Сучасні тенденції розвитку держави та права україни


СОЦИАЛЬНОЕ И БИОЛОГИЧЕСКОЕ В АНТИОБЩЕСТВЕННОМ ПОВЕДЕНИИ



страница10/14
Дата12.05.2016
Размер1.17 Mb.
1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   14

СОЦИАЛЬНОЕ И БИОЛОГИЧЕСКОЕ В АНТИОБЩЕСТВЕННОМ ПОВЕДЕНИИ

Изучайте личность преступника – не отвлеченно,



не абстрактно, не в тиши вашего кабинета, не по книгам

и теориям, а в самой жизни в тюрьмах, больницах,

в полицейских участках, в ночлежных домах,

среди преступных обществ и шаек,

в кругу бродяг и проституток,

в условиях их материального существования”.

Чезаре Ломброзо

Проблема соотношения социальных и биологических факторов в генезисе преступного поведения имеет в криминологии принципиальное значение. Решение этого вопроса имеет непосредственный практический смысл, так как определяет цели и методы работы правоохранительных органов в предупреждении преступлений. Более того, криминологические исследования дают возможность изучить специфическую сферу общественных отношений, складывающиеся по поводу совершения преступлений и ведения характерного для преступного поведения образа жизни, формируют совершенно определенный тип личности, называемый в криминологии личностью преступника. Для того чтобы родившийся человек стал деятельной личностью, он должен пройти соответствующие стадии природного (биологического) и социального развития.

Научный вклад в биосоциологическое направление в криминологии сделали такие известные всему миру ученые, как Адольф Кетле, Поль Лафарг, Франц Лист, и другие.

Создание этого направления связано с именем Ф.Листа, которого по праву считают основоположником биосоциологической школы. Он утверждал, что “преступление следует изучать и как индивидуальное явление, и как явление общественной жизни. По его мнению, преступление является результатом одновременного воздействия биологических и социологических факторов”.[1, 69]

В своих произведениях ученый пишет о нищете, безработице, кризисах, алкоголизме, проституции и др. Все это, по его мнению, так называемые вторичные социальные явления. Уменьшить их можно в результате социальных реформ. Вывод, исходит таков, что преступность – это естественный и неустранимый спутник общества, необходимый атрибут человеческой жизни. Преступность, по мнению Листа, вечна.

Рассматривая взаимосвязь биологического и социального в антиобщественном поведении выделяют следующие аспекты ее развития: 1) развитие человеческого организма; 2) процесс формирования личности; 3) возникновение и реализация конкретного преступного поведения.



Первое звено охватывает период рождения и процесс развития человеческого организма.

Это звено лежит ближе всего к биологическим явлениям и вместе с тем оно очень далеко от преступного поведения. Важно установить, действуют ли на данном этапе какие-либо биологические факторы, которые могут в последующем послужить причиной преступного поведения человека.

По современным представлениям биологическое развитие индивидуального существа (онтогенез) определяется сложным взаимодействием трех групп факторов: генетических (наследственность), экологических (влияние внешней среды) и индивидуальных, которые сами являются продуктом взаимодействия первых со вторыми. Один из наиболее существенных вопросов для криминологии заключается, прежде всего, в признании или отрицании наследственных факторов преступности. Несмотря на достижения в области биологии и генетики, наука еще не все знает о тех свойствах человеческого организма, которые передаются генетическим кодом по наследству. Однако, если исходить из того, что достигнуто наукой, для криминологии можно уже сделать достаточно определенные выводы. Главный из этих выводов – отрицательный: современной наукой не доказано существование каких-либо прирожденных программ антисоциального поведения человека, а стало быть, и наследственных признаков преступности. “Хотя биологическая наследственность, конечно, существует и на уровне человека, – отмечал А.Н. Леонтьев, однако ее действие прямо не распространяется на те приобретения в сфере психологического развития, которые человечество сделало на протяжении последних тысячелетий, т.е. после того, как современный тип людей биологически окончательно сложился и человеческое общество перешло к историческому развитию, полностью управляемому действием объективных общественных законов”. [2, 29]

Не вызывает сомнения, что преступная деятельность как и всякое сознательное поведение – продукт деятельности коры головного мозга. Но столь же бесспорно, что от рождения “в высших этажах коры, присущей человеку, нет моделей программ, готовых к переработке информации”. [3, 7] Это подтверждается, в частности, хорошо изученными случаями развития детей в условиях полной изоляции от людей. Как известно, эти 4-8- летние дети, найденные и выращенные животными, совершенно уподоблялись четвероногим, в их поведении не проявлялись никакие “прирожденные социальные программы”, более того, даже обучить их элементарным человеческим навыкам оказалось уже почти невозможным.

Современными исследованиями в области психологии доказано, что даже способности человека не являются в полной мере врожденными. От рождения “мозг заключает в себе не те или иные конкретные специфические человеческие способности, а лишь способность к формированию этих способностей”. [3, 39] Имеющиеся неблагоприятные наследственные признаки могут быть “нейтрализованы”. Не исключено также, что генетическая информация подвержена некоторому воздействию социальной среды. Во всяком случае, бесспорно то, что многие биологические свойства человеческого организма меняются при соответствующем изменении социальных условий.

Вторым звеном в соотношении биологического и социального является процесс формирования личности.

Биологический элемент выражается в этом звене значительно слабее, социальный – сильнее, а само это звено уже теснее связано с будущим преступным поведением. Наиболее существенным образом на формирование личности влияют возрастные особенности организма. С увеличением возраста человека в качестве мотивов поведения ведущую роль начинают играть социальные факторы. Такие мотивы, например, могут быть обусловлены устойчивыми чувствами отрицательного характера, возникающими при длительном воздействии неблагоприятных жизненных условий. У подростков в возрасте 12-16 лет психологические источники их антиобщественного поведения имеют ярко выраженный характер конфликтов с социальными нормами, хотя, разумеется, эти конфликты преломляются через недостаточно еще зрелую психику подростка.

В процессе нравственного формирования личности имеют значение не только общие (возраст, пол), но и индивидуальные особенности человека, как физические, так и психические. Они также сказываются на формировании личности опосредованным образом, изменяя некоторые условия восприятия данным человеком воздействий внешней социальной среды. К индивидуальным особенностям человека относятся также физические и психические недостатки. Физическое нездоровье, будучи само по себе биологическим явлением, которое иногда определяет, во взаимоотношении с внешними условиями, особенности формирования личности. Физические недостатки человека, например уродство, хроническая болезнь и т.д. – тот фактор, с которым он вынужден считаться в своем поведении, как и со своими экономическими, бытовыми и иными социальными возможностями. Этот фактор, как и другие условия, может оказать благоприятное или неблагоприятное воздействие на формирование жизненных взглядов. Ребенок с врожденным уродством, подвергаясь систематическим насмешкам, может вырасти озлобленным, нервным, отношение к окружающим у него может сформироваться иным, чем у других детей. Следует подчеркнуть, что в таком случае связь между биологическим фактором и антиобщественным поведением не является прямой: она опосредована социальными факторами: общественным мнением, предрассудками и т.п.

Более сложная проблема возникает в связи с врожденными особенностями психики лица. Особенности психики играют существенную роль при формировании личности человека. В работах ряда советских психологов показано, как различные психические особенности человека во взаимодействии с внешними факторами приводят к образованию различных характеров и типов поведения. Неблагоприятное формирование личности может заключаться в том, что внешние условия развития человека не соответствуют его способностям и другим психическим качествам. Это может породить конфликты с окружающими, равнодушие к общественным интересам, чувство неполноценности, эгоизм и т.д., откуда недалеко и до преступления.

Рассматривая данное звено, можно сказать, что биологический фактор играет роль условий, способствующих или затрудняющих правильное нравственное формирование личности. Учитывание этих условий с криминологической точки зрения должно состоять, прежде всего, в том, чтобы обеспечить дифференцированный личностно-ориентированный подход к воспитанию детей, подростков и молодежи. Особенности возраста, пола, физического развития, если они правильно учтены при организации воспитательной работы, могут сыграть значимую роль в формировании личности.

Третье звено связи социального и биологического охватывает зарождение преступного намерения, планирование и совершение преступления.

В этом звене взаимодействуют два социальных фактора: конкретная жизненная ситуация, играющая роль повода к совершению преступления, и личность с ее антиобщественными качествами, сложившимися, как правило, ранее, под влиянием социальной среды. Тем не менее, взаимодействие этих факторов не исключает биологических моментов, ибо оно опосредовано психической деятельностью мозга, которая имеет физиологическую основу. Очевидно, к числу постоянных биологических факторов в этом звене относятся те же, что действовали и при формировании личности: пол, индивидуальные способности физиологического и психического развития. Кроме того, здесь добавляются еще некоторые факторы биологического порядка: естественные потребности и основанные на них мотивы поведения, а также временные физические и психические состояния (например, утомление, усталость, болезнь, опьянение и др.). Что касается постоянных биологических факторов, то и в данном звене они играют ту же роль внутренних условий, через которые преломляются внешние воздействия. Это относится, например, к возрасту.

Уголовная статистика свидетельствует, что большинство преступлений, главным образом насильственного характера, совершаются лицами молодого и среднего возраста. Здесь отчасти, по-видимому, сказывается повышенная активность, свойственная молодому возрасту, что можно рассматривать в известной степени как проявление физиологических свойств. Но эту активность нельзя, конечно, считать причиной преступности, так как она может быть и социально полезной, и социальной вредной. Главное состоит в том, на что направлена активность. А это, в свою очередь, определяется социальными причинами, связанными с формированием личности.

Сам факт общего количества антиобщественных поступков с повышением возраста имеет социальные причины. Известно, что люди разного возраста в большинстве случаев занимают в обществе различное положение, имеют место неодинаковые жизненные цели, различный опыт, несходные представления, навыки и взгляды. В более зрелом возрасте социальные связи становятся обычно более прочными более устойчивыми и разветвленными. Это объясняется условиями жизни людей. Не случайно и преступления конфликтного, ситуативного характера у таких лиц встречается значительно реже. Большой жизненный опыт дает возможность выбрать специально правильную линию поведения даже в сложных ситуациях.

Биологические свойства человеческого организма не являются в полной мере причинами преступления. Они лишь условие для всякого человеческого поведения, в том числе и антиобщественного. Как таковые они проявляются в различных аспектах связи организма со средой, причем находятся с социальными факторами в различных и весьма сложных соотношениях. В тех случаях, когда биологические факторы начинают играть несвойственную им роль причин опасного для общества поведения (например, при недостаточном возрастном развитии, в силу болезненных изменений психики, врожденных дефектов в сознании и т.д.), уголовное законодательство не рассматривает такое поведение в качестве преступного (вследствие невменяемости или недостижения возраста для уголовной ответственности). В других случаях особенности внутренних условий психической деятельности человека учитываются с помощью уголовно-правовых институтов вины (умысел и неосторожность), соучастия (эксцесс исполнителя), обстоятельств, смягчающих или отягчающих ответственность (совершение преступления в состоянии сильного душевного волнения, совершения преступления с особой жестокостью) и др.

Таким образом, наиболее существенную роль биологические особенности организма играют в период формирования взглядов, привычек, жизненной установки личности в целом. Это необходимо учитывать как в педагогической, так и в юридической практике.



Литература:

  1. Долгова А.И. Криминология. – М. – 1999. – 272с.

  2. Иншаков С.М. Зарубежная криминология. М. – 1997. – 383с.

  3. Леонтьев А.Н. О социальной природе психики человека //Вопросы философии. 1961. – №1 – с.29.

  4. Лурия А.Р. Теория развития высших психических функций в советской психологии // Вопросы философии. – 1966. – №7 – с. 7.

  5. Криминология / Под редакцией В.Н. Бурлансова и В.П. Сальникова, – СПб. – 2000



Л
УДК 343.575
евочкина Т.В.


студентка 301 группы НУЦ ОНЮА

Научный руководитель: к.ю.н., доцент КозаченкоА.В.

УГОЛОВНО-ПРАВОВАЯ ПОЛИТИКА ЗАРУБЕЖНЫХ СТРАН ОТНОСИТЕЛЬНО НЕЗАКОННОГО ОБОРОТА НАРКОТИЧЕСКИХ СРЕДСТВ

Актуальность данной темы заключается в том, что проблема наркотизма затрагивает интересы всего человечества и требует объединенных усилий иностранных государств, для разработки единых методов противодействию незаконному обороту наркотических средств.

Борьба с преступностью в целом, а также с наркотизмом является одной из важнейших задач уголовно-правовой политики зарубежных стран. Поэтому проблема борьбы с наркотизмом сегодня приобретает глобальный и транснациональный характер, затрагивает жизненно важные интересы человечества и требует для ее разрешения объединения усилий всех сил мирового сообщества.

О зарубежной политике иностранных государств акцентировали свое внимание в научных работах Э.Г. Гасанов, А.П. Дьяченко, Л.И. Романова и другие.

Объектом исследования данной темы является антинаркотическое законодательство зарубежных стран.

Целью исследования данной темы является:

- сравнительный анализ антинаркотического законодательства зарубежных стран;

- анализ национальных моделей зарубежных стран направленный на противодействие незаконному обороту наркотических средств.

Проблема незаконного оборота наркотических средств уже давно переросла из национальной в международную, в связи, с чем на международном уровне этот вопрос нашел отражение в многочисленных международно-правовых актах. Одним из важнейших методов противодействию наркотизма явилось принятие странами ООН международных соглашений: в 1961 г. – наркотическим средствам, в 1971 г. – психотропным веществам, в 1988 г. незаконному обороту и отмыванию денег, 2000 г. – транснациональной организованной преступности. [1, 403]

Особая наркоопасность в настоящее время исходит от так называемых стран “третьего мира” (Афганистан, Бирма, Колумбия, Пакистан и др). Нередко в этих государствах все социальные институты, призванные организовывать внутреннее обустройство и защиту прав и свобод всех слоев населения, а также их безопасность, настолько слабы, что не в состоянии противостоять ни внутренней, ни внешней экспансии наркотиков. К таким государствам в полной мере можно отнести, например Афганистан, который для выживания в условиях длительного внутреннего государственного конфликта, нестабильной социально-экономической обстановки, бесконечных конфликтов на национально-религиозной почве, все эти годы использовал и средства, поступающие от торговли и других незаконных операций с наркотиками. Здесь наблюдается рост преступности, коррумпированность практически всех структур, обеспечивающих жизнедеятельность общества, бездействие законов, незащищенность населения. В такой обстановке государство не способно гарантировать безопасность своим гражданам от терроризма, уличных конфликтов, противостояний на национальной почве, распространения наркотиков, вовлечения в различные незаконные операции с ними.

Сегодня наркомафия вышла на новый рубеж противодействия. Она создает свои разветвленные сети в различных государствах, сотрудничает с организованной преступностью, прорывается к структурам власти, лоббирует принимаемые законы, направленные на борьбу с наркоманией. Все чаще и настойчивее высказывается мнение некоторых “специалистов” о необходимости легализации отдельных видов наркотиков в России. Главные аргументы сводятся к тому, что сейчас контроль над наркотиками осуществляют только криминальные структуры и наркомафия, получая огромные при этом доходы.

Угроза распространения наркобизнеса побудила около 30 стран мира ввести смертную казнь за преступления, связанные с наркотиками. Данная мера наказания предусмотрена в законодательстве: США, Франции, Великобритании, Египта, Вьетнама, Южной Кореи, Ирака, Ирана, Турции, Индонезии и в ряде других стран. Среди государств – участников СНГ смертная казнь за продажу наркотических средств в небольших размерах, может быть назначена по УК Узбекистана (ч. 2 ст. 272). Исключительная мера наказания предусмотрена в УК Таджикистана (ч. 3 ст. 200) – за незаконные действия с наркотиками с целью сбыта при наличии особо отягчающих обстоятельств. Уголовное законодательство других стран СНГ, в том числе Украины и России, не содержит за незаконный оборот наркотиков столь строго наказания. [2, с. 14]

Каждое государство стремится принять такие запретительные меры, чтобы они были максимально эффективными, прежде всего в борьбе с распространением наркомании. Поэтому в первую очередь строгие уголовно-правовые санкции применяются к торговцам наркотиками. Например, за незаконное владение наркотиками в Норвегии предусмотрено тюремное заключение сроком от 12 до 18 месяцев, в Швейцарии – 12 месяцев, в Дании – всего 2 –3 месяца лишения свободы. Устанавливают государства и такие виды уголовного наказания, как штраф, конфискация имущества. Страны, которые желают сдержать стихию распространения наркотических веществ, чаще всего полагают, что это возможно только с помощью самых жестких видов наказания. Так, в 1995 г. в Пакистане была введена и применяется смертная казнь с конфискацией имущества к торговцам героином. Установлена смертная казнь и по Сингапурскому законодательству к лицам, у которых обнаружены крупные дозы героина, морфина или каннабиса. Введена смертная казнь в Саудовской Аравии и Объединенных Арабских Эмиратах. В Таиланде к торговцам наркотиками применяется наказание в виде лишения свободы сроком от 20 лет и выше (включая пожизненное заключение) либо смертная казнь.

Среди зарубежных государств достаточно либеральным подходом к анализируемой проблеме отличается испанское уголовное законодательство. Так, по ст. 368 УК Испании выращивание, производство или торговля, а также побуждение, способствование или облегчение незаконного потребления наркотиков наказываются тюремным заключением сроком от 1 до 3 лет. Если же эти деяния были совершены с веществами, причиняющими тяжкий вред здоровью, максимальный срок лишения свободы составляет от 3 до 9 лет.

При построении основных направлений уголовно-правовой политики отдельных государств необходимо подчеркнуть, что противодействие наркотизму определяется международными нормами, а степень “жестокости” уголовно-правовых методов определяется на основании национальных программ борьбы с незаконным оборотом наркотических веществ и его дальнейшее воздействие на общество.

Существуют различные национальные модели борьбы с распространением и потреблением наркотиков, а также лечения и реабилитации наркоманов от болезненной зависимости, которые условно можно разделить на четыре группы. [3, 29]



Первая группа – “группа сверх жестокой политики”. Азия традиционно рассматривается субъектом наркобизнеса как дешевый источник наркосырья. Намерения государств азиатского региона выйти из-под влияния наркосиндикатов, деятельность которых сопровождается криминализацией всех сторон социально-экономической жизни общества отдельных государств, детерминизирует применение жестких уголовно-правовых мер. Правительства таких стран, ведут борьбу с незаконным оборотом наркотиков самыми жестокими средствами, и законодательство в отношении распространителей наркотиков максимально ужесточено (широко применяется самые суровые наказания – смертная казнь, пожизненном лишение свободы). К ним относятся в первую очередь Малайзия, Иран, Пакистан, Афганистан, Китай, Сингапур и др. Так, например, в Китае выносятся и проводятся в исполнения смертные приговоры за определенные незаконные операции с наркотиками.

Вторая группа – “группа жесткого контроля”. Здесь осуществляется жесткий контроль, за всеми видами наркотиков, идет активное противодействие наркомафии, но крайние меры не предпринимаются. В эту группу входят, в частности, США, Великобритания, Франция. В США, например, в большинстве штатов существует наказание не только за хранение и употребление, но и даже за попытку приобретения наркотиков. В Англии и Франции наркоманов в судебном порядке отправляют на принудительное лечение. Одновременно в этой группе стран, прежде всего в США борьба с наркотиками с помощью уголовно-правовых мер сочетается с мощной информационно-пропагандистской работой, направленной, прежде всего на наиболее уязвимые категории населения – безработных, учащихся школ и студентов. Это связано, в частности, с осознанием того, что наркомания способствует гигантским потерям нации для общества.

Третья группа – “группа умеренной политики”. В данную группу относятся европейские государства такие как: Германия, Польша, Россия, Украина и др. Особенности, которые позволяют объединить их в одну классификационную группу, состоят в том, что в случае совершения преступления связанного с незаконным оборотом наркотических средств, психотропных веществ, их аналогов и прекурсоров, законодательством не предусматривается возможность назначения наказания в виде пожизненного лишения свободы, а устанавливается возможность назначения наказания не связанного в лишением свободы вообще.

Четвертая группа – “либеральная группа”. Наиболее известными представителями являются Голландия, а также Швейцария. Особенность уголовной ответственности за наркотизм в этих государствах состоит в том, что она непосредственно зависит от вида наркотического средства или психотропного вещества, который является предметом незаконный действий. Все наркотические средства и психотропные вещества, с учетом их степени вредности для потребителей, на основании наркогенного способа или вещества можно условно поделить на две группы – так называемые “легкие и “тяжелые”. В Голландии, например, пошли по пути легализации потребления так называемых “легких” наркотиков, в частности марихуаны и гашиша. Так, в Роттердаме существует сеть объединившихся наркодилеров, получивших полуофициальное разрешение на торговлю наркотиками в специальных клубах или подвалах, в которых продаются не только “легкие” наркотики, но и героин. Так, начиная с января 1994г., в Швейцарии проводился научный эксперимент, в рамках которого ограниченное число наркоманов систематически получают героин в виде инъекций в сочетании с приемом метадона. По инициативе “Врачи без границ” больным бесплатно раздаются новые шприцы в обмен на использованные. Отмечено некоторое сокращение смертности среди наркоманов. Однако по прошествии времени стало ясно, что эксперимент, проводимый в Швейцарии и Голландии, имеет и ярко выраженную негативную сторону. Сюда, как пчелы на мед, стали слетаться наркоманы, торговцы и прочие распространители наркотической отравы. Само же голландское правительство считает, что их страна имеет ряд особенностей, позволяющих ей своим путем следовать к цели преодоления наркомании. В частности, в стране нет собственных “сырьевых запасов” и баз для производства наркотиков. В тоже время здесь существует достаточно возможностей для обеспечения эффективного контроля за наркоманами и создания мощной системы благотворительности и медицинской помощи для лечения и реабилитации всех нуждающихся. Так, например, Испания, проводя в 1985г. “голландский эксперимент”, за последующие десять лет получила увеличение роста числа только зарегистрированных наркоманов с 200 тыс. до 1,6 млн. человек. В рамках формирующейся “Европы без границ” Голландия укрепляет свое положение как центр распространения наркотических средств, и это вызывает более чем беспокойство многих государств, прежде всего Франции, где рост преступлений, связанных с “голландским следом”, составил за последние три года 20%. [4, с.14]

Либеральная политика в отношении наркотиков проводится в ряде европейских стран, например, в Бельгии, Дании, Португалии, Италии и др. С апреля 1993 г. нет уголовной ответственности за личное хранение и применение наркотиков в Италии. С апреля 1994 г. отменено наказание за потребление и хранение конопли в небольших количествах и в личных целях в Германии. В Бельгии потребителю одурманивающего зелья, задержанному с небольшим количеством наркотика, грозит всего лишь устное предупреждение.

Опыт стран, проводящих политику по отношению к наркомании, имеет свои преимущества и недостатки. Конечно, полученные результаты положительной борьбы с наркоманией в одной стране по ряду причин не всегда можно применить в другой, но, тем не менее, они подлежат изучению и усовершенствованию.

Предупреждение наркомании – это очень трудная многоплановая проблема, решение которой возможно только при тесном взаимодействии и координации сил и средств, задействованных в этом деле. Борьба с наркоманией – это международная, межгосударственная, межнациональная проблема. Внутри каждого государства она должна строиться на основе разработанной, материально и концептуально обоснованной программы, включающей меры политического, социального, экономического, медицинского, нравственно-воспитательного и правового характера.

Литература:


  1. Романова Л.И. Наркомания и наркотизм. – СПБ., 2003. -С.403

  2. ДьяченкоА.П., ЧетвертаковаЕ. Ответственность за незаконный оборот наркотиков по УК зарубежных стран. //Уголовное право. 2001 №1.С.14

  3. Мирошниченко Н.А., Козаченко А.В. Кримінально правові проблеми боротьби розповсюдженням наркоманії.- О., 2004.-С.

  4. Караганов С.А., Малашенко И.Е., Федоров А.В. Наркомания в России: угроза нации. Аналитический доклад Сонета по внешней и оборонной политике. С.14



Б
УДК 347.676
акуліч В.Г.


студент 34 групи МНЦ ОНЮА

Науковий керівник: к.ю.н., доцент Достдар Р.М.



Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   14


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2019
обратиться к администрации

    Главная страница