Тема § Психология человеческого действия Хозяин ли я самому себе?



Скачать 100.21 Kb.
Дата21.05.2016
Размер100.21 Kb.

Учитель Сборцев С.Н.

11 класс (12-летка)

ЧОГ (углубленный)

Тема § 6. Психология человеческого действия Хозяин ли я самому себе?

Если я поступаю определенным образом, то это именно я поступаю, а не кто-нибудь другой.

Обратимся к доста­точно известным психологическим опытам, показывающим, что далеко не всегда человеку удается быть хозяином своего действия, хотя он и полагает себя таковым. Наиболее инте­ресны здесь психологические эксперименты с людьми, нахо­дящимися под гипнозом. В одном из таких исследований психолог, введя своего испытуемого в гипнотическое состоя­ние, внушил ему, что после пробуждения необходимо взять стоящий в углу комнаты зонтик, раскрыть его и несколько раз пройтись перед сидящими вдоль стены зрителями. Пред­стояло совершить, очевидно, нелепый, труднообъяснимый по­ступок. Но все произошло в полном соответствии с инструк­цией гипнотизера. В ответ на недоуменные вопросы присутст­вующих испытуемый после короткого замешательства сказал, что он взял зонт потому, что, во-первых, данный предмет уже давно привлекал его внима­ние, а во-вторых, что он очень хотел испытать чув­ство хозяина этого зонта, гуляющего с такой замеча­тельной вещью под дождем. (Заметим, кстати, что зонт внес в помещение ассистент психолога в тот момент, когда испытуемый находил­ся в гипнотическом состоя­нии.) Очевидно, что выска­занное объяснение поступка было придумано испытуе­мым гипнотизера, хотя в его искренности сомневаться не приходилось. При повторных опытах с другими иссле­дуемыми опрашиваемые, не сумевшие создать разумную версию случившегося, проявляли высокую тревожность или обнаруживали признаки внутрен­него смятения, завершавшегося (при настойчивости экспери­ментатора) резким возвращением в гипнотическое состояние.

Данные опыта с постгипнотическим поведением убедитель­но демонстрируют стремление людей создавать правдоподоб­ные версии событий, включающих их собственные поступки, представлять картину происшедшего так, как если бы все совершалось согласно их воле. Запомним эту особенность. Часто именно она не позволяет психологам абсо­лютно доверять самоотчетам испытуемых относительно при­чин и способов действия. Все, что можно сказать, выслуши­вая то или иное объяснение, так это отметить особенности осознания испытуемым самого события. Истинные же причи­ны могут быть совсем иными.

Каждый из нас может рассказать не об одной ситуации из собственной жизни, когда мы поступали «не помня себя». Находясь во власти аффекта, негативных эмо­ций.

Способность человека утрачивать контроль над своим поведением издавна интересовала психологов. Так, еще в начале XX в. «психология масс» (научное направление) зафиксирова­ла феномен потери человеком ответственности в толпе. По мнению многих ученых, попадая в толпу, индивидуум снижа­ет свой интеллект, становится подвержен простым эмоциям, уровень его саморегуляции падает до нулевой отметки, возра­стает агрессивность и стремление следовать указаниям обоже­ствляемых вождей. Заражение и внушение приводят толпу в единообразное состояние так, что, мы это вправе сказать, действуют не отдельные индивидуумы, а толпа, не человек — хозяин положения, а возбужденная, охваченная общим состо­янием масса. Кстати, толпа как состояние может распростра­няться и на совсем небольшую группу людей. При этом, как справедливо отметил один из отцов — основателей «психоло­гии масс»Гюстав Лебон, не имеет значения, что перед нами — толпа водовозов или толпа академиков. И то и дру­гое — толпа.

Эти и многие другие обстоятельства делают проблему господства человека над своим сознанием и действием цент­ральной темой не только психологии, но и всего современного человекознания.

Таким образом, далеко не всякое внешне наблюдаемое поведение человека является индивидуально осознанным по своему психологическому содержанию. Не только внешние наблюдатели, но и сам деятель не всегда оказывается «посвя­щенным» в причины собственной активности.


Признаки самостоятельности

Но когда же люди действуют самостоятельно? Отметим прежде всего тут близость, если не родство, некоторых видов человеческой активности и пассивных (приспособительных) реакций животных. Судите сами. Голод побуждает хищника к охоте, непогода — к поиску убежища, страх — к защите или бегству, стая — к борьбе за лидерство. Во всех этих случаях внешние или внутренние обстоятельства, непроизвольные по своему характеру, выступают источником действия. В этом смысле животное тождественно условиям своей жизнедеятель­ности, обусловлено ими и никогда не может преодолеть дан­ную природную необходимость. В нашей с вами жизни встре­чается достаточно большое количество ситуаций, подобных инстинктивному поведению животных. Но речь идет именно о подобии, а не о тождестве. Ведь человек всегда имеет воз­можность осмыслить себя и свое отношение к миру. В этом его действительная привилегия и драма. Драма потому, что вместе с отношением к своему действию и соответствующим обстоятельствам индивидуум получает как свободу поступка, так и ответственность за свой выбор. Дистанция (или пози­ция), образуемая человеком при осознании собственной актив­ности, предстает как важнейшая характеристика самостоя­тельного человеческого действия.

В качестве второй по значимости черты автономного (само­стоятельного, индивидуального) действия психологи называ­ют произвольность — подчиненность человеческих усилий со­знательно поставленной цели. Между тем наша с вами жизнь буквально переполнена непроизвольными видами деятельно­сти, когда отсутствуют как сознательное намерение, так и план его реализации. Речь идет, например, о реакции водителя автомашины на внезапно появившийся перед ним объект, операциях контроля за приборами авиационного дис­петчера, речи, ходьбе и многих других явлениях человече­ской жизни.

Во всех приведенных примерах доминирует момент не­осознанности, автоматизма, шаблона, управляющего поведе­нием индивидуума. В некотором роде действует этот шаблон, а не человек. Конечно, любой из указанных шаблонов может быть в той или иной степени осознан человеком, подвержен произвольной трансформации и совершенствованию. Но тут важно не столько это потенциальное влияние на автоматизм, сколько принципиальная возможность включения стереотипи-зированных (стандартных) действий в структуру произволь­ных; подчинение их тем самым целесообразным усилиям. Так, автоматический навык чтения включается нами в осо­знанную произвольную подготовку домашнего задания, а не­осознаваемая ходьба обеспечивает вполне осознаваемое наше движение в магазин.

Третьей характеристикой самостоятельного действия при­нято считать его опосредованность. Непосредственное поведе­ние реактивно, импульсивно, подчинено требованию акту­альной потребности или мотиву. Опосредованное учитывает отдаленные перспективы и последствия, общественные нормы и ценности, позиции других людей, попадающих в простран­ство данного действия. В этом случае сознательное усилие всегда сообразуется с самоограничением, так как собственная свобода может стать несвободой для другого человека. Порой нам очень не хочется заниматься домашней работой или приготовлением уроков на следующий день. Однако забота о наших близких или стремление в будущем поступить в ин­ститут включаются в структуру выбора, опосредуют наде­ленное новым смыслом действие. Конечно, опосредование может иметь и иной характер. Привязывающая нас к пись­менному столу боязнь получить завтра неудовлетворительную отметку также опосредует наше поведение, однако в этом случае открытым остается вопрос о том, кто же хозяин ситуа­ции, поскольку не соблюдается критерий действия по собст­венной воле (произвольности).

Таким образом, наличие осознанности (отношение), про­извольности (подчиненность собственным целям), опосредован-ности (учет внешних и внутренних обстоятельств) делают наше действие подвластным нам. Высшей формой самостоя­тельного действия в психологии считается поступок, понимае­мый как общественно ориентированное и лично значимое дей­ствие, мотивируемое самим индивидуумом на основе сознатель­но принимаемых решений относительно целей, путей и средствих достижения.



Пусть наши действия чаще будут ответственными

Итак, вы уже, наверное, заметили, что осуществление самостоятельного сознательного действия — дело непростое, требующее порой громадного внутреннего усилия. Как же может выглядеть в самом общем виде схема такого действия? Для ответа на вопрос давайте проиграем (промоделируем) этот акт в уме.

Возьмем типичную для учеников ситуацию — окончание школы и связанное с ним профессиональное самоопределение. Выбор профессии — событие разряда поступка, требующее

осознанного, осмысленного и ответственного решения. Слиш­ком высока цена ошибки. Возможный ход решений в этом случае таков.

Вначале нам предстоит разобраться с многоголосием на­ших «Я». С восьмого класса вы, конечно, помните о доста­точно непростых взаимоотношениях различных «Я»-позиций. Вспомнили?

Обратимся теперь к своим противоречивым мыслям и стремлениям. Чего мы хотим на самом деле? Какое из наших «Я» обнаруживает себя в том или ином желании? Может, «Я» фантастическое, а может, «Я» идеальное? Давайте не будем отказываться ни от одной возможности, прислушаемся ко всем голосам, к каждому в отдельности, не оставим без вни­мания даже самый слабый, едва слышный голосок. Зададим каждому «Я» несколько вопросов: кто ты? Ты этого действи­тельно хочешь? Зачем тебе это?

Очень важно уметь вслушиваться в себя. Мы часто прене­брегаем таким жизненно значимым умением. Ценим мнения других, забыв спросить себя.

В разговоре с собственным «Я» порой непросто различить свой голос и голос престижа, моды, авторитета или кумира, выбрать свой путь по велению сердца, когда им управляют другие «Я».

Но вот первый шаг завершен. Мы отдали предпочтение одному из голосов и теперь твердо знаем, чего хочет наше «Я». Итак, «хочу», но вот «могу ли»?

Как и в первом случае, прислушаемся к многоголосию своего внутреннего мира. И что же мы слышим? «Я этого не умею»,— говорит актуальное «Я». «Никогда раньше мне та­кое делать не приходилось»,— вторит ему «Я» прошлое. Я никогда не смогу»,— предупреждает «Я» будущее. Что же это все значит?

Осторожно! Весь данный хор голосов — лишь лики «Я» неуверенного. В нем и опыт былых неудач, и страх перед грядущей неопределенностью, и нелестное порой мнение окружающих. Выслушаем это «Я», но лишь затем, чтобы Сказать ему: «Зато «Я»...— и найдем в себе важные для намеченного дела достоинства. Не бывает человека без до­стоинств, даже общепризнанные «недостатки» при уме­лом самоопределении оборачиваются немалыми преимуще­ствами. Из истории физики известно, что Нобелевский лауреат — автор теории относительности — Альберт Эйнштейн обладал в детстве замедленным разви­тием. Он поздно начал говорить, с трудом учился, да и в зрелом возрасте за­метно уступал многим своим коллегам в живости ума и глубине эрудиции. Однако неспешность мысли, умение выделить главное и сконцентрироваться на нем позволили Эйнштейну обнаружить те сущностные проблемы совре­менной физики, которые не замечались более «подвижными» его современни­ками.

Наше «хочу» и «могу» определились. Что же, приступим к делу? Нет, не решены еще несколько вопросов. Во-первых, это отсутствие конкретной цели действия. Ведь будущая про­фессия — лишь перспектива, а не точечно направленное уси­лие. Перспективу еще предстоит структурировать — разбить на ряд подцелей — ступенек к желанной вершине. Здесь важ­но выделить реально достижимое, определенное, но лежащее на пути реализации задуманного.

Во-вторых, учтем и еще одно обстоятельство. Не повредим ли мы своим действием другим людям? Сможем ли обеспе­чить свое действие собственными усилиями? Здесь работает правило: только за свой счет! Если за чужой, то действуем не мы сами, а мы направляемы. Не лучше ли в таком случае остановиться?

Такой может быть в самом общем виде схема самостоя­тельного, осознанного, ответственного решения, предваряю­щего действие. Его ориентировочная, подготовительная часть. Исполнительная — это, собственно, реализация, которая в свою очередь нуждается в самоконтроле и самооценке. То ли мы делаем, что задумали? А если да, то в какой степени? Из контроля и оценки рождается новая цель и новое действие. А каждая достигнутая цель рождает новую перспективу.

В профессиональном самоопределении, о котором мы ве­дем речь, промежуточные цели далеко не так «очарователь­ны», как конечный результат. За каждодневным учебным трудом или изматывающими тренировками перспектива ино­гда блекнет, обесценивается. Вернемся в этом случае еще раз к голосу нашего «Я». Что мы слышим теперь? Усталость или зов иного будущего? Задумаемся над этими вопросами. От вет и ответственность — слова однокоренные. Пусть наши действия чаще будут ответственными.

Выводы. 1. В некоторых ситуациях человек не отдает отчета в своем поведении.

2. Действовать самостоятельно — значит поступать осо­знанно, соответственно собственным целям, с учетом конкрет­ных обстоятельств.

3. Разумное поведение человека предполагает ответствен ные решения, самоконтроль и самооценку.


Индивидуальное действие — это то, которое осознано, осмыслено и пережито мною как собственное.

Иррациональность — бессмысленность массы, подчинен­ность действия эмоции.

Страсть — порыв, сильное чувство, целиком захватываю­щее человека.

Толпа — неустойчивое скопление людей.

О 1. Какие наши действия нельзя назвать самостоятельными, автономными? • 2. Какими качествами обладает самостоятельное действие?

3. Каково содержание ориентировочной части действия?

4. Каково содержание исполнительной части действия?

5. Какое действие можно назвать ответственным?

6. Какое действие приобретает характер поступка?

Закон «жизни для других»

Психолог Артур Владимирович Петровский рассказывал:

«Случилось мне поставить своего рода «эксперимент». Среди моих знакомых есть молодые способные художники. Вот я и спросил, как они сами объясняют свою потребность в художественном творчестве. Во всех ответах говорилось о самоутверждении, самоактуализации («выра­зить себя, свое отношение к миру...», «выплеснуть себя на холст...», «Мой внутренний мир переполнен непролившимися красками и нево­площенными формами, хочется увидеть это вовне, на бумаге, на по­лотне...» и т. д.).

Почти все они подчеркивали, что их не волнует мнение публики (один из художников даже процитировал: «Поэт, не дорожи любовию народной»). Мотив материального обогащения практически не звучал, хотя и не отрицался, и если был, то, скорее, как добродушное «задира­ние» психолога, который своими вопросами вторгается в «святая свя­тых» творчества (один, усмехнувшись, сказал: «Штаны себе с бляхою куплю! Вот для чего картину пишу!»).

«Эксперимент» я продолжил через некоторое время. Для обсужде­ния была предложена следующая ситуация: «Отныне вы получаете превосходную отдельную мастерскую (а это для них, как правило, трудная проблема), лучшие краски, холсты за каждую написанную картину на любую тему, в любом жанре, манере, стиле вам платят по самой высокой ставке, через некоторое время вам присвоят какое-либо высокое звание. Одним словом, самовыражайтесь и получайте за это все жизненные блага. Одно обязательное условие: ни одну вашу карти­ну никогда не увидит ни один человек, все они останутся в ваших руках. Согласны?! Последовал единодушный отказ». (Таранов П. С. Психо­логия знаменитых ситуаций. Симферополь, 1996.)


...Хотеть недостаточно, надо действовать.

И. Гёте.


Быть человеком — это чувствовать свою ответственность.

А. Сент-Экзюпери.

Настоящие свойства человека обнаруживаются лишь тог­да, когда наступает время проявить, доказать их на деле.

Л. Фейербах.

Ничего так не делает жизнь легко переносимой, как дея­тельность, направленная к одной цели.

И. Шиллер.








Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2019
обратиться к администрации

    Главная страница