Ссср и антигитлеровская коалиция



Скачать 494.22 Kb.
страница2/4
Дата15.05.2016
Размер494.22 Kb.
#12859
1   2   3   4

Выступая на заседании конференции, В.М. Молотов заявил, что «происходящее на наших глазах объединение усилий таких великих держав, как Соединенные Штаты Америки, Великобритании и Советский Союз, во многом предрешает конечный успех нашей борьбы с гитлеровцами».

От имени британской и американской делегации выступил А. Гарриман. Он отметил, что США и Англия дали согласие на поставки вооружений Советскому Союзу, сражающемуся с державами-агрессорами. В то же время он констатировал, что Советское правительство со своей стороны осуществляет крупные поставки сырьевых материалов, в которых США и Англия испытывают неотложную нужду и которые значительно помогут производству вооружения.

Во время переговоров Сталин сделал обстоятельный обзор положения на советско-германском фронте. Он отметил, что положение Красной Армии осложняется тем, что германские войска имеют превосходство в количестве самолетов и особенно танков, без которых немецкая пехота по сравнению с русской слаба. Переходя к вопросу о поставках, глава Советского правительства сообщил, что больше всего СССР нуждается в танках. Нужны противотанковые орудия, средние бомбардировщики, истребители и разведывательные самолеты, зенитные орудия, броня, колючая проволока и некоторые другие материалы.

Советские представители предложили подписать в результате конференции официальный протокол о поставках. Однако оказалось, что Гарриман и Бивербрук были уполномочены только на ведение переговоров, но не имели прав брать какие-либо официальные обязательства. Они дали согласие записать, что США и Англия разрешат Советскому Союзу закупать указанные в протоколе материалы, но твердых обязательств об осуществлении поставок не брали.

В протоколе конференции представителей трех держав, подписанном 1 октября 1941 года, говорилось, что она «пришла к единодушному решению о снабжении Советского Союза Великобританией и Соединенными Штатами Америки, каковое снабжение будет разрешено к поставке в производственных центрах Великобритании и США, начиная с октября 1941 года до конца июня 1942 года». Указывалось также, что Великобритания и США окажут помощь в транспортировке и доставке этих материалов в СССР. В протоколе содержался список основных поставок: ежемесячно 100 бомбардировщиков и 300 истребителей, 500 танков (не более половины из них – легкие), зенитные орудия, противотанковые орудия, автомашины, полевые телефонные аппараты, алюминий, олово, свинец и некоторые другие виды вооружений и материалов.

На Московской конференции были приняты важные решения о сотрудничестве трех держав в борьбе против общего врага. Правда, активные действия против германских войск вел только Советский Союз. В таких условиях США и Англия изъявили готовность внести некоторый вклад в снабжение советских войск танками, самолетами и другими материалами. Однако эти поставки могли иметь практическое значение лишь следующей весной. Кроме того, намеченные поставки составляли лишь очень небольшой процент той военной техники, которой снабжала фронт советская промышленность. Самым трудным временем для Советского Союза были лето и осень 1941 года, но почти никаких поставок из США и Англии он в то время еще не получал. Советские войска похоронили планы немецко-фашистского «блицкрига» против СССР исключительно советским оружием.

Закупка Советским Союзом военных материалов в США осложнялась, в частности, и тем, что не была урегулирована её финансовая сторона. Сначала СССР осуществлял свои закупки за счет вкладов, которые он имел в американских банках. Затем Советское правительство начало отправку в США для оплаты поставок золота. Таким образом, все закупки СССР в первое время осуществлялись за наличный расчет.

10 октября палата представителей американского конгресса 328 голосами против 67 одобрила новый законопроект об ассигнованиях на поставки другим странам, согласно которому ленд-лиз мог быть распространен на СССР.

США предоставили Советскому Союзу беспроцентный заем в 1 миллиард долларов для финансирования поставок. Выражая в послании президенту США благодарность за предоставление этого займа, Сталин сказал, что Советское правительство готово сделать все необходимое, чтобы поставлять США те товары и сырье, которые имеются в его распоряжении и в которых могут нуждаться Соединенные Штаты. Рузвельт издал распоряжение о том, что условия протокола Московской конференции о взаимных поставках начнут осуществляться с 1 января 1942 года. Британское правительство также дало согласие осуществлять поставки Советскому Союзу на основе ленд-лиза.

Поставки Англии и США составили по самолетам 15%, по танкам 12%, по боевым кораблям и судам 22% советского производства: 18 300 самолетов, 12 000 танков, 596 боевых кораблей и судов. Основная масса вооружений поступила в 1943-1944 годах. Осуществлявшиеся преимущественно в рамках программы ленд-лиза поставки ряда видов военного снаряжения и промышленного оборудования также способствовали военным усилиям СССР. До 1944 года СССР получил 189 000 полевых телефонов, 670 000 миль кабеля, 44 000 металлорежущих станков (25% советского производства), а также специальной стали, алюминия, некоторых других видов сырья, боеприпасов и продовольствия. Особо следует отметить ценность поставок 427 000 автомобилей, около 2000 паровозов и 11 000 вагонов. В СССР за этот период было произведено 219 000 автомобилей, 92 паровоза и около 1000 вагонов. Происходил обмен военно-технической информацией по новейшим технологиям, которая поступала из США и Великобритании. СССР в рамках своих возможностей также осуществлял поставки своим союзникам: США получили из СССР 300 000 тонн хромовой, 32 000 тонн марганцевой руды, значительное количество платины, технологию производства морозостойких шин.

Поставки военной техники и других необходимых для ведения войны материалов становились основной формой конкретного сотрудничества США и Великобритании с Советским Союзом в войне. Эта форма сотрудничества называется ленд-лиз (англ. – lend-lease, от lend – давать взаймы и lease – сдавать в аренду). Система передачи Соединенными Штатами Америки взаймы или в аренду военной техники, оружия, боеприпасов, снаряжения, стратегического сырья, продовольствия, различных товаров и услуг странам – союзникам по антигитлеровской коалиции в годы Второй Мировой войны 1939 – 1945. Закон о ленд-лизе был утвержден конгрессом США 11 марта 1941 года. Закон предоставлял президенту полномочия передавать, обменивать, сдавать в аренду, давать взаймы или поставлять иным способом военные материалы или военную информацию правительству любой страны, если её «оборона против агрессии жизненно важна для обороны Соединенных Штатов». Страны, получавшие помощь по ленд-лизу, подписывали с США двустороннее соглашение, в котором предусматривалось, что материалы, уничтоженные, утраченные или потребленные во время войны, не подлежат после её окончания никакой оплате.

Поставки из США по ленд-лизу составили суммы: Британской империи – 30 269 миллионов долларов (более 60% всей помощи), СССР – 9800, Франции – 1406, Китаю – 631, латиноамериканским странам – 421 и другим странам – 424 миллиона долларов.



Буржуазные политики и идеологи преувеличивают значение поставок в СССР от ленд-лиза в деле разгрома гитлеровской Германии, фальсифицируя историческую действительность. Удельный вес полученных СССР по ленд-лизу товаров и материалов за период войны в общей сложности не превышал 4% размеров производства промышленной продукции на отечественных предприятиях. По американским официальным данным, из США в СССР за время войны было отправлено 14 450 самолетов и около 7000 танков; из Англии – 3384 самолета и 4292 танка; 1188 танков были доставлены из Канады. Между тем Советский Союз в течение трех последних лет войны производил ежегодно более 30 000 танков и САУ и до 40 000 самолетов.

Поставки Советскому Союзу по ленд-лизу из США и Англии выполнялись в соответствии с договоренностью, но было и немало нарушений. В 1942 году 150 самолетов «Аэрокобра», прибывшие пароходами из США, были перехвачены англичанами и использованы для своих нужд. Таких примеров за годы войны было немало. Несмотря на все трудности, Советский Союз делал всё возможное для сохранения и укрепления коалиции СССР, США и Великобритании в войне против общего врага.

Всего за годы войны с 1 июля 1941 года по 1 сентября 1945 года советская военная промышленность выпустила 834 000 орудий и минометов, 102 800 танков и САУ, 112 100 боевых самолетов. Для сравнения, Германия с сентября 1939 года по апрель 1945 года произвела 398 700 орудий и минометов, 46 300 танков и САУ, 89 500 боевых самолетов. Это свидетельствует о величайших мобилизационных возможностях социалистической экономики, её высочайшей эффективности.

Вся совокупность исторических фактов свидетельствует, что главные события Второй Мировой войны происходили на советско-германском фронте. Именно здесь в течение всей войны находилась основная часть сил вермахта и войск сателлитов Германии. На этом фронте одновременно действовало от 190 до 270 наиболее боеспособных дивизий гитлеровского блока, что составляло 59-78% всех сил фашистских государств. Вермахт использовал на Востоке и большую часть своего вооружения и боевой техники: 52-81% орудий и минометов, 54-67% танков и штурмовых орудий, 47-60% самолетов. Англо-американским войскам в годы войны противостояло в Северной Африке (1941-1943 гг.) от 9 до 20 дивизий, в Италии (1943-1945 гг.) – от 7 до 26 дивизий, в Западной Европе после высадки союзных войск во Франции в июне 1944 года – от 56 до 75 дивизий противника.

Протяженность советско-германского фронта за годы войны составляла от 2200 до 6200 километров, тогда как североафриканского – до 350, итальянского – до 300, западноевропейского – до 800 километров. Активные действия велись на советско-германском фронте 1320 дней из 1418, то есть 93% всего времени Великой Отечественной войны. Тогда как на фронтах союзных войск из 2069 дней лишь 1094 дня – 53%. Советские Вооруженные Силы провели за годы войны более 50 стратегических операций, имевших огромные военно-политические последствия, и свыше 250 фронтовых операций. На советско-германском фронте было разгромлено 607 дивизий Третьего Рейха и его сателлитов, союзники нанесли поражения 176 дивизиям противника.

Правительство Советского Союза уже в первые недели войны вынуждено было поставить вопрос о том, чтобы правительство Англии выполнило свои союзнические обязательства и оказало ему помощь, обещанную в выступлении Черчилля от 22 июня 1941 года и затем в соглашении от 12 июля. Помощь могла быть оказана, прежде всего, участием английских вооруженных сил в борьбе против Германии на Европейском материке. Всё говорило за то, чтобы Англия должна открыть на Западе второй фронт против Германии, которого так боялись немецкие руководители и который мог бы намного сократить сроки и жертвы войны. Но это противоречило стремлению английского правительства воевать кровью своих союзников, и поэтому Черчилль на протяжении ряда лет выступал главным противником удовлетворения справедливого требования Советского правительства об открытии Англией и Соединенными Штатами второго фронта в Западной Европе.

Советское правительство неоднократно ставило перед английским правительством вопрос об открытии второго фронта в Европе – вначале в 1941 году, а затем в 1942 году. Черчилль упорно отказывался удовлетворить это справедливое требование. Его планы предусматривали использование английских вооруженных сил в других целях и в других местах. Несколько иначе смотрели на проблемы второго фронта американские руководители. В силу причин они высказывались за то, чтобы второй фронт был открыт в 1942 году. В апреле 1942 года личный представитель президента США Гарри Гопкинс и начальник штаба армии США генерал Маршалл прибыли в Лондон и обсуждали с Черчиллем и другими английскими лидерами проблему высадки в Западной Европе. Была достигнута договоренность, что в 1942 году будет осуществлена высадка на материке небольших англо-американских сил, а на следующий год будет осуществлено вторжение мощных сил.

Решение было принято вопреки желанию Черчилля, и вскоре он и другие английские руководители, по существу, от него отказались. Американцы считали, что англичане их провели. Генерал Исмей пишет в своих воспоминаниях, что во время переговоров все были полны энтузиазма, и никто не заявил о своем несогласии. «Американские друзья, - отмечает он, - отправились домой, находясь под ошибочным впечатлением, что мы взяли на себя обязательство осуществить высадку в Европу в 1942 и 1942 годах». Черчилль сознательно ввел в заблуждение американских представителей, и Исмей замечает, что «американцы сочли, что мы поступили в отношении их вероломно». В вопросе о втором фронте Черчиллем было допущено много вероломства, причем в отношении Советского правительства значительно больше, чем в отношении американского.

Черчилль «использовал все своё искусство, все красноречие, весь свой огромный опыт, чтобы оттянуть этот несчастный день», то есть открытие второго фронта. Английские коммунисты и другие прогрессивные люди Англии выступали с требованием выполнения правительством Англии его обязательства об открытии второго фронта.

На конференции представителей рабочих машиностроительной промышленности в октябре 1941 года один из выступавших заявил: «Мы разделяем великую и оправданную тревогу, испытываемую рабочими на каждом предприятии, по поводу того, что правительство не использует все имеющие у него средства для поддержки России. Мы предупреждаем правительство, что рабочие никогда не позволят ему предать Россию, ибо они знают, что это будет так же и предательством в отношении их самих. Рабочие требуют, чтобы вклад Англии был таким же, как вклад России, поэтому они настаивают на немедленном открытии второго фронта».

Не мог игнорировать Черчилль и справедливые требования Советского правительства относительно второго фронта. Он боялся как бы Советское правительство, убедившись, что оно не может в ближайшее время рассчитывать на получение от Англии и США военной помощи, не предпочло единоборства с Германией выход из войны и заключение с ней мира. Эти опасения у Черчилля усилились в связи с тем, что в 1941 и, особенно, в 1942 году положение на советско-германском фронте для СССР действительно было крайне тяжелым. Поэтому весной 1942 года президент Рузвельт, а вслед за ним и Черчилль от имени своих правительств дали Советскому правительство официальное обязательство открыть второй фронт в Европе в 1942 году. Обязательство содержалось в официальном коммюнике, опубликованном 11 июня. Со стороны Черчилля это было явным вероломством, ибо он заранее знал, что взятое им обязательство выполнено не будет. Англия и США весной 1942 года дали Советскому Союзу обязательство открыть второй фронт в 1942 году.

В июле 1942 года Черчилль и Рузвельт без участия Советского правительства пересмотрели своё обязательство об открытии второго фронта. Вместо высадки в Европе они решили предпринять в 1942 году вторжение в Северную Африку. Это было грубейшим нарушением союзнических обязательств перед СССР, и Черчилль очень беспокоился по поводу того, как будет реагировать на это Советское правительство. Щекотливую миссию сообщить Советскому правительству о принятом решении Черчилль взял на себя. В августе 1942 года он прибыл в Москву для этой цели.

В Москве Черчилль пытался убедить Советское правительство в том, что Англия не в состоянии открыть второй фронт в текущем 1942 году. Советское правительство заявило Черчиллю что оно считает, что правительства Англии и США грубо нарушают взятые обязательства, отказываясь открыть второй фронт в 1942 году. Советское правительство приняло к сведению намерения англичан и американцев высадиться в 1942 году в Северной Африке и заверения Черчилля (оно также было обманом и впоследствии не было выполнено), что английские и американские войска вторгнуться в Западную Европу мощными силами в 1943 году.

Черчилль боялся, что перед лицом такого недобросовестного поведения союзников Советский Союз пойдет на заключение сепаратного мира с Германией. Никаких признаков этого он в Москве не заметил и с величайшим удовлетворением сообщал английскому военному кабинету: «Никогда за все время не было сделано ни малейшего намека на то, что они не будут сражаться». Накануне поездки в Москву Черчилль нервничал, и английский король после окончания его переговоров с Советским правительством поздравил Черчилля: «Будучи посланцем с неблагоприятными известиями, вы имели весьма неприятную задачу, и я от всего сердца поздравляю вас с её искусным выполнением…».

Черчилль в Москве безрезультатно пытался оправдать своё старое лицемерие и вновь лицемерил в вопросе о втором фронте. Руководители Советского правительства держались с ним по-иному. Черчиллю было сообщено о положении на советско-германском фронте, о состоянии Красной Армии и о подготовке контрнаступления, которое затем привело к Великой победе советского оружия у стен Сталинграда. Это была большая откровенность со стороны Советского правительства в отношениях со своим союзником. Черчилль 15 августа сообщал в Лондон и президенту Рузвельту: «В частной беседе со мной Сталин открыл мне… план широкого контрнаступления…».

Во время визита в Москву Черчилль узнал много для себя приятного и неприятного. Он убедился, что Советский Союз будет продолжать борьбу против Германии, и это было очень хорошо с точки зрения правительств Англии и США. Одновременно Черчилль понял, что советско-германский фронт является решающим фронтом Второй Мировой войны и что, по всей видимости, Советский Союз выстоит и, следовательно, его вклад в дело разгрома общего врага будет решающим.

Если для Англии и США вопрос о втором фронте был в большей степени вопросом претворения в жизнь их стратегии, то для СССР он был связан и с сохранением жизни миллионов советских людей. Высадка союзников во Франции вела к уменьшению потерь Красной Армии и гражданского населения, быстрейшему изгнанию противника с оккупированных областей. На некоторых этапах боевых действий в 1941-1943 годах проблема второго фронта имела для Советского Союза критическое значение.

Шло время, но второй фронт отсутствовал. Остался позади тяжелейший для Советского Союза 1942 год с его поражениями и зарей победы под Сталинградом. Англо-американская конференция в Касабланке (январь 1943 года) показала, что и в 1943 году наступление союзников во Франции не будет. Совместное послание Черчилля и Рузвельта о результатах конференции, направленное Сталину, не содержало информации о конкретных операциях и их сроках, а лишь выражало надежду, что «эти операции, вместе с Вашим мощным наступлением, могут, наверное, заставить Германию встать на колени в 1943 году».

В Москве видели подоплеку этой расплывчатой формулировке, о чем свидетельствовал запрос, содержащийся в послании Сталина от 30 января 1943 года Черчиллю и Рузвельту: «Я был бы Вам признателен, - писал он, - за сообщение о конкретно намеченных операциях в этой области и намечаемых сроках их осуществления». После консультации с Рузвельтом английский премьер направил советской стороне ответ: «Мы энергично ведем приготовление до пределов наших ресурсов, к операции форсирования пролива Ла-Манш в августе, в которой будут участвовать английские части и части Соединенных Штатов… если операция будет отложена вследствие погоды или другим причинам, то она будет подготовлена с участием более крупных сил в сентябре».

Это было преднамеренным обманом. Продолжая в 1943 году заявлять о своем желании открыть второй фронт в Европе, правительства США и Англии в действительности готовились к продолжению военных действий на средиземноморском театре. Но обман долго продолжаться не мог, и после очередной встречи с Черчиллем в Вашингтоне в мае 1943 года Рузвельт сообщил в Москву о переносе сроков открытия второго фронта на 1944 год.

История повторялась: в преддверии очередного летнего наступления вермахта союзники объявляли о переносе сроков открытия второго фронта. Так было в 1942 году, то же самое произошло в 1943 году. Последовавший обмен посланиями еще более накалил обстановку – у США и Великобритании не было убедительных аргументов в пользу занятой ими позиции. Узнав о переносе открытия второго фронта на 1944 год, Сталин направил резкие письма Рузвельту и Черчиллю. В частности, британскому премьеру писал 24 июня: «Дело идет здесь не просто о разочаровании Советского правительства, подвергаемого тяжелым испытаниям, а о сохранении его доверия к союзникам».

Таким образом, возник серьезный кризис во взаимоотношениях между союзниками. Вдобавок к откладыванию высадки были сокращены поставки в СССР по ленд-лизу. В апреле произошел фактически разрыв дипломатических отношений между СССР и Польским эмигрантским правительством в Лондоне, основанием к которому послужило заявление немецкой пропаганды о найденных под Катынью захоронений расстрелянных в 1940 году польских офицеров. Посол США в Москве У. Стендли сделал резкие заявления о невнимании Советского правительства к той материальной помощи, которую оказывает США Советскому Союзу. Американское правительство приняло решение о замене своего дипломата. Вскоре из Лондона и Вашингтона были отозваны советские послы И. Майский и М. Литвинов. К этому времени относиться версия о якобы имевшей место встрече Молотова и Риббентропа в Кировограде. Существуют косвенные свидетельства, что это была дезинформация Советского правительства, предназначенная для лидеров Англии и США. По многим аспектам она была выгодна Советскому Союзу, способствовала тому, чтобы западные союзники осознали угрозу один на один с Гитлером и ускорили вторжение в Европу.

В Москве тоже хорошо понимали, как в результате Курской Битвы заметно изменилась военно-стратегическая обстановка. Об этом свидетельствует письмо Сталина Рузвельту и Черчиллю от 22 августа 1943 года. Сталин писал: «До сих пор дело обстояло так, что США и Англия сговариваются, а СССР получает информацию о результатах сговора двух держав в качестве третьего пассивного наблюдателя. Должен вам сказать, что терпеть дальше такого положение невозможно». Это звучало уже как серьезное предупреждение союзникам о том, что пора изменить тон и методы обращения с Советским Союзом, и это было принято в Вашингтоне и Лондоне, особенно Рузвельтом.

Со вступлением Красной Армии на территорию стран Восточной Европы резко обострились противоречия по вопросу их послевоенного устройства. Чтобы понять, почему это произошло, необходимо учитывать следующие обстоятельства. Важнейшей геополитической задачей Советского Союза, которую он считал необходимой решить в ходе войны, было создание на своих западных границах в Европе «пояса безопасности», основу которого составили бы границы 1941 года с дружественными приграничными государствами – Болгарией, Чехословакией, Венгрией, Румынией, Польшей, Финляндией и Норвегией. Оставаясь независимыми, они должны были служить своеобразным водоразделом между сферами влияния СССР и других великих держав. Западные союзники противились такому решению вопроса и опасались, что СССР не ограничится включением в сферу своего влияния только восточноевропейских стран, а пойдет дальше. Для Великобритании и США было важно связать Советский Союз договорными обязательствами еще до того, как Красная Армия достигнет Центральной Европы. Вместе с тем некоторые западные политики понимали, что СССР не отступит от обеспечения безопасности своих послевоенных границ и не допустит возрождения на них враждебного «санитарного кордона».

После разгрома фашистской Германии в Сталинградской и Курской битвах западные лидеры с возрастающей тревогой следили за успехами Красной Армии. Они рассматривали эти успехи как угрозу большевизации Европы. Было ясно, что если германская машина в скором времени распадется, то американское и английское правительства станут свидетелями вступления Красной Армии в Восточную Европу и уже не смогут оказывать давление на Советское правительство.

В конце ноября 1943 года между Рузвельтом и Черчиллем при участии объединенного комитета начальников штабов США и Великобритании происходили активные обсуждения положения для открытия второго фронта. Рузвельт и Черчилль начинали проявлять озабоченность как бы им не опоздать.

«Если дела в России и дальше пойдут так, как сейчас, - сказал американский президент, - то, возможно, что будущей весной второй фронт и не понадобиться!». Рузвельт говорил начальникам штабов, что англо-американские войска должны занять Францию, Бельгию, Люксембург, а также значительную часть Германии. «Мы должны дойти до Берлина, - подчеркивал он. – Тогда пусть Советы занимают территорию к востоку от него, но Берлин должны взять Соединенные Штаты».


Каталог: wp-content -> uploads -> 2014
2014 -> Справочник практического психолога «И. Г. Малкина -пых Техники гештальта и когнитивной терапии»
2014 -> Г. У. Психология межэтнической напряженности. М.: Смысл, 1998, 389 с. Фундаментальная монография
2014 -> Г. А. Ананьева. Семья: химическая зависимость и созависимость. Работа с созависимостью
2014 -> Фундаментальных понятий, описывающих часть объективной реальности, на которую начелены методы исследования данной науки
2014 -> Толерантность. Профилактика ксенофобии и экстремизма Список новых публикаций
2014 -> Тамбовское областное государственное бюджетное
2014 -> Легкая атлетика и материнство: тренировка, беременность и рождение ребенка Бег на средние и длинные дистанции и его влияние на женские гормоны и плотность костей Кармен Леон
2014 -> Православная религиозная организация-учреждение высшего профессионального религиозного образования казанская духовная семинария г. Казани республики татарстан казанской епархии русской православной церкви

Скачать 494.22 Kb.

Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4




База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2022
обратиться к администрации

    Главная страница