Тема Часть III. Проблема идентичности в социологии и психологии



страница1/2
Дата12.05.2016
Размер0.51 Mb.
  1   2
Тема 5. Часть III.ПРОБЛЕМА ИДЕНТИЧНОСТИ В СОЦИОЛОГИИ И ПСИХОЛОГИИ

_________________________________________________________________________


Сартакова Г.В.- старший преподаватель кафедры истории, политологии, социологии КрасГАУ

Сартаков В.В. – доцент, кандидат философских наук кафедры истории, политологии, социологии КрасГАУ

___________________________________________________________________

1. Понятия “идентификация” и “идентичность” в социальных науках.

2. Исследование идентификации и идентичности в трудах Э. Эриксона.

2.1. Эрик Эриксон: биографический очерк.

2.2. Эриксон как выдающийся представитель эго-психологии.

2.3. Идентичность и кризисы идентификации в эпигенетической теорииразвития человека Эрика Эриксона.

2.4. Эриксоновское понятие “идентичности”.

2.5. Характеристики психосоциальных стадий развития личности по Эриксону.

1. ПОНЯТИЯ “ИДЕНТИФИКАЦИЯ” И “ИДЕНТИЧНОСТЬ”
В СОЦИАЛЬНЫХ НАУКАХ
Идентичность (от лат. idem (местоим.) - тот же, тот же самый) - тождественность, одинаковость, полное совпадение чего-нибудь с чем-нибудь.

Идентификация (от лат. idem (местоим.) - тот же, тот же самый и facere - делать) - 1) опознание, чего-нибудь, кого-либо; 2) уподобление, отождествление с кем-либо, чем-либо.

В первом значении термин “идентификация” используется в психологии познавательных процессов, а также в инженерной и юридической психологии. Он понимается как процесс сопоставления, сличения одного объекта с другим на основании какого-либо признака или свойства, в результате чего происходит установление их сходства или различия. Благодаря процессу идентификации происходит распознание образов, образование обобщений и их классификация, анализ знаковых систем и т.д. В данном случае процесс познания выступает как опознание того качества, на основании которого личность может быть отнесена к какому-либо классу, типу (например, идентификация преступника), или же на основании которого она может быть признана целостной и идентичной самой себе.

Во втором значении идентификация в самом общем виде - это эмоционально-когнитивный процесс неосознаваемого отождествления субъектом себя с другим субъектом, группой, образцом.

Понятие “идентификация” было введено З. Фрейдом сначала для интерпретации явлений патологической депрессии, позднее - для анализа сновидений и некоторых процессов, посредством которых маленький ребенок усваивает образцы поведения значимых других, формирует “сверх-Я”, принимает женскую или мужскую роль и пр. Фрейдом было выделено несколько типов идентификации. В младенчестве возникает первичная идентификация, которая является примитивной формой эмоциональной привязанности ребенка к матери. Впоследствии эта “тотальная захваченность объектом” уступает место вторичной идентификации, играющей роль защитного механизма, благодаря которому ребенок справляется с беспокойством, вызванным угрожающим авторитетом, путем включения некоторых аспектов его поведения в собственные действия. Согласно Фрейду, эта форма идентификации является предысторией Эдипова комплекса, когда маленький мальчик во всем хочет занять место отца и, боясь его наказания, копирует некоторые особенности его поведения. Эта парциальная (частичная) идентификация носит амбивалентный характер и может проявляться как в отношении любимого лица, так и лиц, которых ненавидит или которым завидует. Особенное значение этот тип идентификации приобретает при усвоении ребенком запретов родителей, при формировании у него устойчивости к искушениям, при развитии совести.

Применительно к взрослому субъекту идентификация в концепции Фрейда связывалась с невротическим симптомом, при котором у субъекта из-за желания оказаться в положении объекта, возникают болезненные явления, характерные для последнего.

Для Фрейда механизм идентификации обеспечивает взаимную связь индивидов в социальной группе, создает аффективную общность как особое вживание, вчувствование, приобретая в некоторых случаях свойство “психической инфекции”, столь характерной для толпы.

В неопсихоанализе (неортодоксальном психоанализе) (А. Фрейд, Д. Рапопорт) понятие идентификации выступило в качестве центрального механизма формирования способности “Я”-субъекта к саморазвитию. При этом между субъектом и отражаемым объектом происходит установление определенной эмоциональной связи, содержанием которой является переживание своей тождественности с объектом.

В современной психологии понятие “идентификация” охватывает три пересекающиеся области психической реальности. Во-первых, идентификация - это процесс объединения субъектом себя с другим индивидом или группой на основании установившейся эмоциональной связи, а также включение в свой внутренний мир и принятие как собственных норм, ценностей и образцов. Открытое подражание как следование образцу особенно ярко выступает в дошкольном возрасте. Во-вторых, идентификация - это представление, видение субъектом другого человека как продолжения себя самого, наделение его своими чертами, чувствами, желаниями (например, родители, ожидающие от ребенка осуществления собственных честолюбивых замыслов). В-третьих, идентификация - это механизм постановки субъектом себя на место другого, что проявляется в виде погружения, перенесения индивидом себя в поле, пространство, обстоятельства другого человека и приводит к усвоению его личностных смыслов. Этот тип идентификации позволяет моделировать смысловое поле партнера по общению, обеспечивает процесс взаимопонимания и вызывает содействующее поведение.

Понятие “идентификация”.

Широкое распространение понятие “идентификация” получило в социологии и в социальной психологии. Здесь идентификация рассматривается прежде всего как важнейший механизм социализации, проявляющийся в принятии индивидом социальной роли при вхождении в группу, в осознании им групповой принадлежности, формировании социальных установок и т.д.
Понятие “личностная идентичность”.

Каждому человеку необходимо ощущение пребывания (присутствия) в этом мире как “реальной, целостной и, во временном смысле, непрерывной личности”, ему необходима... “непоколебимая уверенность в своей собственной реальности и идентичности, а также реальности и идентичности других людей”. Отсутствие у человека данного чувства “всеобъемлющей самостоятельности и личностной идентичности, а также реальности и идентичности других людей” делает его онтологически (бытийно) незащищенным, лишенным необходимой оснащенности к социальной жизни. Эти контрастные экзистенциальные состояния человека представляют собой два противоположных полюса того жизненного пространства, в котором ему суждено пребывать, находясь в благоприятной или неблагоприятной его зоне. Утрата чувства личностной идентичности означает для каждого колоссальное человеческое отчуждение, обрекает его на человеческие страдания. Всемирно известный психолог и психотерапевт В. Франкл назвал это состояние “утратой смысла жизни (смыслоутратой)” или “экзистенциальным вакуумом”, которое получает все большее распространение в мире.

2. ИССЛЕДОВАНИЕ ИДЕНТИФИКАЦИИ И ИДЕНТИЧНОСТИ
В ТРУДАХ Э. ЭРИКСОНА
Одним из самых глубоких исследователей индивидуальной и социальной идентичности является Эрик Эриксон - американский психоаналитик, психолог, представитель социологического направления в неопсихоанализе, выдающийся представитель эго-психологии, “один из титанов современной нам психологии”.
2.1. Эрик Эриксон: биографический очерк
Эриксон родился во Франкфурте-на-Майне в семье датчан в 1902 году. Формального высшего образования после окончания школы не получил. Учился в “гуманистической гимназии” в Германии, был посредственным студентом, но преуспевал в изучении истории и искусства. После окончания гимназии он отправился в путешествие по Центральной Европе. Годом позже поступил в художественную школу, но, не окончив ее, отправился в Мюнхен для обучения в известной Академии художеств. Спустя два года, Эриксон снова отправился в путешествие, на этот раз по Италии. В 1927 году он был принят на работу преподавателем в маленькую экспериментальную американскую школу в Вене. Школа была основана Анной Фрейд для детей, родители которых обучались психоанализу. Позже он познакомился и с семейством Зигмунда Фрейда.

Сначала Эриксон обучался психоанализу в Венском психоаналитическом институте, а затем с 1927 по 1933 годы продолжал изучать его под руководством Анны Фрейд, успешно закончил курс обучения. Это было его формальное единственное академическое образование, не считая свидетельства, выданного Ассоциацией учителей им. Марии Монтессори в Вене. (Он изучал систему Монтессори и получил диплом педагога-воспитателя).

В Вене же Эриксон познакомился и со своей будущей женой - американской художницей Джоан Мойват Серсон, ставшей впоследствии консультантом и писательницей по вопросам гигиены. В 1933 году супруги переехали в США. Эриксон был приглашен в Бостон в качестве преподавателя и специалиста по детскому психоанализу. В течение последующих двадцати лет Эриксон сочетал работу в клинике с преподаванием в Гарвардском, Йельском и Калифорнийском университетах.

Собирая в 30-е годы фактический материал для научной работы о жизни индейцев в резервации, он “обнаружил у них синдром невроза, необъяснимого с точки зрения классического психоанализа. Основным источником душевного смятения индейца, видимо, служило ощущение беспочвенности, оторванности от корней, разрыв между нынешним образом жизни и тем, который сохранился в преданиях племени. Индеец ощущал пропасть не только за спиной у себя, но и впереди, на пути ассимиляции. Психологические конфликты такого рода, как догадался Эриксон, тесно связаны с человеческим “Я” и с культурой, но имеют очень мало отношения к сексуальным влечениям, которые ставил во главу угла Фрейд.

Догадка, возникшая у Эриксона в индейских резервациях, окрепла в годы Второй мировой войны, когда он работал в Сан-Франциском центре восстановления трудоспособности инвалидов войны. Многие инвалиды казались Эриксону людьми, потерявшими представление о том, кто они такие. Их чувства, мысли и действия отличались от их образа жизни и мышления до войны. Даже если в психике этих солдат и возникали конфликты в связи с подавленными сексуальными влечениями, главное их затруднение, по мнению Эриксона, заключалось в том, что он назвал тогда “идентификационной спутанностью”, то есть неспособностью индивида опознать свое “Я”.

Эриксон долго не опубликовывал свои наблюдения и выводы. Его первая книга “Детство и общество” появилась в 1950 году, когда ее автору исполнилось 48 лет. И если бы он написал только эту книгу, то и “этого было бы достаточно, чтобы войти в шеренгу великих психологов ХХ столетия”. Названное “научное произведение может быть учебником по истории, антропологии, этологии, детской психиатрии, социальной и возрастной психологии”.



2.2. Эриксон как выдающийся представитель эго-психологии
Своим энциклопедическим анализом генезиса Эго Эриксон обогатил фундаментальную теорию психического развития личности. Его первый научный труд “Детство и общество” был переведен на многие языки и выдержал в разных странах несколько изданий. Переведенный на русский язык полностью, у нас он впервые был издан в 1996 году, то есть уже после смерти автора, который умер в 1994 году.

Эго-психология является результатом развития психоанализа. Эриксон “неизменно настаивал на том, что его идеи не более, чем дальнейшее развитие концепции Фрейда о психосексуальном развитии в свете новых открытий в социальных и биологических науках.” Фрейд и Эриксон сходились в том, что “стадии развития личности предопределены, и порядок их прохождения является неизменным. Эриксон также признавал биологические и сексуальные основы всех более поздних мотивационных и личностных диспозиций, а также принимал фрейдовскую структурную модель личности (ид, эго, суперэго). Однако, несмотря на наличие сходных положений, многие персонологи считают, что теоретические посылки Эриксона отличаются от таковых в классическом психоанализе”.

“Эриксон решительно отошел от классического психоанализа по четырем важным пунктам.

Во-первых, в его работе отчетливо виден решительный сдвиг акцента от Ид к Эго, что сам Фрейд лишь частично признавал в последние годы своей деятельности. С позиций Эриксона, скорее именно Эго составляет основу поведения и функционирования человека. Он рассматривал Эго как автономную структуру личности, основным направлением развития которой является социальная адаптация; параллельно идет развитие Ид и инстинктов. Подобный взгляд на природу человека, названный эго-психологией, радикально отличается от раннего психодинамического мышления тем, что эго-психология описывает людей как более рациональных и поэтому принимающих осознанные решения и сознательно решающих жизненные проблемы. В то время как Фрейд считал, что Эго борется, пытаясь разрешить конфликт между инстинктивными побуждениями и моральными ограничениями, Эриксон доказывал, что Эго - это автономная система, взаимодействующая с реальностью при помощи восприятия, мышления, внимания и памяти. Уделяя особое внимание адаптивным функциям Эго, Эриксон считал, что человек, взаимодействуя с окружением в процессе своего развития, становится все более и более компетентным.

Во-вторых, Эриксон развивает новый взгляд относительно индивидуального взаимоотношения с родителями и культурным контекстом, в котором существует семья. Если Фрейда интересовало влияние родителей на становление личности ребенка, то Эриксон подчеркивает исторические условия, в которых формируется Эго ребенка. Он основывается на результатах наблюдений за людьми, принадлежащими к различным культурам, чтобы показать: развитие Эго неизбежно и тесно связано с меняющимися особенностями социальных предписаний и системой ценностей.

В-третьих, теория развития Эго охватывает все жизненное пространство индивидуума, то есть от младенчества до зрелости и старости. Фрейд, напротив, ограничивался влиянием ранних детских переживаний и не уделял внимания вопросам развития за пределами генитальной стадии.

И, наконец, в-четвертых, у Фрейда и Эриксона различные взгляды на природу и разрешение психосексуальных конфликтов. Целью Фрейда было раскрытие сущности и особенностей влияния на личность неосознаваемой психической жизни, а также объяснение того, как ранняя травма может привести к психопатологии в зрелости. Эриксон, наоборот, видел свою задачу в том, чтобы привлечь внимание к способности человека преодолевать жизненные трудности психосоциального характера. Его теория ставит во главу угла качества Эго, то есть его достоинства, раскрывающиеся в различные периоды развития. Возможно, это последнее различие является ключевым для понимания концепции Эриксона об организации и развитии личности. Фрейдовскому фаталистическому предупреждению о том, что люди обречены на социальное угасание, если отдадутся своим инстинктивным стремлениям, противостоит положение о том, что каждый личный и социальный кризис представляет собой своего рода вызов, приводящий индивидуума к личностному росту и преодолению жизненных препятствий. Значение того, как человек справлялся с каждой из значимых жизненных проблем или как неадекватное разрешение ранних проблем лишило его возможности справляться с дальнейшими проблемами, составляет, по мнению Эриксона, единственный ключ к пониманию его жизни.”



В противоположность тезису психоанализа об антагонизме личности и общества он подчеркивал биосоциальную природу характера поведения личности, способной приспособляться, т.е. проявлять психосоциальную идентичность. По Эриксону, в основе адаптивности лежит принятие личностью целостного образа себя (Я-концепция) в единстве с ее многообразными социальными связями. Изменение социокультурных условий существования личности ведет к утрате прежней идентичности и необходимости формирования новой идентичности. Иногда это приводит к глубоким личностным затруднениям и “потере себя”. На основании этого Эриксон делал вывод об обусловленности массовых неврозов глубокими потрясениями в жизни общества на поворотных этапах истории (войны, революции и т.п.). В духе своей концепции он интерпретировал жизнь великих людей, чтобы доказать, что их личностные кризисы на “переломах истории” имеют одинаковую с социальным кризисом структуру. Он ввел в психоанализ понятие “кризис идентификации”.

2.3. Идентичность и кризисы идентификации

в эпигенетической теории развития человека Эрика Эриксона
Идею идентичности Эриксон впервые выдвинул в исследованиях, которые он проводил во время Второй мировой войны по заказу Пентагона, изучая особые заболевания военных (в терминологии тех лет - “военный невроз”). Научное оформление учение идентичности нашло в его книге “Детство и общество” (1950 г.). Позднее в одной из своих ранних работ (1956 г.), которая на Западе признана классической, он писал: “В ряде работ и применяю понятие “эго-идентичность” для обозначения определенных, весьма значительных достижений в развитии личности, едва миновавшей период юности, - достижений, которые она должна была накопить в ходе всего предшествующего опыта и актуализировать на пороге зрелости, с тем чтобы быть готовой к решению предстоящих новых задач”. И далее: “Насколько мне известно, Фрейд употребил его лишь однажды, случайно, и при этом в психосоциальном значении. Стремясь выразить свою духовную связь с еврейским народом, он говорил о “внутренней идентичности”, которая основывается не столько на общности религии или расы, сколько на общей готовности жить в оппозиции, на презрении к предрассудкам, ограничивающим интеллектуальный поиск... В данном случае термин “идентичность” указывает на причастность личности к уникальным ценностям народа, порожденным его уникальной историей. Вместе с тем это понятие выражает сущность уникального развития самой личности, поскольку установка на “непогрешимость наблюдения ценой профессиональной изоляции ” сыграла центральную роль в жизни Фрейда. Именно эта тождественность ядра личности с некоторыми существенными параметрами внутренней группы и является предметом нашего рассмотрения. Молодой человек должен научиться быть самим собой именно там, где он более всего значим для других - разумеется, для тех других, которые наиболее значимы для него самого. Выражая это взаимное отношение, термин “идентичность” обозначает как непрерывную внутреннюю тождественность личности с самой собой (самотождественность), так и постоянное разделение с другими некоторых существенных особенностей характера”.

Проясняя содержание термина “идентичность”, Эриксон выделил следующие его значения:



  1. как осознаваемое чувство индивидуальной тождественности,

  2. как бессознательное стремление сохранить целостность личностного характера,

  3. в качестве критерия оценки безмолвных действий эго-синтеза,

  4. как постоянная внутренняя солидарность с идеалами и идентичностью группы.

Уже тогда он использовал понятие “идентичность” как одно из понятий более широкой концепции жизненного цикла человека - концепции, которая, по его выражению, “трактует детство как последовательный процесс развертывания личности через фазоспецифические психосоциальные кризисы”.

Обобщая результаты своей пятнадцатилетней практической и теоретической деятельности, Эриксон построил оригинальную схему развития человека на протяжении всей жизни. При этом, как считает Дейвид Элкинд, он выдвинул три новых положения, ставших тремя важными вкладами в изучение человеческого “Я”.



Во-первых, Эриксон предположил, что наряду с описанными Фрейдом фазами психосоциального развития (оральной, анальной, фаллической и генитальной), существует и психологические стадии развития “Я”, в ходе которого индивид устанавливает основные ориентиры по отношению к себе и своей социальной среде.

Во-вторых, Эриксон утверждал, что становление личности не заканчивается в подростковом возрасте, но растягивается на весь жизненный цикл.

И, наконец, в-третьих, Эриксон говорил, что каждой стадии присущи свои собственные параметры развития, способные принимать положительные и отрицательные значения.


Эпигенетический принцип. Периодизацию жизненного пути он осуществил на основе эпигенетического принципа, согласно которому человек в течение жизни проходит через несколько универсальных для всего человечества стадий. Процесс развертывания этих стадий регулируется в соответствии с эпигенетическим принципом созревания. Данное положение Хьелл и Зиглер считают центральным для эриксоновской теории развития Эго.

Под эпигенетическим принципом созревания Эриксон понимал следующее:

1) в принципе, личность развивается ступенчато, переход от одной ступени к другой предрешён готовностью личности двигаться в направлении дальнейшего роста, расширения осознаваемого социального кругозора и радиуса социального взаимодействия;

2) общество, в принципе, устроено так, что развитие социальных возможностей человека принимается одобрительно, общество пытается способствовать сохранению этой тенденции, а также поддерживать как надлежащий темп, так и правильную последовательность развития.

Эриксон разделил жизнь человека на восемь отдельных стадий психосоциального развития Эго, или на “восемь возрастов человека”. По его мнению, эти стадии являются результатом эпигенетически развертывающегося “плана личности”, который наследуется генетически. Эпигенетическая концепция развития (с греч. означает “после” и “рождение, происхождение”) базируется на представлении о том, что каждая стадия жизненного цикла наступает в определенное для нее время (“критический период”), а также о том, что полноценно функционирующая личность формируется только путем прохождения в своем развитии последовательно всех стадий. Кроме того, согласно Эриксону, каждая психосоциальная стадия сопровождается кризисом - поворотным моментом в жизни индивидуума, который возникает как следствие достижения определенного уровня психологической зрелости и социальных требований, предъявляемых к индивидууму на этой стадии. Иначе говоря, каждая из восьми фаз жизненного цикла человека характеризуется специфичной именно для данной фазы (“фазо-специфической”) эволюционной задачей - проблемой в социальном развитии, которая в свое время предъявляется индивидууму, но не обязательно находит свое разрешение. Характерные для индивидуума модели поведения обусловлены тем, каким образом, в конце концов, разрешается каждая из этих задач или как преодолевается кризис. Конфликты играют жизненно важную роль в теории Эриксона, потому что рост и расширение сферы межличностных отношений связаны с растущей уязвимостью функций Эго на каждой стадии. В то же время он отмечает, что кризис означает “не угрозу катастрофы, а поворотный пункт, и тем самым онтогенетический источник, как силы, так и недостаточной адаптации” (Эриксон, 1968).

Каждый психосоциальный кризис, если рассматривать его с точки зрения оценки, содержит и позитивный, и негативный компоненты. Если конфликт разрешен удовлетворительно (то есть на предыдущей стадии Эго обогатилось новыми положительными качествами), то теперь Эго вбирает в себя новый позитивный компонент (например, базальное доверие и автономию), и это гарантирует здоровое развитие личности в дальнейшем. Напротив, если конфликт остаётся неразрешённым или получает неудовлетворительное разрешение, развивающему его тем самым наносится вред, и в него встраивается негативный компонент (например, базальное недоверие, стыд и сомнение). Хотя на пути развития личности возникают теоретически предсказуемые и вполне определенные конфликты, из этого не следует, что на предшествующих стадиях успехи и неудачи обязательно одни и те же. Качества, которые Эго приобретают на каждой стадии, не снижают его восприимчивости к новым внутренним конфликтам или меняющимся условиям. Задача состоит в том, чтобы человек адекватно разрешал каждый кризис, и тогда у него будет возможность подойти к следующей стадии развития более адаптивной и зрелой личностью.

Все восемь стадий развития в теории Эриксона представлены в табл. 1. В крайнем левом столбце перечислены стадии; во втором - указан приблизительный возраст их наступления; в третьем - противопоставлены позитивные и негативные компоненты каждой стадии; в последнем столбце справа перечислены сильные стороны Эго, или его достоинства (Эриксон назвал их “базисными добродетелями”), приобретаемые благодаря успешному разрешению каждого кризиса. В соответствии с принципом эригенезиса, каждая стадия основывается на разрешении и интеграции предшествовавших психосоциальных конфликтов. Эриксон выдвинул предположение, согласно которому все кризисы в той или иной степени имеют место с самого начала постнатального (послеродового) периода жизни человека и для каждого из них есть приоритетное время наступления в генетически обусловленной последовательности развития.

Как уже отмечалось, перечисленные восемь стадий Эриксон считал универсальными для человеческого развития. При этом он указывает, на культурные различия в способах разрешения проблем, присущих каждой стадии. Например, ритуал посвящения в юноши существует во всех культурах, но очень широко варьирует и по форме проведения, и по влиянию на человека. Более того, Эриксон считает, что в каждой культуре наличествует “решающая координация” между развитием индивидуума и его социальным окружением. Речь идет о координации, называемой им “зубчатым колесом жизненных циклов” - законе согласованного развития. Согласно этому закону, развивающейся личности общество оказывает помощь и поддерживает ее именно тогда, когда она особенно в этом нуждается. Таким образом, с точки зрения Эриксона, потребности и возможности поколений переплетаются. Эта сложная модель обоюдной зависимости между поколениями отражена в его концепции взаимозависимости.


Таблица 1

ВОСЕМЬ СТАДИЙ ПСИХОСОЦИАЛЬНОГО РАЗВИТИЯ




Стадия

Возраст

Психосоциальный кризис

Сильная сторона

  1. Орально-сенсорная

Рождение - 1 год

Базальное доверие   базальное недоверие

Надежда

  1. Мышечно-анальная

1-3 года

Автономия   стыд и сомнение

Сила воли

  1. Локомоторно-генитальная

3-6 лет

Инициативность   вина

Целеустремленность

  1. Латентная

6-12 лет

Трудолюбие   неполноценность

Компетентность

  1. Подростковая

12-19 лет

Эго-идентичность   ролевое смешение

Верность

  1. Ранняя зрелость

20-25 лет

Интимность   изоляция

Любовь

  1. Средняя зрелость

26-64 года

Продуктивность   застой

Забота

  1. Поздняя зрелость

65 лет - смерть

Эго-интеграция   отчаяние

Мудрость

ИСТОЧНИК: Хьелл Л., Зиглер Д. Теории личности (Основные положения, исследования и применения). - СПб.: Питер Пресс, 1997. - С. 220.


2.4. Эриксоновское понятие “идентичности”
Согласно Эриксону, идентичность означает:

а) твердо усвоенный и личностно принимаемый образ себя во всем богатстве отношений личности к окружающему миру, чувство адекватности и стабильного владения личностью собственным “Я” независимо от изменений “Я” и ситуации;

б) способность личности к полноценному решению задач, возникающих перед ней на каждом этапе из восьми этапов ее развития.

Для него идентичность – это, прежде всего, показатель зрелой (взрослой) личности, истоки и тайны организации которой скрыты, однако, на предшествующих стадиях онтогенеза (индивидульного развития).

Становление идентичности Эриксон описывает как развивающуюся конфигурацию, которая постепенно складывается в детстве путем последовательных Я синтезов” и перекристаллизаций.

В этой конфигурации интегрируется:



  • конституционная предрасположенность,

  • особенности либидных потребностей,

  • предпочитаемые способности,

  • важные идентификации (распознание тождественности),

  • действенные защитные механизмы,

  • успешные сублимации,

  • осуществляющиеся роли.

Человеческая идентичность в ее многообразии является доминирующей проблематикой в творчестве Эриксона как ученого. Он исследовал ее в разных планах, используя различные подходы - биографический, патологический, теоретический.

Понятие идентичности помимо личной тождественности (неизменность в пространстве) подразумевает также и целостность (преемственность личности во времени), а, следовательно, идентичность мыслится им не только как персональная, но и как групповая (расовая, общественная, половая и т.д.).


2.5. Характеристики психосоциальных стадий развития личности по Эриксону
Описанные Эриксоном восемь возрастных периодов человека представляют собой стадии развития его идентичности, на каждой из которых он делает (должен сделать) выбор между двумя альтернативными фазами решения возрастных и ситуативных задач развития. Характер этого выбора сказывается на всей его последующей жизни в смысле ее успешности и неуспешности. Этот процесс сопровождается переживанием человеком ряда психосоциальных кризисов.

Эриксон выделил и описал следующие восемь стадий жизненного цикла человека (см. табл. 2).



Первая стадия

Младенчество: базальное доверие   базальное недоверие

Первая психосоциальная стадия соответствует оральной стадии по Фрейду и охватывает первый год жизни человека. В этот период краеугольным камнем формирования здоровой личности является чувство доверия; другие ученые называют ту же самую характеристику “уверенностью”. Степень развития у ребенка чувства доверия к другим людям и миру зависит от качества получаемой им материнской заботы. По Эриксону, младенцы должны доверять не только внешнему миру, но также и внутреннему миру. Они должны научиться доверять себе и в особенности должны приобрести способность к тому, чтобы их органы эффективно справлялись с биологическими побуждениями. Подобное поведение мы наблюдаем, когда младенец может переносить отсутствие матери без чрезмерного страдания и тревоги по поводу “отделения” от нее.

На этой стадии он решает фундаментальный вопрос всей своей жизни - доверяет он окружающему его миру или не доверяет. Критерием доверия к миру он считает способность ребенка спокойно переносить исчезновение матери из поля зрения.

При этом матери принадлежит ключевая роль в положительном решении задачи возраста (формировании базового доверия к миру).

Эриксон глубоко проанализировал причину первого важного психологического кризиса, который он связывает с качеством материнского ухода за ребенком - ненадежностью, несостоятельностью матери и отвергание ею ребенка. Это способствует появлению у него психосоциальной установки страха, подозрительности и опасений за свое благополучие. Данная установка направлена как на мир в целом, так и на отдельных людей. Она будет проявляться во всей полноте на более поздних стадиях личностного развития. Чувство недоверия может также усилиться тогда, когда ребенок перестает быть для матери главным центром внимания. Например, когда она возвращается к тем занятиям, которые оставила на время беременности, или рожает следующего ребенка. К другим видам неблагополучного развития относятся случаи, когда родители придерживаются противоположных принципов и методов воспитания, чувствуют себя неуверенно в роли родителей, имеют систему ценностей, которая находится в противоречии с общепринятом в данной культуре стилем жизни. Такие родители могут создавать для ребенка атмосферу неопределенности, двусмысленности, в результате чего у него появляется чувство недоверия. Поведенческими последствиями такого развития являются острая депрессия у младенцев и паранойя у взрослых.

Важным положением психосоциальной теории является то, что кризис “доверие-недоверие”, как и любой другой последующий кризис, не всегда находит разрешение в течение первого или второго года жизни. В соответствии с эпигенетическим принципом, дилемма “доверие-недоверие” будет проявляться снова и снова на каждой последующей стадии развития, хотя она и является центральной для периода младенчества. Адекватно разрешение кризиса доверия имеет важные последствия для развития личности ребенка в дальнейшем. Укрепление доверия к себе и матери дает возможность ребенку переносить состояния фрустрации, которые он неизбежно будет переживать на протяжении следующих стадий своего развития.

Здоровое развитие младенца не является результатом исключительно чувства доверия, но скорее обусловлено благоприятным соотношением доверия и недоверия. Понять, чему не следует доверять, так же важно, как и понять, чему доверять необходимо. Эта способность предвидеть опасность и дискомфорт также важна для совладания с окружающей реальностью и для эффективного принятия решений. Поэтому базальное доверие не стоит трактовать в контексте шкалы достижений. Животные обладают почти инстинктивной готовностью к приобретению психосоциальных навыков, а у людей психосоциальные способности приобретаются в процессе научения. В различных культурах и социальных классах матери учат доверию и недоверию по-разному. Но путь приобретения базального доверия по самой своей сути универсален. Человек доверяет социуму подобно тому, как он доверяет собственной матери, словно она вот-вот вернется и накормит его в подходящее время подходящей пищей.

Положительное психосоциальное качество, приобретаемое в результате успешного разрешения конфликта “доверие-недоверие”, Эриксон обозначает термином надежда. Иначе говоря, доверие переходит в способность младенца надеяться, что, в свою очередь, у взрослого может составлять основу веры в соответствии с какой-либо официальной формой религии. Надежда, это первое положительное качество Эго, поддерживает убежденность человека в значимости и надежности общего культурного пространства. Эриксон подчеркивает: когда институт религии утрачивает для индивидуума свое ощутимое значение, он становится неуместным, устаревает и, возможно, на смену ему даже приходят другие, более значимые источники веры и уверенности в будущем (например, достижения науки, искусства и общественной жизни).

Таблица 2


Каталог: distance -> resources -> sociology -> lekzja -> Sartakova
Sartakova -> Тема девиантное поведение и социальный контроль
Sartakova -> Тема Часть II. Культура как социологическое явление
sociology -> В. Ф. Петренко, О. В. Митина россиянки и американки: стереотипы поведения
Sartakova -> Тема Часть II. Социализация: процесс становления личности
lekzja -> Представление о личности в социологии Личность одно из центральных понятий в социологии. Оно играет важную роль в «строительстве»
Sartakova -> Основные понятия
lekzja -> Потребность новой эпохи в социологии
Sartakova -> Исследование основные вопросы Понятие и особенности методологии социологического исследования


Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2019
обратиться к администрации

    Главная страница