Текст опросника субъективного ощущения одиночества 36



Скачать 432.37 Kb.
Дата14.05.2016
Размер432.37 Kb.
ТипАнализ
ОГЛАВЛЕНИЕ



Текст опросника субъективного ощущения одиночества 36



ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы исследования определяется характером заболеваемости населения соматическими болезнями и современным состоянием исследований психологических аспектов данной проблемы.

В настоящее время наблюдается высокий уровень заболеваемости населения хроническими соматическими болезнями, которые обусловливают диспансеризацию и инвалидизацию. Существенно меняется структура заболеваемости: происходит замена доминировавших ранее соматических заболеваний на относительно новые, связанные с личностными особенностями человека, его образом жизни, положением в социальной среде. При этом у специалистов системы здравоохранения, ежедневно имеющих дело с жалобами соматического характера, происходит трансформация традиционных взглядов на болезнь: вместо характеристики болезни как суммы органических нарушений и их физических проявлений она стала рассматриваться в связи с личностью больного. Изменение взглядов на феномены болезни и здоровья происходит и в обществе в целом. Вполне закономерно возникает интерес к психологическим аспектам возникновения, течения и преодоления телесных заболеваний.

В этой связи актуально изучение феномена одиночества. Тогда как состояние одинокости (solitude) может, хотя и не всегда, субъективно оцениваться положительно, состояние одиночества и чувство одиночества (loneliness), которое его сопровождает, - это общепризнанный источник негативных переживаний, представляющий угрозу и для психического, и для физического здоровья человека.

Анализ разнообразных исследований по проблемам одиночества свидетельствует о том, что одиночество непосредственно связано с развитием личности, что зачастую оно вызывает дискомфорт личности, имеет связь с личностной активностью, влияет на социализацию и индивидуализацию личности.

Исследователи, занимавшиеся феноменом одиночества, подчеркивают его непосредственную связь с ориентацией субъекта на свой внутренний мир; с его самопознанием и способностью к рефлексии. В частности отмечается, что центральное «ядро» феномена одиночества составляет диада процессов «переживание – проживание» (И. М. Слободчиков), ряд авторов указывают на важность исследования одиночества применительно к социально-личностным процессам, таким как адаптация, межличностное взаимодействие, общение и др. (И. С. Кон, А. В. Мудрик, В. И. Пузько и др.)

Одинокий человек – это субъект, переживающий трудности в социальном взаимодействии. Одиночество является глубоким эмоциональным переживанием, которое способно исказить восприятие, понятие времени и характер социальных действий. Вместе с тем, понимание природы одиночества позволяет выработать оптимальные стратегии его преодоления, адекватные для современной нестабильной и неопределенной ситуации.

Наибольшую известность среди психологических получили подходы к пониманию одиночества зарубежных авторов: психодинамический (З. Фрейд, Дж. Зилбург, Х. Салливан, Э. Фромм, Ф. Фромм-Рейхман); интеракционистский (Р. Вейс); «интимный» (В. Д ж. Дерлега, С. Т. Маргулис); когнитивный (Л. Э. Пепло, Д. Перлман); феноменологический (К. Роджерс); экзистенциальный (Ж.-П. Сартр, А. Камю, К. Мустакас, В. Франкл, И. Ялом).

В нашей стране изучением одиночества как социально-психологического феномена занимались следующие ученые: К. А. Абульханова-Славская, Л. И. Старовойтова, Г. М. Тихонов, С. Г. Трубникова, Ж. В. Пузанова, Н. Е. Покровский, С. А. Ветров, Ю. М. Швалб, О. В. Данчева) и др.



Цель исследования: изучить проблему предрасположенности к соматическим заболеваниям у людей одиноких и проживающих в семьях.

Гипотеза исследования: одинокие люди имеют более высокий уровень субъективного ощущения одиночества и, как следствие, подвержены соматическим заболеваниям в большей степени, чем люди, проживающие в семьях.

Объект исследования: одиночество как психологический феномен.

Предмет: предрасположенность одиноких и проживающих в семьях людей к соматическим заболеваниям.

Задачи:


  1. На основании теоретического анализа литературы раскрыть понятие соматических заболеваний и основные положения психосоматики.

  2. Изучить историю изучения феномена одиночества.

  3. Проанализировать современные представления об одиночестве.

  4. Провести экспериментальное исследование и выявить различия в предрасположенности к соматическим заболеваниям у людей одиноких и проживающих в семьях.

Методы исследования: теоретический анализ литературных источников по проблеме исследования, обобщение, сравнение, эксперимент.

1 ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ИЗУЧЕНИЯ ПРЕДРАСПОЛОЖЕННОСТИ К СОМАТИЧЕСКИМ ЗАБОЛЕВАНИЯМ У ЛЮДЕЙ ОДИНОКИХ И ПРОЖИВАЮЩИХ В СЕМЬЯХ
1.1 Понятие о соматических заболеваниях и психосоматике

Соматическое заболевание (от греческого «soma» – тело) – телесное заболевание, противоположное психическому заболеванию. Соматические заболевания, состоящие в поражении внутренних органов или целых систем, нередко вызывают различные психические расстройства, чаще всего называемые «соматически обусловленными психозами», а также «соматогенными психозами».

В этой связи К. Ясперс отмечает, что почти любые соматические болезни так или иначе влияют на психическую жизнь. С другой стороны, психическая жизнь также воздействует на физическое состояние. Здесь иногда возникает порочный круг. Расстройство деятельности сердца развивается как следствие страха перед заболеванием; будучи установлено на соматическом уровне, это расстройство дополнительно усиливает чувство страха. В связи с симптомами, носящими поначалу чисто соматический характер, может образоваться своего рода «невротическое наслоение», что только способствует развитию болезни. Повышенная чувствительность, концентрация внимания на болезни и ее возможных симптомах и, в особенности, непроизвольное внушение со стороны врача – все это, действуя совместно, образует картину, в рамках которой прямые соматические следствия уже не могут быть отделены от тех, которые в большей или меньшей степени обусловлены психическими факторами 17, с.112.



Психосоматика – направление психологии, психиатрии и медицины, изучающее влияние психологических факторов на возникновение соматических (медицинских) заболеваний. В переводе с греческого психосоматика – это связь души (psyche – душа) и тела (soma – тело).

Раньше к психосоматическим заболеваниям (большую и первичную роль в которых играют психологические проблемы) в первую очередь относили: гипертонию, астму, нейродермиты, язвенную болезнь, диабет, мигрень, тиреотоксикоз, артриты. В настоящее время этот список значительно расширился (более 100 заболеваний).

Проблема сомато-психических нарушений не нова. Идея психосоматического единства человека имеет многовековую историю (Аристотель, Р. Декарт, Б. Спиноза и др.). Зародившийся в представлениях древних философов целостный подход к человеку со временем все более утверждался в научном и обыденном сознании и является на сегодняшний день аксиомой (И. М. Сеченов, В. М. Бехтерев, Б. Г. Ананьев, Б. Ф. Ломов, В. С. Мерлин и др.).

Термин, впервые примененный в начале XIX в. J. Heinroth (1818), был введен во врачебный лексикон столетие спустя, в 1922. Первоначально понятием «психосоматические» объединялись заболевания, в патогенезе которых существенную роль играют неблагоприятные психотравмирующие воздействия (ишемическая болезнь сердца, артериальная гипертензия, язвенная болезнь желудка и двенадцатиперстной кишки, бронхиальная астма и др.) [14].

В зарубежной психологии развитие психосоматических идей имеет ряд этапов с доминированием определенной «модели болезни». Исторически более старые модели, например, психосоматических типологий характеров (Гиппократ, Гален, Э. Кречмер, У. Шелдон, Ф. Данбар), конверсионная модель (З. Фрейд) или модель специфического интрапсихического конфликта (Ф. Александер), не просто заменялись последующими теориями. Их ценность неоднократно подтверждалась, хотя и значение частично модифицировалось 2.

В истории отечественной медицины можно проследить несколько этапов взлетов и падений интереса к этой проблеме. Наиболее значимым был период с начала 50-х до конца 60-х гг., когда многие исследователи занимались изучением психических расстройств в клинике внутренних болезней. Одним из ведущих специалистов в этой области был Е. К. Краснушкин, работы которого не утратили своей актуальности и до настоящего времени. Он писал: «...Совершенно необходимо участие врача-терапевта в жизни психиатрической клиники: проблемы, которые встают перед психиатром, все больше сливаются с проблемами общемедицинскими» и далее: «...Психиатрия имеет гораздо большее отношение к внутренней медицине, чем к неврологии» 7, с.309-315.

Однако после 60-х годов интерес к этой теме угас, что можно связать, по мнению Н. Р. Палеева и др. с широко распространившейся в стране концепцией вялотекущей шизофрении, которая поглотила многие формы пограничных нервно-психических расстройств, в том числе и наблюдавшихся при соматических заболеваниях 7, с.309.

В настоящее время наметилась тенденция обращения к этой проблеме. Психическое здоровье населения в последние годы вызывает серьезную тревогу, растет число пограничных нервно-психических расстройств. Рост психических нарушений обусловлен многочисленными факторами, среди которых ведущими в нашей стране в настоящее время являются социальные. Социальные перемены, происходящие в обществе, изменение образа жизни различных групп населения, нарушение традиционной системы медицинской помощи, вынужденное ослабление внимания людей к своему здоровью привели к хроническому психосоциальному стрессу огромные массы людей.

   В современной медицине раздел психосоматики представляют исследования (клинические, психологические, эпидемиологические, лабораторные), освещающие роль стресса в патогенезе соматических заболеваний, связь патохарактерологических и поведенческих особенностей с чувствительностью или устойчивостью к определенным соматическим заболеваниям, зависимость реакции на болезнь («поведения» в болезни) от типа личностного склада, влияние некоторых методов лечения (хирургические вмешательства, гемодиализ и т. п.) на психическое состояние.

Статистические исследования подтверждают наблюдаемую в практике отчетливую тенденцию к росту и хронизации соматических заболеваний, увеличение сочетанной соматической и психической патологии. Отмечаются также изменения в течении пограничных психических расстройств. Это проявляется в их соматизации с увеличением удельного веса соматоформных клинических проявлений, росте соматических заболеваний, протекающих с различной степенью выраженности психическими нарушениями. Все это делает необходимым проведение глубоких научно-практических исследований по ранней диагностике, дифференциации и терапии психических нарушений в клинике внутренних болезней.

Говоря о психосоматике, Н. П. Пезешкиан рассматривает ее в рамках позитивной психотерапии с трех позиций: в узком, широком и всеобъемлющем смысле:


  • Психосоматика в узком смысле – это специфическое научное и лечебное направление, которое устанавливает взаимосвязи между душевными переживаниями и реакциями организма. Сюда относятся соматические за­болевания и функциональные расстройства организма, возникновение и течение которых зависит преимущественно от психо­социальных обстоятельств. Прежде всего, речь идет об извест­ных стрессовых болезнях, таких как язва желудка, язва двенадцатиперстной кишки, функциональные сердечные расстрой­ства, головные боли, колиты, ревматические заболевания, астма и др.

  • Психосоматика в широком смысле имеет дело со струк­турой обстоятельств, в которой развиваются психосоматические расстройства и в которую они тесно вплетаются. К психосоматике в широком смысле относятся также вопро­сы отношения врача и обслуживающего персонала к больному, в том числе и социально-экономические факторы или видение человека, которое является фоновой концепцией в том, как че­ловек относится к своему телу (Я), к другим людям (Ты и Мы) и к незнакомому и непознаваемому (Пра-Мы).

  • Психосоматика во всеобъемлющем смысле ориентируется на социокультурную сферу, которая с определенных позиций отра­жает четыре области переработки конфликтов. К ним мы отно­сим сферы индивидуума, науки, культуры, политики, эконо­мики, религии и мировоззрения. Все эти сферы включаются в жизнедеятельность человека. По своему содержанию они формируются неодинаково, в зависимости от культурных условий, уровня развития и конкретной ситуации. Они не постоянны и пересматриваются и расширяются при каждой встрече с новым человеком, с другой культурой 8, с.22.

Под психосоматическими расстройствами понимаются симптомы и синдромы нарушений соматической сферы (различных органов и систем), обусловленные индивидуально-психологическими особенностями человека и связанные со стереотипами его поведения, реакциями на стресс и способами переработки внутриличностного конфликта 6, с.335.

    Расстройства, относимые к психосоматическим, включают не только психосоматические заболевания в традиционном, узком понимании этого термина, но значительно более широкий круг нарушений: соматизированные расстройства, патологические психогенные реакции на соматическое заболевание. К этому ряду относятся также психические расстройства, часто осложняющиеся соматической патологией (нервная анорексия, булимия, алкоголизм и др.), нарушения, осложняющие некоторые методы лечения, например, депрессии и мнестические расстройства, развивающиеся после операции аортокоронарного шунтирования (В. П. Зайцев и соавт., 1990; Н. И. Скачкова, 1996; С. В. Прохорова, 1996), аффективные тревожные и астенические состояния у больных, получающих гемодиализ (М. В. Коркина, В. В. Марилов, 1995). В ряде исследований (А. Б. Смулевич, 2000; B. Tuk и соавт., 1997) в рамках психосоматических расстройств рассматриваются состояния, связанные с генеративным циклом женщин (синдром «предменструального напряжения» и «предменструальное дисфорическое расстройство»; депрессии беременных и послеродовые депрессии, включающие синдром «грусти рожениц»; инволюционная истерия и др.). К психосоматическим расстройствам причисляют также соматогенные (симптоматические) психозы – делирий, аменцию, галлюциноз и др.

    Многообразные психосоматические расстройства объединяет общий признак – сочетание нарушений психической и соматической сферы и связанные с этим особенности медицинского обслуживания больных, которое предполагает тесное взаимодействие психиатров и врачей общего профиля, осуществляемое обычно либо в медицинских учреждениях общего типа, либо в специализированных психосоматических клиниках.

    Несмотря на полиморфизм проявлений, могут быть выделены две группы психосоматических расстройств, отражающих разные уровни коморбидности соматической и психической патологии: психосоматические состояния (перекрывание на уровне соматизированных, соответствующих соматическим симптомам расстройств); психореактивные состояния (взаимодействие с выявлением психопатологических расстройств) [14].  

Кроме того, в современной психосоматике различают предрасположенность, разрешающие и задерживающие развитие болезни факторы. Предрасположенность – это врожденная, а при определенных условиях и приобретенная готовность, которая выливается в форму возможного органического или невротического заболевания. Толчком к развитию такого заболевания являются трудные жизненные ситуации. Если манифестируют невротические или соматические заболевания, то они развиваются по собственным законам, которые, однако, тесно связаны с факторами окружающей среды (значение способствующих болезни факторов, например, при хронических заболеваниях, стало известно лишь в последнее время). Констатация наличия психосоматического заболевания не приводит к отрицанию основного диагноза. Если сегодня говорят о психосоматическом биопсихосоциальном заболевании, то это лишь указывает на связь: предрасположенность – личность – ситуация [17, с.119].

Итак, соматическое заболевание – телесное заболевание, противоположное психическому заболеванию. Почти любые соматические болезни так или иначе влияют на психическую жизнь. С другой стороны, психическая жизнь также воздействует на физическое состояние. Психосоматика – направление психологии, психиатрии и медицины, изучающее влияние психологических факторов на возникновение соматических (медицинских) заболеваний.

Многообразные психосоматические расстройства объединяет общий признак – сочетание нарушений психической и соматической сферы и связанные с этим особенности медицинского обслуживания больных. Предрасположенность – это врожденная, а при определенных условиях и приобретенная готовность, которая выливается в форму возможного органического или невротического заболевания. Толчком к развитию такого заболевания являются трудные жизненные ситуации.
1.2 Одиночество как психологический феномен
1.2.1 История изучения феномена одиночества

По оценкам американских исследователей, до 25% людей испытывают чувство одиночества в каждый момент времени. Подтверждена связь одиночества со многими психологическими и соматическими заболеваниями (алкоголизм, наркотики, суицид). Очевидно, в век стремительного развития средств коммуникации проблема недостатка человеческого общения нисколько не потеряла своей остроты, хотя нельзя не признать, что появление электронной почты и сотовых телефонов улучшило положение тех, кто разделен с близкими и друзьями только расстоянием. Те же, кто, по каким-то причинам не смогли образовать необходимые им связи с людьми, так и остаются в одиночестве 3.

Представляется естественным стремление теоретиков исследовать, что же такое одиночество.

Проблема одиночества является одной из серьезнейших проблем человечества, это тяжелое психическое состояние, обычно сопровождающееся плохим настроением и тягостными эмоциональными переживаниями, одиночеству подвержены многие, потребность на кого-то опереться возникает даже у сильных личностей, а стремление человека к общению обусловлено его социальной природой. Человек становится одиноким тогда, когда осознает неполноценность своих отношений с людьми, лично значимыми для него, когда он испытывает острейший дефицит удовлетворения в общении.

Одиночество – обязательная и неотъемлемая часть человеческой жизни, оно всегда сопровождало жизнь человека, и всегда будет существовать, пока существуют люди. На свете нет ни одного человека, который бы не знал, что такое одиночество. Никто не смог в прошлом, не может в настоящем и не сможет в будущем полностью избежать одиночества, как бы он этого ни хотел. В последние годы меняется отношение к одиночеству [11, с.16].

Многие годы и десятилетия без особых доказательств принимали тезис о том, что одиночество – неизменный спутник отчуждения – присуще только западному миру, когда у нас, в силу гуманистического характера социалистического общества одиночества быть не может. Тезис этот, однако, все более и более расходится с действительностью. В последнее время ученые обнародовали одиночество пожилых людей, одиночество старости, в зону социального риска, вызываемого отчуждением, были включены подростки, молодежь. О проблеме одиночества стали писать в молодежных газетах, выпускать специальные телевизионные программы, посвящать все больше работ, исследующих сущность одиночества, причины его возникновения, характерные проявления и влияния.

И. М. Слободчиков выделяет в истории изучении феномена одиночества четыре периода:

Первый  – с момента, условно говоря, существования человека до первых публикаций статей европейских философов экзистенциального направления. Этот период отличается отрывочными представлениями об одиночестве в основном на уровне частных рассуждений и отрывочными же упоминаниями в теологической и художественной литературе. Исключение из правила на этом фоне представляет монументальный труд немецкого автора Й. Циммерманна 1785/1786 года издания – четырехтомное описание «Аber die Einsamkeit».

Второй  берет точку отсчета от начала XIX столетия до начала (ориентировочно 10-20-е годы) XX века. Он может быть назван периодом формирования философских основ изучения феномена одиночества. В этот период тема одиночества приобретает устойчивый характер в художественной литературе (Э. Золя, Ф. Достоевский и др.)

Третий  –  активного интереса к феномену одиночества со стороны психологов и представителей социальных наук – приходится на конец 30-х – середину 80-х г. прошлого века. Он может, опять-таки с известной долей условности, называться периодом фундаментальных исследований в области психологии одиночества. В этот период происходит закладка концептуальных оснований феноменологического исследования. На этот же период приходится большое число произведений художественной литературы, центральной темой которых является одиночество человека (А. Камю, Г. Гессе, Э. М. Ремарк, Г. Г. Маркес и др.).

В отличие от двух предыдущих, третий период имеет четкую начальную координату – 1938 год – публикация результатов исследования Зилбурга и его коллег в рамках психодинамической парадигмы.



Четвертый  период,  берущий свое начало во второй половине 80-х годов ХХ века и продолжающийся по настоящее время, т. е. включающий в себя лишь последние 15 лет, может носить название периода частных теорий и прикладных разработок 13, с.27.

Анализ современной психологической литературы по проблеме одиночества, показывает, что с середины 80-х годов повысился интерес к этой теме, увеличилось количество исследований. Проблема отчуждения и собственно одиночества рассматривается в контексте личностных конфликтов (В. С. Мухина; А. Г. Амбрумова, Л. И. Пустовалова); в рамках изучения механизмов психологической защиты (Ф. В. Басин, М. К. Бурлакова, В. Н. Волков); системного анализа психических состояний (В. А. Ганзен, В. Н. Юрченко). Исследования принимают системный характер, происходит их углубление, актуализация отдельных аспектов феномена одиночества, что отражено в статьях и книгах: Н. Е. Покровского, В. В. Абраменковой, Ю. М. Швабла, О. В. Дончевой, К. А. Абульхановой-Славской, В. А. Андрусенко, Е. П. Крупника, А. Г. Асмолова, Г. В. Адамовича, Ж. В. Пузановой, Т. С. Чуйковой. Культурный контекст одиночества затрагивают Л. Ф. Новицкая, Л. А. Колесникова, В. Молчанов, Т. В. Власова, В. И. Пузько; социально-возрастной аспект – в работах О. Б. Долгиновой, М. В. Ермолаевой, И. М. Слободчикова.

Таким образом, отмечая тенденцию к расширению и углублению изучения одиночества как предметной области, прежде всего в рамках отечественной психологической и социальной науки (за последние десять лет число работ, посвященных не просто констатации того или иного факта, описания состояния либо процесса в связи с одиночеством, но действительно изучающих его в рамках разнонаправленной проблематики, увеличилось в разы), необходимо констатировать факт, что психология одиночества как особая отрасль научного исследования находится на начальных стадиях своего развития.

Говоря о западной научной мысли в контексте психологических исследований сегодняшнего дня, важно констатировать, что существенных изменений по сравнению с периодом углубленных исследований 40-х – начала 80-х г., не произошло. Получили свое дополнение и определенное развитие гипотезы и предположения с позиций когнитивного подхода (Perlman, Peplau). Активно формировалась эмпирическая база исследований в рамках социологических теорий (Shaver, Freedman, Russel). Было продолжено описание проблем общения, касающихся возрастных групп (Rubin, Putallaz, Gottman, K. Rosaren, L. Cesk, G. Broderic).

Итак, в истории изучения феномена одиночества выделяют четыре периода: период отрывочных представлений об одиночестве как субъективном переживании (до начала 1800-х г.); период формирования философских основ изучения феномена одиночества (начало XIX- 30-е г. XX века); период фундаментальных исследований в области психологии и социологии одиночества (1938-1980 гг.); период частных теорий и прикладных разработок (1980 – по настоящее время).
1.2.2 Современные представления об одиночестве

Сегодня большое внимание уделяется разработке, анализу, оценке эффективности социально-психологических и психотерапевтических методов помощи людям, остро переживающим одиночество. Кроме того, часть исследований затрагивает и общие, социально-философские аспекты одиночества. Несмотря на то, что на сегодняшний день в рамках научной литературы существует достаточное многообразие представлений об одиночестве, подходов к его рассмотрению, единого, целостного представления о феномене нет. Не существует, несмотря на имеющееся представление об особенностях проживания одиночества в различные возрастные периоды, и связного представления о возрастных закономерностях. Более того, в такой постановке вопрос не звучит практически ни в одном исследовании 13, с.27.

Представители западных социологических, психологических школ (Burton, Ferreira, Fromm-Reichman, Leiderman, Н. Peplau, Rubbins, Sullivan, Zilboorg и др.) разработали ряд подходов к одиночеству: от признания одиночества специфическим психическим заболеванием (Zilboorg), до выделения одиночества как социального маркера личности, общества и культуры (D. Rismen, Jones). С точки зрения западных научных школ представление об одиночестве, безусловно связано с системой социальных контактов.

Карл Голдберг исходит из того, что основными составляющими нашего осознания времени являются стремление к заботе, воспитанию кого-либо другого. По его мнению, одиночество – это нарушенное восприятие времени: потребность в заботе, не удовлетворенная в течение долгого времени. Голдберг отмечает: «… одиночество – это, своего рода, отказ от момента настоящего, от его возможностей и требований. Потеря этого настоящего и приводит к нарушенному взгляду на время: ощущение того, что настоящее замерло, оно бесконечно и не имеет будущего. Это нарушенное восприятие времени ослабляет способность субъекта к межличностному общению, что еще более усугубляет чувство одиночества» [5, с.6].

По его мнению, самые глубокие человеческие переживания в большей степени связаны со временем, чем, например, с пространством.

К. Голдберг выделяет три временных характеристики онтологического нарушения:



  • вина (прошлое);

  • стыд (настоящее);

  • предвосхищающее опасение (будущее) [5, с.7].

Вина воспринимается как поведение, бывшее, совершенное. Стыд, в его понимании – чувство неуверенности, и бесцеремонности, время застывает, становится бесконечным и спрятаться от этого негде [5, с.8]. Он использует также категорию «предвосхищающее опасение» как «…преследование субъекта чувством предопределенности в будущем» [5, с.8] .

Представители философии экзистенциализма выдвинули тезис о непременности, неизбежности одиночества, глобальности этого переживания и его основополагающем значении для развития личности.

С точки зрения П. Хартколиса, одиночество – это отказ от настоящего, от его возможностей и требований, и именно поэтому одиночество является экзистенциональной проблемой. В течение жизни мы понимаем, что наше существование быстро проскальзывает мимо. Когда мы довольны, нам хочется приостановить время, уважать каждое его проявление, но большинство из нас понимает, что не знает, как это сделать. И наоборот, когда мы в заключении, одиноки, страдаем или болеем, время течет слишком медленно, его ограничение тяжело давит на нас. По мнению автора, «мы поглощены перспективой на будущее, которое пронизано всепоглощающим чувством вины и беспомощности, которое, как кажется, будет длиться вечно. Чувство постыдной беспомощности в одиночестве является мерой одиночества» 13, с.27.

В ХХ веке в отечественной психологии одиночество как самостоятельный личностный феномен не рассматривалось, но в вопросах структурализации личности и деятельности, межличностных взаимоотношений, в контексте социальной истории нашли свое отражение и интерпретацию аналоги этого понятия: психологическое и социальное отчуждение, уединение.

Большинство российских авторов, изучавших одиночество как категорию (в философском, социологическом, психологическом аспектах), основываются на представлениях о том, что:


  • во-первых, одиночество имеет тесную взаимосвязь с системой социальных связей личности, их качеством, количеством и сформированностью;

  • во-вторых, одиночество воспринимается личностью как, преимущественно, негативное состояние;

  • в-третьих, одиночество коррелирует по определенным параметрам с отчужденностью, изоляцией и уединением [1, с.19].

По мнению В. И. Пузько, одиночество сопоставимо с экзистенциальным неврозом: «…многие люди, ощущающие себя относительно здоровыми и не нуждающиеся в психотерапии, страдают от одиночества и от некой опустошенности души. Последний вариант – неклинический, экзистенциального невроза…» [9, с.43-44].

В. Молчанов в работе «Одиночество и коммуникативность знака» возвращается к философским основаниям рассмотрения одиночества, центром его исследований является анализ представлений Э. Гуссерля. Экскурс подобного плана делает и Г. А. Назлоян, отмечая: «Пафос экзистенциальной философии от С. Къеркегора до М. Бубера и А. Камю порождает представление об одиночестве как об отсутствии диалога человека с внешним миром на уровне чувственного восприятия. Однако здравый смысл заставляет нас видеть в каждом состоянии индивида и даже в каждом временном срезе его жизнедеятельности одновременное присутствие и одиночества (в плане диалога с самим собой), и слияние с внешним миром…» [15, с.114-115].

Однако, рассматривая одиночество в рамках психопатологии, он далее проводит анализ одиночества в ключе клинической психиатрии: «…Было выдвинуто предположение, что признаки отчуждения присутствуют при каждом психическом и психосоматическом расстройстве. Это наиболее радикальная точка зрения. Она не встречается в психодинамическом и феноменологическом подходах, рассматривающих проблему одиночества под углом зрения патологии. Одиночество является коренным, сущностным свойством любого психического нарушения, водоразделом между нормой и патологией в психиатрии» [15, с.136].

М. Литвак, разделяя эту точку зрения, подчеркивает: «…чувство одиночества является обязательным симптомом невроза, не всегда осознаваемым, но всегда имеющим тяжелые последствия…» [16, с.3], вместе с тем он отмечает: «…это чувство является непременным свойством личности» [16, с.3] .

Исследователи, занимавшиеся изучением феномена одиночества, подчеркивают его непосредственную связь с ориентацией субъекта на свой внутренний мир; с его самопознанием и способностью к рефлексии. В рамках исследования одиночества как индивидуально-личностного феномена в качестве «ядра» выделяется переживание одиночества (И. М. Слободчиков), которое рассматривается как сущностная личная характеристика (на основании тезиса Л. С. Выготского о переживании как единице сознания), являясь обязательным условием личностной зрелости.

Одиночество – один из психогенных факторов, влияющих на эмоциональное состояние человека, находящегося в измененных (непривычных) условий изоляции от других людей. Как только люди попадают в условия одиночества, обусловливаемого экспериментальной географической, социальной или тюремной изоляцией, то сразу же все непосредственные связи с другими людьми прерываются, что вызывает появление острых эмоциональных реакций. В ряде случаев возникает психологический шок, характеризующийся тревожностью, депрессией и сопровождающийся выраженными вегетативными реакциями. По мере увеличения времени пребывания человека в условиях одиночества, актуализируется потребность в общении. В ответ на невозможность удовлетворения этой потребности люди персонифицируют предметы (куклы и др.), различных животных (от пауков до лошадей), создают силой воображения партнеров, с которыми начинают разговаривать вслух. Эти экстериоризационные реакции оцениваются как защитные (компенсаторные) и рассматриваются в границах психологической нормы.

Теоретический анализ философских и психологических концепций одиночества позволил дифференцировать и описать основные аспекты одиночества (объективный и субъективный, позитивный и негативный) и дать дефиницию субъективного одиночества. Объективная сторона одиночества – это общественные отношения и факты, принимающие в определенных условиях деформированный характер (аномия, отчуждение, изоляция). Иначе, говоря, объективный аспект одиночества – это те условия, которые «располагают» к одиночеству, создают для него «питательную почву», «благоприятную среду». Субъективная сторона одиночества (или – собственно одиночество) – переживание личности, обусловленное деформацией ее связей с различными аспектами действительности, относительно независимое от объективных условий и обладающее как позитивным, так и негативным потенциалом.

Позитивный смысл одиночества (одиночество как ресурс) заключается в том, что оно является неотъемлемой частью становления индивидуальности человека и, в целом, процесса социализации. Позитивный потенциал одиночества реализуется в следующих его функциях:


  • функция самопознания;

  • функция становления саморегуляции;

  • функция творчества и самосовершенствования;

  • функция стабилизации психофизического состояния;

  • функция защиты «я» человека от деструктивных внешних воздействий.

Негативный характер одиночества (одиночество как проблема) проявляется следующим образом:

  • одиночество обладает свойством подчинять себе другие психические процессы и состояния;

  • одиночество нарушает внутреннюю целостность личности;

  • одиночество может быть механизмом психологической защиты;

  • одиночество ведет к формированию сверхожиданий и переоценке вклада другого человека в собственное развитие.

Диалектическое понимание связи между негативным и позитивным аспектами одиночества позволяет говорить о том, что при определенных условиях (осознание одиночества, активная позиция по отношению к нему, опыт совладения с трудностями, мотивированность одиночества) негативные проявления одиночества могут приобрести позитивный характер.

Основаниями для типологизации субъективного одиночества являются:



  • особенности восприятия одиночества и своего отношения к нему (отрицательное и положительное);

  • причины одиночества (внешние факторы и обстоятельства, личностный выбор).

В соответствии с данными основаниями нами выделены и описаны следующие типы одиночества:

  • субъективное отрицательное, обусловленное личностным выбором (интернальное отрицательное);

  • субъективное отрицательное, обусловленное внешними факторами (экстернальное отрицательное);

  • субъективное положительное, обусловленное внешними факторами (экстернальное положительное);

  • субъективное положительное, обусловленное личностным выбором (интернальное положительное).

С. Г. Трубникова, трактуя одиночество как «… психическое явление, которое может быть классифицировано как субъективное психическое состояние…», вводит новую видовую классификацию, выделяя отчуждающее и самоотчуждающее одиночество, а также уединенность. Сама постановка вопроса указывает на принципиально отличную от общепринятых точку зрения 15, с.121.

Можно четко выделить качества личности (особенности характера), «предрасполагающие» к формированию (развитию) стойкого одиночества, внешних признаков, указывающих на предрасположенность к одиночеству:



  • высокий уровень тревожности;

  • впечатлительность;

  • романтичность (романтическая возвышенность);

  • независимость, импульсивность, эмоциональность;

  • замкнутость, малообщительность, закрытость, отстраненность;

  • повышенная психологическая ранимость;

  • эмоциональная «колючесть»;

  • робость, боязливость;

  • индивидуальность.

Если события, приведшие к возникновению одиночества, можно легко определить, то факторы, сохраняющие или затягивающие одиночество, выявить более сложно. Столкнувшись с переменными в своем социальном окружении, люди пытаются приспособиться и исправить недостатки в новом кругу общения. Когда эти недостатки и состояния одиночества сохраняются, то объяснения, которые люди дают своему одиночеству, могут сильно воздействовать как на их эмоции, так и на средства его преодоления. Например, если человек считает, что его одиночество вызвано событиями, перед которыми он бессилен, то он чаще всего падает духом и не предпринимает никаких попыток облегчить свое положение. Однако, если человек предполагает, что его одиночество вызвано чем-то таким, с чем он может справиться (например, со случаями недостаточного проявления своего дружелюбия), то он с большей настойчивостью пытается наладить отношения общения.

Одиночество может затянуться, если человек неправильно понимает его причины. Это неправильное понимание может привести к тому, что он постарается изменить не те аспекты своего положения в обществе, какие нужно, или вообще откажется от любых попыток, что-либо изменить. Таким образом, следует стремиться к актуализации позитивного потенциала одиночества.

По мнению Джеймса Линча, одиночество убивает. Его исследования показали, что одинокие, овдовевшие или разведенные люди в значительно большей степени подвержены болезням, чем те, у кого есть семья. Люди, проживающие изолированно, но поддерживающие постоянные тесные контакты с родственниками и друзьями, в меньшей степени подвержены эмоциональному и физическому износу, у них меньшая степень смертности от сердечно-сосудистых заболеваний по сравнению с людьми, утратившими связи с родным домом и привычной средой 4, с.17.

Исследования свидетельствуют о том, что одиночество отрицательно сказывается на удовлетворенности жизнью и настроении пожилых людей. Одиноко проживающие люди склонны к более пессимистической оценке жизненной перспективы: в будущем они предвидят больше неприятных событий, чем пожилые люди, проживающие в семье. Учитывая, что число одиноко проживающих людей постоянно увеличивается во многих развитых странах мира, в том числе и в нашей стране, ученые все в большей степени стараются привлечь внимание к социально-демографическим предпосылкам одиночества. Однако психологам и психотерапевтам нередко приходится сталкиваться с жалобами на одиночество, ощущение собственной ненужности со стороны людей, формально обладающих полноценной семьей. Здесь уже невозможно проблемы дефицита общения списать на стены изолированных квартир, территориальные преграды и другие «объективные обстоятельства».

Исследования Е. И. Головаха и Н. В. Паниной показали, что одиноко проживающие люди имели более низкие показатели психологического комфорта, многие проведенные ранее медицинские и психологические исследования выявляли те или иные отрицательные последствия одиночества. Но совершенно неожиданная картина обнаружилась при сопоставлении показателей жизненной удовлетворенности у людей, проживающих в семье, но имеющих отдельную комнату, с людьми, не располагающими собственной отдельной комнатой. Первоначально предполагалось, что наличие отдельной комнаты объективно создает человеку условия психологического комфорта. Однако обнаружилось, что люди, имеющие отдельную комнату, отличались более низкими показателями жизненной удовлетворенности, удовлетворенности семейными отношениями. Они, как это ни парадоксально, даже в меньшей степени были удовлетворены жилищными условиями и не только чаще отмечали семейные конфликты с детьми, но и чаще указывали на полную невозможность предотвращения таких конфликтов 4, с.64.

Те же исследования показали, что худшие показатели психологического состояния имеют разведенные по сравнению со вдовыми (в числе опрошенных нами пожилых людей было слишком мало лиц, которые никогда не состояли в браке, чтобы можно было делать выводы об этой категории людей). Другими словами, либо конфликтные ситуации, предшествующие разводам, обостряют психологический дискомфорт человека, либо определенный комплекс черт неуживчивого характера является как причиной развода и одиночества, так и причиной психологического дискомфорта.

Если бы психологическая угнетенность одиноких людей была вызвана исключительно объективными условиями, то следовало бы ожидать, что дефицит семейного общения они будут компенсировать расширением контактов с друзьями, знакомыми, коллегами, соседями. Однако исследования Е. И. Головаха и Н. В. Паниной показали, что одиноко проживающие люди отличаются более низкой социальной активностью. Они реже занимаются общественной работой, реже посещают различные культурно-массовые мероприятия, группы здоровья, реже ходят в гости и еще реже приглашают гостей к себе домой. Следовательно, одной из важнейших психологических причин одиночества является определенный тип личности, характеризующийся необщительностью,   постоянным   чувством   неудовлетворенности, завышенной требовательностью к другим людям 4, с.69.

  Люди,   ощущающие  одиночество,  редко  пытаются  найти причину своего состояния в издержках собственного отношения к окружающим и часто объясняют свою социальную и психологическую изоляцию внешними обстоятельствами.

Среди характеристик, максимально отрицательно влияющих на психологическую адаптируемость, авторы выделяют: ощущение себя неудачником, жалость к себе; склонность к подавленности; стремление держаться с людьми на расстоянии; избегание близкого общения; лживость и лукавство, ненадежность; враждебность к другим людям; склонность приписывать свои чувства и мотивы другим. Сосредоточенность на себе, отсутствие интереса или доброжелательности к другим людям обостряют многие конфликтные ситуации, пути разрешения которых довольно легко находят люди с иным складом характера — общительные, хорошо разбирающиеся в чувствах и поступках окружающих.

Итак, в свете современных представлений об одиночестве могут быть выделены две тенденции в его изучении:



  • первая – трактовка одиночества как психического состояния или субъективного переживания;

  • вторая – представление об одиночестве как преимущественно негативном состоянии и переживании.

Необходимо отметить также устойчивое внимание к вопросам развития системы мер профилактики и преодоления негативных последствий переживания одиночества.

Несмотря на то, что на сегодняшний день в рамках научной литературы существует достаточное многообразие представлений об одиночестве и особенностях его проживания в различные возрастные периоды, до сих пор нет единого, целостного представления об этом феномене, так же как нет и связного представления о возрастных закономерностях проживания и переживания одиночества.



2 ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНОЕ ИЗУЧЕНИЕ ПРЕДРАСПОЛОЖЕННОСТИ К СОМАТИЧЕСКИМ ЗАБОЛЕВАНИЯМ У ЛЮДЕЙ ОДИНОКИХ И ПРОЖИВАЮЩИХ В СЕМЬЯХ
2.1 Описание процедуры и методики исследования

Исходя из теоретического анализ литературных источников по проблеме исследования, нами была сформулирована следующая гипотеза: одинокие люди имеют более высокий уровень субъективного ощущения одиночества и, как следствие, подвержены соматическим заболеваниям в большей степени, чем люди, проживающие в семьях.

Для подтверждения или опровержения данной гипотезы мы провели экспериментальное исследование, в котором на условиях анонимности приняли участие 20 пациентов УЗ ГУ «Брестская городская поликлиника № 2» (10 мужчин и 10 женщин), которых мы условно разделили на две группы:


  • группа А – испытуемые, проживающие в семьях (5 мужчин и 5 женщин);

  • группа Б – одиноко проживающие испытуемые (5 мужчин и 5 женщин).

Цель исследования: выявить зависимость предрасположенности к соматическим заболеваниям от уровня субъективного ощущения одиночества.

Задачи:

  1. Подобрать методику исследования.

  2. Провести экспериментальное исследование и на основании анализа его результатов сделать вывод об истинности или ошибочности выдвинутой гипотезы.

В ходе исследования была использована методика диагностики уровня субъективного ощущения одиночества Д. Рассела и М. Фергюссона.
Методика диагностики уровня субъективного ощущения одиночества Д. Рассела и

М. Фергюссона [10].
Методика разработана в Калифорнийском университете Д. Расселом, Л. А. Пепло и Г. Фергюссоном и предназначена для измерения уровня ощущения одиночества.

Выявляемое состояние одиночества может быть связано с тревожностью, социальной изоляцией, депрессией, скукой.



Инструкция испытуемым: «Вам предлагается ряд утверждений (приложение 1). Рассмотрите последовательно каждое и оцените с точки зрения частоты их проявления применительно к вашей жизни при помощи четырех вариантов ответов: «часто», «иногда», «редко», «никогда». Выбранный вариант отметьте знаком «+».

Обработка результатов и интерпретация. Подсчитывается количество каждого из вариантов ответов. Сумма ответов «часто» умножается на три, «иногда» – на два, «редко» – на один и «никогда» – на 0. Полученные результаты складываются. Максимально возможный показатель одиночества – 60 баллов.

Высокую степень одиночества показывают от 40 до 60 баллов, от 20 до 40 баллов – средний уровень одиночества, от 0 до 20 баллов – низкий уровень одиночества.


2.2 Анализ и интерпретация полученных результатов
В ходе диагностики уровня субъективного ощущения одиночества по методике Д. Рассела и М. Фергюссона нами были получены следующие результаты, занесенные в таблицу 1.

Таблица 1 – Результаты диагностики уровня субъективного ощущения одиночества



Группа А

Группа Б

исп.

Баллы

Уровень

исп.

Баллы

Уровень

1.

12

Н

11.

34

С

2.

29

С

12.

57

В

3.

56

В

13.

56

В

4.

10

Н

14.

29

С

5.

14

Н

15.

58

В

6.

24

С

16.

26

С

7.

52

В

17.

18

Н

8.

38

С

18.

36

С

9.

14

Н

19.

38

С

10.

18

Н

20.

54

В

Исходя из анализа данных таблицы 1, мы констатировали следующее:



  • у испытуемых группы А зафиксированы следующие показатели уровня субъективного ощущения одиночества: низкий уровень – у 5 человек (50%), средний – у 3 (30%), высокий – у 2 (20%);

  • у испытуемых группы Б: низкий уровень – у 1 испытуемого (10%), средний – у 5 (50%), высокий – у 4 (40%).

Для наглядности эти результаты мы отразили на диаграмме 1.

Диаграмма 1 – Результаты диагностики уровня субъективного ощущения одиночества



Итак, на диаграмме 1 наглядно видно, что, если в группе одиноких людей преобладает высокий уровень субъективного ощущения одиночества, то в группе испытуемых, проживающих в семьях, - низкий уровень.

Для определения, являются ли эти различия статистически значимыми, мы применили U-критерий Манна-Уитни. Критерий предназначен для оценки различий между двумя выборками по уровню какого-либо признака, количественно измеренного.

Сформулируем гипотезы нашего исследования:

Н0: две группы испытуемых не различаются по уровню субъективного ощущения одиночества.

Н1: две группы испытуемых различаются по уровню субъективного ощущения одиночества.

Все индивидуальные значения ранжируются так, как если бы это была одна большая выборка. Затем все индивидуальные значения возвращаются в свои первоначальные выборки, и мы подсчитываем суммы полученных ими рангов отдельно по каждой выборке.

Подсчет ранговых сумм по двум группам испытуемых по уровню субъективного ощущения одиночества – таблица 2.

Таблица 2 – Подсчет ранговых сумм по уровню субъективного ощущения одиночества





Группа А (n=10)

Группа Б (n=10)

показатель

ранг

показатель

ранг

12

2

34

11

29

9,5

57

19

56

17,5

56

17,5

10

1

29

9,5

14

3,5

58

20

24

7

26

8

52

15

18

5,5

38

13,5

36

12

14

3,5

38

13,5

18

5,5

54

16

Суммы




78




132

Общая сумма рангов: 78+132=210. Расчетная сумма:


(1)
Равенство реальной и расчетной сумм соблюдено, мы можем переходить к расчету эмпирического значения U по формуле:

(2)

где n1количество испытуемых в выборке 1;



n2количество испытуемых в выборке 2;

Тх – большая из двух ранговых сумм;

nх – количество испытуемых в группе с большей суммой рангов.



(3)

По Таблице II Приложения 1 12 определяем критические значения для n1=10, n2=10. Различия между двумя выборками можно считать значимыми (р0,05), если Uэмп ниже или равен U0,05 и тем более достоверными (р<0,01), если Uэмп ниже или равен U0,01.

В нашем случае:

(4)

Таким образом, Н1 принимается: две группы испытуемых различаются по уровню субъективного ощущения одиночества.

Итак, гипотеза нашего исследования в части имеющихся различий в уровне субъективного ощущения одиночества у одиноких и проживающих в семьях людей подтверждена.

Для выявления зависимости предрасположенности к соматическим заболеваниям от уровня субъективного ощущения одиночества нами были проанализированы медицинские карты испытуемых. В таблице 3 зафиксировано количество обращений испытуемых за медицинской помощью в течение 3-х последних лет.

Таблица 3 – Результаты анализа медицинских карт испытуемых


Группа А

Группа Б

исп.

Кол-во обращений

исп.

Кол-во обращений

1.

2

11.

5

2.

1

12.

6

3.

1

13.

3

4.

3

14.

9

5.

2

15.

2

6.

2

16.

1

7.

1

17.

7

8.

3

18.

6

9.

2

19.

3

10.

4

20.

2




21




44

Среднеарифметический показатель количества обращений за врачебной помощью в группе А – 2,1 и группе Б – 4,4.

Затем при помощи критерия U-критерий Манна-Уитни выяснили, являются ли эти различия статистически значимыми.

Гипотезы исследования:

Н0: две группы испытуемых не различаются по количеству обращений за врачебной помощью.

Н1: две группы испытуемых различаются по количеству обращений за врачебной помощью.

Подсчет ранговых сумм по двум группам испытуемых по количеству обращений за врачебной помощью – таблица 4.

Таблица 4 – Подсчет ранговых сумм по количеству обращений за врачебной помощью






Группа А (n=10)

Группа Б (n=10)

показатель

ранг

показатель

ранг

2

7,5

5

16

1

2,5

6

17,5

1

2,5

3

12,5

3

12,5

9

20

2

7,5

2

7,5

2

7,5

1

2,5

1

2,5

7

19

3

12,5

6

17,5

2

7,5

3

12,5

4

15

2

7,5

Суммы




77,5




132,5

Равенство реальной и расчетной сумм соблюдено,



(5)

(6)

Таким образом, Н1 принимается: две группы испытуемых различаются по количеству обращений за врачебной помощью.

Итак, наша гипотеза в части наличия зависимости предрасположенности к соматическим заболеваниям от уровня субъективного ощущения одиночества в ходе исследования нашла свое подтверждение. Одинокие люди имеют более высокий уровень субъективного ощущения одиночества и, как следствие, подвержены соматическим заболеваниям в большей степени, чем люди, проживающие в семьях.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Соматическое заболевание – телесное заболевание, противоположное психическому заболеванию. Почти любые соматические болезни так или иначе влияют на психическую жизнь. С другой стороны, психическая жизнь также воздействует на физическое состояние. Психосоматика – направление психологии, психиатрии и медицины, изучающее влияние психологических факторов на возникновение соматических (медицинских) заболеваний.

Многообразные психосоматические расстройства объединяет общий признак – сочетание нарушений психической и соматической сферы и связанные с этим особенности медицинского обслуживания больных. Предрасположенность – это врожденная, а при определенных условиях и приобретенная готовность, которая выливается в форму возможного органического или невротического заболевания. Толчком к развитию такого заболевания являются трудные жизненные ситуации.

В истории изучения феномена одиночества выделяют четыре периода: период отрывочных представлений об одиночестве как субъективном переживании (до начала 1800-х г.); период формирования философских основ изучения феномена одиночества (начало XIX- 30-е г. XX века); период фундаментальных исследований в области психологии и социологии одиночества (1938-1980 гг.); период частных теорий и прикладных разработок (1980 – по настоящее время).

В свете современных представлений об одиночестве могут быть выделены две тенденции в его изучении:



  • первая – трактовка одиночества как психического состояния или субъективного переживания;

  • вторая – представление об одиночестве как преимущественно негативном состоянии и переживании.

Необходимо отметить также устойчивое внимание к вопросам развития системы мер профилактики и преодоления негативных последствий переживания одиночества.

Несмотря на то, что на сегодняшний день в рамках научной литературы существует достаточное многообразие представлений об одиночестве и особенностях его проживания в различные возрастные периоды, до сих пор нет единого, целостного представления об этом феномене, так же как нет и связного представления о возрастных закономерностях проживания и переживания одиночества.

Исходя из теоретического анализ литературных источников по проблеме исследования, нами была сформулирована следующая гипотеза: одинокие люди имеют более высокий уровень субъективного ощущения одиночества и, как следствие, подвержены соматическим заболеваниям в большей степени, чем люди, проживающие в семьях.

Для подтверждения или опровержения данной гипотезы мы провели экспериментальное исследование, в котором на условиях анонимности приняли участие 20 испытуемых. В ходе исследования была использована методика диагностики уровня субъективного ощущения одиночества Д. Рассела и М. Фергюссона.

Анализ полученных в ходе экспериментального исследования результатов позволил нам сделать вывод об истинности выдвинутой гипотезы: одинокие люди имеют более высокий уровень субъективного ощущения одиночества и, как следствие, подвержены соматическим заболеваниям в большей степени, чем люди, проживающие в семьях. Гипотеза подтверждена при помощи U-критерия Манна-Уитни.

Таким образом, цель исследования – изучить проблему предрасположенности к соматическим заболеваниям у людей одиноких и проживающих в семьях – достигнута; задачи реализованы. Гипотеза – одинокие люди имеют более высокий уровень субъективного ощущения одиночества и, как следствие, подвержены соматическим заболеваниям в большей степени, чем люди, проживающие в семьях – подтверждена.



СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ


  1. Артамонова, А. А. Переживание одиночества как фактор развития личностного потенциала студентов-первокурсников : автореф. дисс. ... канд. психол. наук / А. А. Артамонова. – М., 2008. – 240 с.

  2. Баженова, М. И. Особенности интегральной индивидуальности хронических соматических больных и их связь с отношением к болезни : автореф. дис. ... канд. психол. наук / М. И. Баженова. – Пермь, 2007. – 23 с.

  3. Белова, Л. В. Одиночество: попытки измерить пустоту / Л. В. Белова // Российское общество аналитической психологии – http://www.roapinfo.ru/library.php

  4. Головаха, Е. И. Психология человеческого взаимопонимания / Е. И. Головаха, Н. В. Панина. – Киев, 1989. – 290 с.

  5. Лабиринты одиночества / Сост. Н. Е. Покровский. – М. : Просвещение, 1987. – 290 с.

  6. Менделевич, В. Д. Клиническая и медицинская психология: Практическое руководство / В. Д. Менделевич. – М.: МЕДпресс, 2001. – 592 с.

  7. Палеев, Н. Р. Особенности психических нарушений при некоторых формах соматических заболеваний / Н. Р. Палеев, Н. К. Черейская, Л. А. Подрезова. – М. : Владос, 2003. – 410 с.

  8. Пезешкиан, Н. П. Психосоматика и позитивная психотерапия / Н. П. Пезешкиан; пер. с нем. – М. : Медицина, 1996. – 464 с.

  9. Пузько, В. И. Экзистенциальный невроз как бегство от одиночества / В. И. Пузько // Материалы научной конференции «Теология, философия и психология одиночества». – Владивосток, 1995. – 310 с.

  10. Райгородский, Д. Я. Практическая психодиагностика. Методики и тесты: учебное пособие / Д. Я. Райгородский. – Самара : БАХРАХ-М, 2002. – 672 с.

  11. Самоукина, Н. В. Несколько слов об одиночестве / Н. В. Самоукина // Московский психологический журнал. – 2007. - № 6. – С. 16-19.

  12. Сидоренко, Е. В. Методы математической обработки в психологии / Е. В. Сидоренко. – СПб : Речь, 2000. – 350 с.

  13. Слободчиков, И. М. Современные исследования переживания одиночества / И. М. Слободчиков // Психологическая наука и образование. – 2007. – № 3. – C. 27-35.

  14. Смулевич, А. Б. Психосоматические расстройства (клиника, терапия, организация медицинской помощи) / А. Б. Смулевич // Психиатрия и психофармакотерапия. – 2000. – Т.2.

  15. Трубникова, С. Г. Психология одиночества: генезис, виды, проявления : автореф. дисс. ... канд. психол. наук / С. Г. Трубников. – М., 1999. – 145 с.

  16. Хамитов, Н. В. Одиночество женское и мужское / Н. В. Хамитов. – Киев, 1995. – 110 с.

  17. Ясперс, К. Общая психопатология / К. Ясперс. – М. : Практика, 1997. – 1056 с.


ПРИЛОЖЕНИЯ
Приложение 1

Текст опросника субъективного ощущения одиночества



  1. Я несчастлив, занимаясь столькими вещами в одиночку

  2. Мне не с кем поговорить

  3. Для меня невыносимо быть таким одиноким

  4. Мне не хватает общения

  5. Я чувствую, будто никто действительно не понимает себя

  6. Я застаю себя в ожидании, что люди позвонят или напишут мне

  7. Нет никого, к кому я мог бы обратиться

  8. Я сейчас больше ни с кем не близок

  9. Те, кто меня окружает, не разделяют мои интересы и идеи

  10. Я чувствую себя покинутым

  11. Я не способен раскрепощаться и общаться с теми, кто меня окружает

  12. Я чувствую себя совершенно одиноким

  13. Мои социальные отношения и связи поверхностны

  14. Я умираю от тоски по компании

  15. В действительности никто как следует не знает меня

  16. Я чувствую себя изолированным от других

  17. Я несчастен, будучи таким отверженным

  18. Мне трудно заводить друзей

  19. Я чувствую себя исключенным и изолированным другими

  20. Люди вокруг меня, но не со мной








Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2019
обратиться к администрации

    Главная страница