительными трудностями, но не впадает панику, а спокойно осмысливает данную ситуацию ищет наиболее правильные пути и формы воспитания своего ребенка. Здесь надо быть очень критичной, по-скольку многое из того, что может показаться одинокой маме препятствием и трудностью, в действительности таковыми не являются.

А главное — необходимо знать, что нет и не может быть какой-то единой воспитательной методики, как нет непосредственной зависимости успешности воспитания от полноты или неполноты семьи. Главное одно: родите­ли, не важно, мать или отец, или мать и бабушка, или только одна мать, должны быть счастливы! Несчастный» озабоченный, переполненный тревогами родитель не в состоянии правильно воспитывать ребенка, не может создать условия для благополучного развития личности. Слепая жертвенная самоотдача не делает ребенка счаст-ливым. Одинокая мать, конечно же, должна много ду-мать о своем ребенке, делать очень многое для него. Од­нако, искренне любя своего малыша, она должна дума



125

не только о нем, но и о самой себе, и о других людях. Ее семья, состоящая из двух человек — ребенка и мамы, должна стать открытым содружеством, которое находит­ся в постоянном творческом контакте с окружающим миром.

Открытые, честные, доброжелательные контакты и отношения одинокой матери с другими людьми создают радостную атмосферу в ее доме, способствуют разносто­роннему воспитанию ребенка, помогают созданию ис­тинно гармоничного союза, превращают неполную се­мью в полную. Не навсегда женщина остается одинокой!

127



МОИ РОДИТЕЛИ И Я КАК РОДИТЕЛЬ

Родительские позиции и воспоминания детства



Противоречие между любовью, ществующей на практике, и л вью, к которой человек стремит для человечества,— обещание и на-дежда. Будущее любви— в преодо-лении этого противоречия nyтём

усилий и борьбы.

Э. Фромм


Моделирующая сила эмоций

Каждый из нас в свое время был ребенком, поэто-му почти нет таких, кто так или иначе не испытал на себе влияние родителей. Не раз мы возвращаемся в своём сознании к годам детства, к событиям и впечатлениям детских лет, вспоминаем чувства и переживания, сопро-вождавшие нашу жизнь в кругу семьи. Хорошо известно какое огромное значение на всю последующую жизнь ч ловека оказывают детские годы.

Какими мы стали родителями, в значительной с пени зависит от того, что мы видели, пережили, о

ли в поведении собственных родителей. Здесь может ока­зать решающее влияние все: какими были наши родите­ли, когда радовались и огорчались, как сердились, как хвалили и наказывали, как разрешали конфликты, ка­кими были их семейные ссоры, как мы ощущали выра­жаемые родителями расположение и немилость. Вся эта сложная гамма детских впечатлений от поведения роди­телей, часто помимо нашей воли и сознания, проявля­ется в то время, когда мы сами становимся родителями. Психологи утверждают, что эмоции детства в связи с отношениями с родителями обладают огромной модели­рующей силой. Что-то из этих впечатлений остается с нами навсегда. Не случайно, что, рассуждая о воспитании соб­ственных детей, мы нередко говорим: «Мой отец (или мать) всегда были строги со мной, поэтому я стал по­рядочным человеком»; или обратное: «Мои родители были слишком строги и холодны со мной, поэтому со своим ребенком я буду мягкой и доброй».

Можно ли проследить те пути или те законы, по которым происходит влияние детских воспоминаний на появление родительских позиций у взрослых людей? Это довольно сложный вопрос. В науке существуют различ­ные точки зрения. В период расцвета психоанализа, тео­рии, согласно которой вся жизнь человека считалась пре­допределенной переживаниями раннего детства, в произведениях литературы и искусства укрепилась тра­диция, подчеркивающая связь детского опыта и роди­тельского поведения. В связи с этим и психологическая Помощь родителям при затруднениях в общении с деть­ми заключалась в подробном анализе продукции воспо­минаний о детских годах, осознании переживаний и всего эмоционального содержания детству. Психолог изучал не столько реальный опыт взаимодействия детей и родите­лей, сколько внутренние переживания взрослого чело­века.


128

Такой подход базировался на нескольких положени-ях. Во-первых, признавалась фатальная роль биологичес-ких инстинктов, присущих человеческому существованию с рождения, принадлежащих самой биологической при-роде человека. Таких инстинктов два: любовь и arpeccия. Во-вторых, вся жизнь человека, все многообразие пси-хологической индивидуальности человека объяснялись тем, как в детстве произошло раскрытие этих двух ин-стинктов. Считается, что во всей последующей жизни человека проявляется «драма раннего детства». Это сос-ставляет третье основное положение психоаналитичес-кого подхода. Само детство представляется как сер" травм, наносимых первичным инстинктам требованя-ми жизни. Кульминационный момент этой драмы насту-пает примерно в возрасте от двух до трех лет, когда ребё-нок оказывается во власти любви к матери и становится соперником отца в стремлении завоевать и удержать любовь. Возникает так называемый «комплекс Эдипа описывающий драму отношений мальчика к матери отцу. Поведение девочек и драма их детства описаны так называемом «комплексе Электры», смысл которых также в противоречивых чувствах к родителям. У девочек возникает своеобразное влечение к отцу, однако из-за различия полов эта привязанность не приводит к полно-му отождествлению, как это описано у мальчиков. Воз-никает мучительное противоречие, при котором девоч-ки отдаляются от матери, но не могут полностью усвоить нормативы и ценности отца. Все описанные пережива-ния детства, с позиций психоанализа, по мере взросле-ния ребенка вытесняются из сознания, но продолжают определять жизнь человека, воздействуя на его поведе-ние. Выполнение родительского поведения как бы вновь усиливает, казалось, забытые детские переживания,те-перь уже определяя стиль отношения и особенности вза-имодействия детей и родителей.

129

Современные психологические данные отрицают предопределенность родительского поведения воспоми­наниями детства и тем более полностью отвергают пред­ставление о причинности психического развития чело­века как о драме инстинктов. Вместе с тем нельзя не согласиться с тем, что детский опыт все же оказывает какое-то влияние на родительское поведение. Однако эти взаимосвязи не столь непосредственны и просты.



Действительно, довольно легко согласиться с утвер­ждением, что детские переживания добра, любви, забо­ты и ласки в дальнейшем, когда ребенок сам становится родителем, будут воспроизведены в его родительском поведении. И наоборот, воспоминания негативных пере­живаний — подавления, жестокости, ненависти — вы­зовут воспроизведение аналогичного эмоционального отношения. Но даже самые поверхностные наблюдения показывают, что дело обстоит не совсем так.

Детский и взрослый мир

Попытки выяснить происхождение родительского чувства вызвали к жизни немало интереснейших теорий, стали объектом острейшей научной полемики. И это не­удивительно. Законы, по которым строится и проявляет­ся родительская любовь, в какой-то мере оказывают вли­яние на собственный детский опыт — фундаментальные психологические проблемы, разрешение которых откры­вает пути для раскрытия природы самого человека.

Существует точка зрения, согласно которой у чело­века имеются врожденные присущие ему виды любви: материнская любовь, отцовская любовь, любовь к роди­телям, братская любовь, эротическая любовь. Все эти формы представляют собой активные силы, до поры до времени дремлющие в бессознательном человеке. При­чем в основе различных форм любви лежит некая сущ­ность, имеющая два полюса, или два начала: мужское и


130

женское. Первое характеризуется качествами восприим-чивости, защиты, реализма, терпения и материнства второе — активностью, дисциплиной, экспериментатор ством. Вся история индивидуальной и общественной жиз-ни человека понимается как бесконечный поток гармо-нии, соединения полюсов. Единство двух начал в одном индивиде создает основу для реализации всех форм люб-ви. Без такой внутренней индивидуальной гармонии муж-ского и женского начал оказывается невозможной эротическая, ни братская, ни родительская любовь. В за-висимости от ориентации характера человек либо спосо-бен любить, либо нет. Достижение равновесия между врожденными тенденциями определит, будет или не человек нежным, любящим родителем. Согласно этой точке зрения, человеку нет нужды учиться любить, по-скольку любая форма любви, в том числе и родительс-кая, проявится сама собой у индивидов определенной личностного склада. В то же время ни при каких условиях люди, по своей врожденной природе не способные к любви, не могут любить, в том числе не способны стать любящими родителями. С этих позиций влияние на про-явление родительской любви собственных детских пережи-ваний не имеет никакого значения. Роль опыта, воспита-ния, роль социальных воздействий при таком понимании совершенно устраняется.

С другой стороны, существуют представления, в ко-торых воздействие социального опыта считается решаю-щим в проявлении родительского поведения. В основе таких представлений лежит противопоставление мира ребенка чуждому и враждебному миру взрослых. С этих позиций процесс развития понимается как выработка определенных личностных качеств, которые способны уберечь, защитить человека от травмирующего родитель-ского воздействия. Поэтому ребенок должен выработать особые защитные механизмы, предохраняющие его от

131

угрозы или оборачивающие ее себе на пользу. Возникнув в детстве, соответствующие механизмы защиты в даль­нейшем, когда сам ребенок становится родителем, пол­ностью определяют всю гамму отношений к собственно­му ребенку.

Например, ребенок, живущий под гнетом отца-ти­рана, может защитить себя, развив систему эмоциональ­ных реакций, в которой беспрекословное, выстраданное долгими усилиями повиновение, представляющее само по себе защитный механизм «Я», становится источни­ком уничижительного удовлетворения или даже мазохи­стского удовольствия. Когда такой ребенок вырастет, его жизнь будет в значительной степени определяться защит­ным механизмом «Я», сформированным ранее в рамках эмоциональной реакции на отца, выступавшего по от­ношению к нему как враждебный социальный агент. Та­кой человек будет находить удовлетворение в подчине­нии начальству, жене, у него обнаружится тенденция в любом взаимодействии занимать позицию «под», в том числе по отношению к собственным детям. Такому роди­телю свойственно чувство неуверенности, ему трудно создавать собственный авторитет в глазах детей, а его дети способны стать тиранами.

А между тем ситуация может сложиться иначе. Ребе­нок при отце того же типа может построить защиту «Я» в противоположном направлении. Он может восстать про­тив отцовской власти, находить удовлетворение или даже садистское удовольствие в нанесении ущерба и в разру­шении и в детском, и в зрелом возрасте. У такого челове­ка создается позиция «над». Подобная структура отноше­ний к отцу может вызвать у ребенка эмоциональные реакции воинственно-анархистского типа. А став родите­лем, такой человек может проявить упрочившийся меха­низм, направляя его уже к своему собственному ребен­ку, который попадет в полную зависимость. Таким



132

133



образом, теории этого типа описывают родительское по-ведение как результат усвоенного детского опыта. Здесь те или иные проявления родительской любви являются не следствием разворачивания врожденных программ, а результатом навязанных собственными родителями за-щитных механизмов своего «Я». В итоге данные теории, определяя поведение человека как «бегство от свободы» считают также несвободным, не зависящим от собствен-ного опыта, разума, воли и родительское поведение взрос­лого человека.

Все рассмотренные выше попытки толкования за­конов родительского поведения независимо от того, объясняется ли оно драмой присущих человеческому роду инстинктов, или врожденной способностью к любви, или опытом общения с собственными родителями в детстве, строятся на нескольких основных ошибочных посылках.

Первая состоит в утверждении принципиальной раз­ницы между психическим строем взрослого и ребенка. Вторая относится к постулированию изначальной прин-ципиальной чуждости мира взрослых и мира ребенка. Процесс развития рассматривается как ломка всего дет-, ского под воздействием требований взрослых или как процесс приспособления детского ко взрослому.

Задумаемся, так ли это? Можно ли утверждать, что внутренний мир детей и взрослых, ребенка и его родите­лей принципиально различен?

Вспомним слова Я. Корчака: «Исследователи реши-ли, что человек зрелый руководствуется серьезными по-буждениями, ребенок — импульсами, взрослый логичен, ребенок во власти прихоти воображения, у взрослого есть характер и определенный моральный облик, ребенок за­путался в хаосе инстинктов и желаний. Ребенка изуча­ют не как отличающуюся, а как низшую, более слабую и бедную психическую организацию». И далее: «Взрос-лый — это сплошной винегрет, захолустье взглядов и

убеждений, психология стада, суеверие и привычки, лег­комысленные поступки отцов и матерей... И детская се­рьезность, и рассудительность, и уравновешенность, со­лидные обязательства, опыт в своей области, капитал верных суждений и оценок, полная такта умеренность требований, тонкость чувств, безошибочное чувство спра­ведливости».

Не правда ли, эти слова заставляют задуматься, они заставляют внимательно присмотреться к самим себе. Не слишком ли часто в воспитании детей мы стихийно ис­ходим из представления о чуждости детей нам, взрос­лым, о том, что взрослые, безусловно, превосходят ре­бенка, всегда и во всем родительская точка зрения правильнее детской?

Нет никаких научных, обоснованных серьезными исследованиями причин, по которым может быть прове­дена принципиальная граница между ребенком и взрос­лым в построении внутреннего психического мира. Раз­ница лишь в том, что ребенку многое еще предстоит развить и приобрести.

Современными психологическими исследованиями доказано, что понимание развития ребенка как проти­воборства двух миров крайне ошибочно. Наоборот, толь­ко в повседневном, начавшемся с первого мгновения жизни взаимодействии ребенка с близкими взрослыми, только в единстве двух миров и возможно психическое развитие маленького человека.

Единая жизнь

Все психические качества ребенка, умения, навы­ки, его эмоциональные способности возникают как ре­зультат формирования в процессе совместной деятель­ности ребенка и близких взрослых, в процессе активного Усвоения ребенком всех богатств, достигнутых обществом в целом. Врожденные способности как качества, прису-



134

135



щие индивиду, аппарату его нервной системы, его орга­низму в целом, — лишь условие развития, движущая сила которого заключается во взаимодействии ребенка и взрос­лого.

Теперь вернемся к вопросу о соотношении детских впечатлений от взаимодействия с родителями и собствен­ного родительского поведения. Как следует ответить на этот вопрос, оставаясь на позициях современной науч- ной психологии?

Способность человека к любви, в том числе любви к собственным детям, — это приобретаемая социальная способность благодаря все более увеличивающемуся и все . более индивидуализирующемуся приобщению человека к различным формам любви, которые ему предлагает ,| конкретное данное общество.

Первичные потребности ребенка, удовлетворяемые ,


родителями, — это потребности в пище и защите. Корм-
ление и обеспечение безопасности — тот минимум, ко­
торый требуется от родителей, является социальной обя-
занностью родителей. Однако законный минимум не 1
считается достаточным.

Общество возлагает на родителей моральные и эти- ческие обязанности удовлетворять жизненные потреб- ности своих детей с любовной заботой, другими слова- , ми, родители дают ребенку чувство любви. Ребенок учит­ся любить родителей, приобщаясь к социальной эмоции, воплощенной в родительских заботах, радостях, печалях, успехах. Родители учат малыша улыбаться, смеяться, иг­рать, трудиться, сдерживать слезы, преодолевать труд- . ности. Родители учат ребенка любить, превращая его в адресат собственной любви. На основе приобретае­мой способности любить своих родителей ребенок может ' развить в себе и более совершенные и специальные фор­мы любви: любовь к людям, к собственным детям и к Родине.

Разовьет ли он их, в действительности будет зави­сеть от качеств родителей и от того, как строится дея­тельность родителей по приобщению ребенка к различ­ным формам любви, существующим в обществе. Если родители по мере взросления ребенка будут по-прежне­му относиться с нежной заботой к удовлетворению все возрастающих потребностей ребенка, его эмоциональных, интеллектуальных и культурных запросов, то любовь ре­бенка к родителям может возрастать, соединяясь с ува­жением, восхищением, желанием стать таким же, как они, или превзойти их и тем самым доставить родителям особую радость и гордость. И напротив, если родители будут требовать такого ответа ребенка, не заслужив его, то любовь ребенка вполне может превратиться в чувство обиды, возмущения, в крайних формах даже в чувство ненависти.

В жизни сегодняшнего общества от родителей требу­ются значительные усилия для достижения любовного взаимопонимания с ребенком. И чем дети старше, тем больше труда должны вложить родители в создание и упрочение любви своего ребенка к ним и собственной любви к своему ребенку. Для этого совсем недостаточно только хотеть любить, необходимо приобщение родите­лей ко всем достижениям и ценностям социального про­гресса, они должны стремиться к расширению собствен­ных познаний в области искусства, литературы, науки, чтобы привить ребенку любовь к познанию, развить в нем чувства любви и восхищения, потребность к соб­ственным достижениям в любой области. Именно роди­телям предстоит развивать и совершенствовать способ­ность своего ребенка к различным формам любви, в том числе способность любви к собственным будущим детям.

Вместе с тем, даже если родители в чем-то оказа­лись несовершенны, нельзя полагать, что собственное Родительское поведение полностью зависит от опыта,

136


137

полученного в детстве. Многое, очень многое человек мо­жет развить в себе вопреки прошлому. Сознательная и активная деятельность человека, работа по собственному самосовершенствованию открывают человека перед жиз­нью, создавая условия для его эмоционального роста.

Приобретение способности любви к детям — одна из линий развития способности к любви в ее разнооб­разных формах, одна из линий самосовершенствования. Таким образом, только любовь к человеку и к жизни во­обще, основанная на любви к своим родителям, укреп­ляющаяся в любви к своим детям, способна превратить младенца в зрелого человека, зрелого в полном смысле этого слова!

Поколения рядом:

содружество или соперничество?

Целость и единство семейного кол­лектива— необходимое условие хо­рошего воспитания. Кто хочет дей­ствительно правильно воспитать своих детей, тот должен беречь это единство. Оно необходимо не толь­ко для детей, но и для родителей...

А. С. Макаренко ,



Семейная иерархия

Достижения современной цивилизации, рост горо­дов, превращение деревень в поселки городского типа, научно-техническая революция — все эти тенденции со- временной жизни не могут не сказываться на структуре семейных отношений и воспитании детей. Прибавим сюда и акселерацию молодежи, и более ранний возраст, в ко­тором люди вступают в статус бабушек и дедушек.


В патриархальной семье в «доброе старое время» отец и мать не только заботились об удовлетворении потреб­ностей маленьких детей, но также воплощали в себе мно­жество навыков и умений, без которых подраставшие дочери и сыновья не могли стать взрослыми. Совместный производительный труд, раз и навсегда установленная иерархия отношений между поколениями в семье, где дети непосредственно наблюдали, как их собственные родители чтут авторитет старших, многодетность, — та­ковы были условия жизни семьи, в которой не было ме­ста многим противоречиям и конфликтам, сплошь и ря­дом возникающим в современных семьях.

Современная семья объединяет людей, которые дол­жны и сохранить определенную привязанность и связи со своей старой семьей, и одновременно создать соб­ственную семейную целостность. При этом в сегодняш­ней семье не существует так хорошо представленной в семейной структуре прошлого, отчетливо видной всем иерархии отношений родителей, прародителей и детей.

Именно поэтому среди всех семейных конфликтов большое место занимают сложности и противоречия так называемого кланового типа. Имеется в виду необходи­мость, возникающая перед всеми участниками семейной группы, соотнести различные позиции. Например, мо­лодой отец — это родитель по отношению к собственно­му ребенку, это муж по отношению к своей жене, но это еще и сын по отношению к своей матери. Совершен­но то же можно отнести и к молодой матери, а также к бабушке и дедушке, которые должны соотнести свою новую позицию прародителей со своими прежними по­зициями родителей, мужей и жен.

Весьма часты для современных молодых семей ситу­ации, когда даже при самых естественных противоречи­ях и незначительных затруднениях супруги тут же спешат привлечь для разрешения их своих родителей, как бы



138

139



рассчитывая получить «защиту» от, как им кажется, не­правильных требований партнера. Распространенными стали разъезды молодых по квартирам родителей или отъезды одного из супругов «к своим», если молодая се­мья живет совместно с родителями другого.

Молодые родители, часто обремененные заботами, не касающимися непосредственно ребенка, такими, как завершение образования или продвижение по службе, но естественно необходимыми семье, и в том числе де­тям, вынуждены прибегать к помощи прародителей, в значительной степени передоверяя им воспитание своих детей. Бывает так, что маленькие дети буквально не зна­ют, где они проведут ночь или завтрашний день — у мамы или бабушки. Дети переезжают из дома в дом на выход­ные дни, на каникулы, переходят из одних рук в другие. Все это повышает вероятность появления расхождений в требованиях, усиливает возможность столкновений, пря­мо и косвенно отражающихся на детях. Здесь важно дос­тижение согласованности совместных действий, по край­ней мере, в общих вопросах воспитания. Необходимо выработать единую, принимаемую всеми линию взаимо­действия с детьми. В практике семейного консультиро­вания часто приходится сталкиваться с обратной карти­ной — полным рассогласованием воздействий на ребен­ка со стороны не только родителей, но и бабушек и де­душек.

Основная задача для всех участников семейного со­юза в трех поколениях заключается в создании эмоцио­нально ровных, взаимоприемлемых свободных и незави­симых, но содружественно-конструктивных отношений. Только так разрешенные противоречия, связанные со сложностью семейной структуры, способны создать не­обходимый эмоционально-положительный фон для вос­питания ребенка. Как это ни странно, многие трудности в нахождении правильной позиции в семейной иерархии

связаны с феноменом малого самопринятия. Это доволь­но сложный психологический вопрос, требующий более подробного разъяснения.





Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   17   18   19   20   21   22   23   24   ...   37




База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2022
обратиться к администрации

    Главная страница