Терминологический глоссарий основных понятий динамической психиатрии



страница1/5
Дата11.05.2016
Размер0.64 Mb.
  1   2   3   4   5


ТЕРМИНОЛОГИЧЕСКИЙ ГЛОССАРИЙ ОСНОВНЫХ ПОНЯТИЙ ДИНАМИЧЕСКОЙ ПСИХИАТРИИ

(В редакции В.А.Шаповала)


АГРЕССИЯ

В современной психологии до сих пор не существует однозначной трактовки такого многогранного феномена, как агрессия. В то время как одни исследователи рассматривают агрессию как важную характеристику поведения индивида, направленного на преодоление препятствий, в качестве которых могут выступать как внешние предметы, события, люди и.д., так и собственные психические особенности, акцентируя внимание на адаптационном аспекте агрессивных проявлений; другие рассматривают ее как исключительно деструктивное явление, говоря об агрессивности как об устойчивом свойстве субъекта, отражающем его врожденно-биологические или социально-приобретенные особенности. В этой связи выделяют ауто- и гетероагрессию, темпераментную и характерологическую, конкретно ситуационную или личностную агрессивность.

В отличие от Фрейда, который понимал агрессию как разрушительную силу, с помощью которой проявляется бессознательное человеческое стремление к смерти (мортидо), с позиций динамической психиатрии агрессия рассматривается как центральная функция «Я», расположенная в неосознаваемом ядре личности. Тем самым, во-первых, подчеркивается ее важнейшее значение как структурной личностной составляющей, а во-вторых, указывается на функциональный, активно-приспособительный характер этого интрапсихического образования.
1. Конструктивная агрессия

Агрессия, как изначально присущая человеку конструктивная Я-функция (ad gredi — подходить к чему-нибудь), представляет собой первоначальную открытость ребенка окружающей среде в смысле стремления к установлению контактов и любопытства. Иными словами, это первичный общий потенциал активности, уровень целенаправленности и целесообразности душевной деятельности, которым располагает личность для решения задач адаптации, поддержания и развития своей Я-идентичности.

Конструктивная агрессия обеспечивает активно-исследовательское отношение к миру, деятельный, творческий подход к жизни, способность к контактам, к открытому выражению своих эмоциональных переживаний, предпочтений, точек зрения, мнений, идей, к формированию, удержанию и достижению собственных жизненных целей и их безбоязненному отстаиванию в конструктивно-агрессивном социально-энергетическом столкновении (дискуссиях) с другими лицами и группами; установление продуктивных межличностных контактов и их поддерживание, несмотря на возможные противоречия; способность к сопереживанию, широкий круг интересов и богатый мир фантазий.

Конструктивно-агрессивный подход в человеческих отношениях по Аммону является развивающим, стимулирующим и плодотворным. Он представляет собой установление настоящего человеческого контакта, развитие отношений взаимоприятия и дружбы.

Вместе с тем, в зависимости от характера и структуры группо-динамических отношений, прежде всего, в первичной (родительская семья), а в последующем и референтных (ближайшее окружение) группах, агрессия может терять свое активно-приспособительное значение, становясь дезинтегрирующим и дезадаптирующим фактором.
2. Деструктивная агрессия

Будучи изначально конструктивной, агрессия под влиянием деструктивной динамики первичной группы превращается в деструктивную агрессию, представляющую из себя деформацию первичного потенциала активности в виде разрыва контактов и отношений, изменения или разрушения целей и задач субъекта, т.е. в виде деструкции, направленной как наружу, против окружающего социума и предметного мира (деструктивное отреагирование, деструктивная сексуальность, преступность, а также разрушительные фантазии, чувства мести, цинизма и т.д.), так и внутрь, против себя, своих целей и планов, (психосоматика, депрессия, наркомания, суицидальные тенденции, склонность к несчастным случаям и самоповреждениям или отреагирование социальной запущенностью).

Причина деструктивной агрессии обычно кроется в бессознательном враждебно-отвергаемом отношении матери к ребенку (в частности, к его потребностям в получении нового жизненного опыта и психологическом овладении окружающей реальностью, что возможно лишь под ее защитой.). Такой интериоризованный «запрет» на собственную автономию и идентичность в последующем приводит к ситуационной неадекватности использования активности как по интенсивности, так и по направленности, способу или обстоятельствам проявления и сложному межличностному пространству человеческих отношений.

На поведенческом уровне это проявляется склонностью к конфронтации, обесцениванием (эмоциональным и интеллектуальным) других людей, разрушением контактов и межличностных отношений, разрушительными поступками вплоть до открытых вспышек гнева и насилия, стремлением к силовому решению проблем, приверженностью к деструктивным идеологиям, словесным выражением своего гнева и ярости,

Для деструктивно-агрессивных личностей характерны недоброжелательность, конфликтность, агрессивность, чрезмерное упрямство и неуступчивость, злопамятность, мстительность, злорадство, цинизм, жестокость, импульсивность, взрывчатость и (или) чрезмерная требовательность, ироничность, сарказм; неспособность поддерживать длительные дружеские отношения, нарушения эмоционально-волевого контроля и социальной адаптации, деструктивные фантазии и (или) кошмарные сновидения.

Деструктивная агрессия играет важную роль при всех так называемых архаичных заболеваниях личности, в связи с чем ее психотерапевтическая обработка представляет собой основное звено психодинамической терапии идентичности.
3. Дефицитарная агрессия

Дефицитарная агрессия обозначает блокирование первичного потенциала активности с утратой стремления к автономии, к выходу из первичного симбиоза, активному овладению и манипулированию предметным миром, т.е. блокирование потребности в реализации своей Я-идентичности.

Причина кроется в дефицитарном характере раннего симбиоза с бессознательным эмоциональным отвержением матерью своего ребенка или чрезмерной идентификацией с ним. Равнодушное отношение к проявлениям прежде всего двигательной и познавательной активности ребенка, отсутствие у матери фантазий, создающих «игровое поле симбиоза» и поддержки ребенка в попытках игрового овладения окружающим миром, приводит к ощущению его непреодолимой сложности, отказа от реализации и неиспользованности первичного конструктивного потенциала активности.

На поведенческом уровне дефицитарная агрессия проявляется неспособностью прикладывать усилия для достижения собственных целей, реализации своих планов, задач, отстаивания интересов и удовлетворения потребностей, избеганием каких-либо ситуаций «соперничества», конфронтации, конфликтов, дискуссий со склонностью к быстрым уступкам, затруднениями в открытом проявлении своих чувств, переживаний, выражения претензий и предпочтений; снижением предметной активности, сужением круга интересов и пассивным уединением, то есть, в общем, в неспособности к установлению продуктивных межличностных контактов и теплых человеческих отношений.

Для дефицитарно-агрессивных личностей, таким образом, характерны пассивность, уступчивость, жертвенность, зависимость, ведомость, послушность, стеснительность, неспособность брать на себя ответственность в выборе и принятии решения, чувство внутренней пустоты, скуки, одиночества, собственной некомпетентности и вины, ненужности, безучастности, бессилия, «хронической» неудовлетворенности происходящим, отсутствие «радости жизни», ощущение бесперспективности существования и непреодолимости жизненных трудностей, компенсаторной склонностью к заместительным фантазиям, несбыточным планам и мечтам.

Три разных аспекта агрессии (конструктивный, деструктивный, дефицитарный) могут быть качественно установлены и количественно измерены с помощью соответствующих шкал Я-структурного теста Г.Аммона и Психодинамически ориентированного личностного опросника (ПОЛО).


АНДРОГИННОСТЬ

«Человек изначально создан андрогинно, т.е. в виде двух полов, как в телесном, так и в психическом отношении. У него есть возможность чувствовать и вести себя или по-мужски или по-женски». Андрогинность относится к человеку в целом и «касается всех сфер идентичности не только сексуальной структуры, а также структуры образа жизни, телесности, эмоциональности, сферы профессии и работы, выбора партнера и т.п.». Любая абсолютная зафиксированность на роли полов является патологией. Человек может проявлять разные мужские и женские стороны в области профессии, сексуальности, интересов, переживаний, чувств и мышления. С помощью диагностического теста АДА (размер андрогинности по Аммону) эти аспекты можно установить в самооценке и в оценке других и сравнивать друг с другом.


АРХАИЧНЫЕ БОЛЕЗНИ Я

Архаичные болезни Я — психические или физические (психосоматические) заболевания, генезис которых связан с нарушенным симбиозом в раннем детстве (комплекс симбиоза) в рамках патологической первичной группы, в частности в смысле патологического симбиоза между матерью и ребенком. В особенно тяжелых случаях не достигается симбиотической фазы. Первичная группа не может содействовать в соответствующей мере развитию функций Я ребенка и отмежеванию (отграничению) его идентичности. Архаичные болезни Я представляют собой болезни идентичности, к которым на скользящем спектре относятся психозы, заболевание бордерлайн, деструктивная сексуальность (так называемые половые извращения), заболевания навязчивостями, манией и психосоматика. «Симптом архаичных болезней Я в важных областях испытания заменяет коммуникацию все неудающейся саморазорительной попыткой, «чувствовать самого себя» в смысле восприятия собственного существования». Лечение архаичных болезней Я должно сосредотачиваться в первую очередь не на симптомах, а, в рамках навертывающего развития Я, на постройке и интеграции расщепленной и обладающей проблемами личности (дыра в Я).


БОЛЕЗНЬ

Болезнь с позиций динамической психиатрии Г.Аммона обозначает не только расстройство (отсутствие) здоровья, но и временную потерю равновесия или дезинтеграцию центральных Я-функций личности и, тем самым, отклонение (остановку) в развитии Я-идентичности. Иными словами, болезнь — это отчужденность «в контакте человека с самим собой, с собственным бессознательным, со своими потребностями в идентичности, отчужденность в его контактах с другими людьми, с окружающей средой, с собственной историей, культурой и с природой. Болезнь - это не данное от природы роковое явление, а начатое в раннем детстве ущемление потребности ребенка в признании его человеческой индивидуальности.

Практически все психически больные лица в раннем детстве испытывают на себе деструктивно-дефицитарный характер взаимоотношений с матерью, ограниченный лишь отдельными аспектами их личности, или полное равнодушие к своей человеческой индивидуальности. Связанные с этим деструктивные и дефицитные процессы обмена социальной энергией патологически искажают или «блокируют» нужные для развития индивида процессы дифференцирования и интеграции бессознательной центральной структуры его личности. С этой точки зрения болезнь обозначает повреждение в регуляции создающих Я-структуру личности и приводящих к ее нарушению процессов обмена социальной энергией между отдельным человеком и социальной группой. Симптомы болезни представляют из себя компенсацию Я-структурного дефицитадыра» в Я), нарушение регуляции и интеграции центрального ядра личности.
ВНЕШНЕЕ Я-ОТГРАНИЧЕНИЕ (Я-отмежевание наружу)

Со времен Зигмунда Фрейда, выделившего «Я» в самостоятельную подструктуру, рассматриваемую как инструмент для разрешения противоречий между индивидом и внешней реальностью, инстинктом и моральными требованиями социума, сознанием и бессознательным, ставится вопрос о разграничения Я и НЕ-Я не в абстрактно-философском, а в конкретно психологическом смысле, т.е. «границах» Я по отношению а) к внешнему окружению; б) к внутреннему психическому. Причем, Я-границы понимаются не как абстрактная демаркация, или пассивный механический барьер (фильтр), а как процесс разделения различных психических содержаний, осуществляемый на основе сознательных идентификаций субъекта.

В Я-структурной модели личности Г. Аммона используется концепция «подвижных, гибких границ Я», являющихся «периферическим органом восприятия», позволяющим ребенку в ходе своего развития переживать и осознавать собственную идентичность, отмежевываясь как от окружающего мира (снаружи), так и от мира своих фантазий (изнутри).

Построение «подвижных» границ Я (Я-отграничение) позволяющих ребенку выделить себя из раннего симбиоза (с матерью) представляет первый творческий акт в собственном опыте идентичности и обозначает решающую фазу в развитии его «Я».

Поэтому внешнее Я-отграничение (отмежевание) рассматривается как одна из центральных гуманных функций.

Специфика группо-динамических условий разрешения симбиотических связей в первичной группе (т.е. характер психоэнергетики отношений ребенка в семейном кругу) может способствовать, или напротив, затруднять (вплоть до «запрета») формирование и последующее расширение границ Я, т.е. либо создавать предпосылки, либо препятствовать формированию бесконфликтной, относительно свободной от прессинга внешней реальности и внутренних потребностей личности.
1.Конструктивное внешнее Я-отграничение

Конструктивное внешнее я-отграничение (конструктивное я-отмежевание наружу) обеспечивает обособление развивающейся идентичности, безопасность личности от слияния или переидентификации, ее конструктивную автономию с гибкой коммуникационной границей «Я», обозначая отмежевание собственных чувств от чувств других людей, и, тем самым, способность к формированию хорошего «чувства реальности», накоплению обогащающего жизненного опыта, к вступлению в контакты (в т.ч. симбиотические), без угрозы для Я-идентичности и выходу из них без последующего чувства вины.

Для личности с конструктивным Я-отграничением характерна открытость, общительность, способность к постановке собственных целей и задач, согласующихся с требованиями окружающих, хороший эмоциональный контакт в межличностном взаимодействии, зрелость эмоциональных переживаний, возможность рационального распределения своего времени и усилий, выбора адекватной стратегии поведения в соответствии с меняющейся актуальной ситуацией и собственными жизненными планами, способность к оказанию помощи и поддержке окружающих в ситуациях, требующих участия.
2. Деструктивное внешнее Я-отграничение

Деструктивное внешнее Я-отграничение обозначает чрезмерную закрытость и жесткость внешней границы Я, контактный барьер, препятствующий продуктивному обмену социальной энергией и общению с другими лицами (окружающей группой), а, следовательно, и самореализации.



Причина деструктивного внешнего Я-отграничения кроется в деструктивно- «враждебном» характере атмосферы ранних симбиотических отношений в семье, сутью которых является «первичный запрет» на проявление активности и собственную идентичность ребенка, принуждающий его «Я» развиваться не в собственных, а в жестко предписанных границах, что становится фактором, продуцирующим не установление, а «обрыв» межличностных отношений, формирование непроницаемого «коммуникационного барьера», «обособлению без коммуникации».

В поведении деструктивное внешнее Я-отграничение проявляется неуверенностью в ситуациях, требующих навыков межличностного общения, избеганием контактов, нежеланием вступать в «диалоги» и дискутировать, стремлением эмоционально дистанцироваться от окружающих, скованностью, зажатостью, нежеланием вникать в чужие проблемы и посвящать других в собственные проблемы; общим снижением предметной активности.

Для таких лиц характерны замкнутость, закрытость, эмоциональная сдержанность, неумение устанавливать контакты, отсутствие гибкости в общении и умения улавливать нюансы в настроении и поведении собеседника, неспособность к совместному поиску компромиссов; сверхконтроль проявлений собственных переживаний и чувств; безучастность к проблемам, трудностям, и потребностям других, неспособность принимать помощь, ощущение эмоциональной пустоты; пассивная жизненная позиция, безынициативность.


3. Дефицитарное внешнее Я-отграничение

Дефицитарное внешнее Я-отграничение означает «сверхпроницаемость» и функциональную недостаточность внешней границы Я, снижающую автономию и продуктивный обмен социальной энергией в связи с «переполнением» внешними впечатлениями и чрезмерной адаптацией к требованиям внешнего мира.



Причина данного явления кроется в «злокачественном» характере раннего симбиоза (отношений матери к ребенку), при которых ребенок абсолютно не поддерживается в своих «поисках» собственной идентичности, упорно воспринимаясь матерью как неизменная «часть» ее самой. В данном случае из двух важнейших функций границы «Я»: обособления и связи, страдает первая, обеспечивающая возможность внутреннего формообразования и различения «Я» и «не Я», вследствие чего у субъекта доминирует не склонность к равноправным зрелым партнерским отношениям, а склонность к симбиотическому слиянию, создающая значительные трудности в поддержании устойчивых продуктивных отношений, особенно, в ситуациях необходимости их прерывания.

В поведении дефицитарное внешнее Я-отграничение проявляется неспособностью устанавливать, контролировать и регулировать межличностную дистанцию в отношениях с окружающими, ограничивать их потребности и отказывать (говорить «нет»), отстаивать собственные интересы, потребности и цели; неумением четко отделять свои чувства и переживания от чувств и переживаний других; трудностями в поддержании устойчивых продуктивных контактов, особенно, в ситуациях необходимости их прерывания; неспособностью брать на себя ответственность и принимать решения; поиском постоянной поддержки, одобрения, защиты и признания со стороны окружающих.

Лица с дефицитарным внешним Я-отграничением характеризуются как зависимые, неуверенные, несамостоятельные, ведомые, послушные, подверженные внушению и манипулированию, чрезмерно ориентированные на оценки, нормы и ценности группы (социального окружения) и идентифицирующие себя с групповыми интересами и потребностями, неспособные сформировать собственную, отличную от других точку зрения; склонные к постоянным сомнениям в правильности сделанного выбора и предпринимаемых действий; ощущением собственной слабости, незащищенности, открытости и беспомощности; «хамелеоноподобным» жизненным стилем в целом.

Три разных аспекта внешнего Я-отграничения (конструктивный, деструктивный, дефицитарный) могут быть качественно установлены и количественно измерены с помощью соответствующих шкал Я-структурного теста Г.Аммона и Психодинамически ориентированного личностного опросника (ПОЛО).


ВНУТРЕННЕЕ Я-ОТГРАНИЧЕНИЕ (Я-отмежевание внутрь)

Внутреннее я-отграничение (Я-отмежевание внутрь), как и Я-отграничение внешнее, в концепции динамической психиатрии рассматривается как одна из центральных гуманных функций, позволяющая индивиду в ходе своего развития переживать и осознавать собственную идентичность, отмежевываясь не только от внешнего мира (снаружи), но и от мира своих фантазий и прессинга внутренних потребностей (изнутри), то есть, обеспечивающая гибкую, подвижную границу Я по отношению к внутреннему психическому пространству.


1. Конструктивное внутреннее Я-отграничение

Конструктивное внутреннее Я-отграничение означает гибкую коммуникационную границу, отделяющую, связывающую и защищающую развивающееся осознающее внутреннее Я индивида (Я-идентичность) от деструктивного влияния бессознательных инстинктивных побуждений (внутренних потребностей) и вытесненных конфликтных переживаний («конденсата» онтогенетического внутри-личностного опыта). Иными словами, конструктивное внутреннее Я-отграничение обеспечивает адекватное восприятие реальности в целостной психической жизни личности и продуктивное взаимодействие с ней.

Для лиц с конструктивным внутренним Я-отграничением присуща высокая общая упорядоченность психической деятельности, баланс внутреннего и внешнего, мыслей и чувств, эмоций и действий, способность гибко контролировать эмоциональные и телесные процессы, последовательно выражать собственные потребности; способность к продуктивной психической концентрации, интуитивным решениям и гибкому использованию возможностей внутреннего опыта, чувственного постижения действительности, без потери контроля над реальностью; способность хорошо дифференцировать объекты внешнего мира и собственные представления о них; точно дифференцировать и описывать различные состояния сознания (сновидения, фантазии, мечты, бодрствование) и телесные состояния (усталость, истощение, голод, боль и т.п.), соизмеряя их с актуальной жизненной ситуацией; хорошее чувство времени, а также возможность разделять различные аспекты своих переживаний по времени, осуществлять их «неневротическое» вытеснение при сохранении непрерывности чувства Я.
2. Деструктивное внутреннее Я-отграничение

Деструктивное внутреннее Я-отграничение означает нарушение взаимодействия осознаваемых переживаний автономного Я, от естественной связи с собственным бессознательным путем его отсечения и игнорирования жестко фиксированным «барьером».

Вместо функциональной дифференциации и гармоничного взаимодействия в рамках единого психического пространства, происходит обособление отдельных его частей, чрезмерно адаптированных к различным требованиям внешнего мира и внутренним инстинктивным побуждениям, т.е. происходит становление «ложной» идентичности.

Причиной происходящего является деструктивная атмосфера симбиотических отношений, принуждающая «Я» ребенка интериоризировать (усваивать) ригидную (жесткую, негибкую) защиту матери от его естественных инстинктивных потребностей в собственном принятии и поддержке, как залоге обязательного удовлетворения его будущих потребностей в ходе становления собственной идентичности и выходе из первичного симбиоза.

В поведении деструктивное внутреннее Я-отграничение проявляется излишне подчеркнутой рациональностью («левополушарностью), схематизированностью, расчетливостью («человек-робот» или «человек-компьютер»), деловыми и формальными отношениями, отсутствием спонтанности, гибкости, синтонности (соответствия резкоизменяющимся условиям), недоверием к интуитивным и чувственным решениям, рассогласованностью телесной и душевной жизни, нечувствительностью и способностью игнорировать (подавлять) насущные потребности своего организма (сон, жажду, голод, усталость и т.п.); неуместными действиями и поступками, несчастными случаями, нечаянными травмами (за счет компенсации излишне рационального сознания чрезмерно иррациональным бессознательным).

Для лиц с деструктивным внутренним Я-отграничением характерны: склонность к интеллектуальной систематизации и классификации, рациональность, деловитость, формализм, педантичность; дисбаланс мыслей и чувств, эмоций и действий, неспособность к фантазиям и мечтам, бедность воображения, впечатлений, эмоциональных переживаний и чувств, эмоциональная сухость, невозможность адекватно воспринимать собственные чувства и потребности, нечувствительность к эмоциям и потребностям других, неспособность к глубоким сопереживаниям и теплым партнерским отношениям; недостаточная способность к сновидениям, мечтам и фантазиям, тенденция к замещению окружающих реального мира живых людей совокупностью собственных проекций.


Каталог: info
info -> 12 грудня 2014 р. ІV всеукраїнська науково-практична конференція “Андріївські читання”
info -> За январь-сентябрь 2013 года
info -> Інформація про результати діяльності громадських організацій-учасників установчих зборів по формуванню складу Громадської ради при виконавчому комітеті Запорізької міської ради протягом 2009-2010 років Інформація
info -> Что за прелесть эти сказки! (сравнительно-сопоставительный анализ «Сказки о мертвой царевне и семи богатырях» А. С. Пушкина и «Белоснежки» братьев Гримм)
info -> Проблемы толерантности в студенческой среде. Материалы для педагогов
info -> К экзамену по психиатрии
info -> Понятие «здоровье», его структура. В 1946 году, на заре своего существования Всемирная организация здравоохранения определила понятие: что такое
info -> «Особенности развития детей с задержкой психического развития»


Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3   4   5


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2019
обратиться к администрации

    Главная страница