Та медичному дискурсах


ВОСПИТАНИЕ ЧЕЛОВЕЧЕСКИХ КАЧЕСТВ В ПРОЦЕССЕ ОБУЧЕНИЯ НЕВРОЛОГИИ



страница4/21
Дата11.05.2016
Размер2.04 Mb.
ТипПротокол
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   21

ВОСПИТАНИЕ ЧЕЛОВЕЧЕСКИХ КАЧЕСТВ
В ПРОЦЕССЕ ОБУЧЕНИЯ НЕВРОЛОГИИ


Медицина - это любовь, иначе она ничего не стоит.

Поль де Крюи

Врачевание – высшее искусство. Быть врачом – не только большая честь, но и большая ответственность. Далеко не каждый, даже очень образованный человек, может быть удостоен высокого звания врача, поскольку врач и учитель – это профессии от бога.

На кафедре неврологии Харьковского национального медицинского университета, наряду с преподаванием неврологической дисциплины, студентам прививают идеи гуманизма, любви к человеку, уважению его личности. Безусловно, врач нового поколения – это образованный, креативный, требовательный к себе человек, который должен находиться в постоянном поиске новых решений трудных медицинских, в том числе и неврологических проблем, учиться видеть эти проблемы под другим, может быть необычным углом, отказаться от стереотипного решения, чтобы обратиться к новому, более рациональному.

Однако, современный врач, как личность, должен помнить слова нашего почетного ректора, 85-летие которого исполняется в этом году: «Научиться лечить – ещё не всё. Главное – научиться любить людей!» (А.Я. Цыганенко).

Действительно, этот тезис должен быть в сердце каждого врача. Ведь «главное в человеке – это не ум, а то, что им управляет: характер, сердце, добрые чувства, передовые идеи» (Федор Достоевский).

Преподаватели нашей кафедры, в наш коррумпированный век обучают студентов тому, что не надо ожидать материального вознаграждения за излечение, так как врач – это не бизнесмен. Необходимо руководствоваться понятием, что для врача «высшее богатство – это отсутствие жадности», – как сказал великий Саллюстий.

Врач должен быть милосердным, великодушным, доступным и простым в общении с пациентом и его родственниками. Врач, безусловно, это сильный человек, а «сильные люди всегда просты» (Лев Толстой), ибо чрезмерная гордость – вывеска ничтожной души (Иван Тургенев).

Кроме этого, в беседе с больными и его родственниками врач-невролог не должен блистать своим интеллектом, включая в свою речь массу сугубо медицинских терминов, а рассказать о заболевании, его диагностике и лечении просто и доступно, не забывая тезис великого Конфуция: «От слов требуется только то, чтобы они были понятны».

Врач-невролог лечит тяжелых, часто хронических больных. Для этого, кроме знаний, надо много терпения. Необходимо также учесть, что помимо традиционных лекарств, есть ещё и «душевные» лекарства, которые врачуют тело.

Необходимо помнить, что не следует назначать большое количество медикаментозных средств, ибо «ничто так не препятствует здоровью, как частая смена лекарств» (Луций Аней Сенека). В настоящее время в неврологии существует такое понятие как «абузусная головная боль». Это головная боль, которая возникает у пациентов при чрезмерном употреблении анальгетиков. Таким образом, возникает парадокс: анальгетики назначают для уменьшения головной боли, однако в больших количествах и при частом приеме они могут головную боль усиливать.

Что же делать?

Ещё М.Я. Мудров отмечал взаимное действие души и тела, которые почерпываются из науки мудрости, чаще из психологии. «Сим искусством печального утешишь, сердитого умягчишь, нетерпеливого успокоишь, робкого сделаешь смелым, скрытного откровенным, отчаянного благонадежным. Сим искусством сообщается та твёрдость духа, которая побеждает телесные боли, тоску, метания».

Действительно, «ни один врач не знает лучше лекарства для усталого тела и души, как надежда» (Стефан Цвейг).

Будущий невролог должен мастерски вести диалог с пациентом. От этого во многом зависит правильность диагноза и лечения.

На практических занятиях и лекциях при осмотре пациента и комментариях по поводу имеющегося неврологического дефицита, преподаватель учит студента щадить психику больного, не акцентировать внимание на недостаточном восстановлении функции в момент осмотра и обязательно вселять надежду в выздоровление. При этом необходимо вкладывать душу при лечении страждущего, ведь «сила врача в его сердце. Величайшая основа лекарства – любовь». Этим принципом, о котором говорил Парацельс, должен руководствоваться каждый врач.

«Души побеждаются не оружием, а любовью и великодушием» (Спиноза Бенедикт).

Мы учим наших студентов врачевать с любовью, ибо и больной должен поверить и полюбить врача, тогда выздоровление будет наиболее полным. Лозунг украинского врача должен опираться на слова великого русского писателя Льва Толстого: «Твори дела любви – и для тебя не будет смерти».

Настоящий врач, посвятивший себя медицине, особенно неврологии и психиатрии, должен помнить о качестве жизни пациента, о его настроении. Е.К. Краснушкин сказал: «Смех, радость, бодрое и веселое настроение – это не только лучшие свидетели здоровья, но и настоящие творцы его».

Для успешного врачевания необходимо все время усовершенствоваться. Студент не должен бояться ошибиться. «Не тот глуп, кто не знает, но тот, кто знать не хочет». Эти слова нашего слобожанского философа Григория Сковороды мы повторяем от лекции к лекции, от занятия к занятию. При желании можно освоить очень многое. Знания должны сочетаться с верностью, порядочностью и преданностью. Необходимо дружелюбно общаться со своими коллегами, помогать им советом, не критиковать за ошибки. Ведь не ошибается тот, кто ничего не делает.

Иллюстрацией этого тезиса могут служить слова Конфуция: «Почитай за главное преданность и искренность, не дружись с неподобными себе; ошибся – не бойся исправиться. Ошибки, которые не исправляются – вот настоящие ошибки».

Мы должны растить новое поколение умных и гуманных врачей, ибо «умный не заблуждается, гуманист не печалиться и мужественный не боится».

«На молодежь следует смотреть с уважением. Почём знать, что будущее поколение не будет равняться с настоящим?» (Конфуций).

Настоящий учитель должен способствовать тому, чтобы ученик его превзошел «выучи себе ученика, чтобы было у кого учиться» этим и обусловливается прогресс науки и практики.

И сегодня бессмертными являются слова Гиппократа из трактата, о поведении врачей, которыми должны руководствоваться современные врачи: «Помогай больному и страдающему человеку. Свято храни его тайны, изучай врачебную науку, не применяй тайных средств. Справедливо относись к товарищам. Ставь на первое место интересы больных».


Григорова М.В., Сокол А.А.

ХНМУ

РАСКОЛ ПРАВОСЛАВИЯ В УКРАИНЕ

В современном украинском обществе отчетливо прослеживается дефицит моральных устоев, которые должны служить ориентирами в духовном развитии каждой личности. Эффективный, проверенный временем кодекс моральных заповедей содержит на протяжении веков православная религия. В условиях переживаемого Украиной кризиса актуальной представляется проблема состояния православия в стране.

До 1991 в Украине легально функционировала единственная православная церковь − Русская Православная Церковь (РПЦ), представленная своим Экзархатом (церковная административная единица Московского патриархата на территории Украины). В условиях обретения независимости в руководстве Украинским Экзархатом РПЦ росли стремления к обретению большей самостоятельности. Московская Патриархия, идя навстречу этим настроениям, в 1991 года предоставила украинской церкви большую автономию и преобразовала Украинский Экзархат в Украинскую Православную Церковь (УПЦ), остающуюся в каноническом единстве с Московским Патриархатом. Однако это не удовлетворило предстоятеля УПЦ Митрополита Филарета (Денисенко), который обратился к Синоду РПЦ с просьбой о предоставлении автокефалии. Между тем, сам Филарет, будучи фигурой, достаточно одиозной в глазах священнослужителей и верующих, восстановил против себя часть церковных иерархов в самой Украине. На Архиерейском соборе РПЦ в апреле 1992 года был поставлен вопрос о его несоответствии сану, и он вынужден был сделать заявление об отставке. Архиерейский Собор УПЦ в Харькове в мае того же года низложил его и лишил сана, а предстоятелем Церкви и Митрополитом Киевским и Всея Украины избрал Владимира (Сабодана).

Однако, заручившись поддержкой властей, и прежде всего президента Л. Кравчука, Филарет отождествил себя с идеей автокефалии, отказался уходить в отставку и не признал правомочными решения Харьковского Собора. После этого он провозгласил автокефалию УПЦ, которую сам возглавил, а в июне 1992 г. провел Всеукраинский Православный Собор, на котором объявил о создании Украинской православной церкви Киевского Патриархата (УПЦ-КП). 

Для украинского православия это был раскол, сравнимый с расколом единой христианской церкви на православие и католичество. В первые годы своего существования (еще в период президентства поддерживавшего её Кравчука) УПЦ-КП практиковала силовые действия и захваты храмов, прежде всего, принадлежащих УПЦ-МП. Так боевики национал-радикальной военизированной организации УНА-УНСО захватили и передали в распоряжение УПЦ-КП кафедральный Владимирский Собор в Киеве, предпринимали попытки штурма православной святыни Киево-Печерской Лавры.

Следует отметить, что в стране сегодня существует так же и Украинская автокефальная православная церковь. На сегодняшний день она является канонически непризнанной церковью. Её истоки следует искать в событиях революции 1917 года. Именно тогда в результате движения за отделение УПЦ от государственной власти и от православной российской церкви, впервые заговорили об автокефалии. Но длительное время эта церковь существовала в рамках западной украинской диаспоры на территории Северной Америки и Западной Европы. После 1991 года её приходы стали возникать в независимой Украине. В последнее время наиболее авторитетные и активные священнослужители украинской автокефальной церкви переходят в число сторонников Киевского Патриархата.

Таким образом, в настоящие время, в Украине функционируют три православные юрисдикции: УПЦ-МП, УПЦ-КП и УАПЦ. (УПЦ-МП ввиду неканоничности двух последних юрисдикций не называет их Церквами). Активно в Украине действуют две церкви, относящиеся к сферам влияния двух враждующих центров. Учитывая сильнейший конфронтационный заряд УПЦ-КП, мир между ними невозможен. УПЦ-КП, почувствовав возросшую силу, может возобновить захваты храмов. В ходе событий Евромайдана в Киеве УПЦ-КПУ предприняла попытку вновь захватить Киево-Печерскую Лавру, которая сегодня юридически принадлежит УПЦ-МП. Только вмешательство верующих не позволило это сделать.

Украинская православная церковь Киевского патриархата все более приобретает характер государственной церкви, а само государство в этом конфликте все чаще становится на ее сторону. В этих условиях легко прогнозировать рост настроений и действий протеста на Востоке и Юге, традиционно рассматривающих УПЦ-МП как "свою" церковь, переходящий своего рода в "религиозную войну" с поправкой на условия XXI века. Было бы правильным представителям православия не форсировать происходящие события, и тем самым помочь украинскому гражданскому обществу найти компромисс.
Громов А.А.

ХНМУ

К ВОПРОСУ О «ПОЛИТИЧЕСКОМ ЗДОРОВЬЕ»
УКРАИНСКОЙ НАЦИИ

Современное украинское общество в своем перманентном состоянии излишне политизировано. Причем политизация населения обрела гипертрофированные, уродливые формы. Один из важнейших факторов, определяющих социальное здоровье человека – его политическое здоровье. Происходящие в обществе процессы весьма обострили его состояние. Тенденции, связанные со строительством нации в Украине порождают сегодня массу противоречий, некоторые из которых подходят к фазе антагонизма.

К факторам обострения противоречий следует отнести необдуманность поведения акторов власти по отношению к настроениям общества, экономическую нестабильность и правовое несовершенство в реализации основных положений Конституции страны в части прав и свобод граждан. Различия в понимании результата на фоне противостояния общества и государства порождают резкое неприятие конкретных шагов политикума в сфере национального строительства. До сих пор нет единства мнений в выборе модели модернизации системы государственного устройства. Основная проблема непонимания, как представляется, заложена в неопределенности для подавляющего большинства членов общества смысла формулы «национальное государство» или «государство–нация». С одной стороны, посыл в сознание общества о формировании украинской идентичности на основе этноцентризма, с другой – возможность формирования украинской нации на базе полиэтничности и поликонфессиональности. Попытка связать воедино несовместимые посылы вносит в сознание граждан непонимание алгоритма формирования основного вектора развития украинского государства. На фоне экономической нестабильности, всеобъемлющей коррупции на всех уровнях и горизонтах власти, правового нигилизма наблюдается процесс стойкого расстройства здоровья человека. Еще в V веке до н. э. Перикл говорил, что «здоровье – это состояние морального, психического и физического благополучия, которое дает человеку возможность стойко и, не теряя самообладания, переносить любые жизненные невзгоды». В контексте данного утверждения необходимо понимать, что социальная составляющая здоровья человека практически неотлична от его психического здоровья. Известно, что психические свойства и качества личности не существуют вне системы общественных отношений. Социум влияет на здоровье личности. Причем сегодня в условиях подрыва основных общественно-государственных устоев со стороны внешних провоцирующих факторов, происходит процесс разрушения сложившейся модели бытия человека в его сознании.

Различия в ментальности украинских граждан, определяемые региональным аспектом, на фоне неустоявшейся в сознании граждан юга и востока страны модели национального возрождения оказывают негативное влияние на состояние психического и социального здоровья человека. Очевидно, в сложившихся условиях, отечественный политикум обязан учитывать характер исторически сложившихся отношений, их полиэтничность и поликультурность. Обществу должна быть предложена новая действенная внутринациональная политика, понятная каждому гражданину, основанная на учете интересов всех групп населения.

Возможно, следует пересмотреть действующую парадигму построения украинского гражданского общества. Попытки консолидировать многонациональное население приводят к политической дестабилизации и угрозам территориальной целостности, что негативно влияет на социальную составляющую здоровья людей.

Важнейший аспект дестабилизации политического здоровья – невызначенность для каждого гражданина в форме государства. Различия во мнениях по поводу унитарности или федерализма порождают в обществе излишнюю нервозность и социальную напряженность. Есть ли выход, есть ли способы снятия остроты противоречий. Представляется необходимым следующее:

– возврат к точке возникновения конфликта, при констатации государственной и территориальной целостности как категорического императива;

– принятие и одобрение основ внутренней и внешней политики государства всем обществом, а не только политикумом, с учетом интересов регионов;

– выработка и привнесение в сознание людей понятной и привлекательной идеи национального строительства.

Реализация перечисленных шагов, представляется, позволит привнести в индивидуальное сознание людей основ современного представления об обществе, что позитивным образом скажется на уровне их жизни и качестве социального здоровья. Ясность и последовательность в реализации основных нациостроительных установок, безусловно «поправит» политическое здоровье нации, как составной части социального здоровья.


Гуйван И.В.

ХНМУ

ДЕТСКАЯ ЭВТАНАЗИЯ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ

«Бельгия легализует эвтаназию для детей любого возраста» – эта новость взорвала интернет и мировые сообщества.Согласно законопроекту, неизлечимо больные несовершеннолетние пациенты могут попросить об эвтаназии в случае, если их боль невыносима и нет способов ее облегчения, а их болезнь, по прогнозам врачей, приведет в ближайшее время к летальному исходу.Это может быть одобрено лечащим врачом с письменного согласия родителей [1].

До сегодняшнего дня эвтаназия в отношении несовершеннолетних применялась лишь в Нидерландах, при этом законодательством страны был установлен минимальный возраст добровольного ухода из жизни – 12 лет [2]. В бельгийском законе такого ограничения нет. Таким образом, просить об эвтаназии с согласия родителей может и шестилетний ребенок.

Для детской эвтаназии необходимо наличие неизлечимого заболевания, которое вызывает муки ребенка, сильные боли. Родители обязательно должны дать согласие, а сам ребенок – пройти детальное обследование для подтверждения серьезности болезни. Врачи уверены, ребенок в любом возрасте должен отдавать себе отчет в принятии решения. Обязателен разговор с психиатром, подтверждение факт неизлечимости патологии. Боль обязательно должна быть сильной и выходящий за пределы контроля [3].

Изучалось то, как дети воспринимают эвтаназию. В одном из исследований фигурировала Фемке – выдуманная 14-летняя девочка с раком костей в терминальной стадии, которая больше не может переносить боль и жаждет смерти. О ней рассказали 1 769 бельгийским подросткам в возрасте примерно 14 лет из 20 школ. 61 % высказался за то, что желание Фемке следует удовлетворить.Напротив, когда детям говорили о другом вымышленном персонаже – Натали, которая получила страшные ожоги и тоже хочет умереть, хотя её жизни ничто не угрожает, – за эвтаназию проголосовало только 18 % подростков. Спрашивали совета и у подростков, переживших рак. 90 % заявило, что неизлечимо больным детям надо дать право распоряжаться собственной смертью [4].

Изучив материалы, статьи о этой процедуре, мы пришла к выводу, что месту детской эвтаназии в нашем мире быть. В тех случаях, когда ребенку осталось жить несколько недель, месяцев, зная, что лекарства не будет и быть уверенным на 100 %, что хорошо все не закончится, почему бы не дать ребенку выбрать – побороться до последнего или спокойно, в кругу семьи, без суеты покинуть этот мир. Например, ребенок, 15 лет, болен раком с 4 лет, 4-я стадия. Он прошел столько процедур, болезненных процедур, выдержал множество операций, видел, как умирают другие, возможно умирая сам клинической смертью, зная, что каждый день это борьба за следующий, неужели этого тяжелого, ужасного опыта не достаточно для того, что бы решить свою судьбу? Не каждый взрослый человек может такое выдержать, а если ребенок через это прошел, неужели он не заслуживает хотя бы попросить или предложит такое последнее желание? В США есть международный благотворительный фонд , помогающий исполнять желания смертельно больным детям, программа «Make-A-Wish» [5]. Ее предоставляют тем, кому помочь уже нельзя. А если желания этого ребенка, что бы в него больше не втыкали различные иглы, не давали лекарства, которые вызывают невыносимые сопутствующие эффекты, если его желания – последние дни счастья и спокойствия?

Эта тема может обговариваться всеми и всюду, вызывать различные эмоции, споры и конфликты. Но это не наше решение, не мы в этой ситуации, неужели мы имеем моральное право осуждать и запрещать то, что нам не понять, то, что мы не пережили, и, не зная, какого это, испытывать такие муки или смотреть, как твой ребенок страдает, а выхода нет. Мы можем просто дать право выбрать той или иной семье как быть и как поступить.

Таким образом, если болезнь продолжительная, лечения нет и не будет, боль невыносимая, несколько различных докторов это подтверждают, психолог, проведя беседу с ребенком, поймет, что его решение обдуманное и родителя, поговоря с ребенком и психолом, решат поддержать его решение, то должен быть шанс его осуществить.


ЛИТЕРАТУРА

1. Duncan Crawford «Belgian Senate votes to extend euthanasia to children», 2013

Dr Eduard Verhagen «The Groningen Protocol», 2004.

2. Senator Jean-Jacques de Gucht, of the Open Flemish Liberals and Democrats -report «The Belgian Senate has voted in favour of extending its euthanasia law to terminally-ill children», 2013

3. G. Pousset, J. Bilsen, J. De Wilde, L. Deliens and F. Mortier «Attitudes of Flemish secondary school students towards euthanasia and other end-of-life decisions in minors» http://wish.org/

Гужва А.А.

ХНМУ

СИСТЕМА ОТНОШЕНИЙ «ВРАЧ–ПАЦИЕНТ»
В УСЛОВИЯХ ТЕХНИЗАЦИИ МЕДИЦИНЫ

Всеобщее признание профессии врача как самой гуманной среди всех ос­тальных подчас не находит подтверждения в реальной жизни, конкретных си­туациях. В последние годы выражается обоснованная тревога в связи с тем, что бурно нарастающая технизация медицины, широкое применение многочис­ленных инструментальных методов исследования и способов лечения создают невидимую стену между врачом и больным, сокращают внимание врача к ощу­щениям и переживаниям больного, его тревогам и сомнениям (внутренняя кар­тина болезни). Возникают условия для дегуманизации врачебной профессии [1].



Дистанция между больным и врачом увеличивается. И происходит это потому, что вместо принципа «врач – больной» все больше начинает работать другой принцип «врач – прибор – больной» [2]. И хотя высокая информатив­ность инструментальных данных дает возможность врачам контролировать достоверность найденных при осмотре признаков и совершенствовать свои навыки осмотра, возникает другая тенденция – полноя подмена тщательного осмотра и обследования данными инструментальных методик, что ведёт к ут­рате навыков [3].

Ситуация ухудшается также из-за того, что за изучением структуры и функций организма на молекулярном и субмолекулярном уровне врач-иссле­дователь перестает иметь дело с самими явлениями и процессами. Ему доступны лишь их отражения – показания приборов. По мере роста ме­дицинских знаний о человеке увеличивается роль абстрактно-логического мышления. А это ещё более отдаляет врача от больного. Индустриализация и технизация медицины, ее дробление на специальности, рост удельного веса научных знаний в ней приводят к тому, что медицина перестает быть искусством. Практически исчезает старый тип врача, который видел пациента прежде всего как личность. И в неразрывной связи (Гиппократ) с окру­жающими его обстоятельствами и условиями.



Отношения врача и пациента постепенно уменьшаются до отношений клиента и техника, так как автономия принятия решения пациентом сводится только лишь к независимости и становится единственным критерием для принятия решения. Данный тип отношений отражен у Р. Витча в технической, а у Е. Эсмануэль и Л. Эсмануэль – в информационной модели взаимоотно­шений врача и пациента [4].

Техническая модель строится на представлении о медицинской деятельности как о сфере прикладного применения объективного научного знания о природных механизмах жизнедеятельности человеческого организма. Философ Роберт Витч отмечает, что «одно из следствий биологической революции - возникновение врача-ученого» [5]. Нередко врач ведет себя как ученый-прикладник, научная традиция заключается в том, что ученый должен быть “беспристрастным”. Он должен опираться на факты, избегая ценностных суждений. Выбор метода лечения представляет собой техническую процедуру, на которую не влияют личные предпочтения и ценности врача, благо пациента (здоровье) определяется через совокупность объективных признаков, а мнение пациента учитывается как необъективное, ненаучное.

Определенный вариант поведения врача как нейтрального техника можно проследить и в информационной модели. В соответствии с ней от врача требуется предоставление больному всей существенной информации, касающейся заболевания. В задачи пациента входит выбор медицинского вмешательства по своему усмотрению, на врача возлагается обязанность лишь осуществить выбранное лечение [6].



Развитие технологий в медицинской практике привело к изменениям отношений в системе «врач пациент», что требует формирования новых этических принципов, а также более детального изучения социальных и других последствий использования техники.
ЛИТЕРАТУРА

1. Эльгаров, А.А. Самостоятельная работа студентов на кафедре пропедевтики внутренних болезней: учебное пособие / А.А. Эльгаров, Л.В. Эльгарова, A.M. Кардангушева. – Нальчик : Каб.-Балк. ун-т, 2013. – 58 с.

2. Чирков Ю.М. Ветеринаризация медицины? / Ю.М. Чирков // Твоё здоровье. – 1989. – № 3. – С. 90

3. Гогин Е.Е. Инструментальные методы в диагностике: успехи и опасности технизации медицины // Терапевтический архив. – 1998. – № 4. – С. 5–9.

4. Жукова Е.А., Мещерякова Т.В. Философско-методологические аспекты биоэтической проблематики автономии индивида // Вестн. Томского гос. пед. ун-та.– 2012. – Вып. 2 (117). – С. 206–210.

5. Витч Р. Модели моральной медицины в эпоху революционных изменений // Вопросы философии. – 1994. – № 3. – С. 67–72.

6. Эсмануэль Е., Эсмануэль Л. Четыре модели взаимоотношений врача и больного // ЖАМА. – 1992. – Октябрь. – С. 47–52.
Dan’azumi I. Alhaji

KhNMU


Каталог: bitstream -> 123456789
123456789 -> Московский государственный
123456789 -> Проблемы взаимодействия человека и информационной среды
123456789 -> Некоторые аспекты проблемы идентичности в условиях современного коммуникативного пространства
123456789 -> Севастопольский национальный
123456789 -> Программа и материалы методического семинара преподавателей хгу «нуа» 30 января 2009 г. Харьков Издательство нуа 2009
123456789 -> Міністерство освіти І науки України І88К 0453-8048 вісник
123456789 -> Кожина Г. М. Психіатрія дитячого та підліткового віку/ Г. М. Кожина, В. Д. Мішиєв, Е. А. Михайлова, Чуприков А. П., Коростій В.І., Самардакова Г. О., Гайчук Л. М., Гуменюк Л. М. Підручник
123456789 -> Медицинская психология рабочая тетрадь для самостоятельной работы студентов медицинского факультета
123456789 -> Ноосфера і цивілізація
123456789 -> Министерство транспорта РФ


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   21


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2019
обратиться к администрации

    Главная страница