Тезисы международной научно-практической конференции "Реализация гендерной политики: от международного до муниципального уровня"



Скачать 396.5 Kb.
страница1/4
Дата21.05.2016
Размер396.5 Kb.
ТипТезисы
  1   2   3   4
ТЕЗИСЫ

МЕЖДУНАРОДНОЙ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ


“Реализация гендерной политики:

от международного до муниципального уровня”



В рамках проекта: Женская Сеть по недискриминации, равенству, правам и солидарности“ (Women's Network for Nondiscrimination, Equality, Rights and Solidarity (WINNERS)
Даты: 20 – 21 октября 2010

Место проведения: гостиница “Октябрьская”, пр. Лиговский 10, Каминный Холл

Издание осуществляется при поддержке Совета Министров Северных стран


Барандова Татьяна, СПб филиал государственного университета «Высшая школа экономики»
ПЕРСПЕКТИВЫ КАРТОГРАФИРОВАНИЯ

ГЕНДЕРНЫХ АСПЕКТОВ СОЦИАЛЬНОЙ ПОЛИТИКИ

НА УРОВНЕ МУНИЦИПАЛИТЕТА

Современный этап международного сотрудничества в сфере защиты прав женщин назван в международных документах «комплексным»1. Он нацелен на учет гендерных аспектов в политике правительств, органов местного самоуправления, деятельности иных правовых и политических институтов, общественных организаций. Комплекс предполагает введение в практику целостной политики, основанной на результатах гендерного анализа, планирования и институционального развития во имя равенства мужчин и женщин. Происходящие в современном мире изменения важны для достижения равноправия, но ситуация неравенства полов и дискриминации (преимущественно) женщин в российском контексте изменяется медленно. Слабость или отсутствие гендерной компоненты правового просвещения в институциональном понимании (как возможность трансформации существующих институтов в «дискурсивные» по выработке решений; создание новых институтов по внедрению механизмов гендерного равенства; контроль над государственными политиками, законодательством и практиками в сфере их реализации при соблюдении прав человека, на принципах гендерной толерантности и равенства; программы деятельности по искоренению дискриминации на основе пола) является тормозящим фактором. Один из компонентов проблемы – отсутствие правового просвещения общества по вопросам прав женщин, отсутствие гендерного образования чиновников, осуществляемого на основе межсекторного и международного диалога. В предыдущие пять лет постоянного диалога, поддерживаемого со стороны гендерного сектора (И.А.Максимова) в правительстве города, усилиями сообщества ученых-исследователей, преподавателей и лидеров женских и мужских общественных организаций Санкт-Петербурга было осознано, что для решения данной проблемы необходимо создать комплексный механизм взаимодействия государственных структур и организаций гражданского общества в реализации гендерной политики и защиты прав женщин и обмена международным опытом, начиная с самого локального уровня – муниципальных округов города.

Для развития такого механизма важно создавать площадки для коммуникации между разными группами общества. Необходимы инициирование как академических, так и прикладных исследований различных срезов жизнедеятельности для получения четкой картины реальных потребностей различных групп, выявления существующих возможностей и проблем территорий, с учетом гендерного фактора. При реагировании на нарушения прав женщин важно наличие структур предотвращения дискриминации на основе пола и возраста, важно создать институты защиты и восстановления прав, в которых будут работать подготовленные специалисты. Опыт создания подобных институтов может быть заимствован из опыта стран Скандинавии и Балтики, где созданы Омбудсманы по гендерному равенству, действуют комиссии/комитеты по гендерному равенству на разных уровнях принятия решений и сферах деятельности (бизнес, образование, социальная сфера и т.д.). Опора подобных институтов в деятельности по защите от гендерных форм дискриминации и развития прав женщин создается сильными сетями и некоммерческими неправительственными организациями (НПО), активным взаимодействием между негосударственным и государственным сектором. Так же важным видится роль женского движения и в развитии информационного обмена, образовательной и просветительской работы с населением, органами власти и аппаратом УПЧ. Важны контакты с женскими ННО в регионах, как с носителями знания о «гендере», привлечение их для проведения программ просвещения населения, разработки на основе поступающих жалоб программ и индикаторов в сфере контроля над соблюдением прав человека, в т.ч. прав женщин и девочек, а в отдельных областях общественной жизни – прав мужчин, как социальной группы.

В России идет процесс формирования переговорных площадок государственных органов и организаций гражданского общества. В рамках этой деятельности в Санкт-Петербурге при Правительстве города были созданы Координационные советы по политике гендерного равенства и предотвращению домашнего насилия. В условиях мегаполиса необходимо проведение гендерной политики и на районном уровне, на котором значительно проще отработать механизм взаимодействия государственных структур и организаций гражданского общества в реализации этой политики. Но в настоящий момент не в полной мере используется ресурс НПО/НКО для улучшения образа и авторитета России, как страны, развивающей демократические ценности, к которым относятся защита прав человека/женщин и гендерное равенство, а также для продвижения интересов страны на международной арене. Однако недостаточно используются ресурс НПО для осуществления совместных просветительских проектов в сфере защиты прав женщин, где эксперты общественного сектора могли бы выступать полноправным партнером и помощником становления деятельности новых государственных структур. Отсутствие механизма взаимодействия и планомерного информационного обмена на постоянной основе между НПО и региональными государственными структурами, занимающимися вопросами социальной защиты и защиты прав человека/женщин/детей, развитием гендерного равенства в регионе – основная проблема, на решение которой направлена проектная деятельность коалиции ВУЗов и общественных организаций Санкт-Петербурга в настоящий момент.

Один их проектов, в рамках которого запланирована разработка инструментария и проведение пилотного прикладного исследования в виде «картографирования» гендерных аспектов социальных проблем территорий на уровне муниципалитетов города, направлен на создание механизма взаимодействия и планомерного информационного обмена на постоянной основе между ННО и региональными государственными структурами, занимающимися вопросами защиты прав человека/женщин, развитием гендерного равенства в регионах Северо-Западного федерального округа с учетом российского и международного опыта. Комплекс мероприятий по разработке и проведение гендерной компоненты правового просвещения населения и обучающей программы для членов Координационных советов по политике гендерного равенства и предотвращению домашнего насилия, а также проведение ряда Круглых столов с параллельной дискуссией и освещением в СМИ на актуальные и остро стоящие темы в сфере защиты прав женщин составляют основной механизм реализации проекта. Результатами проекта станут диагностика гендерных проблем и «картографирование» территорий проекта, что будет способствовать более четкому пониманию тех сфер жизнедеятельности, в которых нарушаются права женщин и/или не соблюдается принцип гендерного равенства. Таким образом, будут определены «болевые точки» общества и на их решение будет сосредоточена работа государственных структур и негосударственных организаций по защите прав человека/женщин, а так же обозначены области развития образования сотрудников этих структур и направления правового просвещения населения, налаживание взаимодействия между органами власти и ННО для совместного продвижения интересов страны на международной арене и совместной реализации международных проектов в сопредельных государствах региона Балтийского Моря

Проект в ходе реализации так же решает следующие задачи:

- Способствует диагностике гендерных проблем территорий проекта через проведение анализа ситуации, в т.ч. через сбор и анализ статистических данных в гендерном аспекте.

- Просвещает сотрудников государственных и общественных структур через проведение совместных обучающих семинаров («гендерного лектория»);

- Способствует просвещению населения посредством проведения круглых столов с широким освещением тематики в СМИ регионов проекта;

- Разрабатывает и отлаживает механизм постоянного взаимодействия НПО и структур исполнительной и законодательной власти на муниципальном уровне с целью улучшения работы с населением в вопросах предотвращения гендерного насилия, нарушения прав женщин/детей и гендерной дискриминации;

- Способствует организации взаимодействия структур и организаций различных секторов в решении вопросов гендерного равенства на территории проекта, в т.ч. с учетом различной ведомственной принадлежности;

- Осуществляет поддержку работы по планированию последующей совместной деятельности НПО и государственных/муниципальных структур в рамках Координационных советов по политике гендерного равенства и предотвращению домашнего насилия (в рамках межсекторного диалога по вопросам, которые необходимо рассматривать, подготовке решений и т.д.);

- Организовывает работу по информированию всех заинтересованных организаций и лиц о правах женщин и реализации политики гендерного равенства на территории проекта.

Проведенная диагностика гендерных проблем через «картографирование» пилотных территорий проекта и гендерный анализ ситуации, будет способствовать более четкому пониманию тех сфер жизнедеятельности и социальной политики, в которых нарушаются права женщин или мужчин (как группы, в возрастном и социальном аспекте) и/или не соблюдается принцип гендерного равенства. Таким образом, будут определены «болевые точки» общества и на их решение будет сосредоточена работа государственных структур и негосударственных организаций впоследствии, а так же обозначены области развития образования сотрудников самих муниципальных структур и направления правового просвещения населения.

Наладится взаимодействие между секторами, возрастет количество и качество совместных проектов и программ по решению общих проблем. Использование положительного опыта проекта будет расширять зону создания институциональных структур по развитию гендерного равенства и защите прав женщин в других регионах СЗРФ.


Безрукова Ольга (факультет социологии СПбГУ)
СОЦИО-КУЛЬТУРНЫЕ МОТИВАЦИОННЫЕ ФАКТОРЫ ГОТОВНОСТИ К ОТЦОВСТВУ

Помимо существующих объективных факторов, влияющих на снижение рождаемости, существуют причины не столь очевидные, и, тем не менее, играющие немаловажную роль в репродуктивных установках современной молодежи. Женщины, как правило, в любых социально-экономических условиях, рано или поздно, приходят к рождению ребенка. Тогда как у мужчин в большинстве случаев природная потребность в воспроизводстве и продолжении рода не выражена так ярко и, вероятно, более зависима от внешних факторов и обстоятельств. Желание иметь ребенка опосредовано определенными социально-культурными факторами, условиями и предпосылками, и при отсутствии некоторых из них, мотивация и потребность иметь детей не получают должного подкрепления. К таким факторам можно отнести, наряду с природной потребностью и стремлением к продолжению рода, наличие у мужчины ценностей, связанных с семейным образом жизни, чувство любви к потенциальной матери ребенка, доминирование фамилистических ценностей и установок над потребительскими и рациональными, проекция брачно-семейных установок родительской семьи на свое будущее. Также к факторам формирования готовности мужчины к рождению ребенка можно отнести и экономические факторы, такие, как стабильная социально-экономическая ситуация в стране, предсказуемость и устойчивость финансовой карьеры. Скорее всего важную роль играют непротиворечивое сочетание традиционных и эгалитарных установок и представлений о роли «кормильца» и «воспитателя детей»: способность и возможность обеспечить свою будущую семью, желание заботиться и воспитывать детей. Важными также являются и социальные характеристики будущего отца: образование, профессия, социальный статус, возраст, и другие. Большую роль в обретении социальной зрелости и компетентности играют и социально-культурные и психологические факторы, часто имеющие решающее значении. Среди них: наличие установок на создание семьи в процессе первичной социализации, успешный опыт родительско-детских отношений, любовь и привязанность к родителям, близкие и дружеские отношения с отцом, личностные характеристики (ответственность, заботливость, альтруистичность, умение любить), эгалитарные установки личности.

Таким образом, готовность к отцовству можно рассматривать как интегральную характеристику, суммирующую обретение социальной зрелости и компетентности, обусловленную экономическими, социальными и психологическими факторами, и выражающуюся в установке, сознательном настрое мужчины на рождение, воспитание и содержание ребенка (детей). Анализируя понятие «готовность мужчины к отцовству», можно выделить несколько составляющих:

экономическую готовность - наличие материальных средств к существованию (стабильный заработок, нормальные жилищно-бытовые условия, наличие потенциала для развития);

социальную готовность – достижение определенного социального статуса, завершение ступеней образования, наличие профессии и стабильных социальных ролей;

психологическую и нравственную готовность – обретение потребности в рождении детей с осознанием ответственности за его рождение, воспитание и развитие, наличие привязанности и любви к матери ребенка, субъектное отношение к ребенку;

физиологическую готовность – достижение возраста полового созревания, дееспособность.

Задача исследования состояла в анализе субъективной оценки готовности к отцовству молодых мужчин, студентов Санкт-Петербургского университета, и выделении факторов, влияющих на формирование готовности к отцовству. Были опрошены молодые мужчины, универсанты, получающие высшее образование естественной, технической и гуманитарной направленности. Всего в исследовании приняли участие 293 юноши от 18 до 22 лет, бездетные, студенты экономического, социологического, химического, исторического факультета и факультета прикладной математики Санкт-Петербургского государственного университета. На момент исследования были женаты 8,6% опрошенных, холосты - 90,3%, и 1,1% разведены. Ни один из опрошенных юношей на момент исследования не являлся отцом.

Контролируемыми параметрами выборки являлись: факультет, отделение (дневное), пол, возраст, тип семьи. Для проведения сравнительного исследования репродуктивных установок юношей из разных типов семей была сформирована квота из 45 респондентов, живущих в «материнских» семьях (включая семьи после смерти отца, семьи после развода и внебрачные). Отбор респондентов внутри квот осуществлялся методом случайной выборки. Исследование носило пилотажный характер.

В качестве основной исследовательской гипотезы выступало представление о том, что готовность современных молодых мужчин к отцовству в большей степени зависит от социо-культурных и психологических факторов, таких как сформированные фамилистические ценности, репродуктивная мотивация, эгалитарные ценности, наличие установок на создание семьи в процессе первичной социализации, индивидуально-личностные характеристики по сравнению с социально-экономическими факторами, обусловленные объективными характеристиками и субъективными оценками материального положения респондента. Предполагалось, что неготовность молодых мужчин к отцовству, связана с общим вектором снижения потребности в детях и постепенным переходом к модели успеха, распространенного у молодежи группы «яппи», определяемого достижением высоких моделей потребления и жизненных стандартов, стремлением к самореализации, карьере и личной свободе.

В ходе исследования получены разнообразные данные и выводы. В целом, для юношей, в большей степени готовых к роли отца, семейные ценности являются более значимыми (семья, родительство, любовь) по сравнению с условной группой не готовых, для которых характерна ориентация на индивидуальные ценности (карьера, самореализация, свобода). Для данной группы также характерна ориентация на рождение ребенка в ситуации незапланированной беременности жены или подруги, стремление к эгалитарным моделям поведения в межличностных отношениях, равному распределению обязанностей по уходу и воспитанию ребенка в семье. Также юноши, готовые к отцовству, субъективно оценивают себя любящими детей, уверенными в собственных силах, способными к достижению материального благополучия, признающими в ребенке стимул для профессионального роста и развития. Юноши, в большей степени готовые к выполнению роли отца, чаще являются выходцами из полных семей. Условиями повышения качества готовности к отцовству выступает необходимость воспитания семейных ценностей и установок на рождение детей в семье, преодоление стереотипов маскулинности и формирование эгалитарных представлений о роли мужчины в семье, развитие чувственно-эмоциональной сферы личности, воспитание в полной семье, обучение трудовым навыкам и основам профессиональной подготовки, развитие социальных навыков и умений (эффективной коммуникации, толерантности в общении, урегулированию конфликтов и гармонизации супружеских и детско-родительских отношений); формирование социально компетентной личности молодых мужчин.
Вержибок Галина (Беларусь, г. Минск, МГЛУ)
ПАРТНЕРСТВО КАК ФЕНОМЕН МОДИФИКАЦИИ ГЕНДЕРНЫХ ОТНОШЕНИЙ
Широта охвата гендерных проблем на постсоветском пространстве, но недостаточная включенность гендерного измерения в анализ процессов социальной трансформации, пересмотр концептов фемининности и маскулинности, слабая информированность и противоречивость позиций требуют переосмысления гендерных практик. Непрерывная динамика изменений полоролевых гендерных диспозиций, что в решающей степени вызвано сглаживанием и размыванием стереотипов (И.С. Кон, И.С. Клецина), закрепленных нормативом культурной среды (М.Kimmel, D. Matsumoto), разрушение традиционного для патриархальных структур гендерного баланса сил (Е.А. Здравомыслова, А.А. Темкина), доминирование феминного фактора (Л.М. Богатова), нивелирование ценности семейно-брачных уз и материнства (А.В. Верещагина, Г.Г. Филиппова), противоречивость и нечеткость теоретических конструктов (О.А. Воронина, Г.Г. Силласте), актуализирует изучение аспектов половой дифференциации.

Традиционные ориентиры сегодня вступают в определенное противостояние с новыми ценностями, наблюдается распространение различных моделей гендерных отношений. Подвергаются изменению и «социализированный индивид», входящий в «новые сектора объективного мира своего общества» (Э. Гидденс, 1994), и агенты социализации (П. Бергер, Т. Лукман, 1995), стимулирующие воспроизводство или модификации гендерных норм и практик (Л.М. Богатова, 2009). Возникают дебаты по поводу отстаивания «множественной или мультидополнительной мужественности» (R.W. Connell, 2000) для акцентирования потенциального разнообразия (Widerspruche, 1998), происходит фиксирование на феминизации социального пространства (Л.М. Богатова, 2009) или отдельных аспектах женственности в «мужском мире» (О. Здравомыслова, А. Темкина, 2007) либо трансформация гендерного контракта в направлении «равного статуса» (equal status). Все это ведет к пересмотру гендерного порядка в целом, влияет на его ради­кальное изменение.

Мир социальных отношений гендерно организован и структурирован в виде многоуровневой системы биполярной целостности «мужское–женское». Культура как конституциированный институт выступает в форме ценностно-нормативной матрицы полоролевых диспозиций, выражением которых выступает гендер как социо-культурный и психологический конструкт. Иерархизированное строение социальных структур определяет характер индивидуальных представлений и распределение власти, ролей, статусов в социальной среде. «Такое гендерное устройство, где мужчины доминируют над женщина­ми, необходимо объединяет мужчин как группу, заинтересованную в охране статус-кво, а женщин – как группу, заинтересованную в его изменении» (R.W Connell, 1995). Совокупное действие факторов приводит либо к усилению автономности личности, либо к усилению групповых норм, что сказывается на содержании “Я”-концепции созданием элементов, которые в разной степени нагружены результатами этого действия. Некоторые авторы (А.Н. Крылов, 2007; А.И. Шендрик, 2004) отмечают, что отношения по поводу принадлежности к определенной группе в глобализирующемся обществе ста­новятся все более лояльными, а личностная независимость от них постоянно растет. С ростом дифференциации и индивидуа­лизации у современного человека все больше формируется потребность выделиться из об­щей массы, отличиться от других. Культивирование свободного выбора, достижения статуса и материального обеспечения при использовании собственных возможностей приводит не только к признанию индивидуальности, но характеризуется смещением приоритетов, «массовой патологией иден­тичности» (Э. Эриксон), утратой способности к эмоциональному об­щению с другими людьми.

Анализ реального гендерного взаимодействия позволяет увидеть множественность, подвижность и проницаемость гендерных границ (Ю. Герсон, K. Пайс), которые лежат в основе культурных интерпретаций гендера, легитимации социального и гендерного порядка (T. Parsons), а не только поляризацию и жесткость фиксируемых ими различий, углубление гендерного конфликта (Н.Н. Коростылева, Р. Коллинз). Изменяются ценности культуры, сама гендерная система, но, по-прежнему, основой является позиция «гегемонной мужественности» (R.W. Connell). «Пол» становится культурной метафорой (Н.А. Хорошильцева, Л. Ирригарэй), способной выполнять функцию и описания, и оформления социаль­ной реальности, выявления динамики кросскультурных процессов в различных гендерных культурах (Л.В. Сажина). Это создает пространство для новой договоренности о гендерном укладе в презентации гендерного равенства как предмета «рефлексивной модерни­зации» (U. Beck) на культурном уровне – публичный дискурс проблем гендерных отношений.

Рефлексивно-интегративное осмысление феминного и маскулинного, по многим параметрам выполняющим различную функциональную роль, в социокультурном пространстве базируется на построении гендерной культуры индивида, которая определяет вариативность и многовекторность проявлений в системе гендерных отношений. Типизируя индивидуальный и общественный опыт, гендерная культура есть культурный концепт, схема поведенческой деятельности в повседневной жизни, «линза» (S. Bem, 2006) реальной практики общения. Выступая одной из форм социокультурного и психологического регулирования полоролевого поведения, гендерная культура есть системное образование, имеющее внутреннее содержание и внешние проявления, расширяя диапазон информационно-оценочной связи человека с другими людьми, выполняет функцию гуманизации отношений между полами.

Авторская модель гендерной культуры (ГК) личности представляет собой интегративную структуру и содержащая компоненты: гендерная картина мира (ГКМ) как система представлений человека о мире, о себе, других людях; выступающая базовым основанием – гендерная идентичность (ГИ) как интегратор различных элементов Я-структуры; гендерно-ролевая позиция (ГРП) как готовность самостоятельно принимать решения в ситуации выбора, при этом каждый элемент характеризуется своеобразием проявления свойств динамичности, вариативности и изменчивости. Средством осуществления поставленных задач выступает целостная и сбалансированная система гендерного образования, имеющая реальные возможности влияния на формирование нового гендерного сознания и культурно-нормативных стандартов подрастающего поколения, основанных на принципах равенства прав и возможностей.



Выявлена закономерная связь: чем выше уровень социокультурного развития общества, тем выше уровень культурного взаимодействия между полами. Складывается новая система ценностей, становящаяся духовной основой модернизации всех видов общественных связей, происходит признание иного характера отношений – культуры социального и гендерного партнерства (Т.И. Агинская, Н.И. Андреева, Е.С. Баразгова, И.С. Клецина, В.И. Митрохин, С.П. Рыков), «очеловечивание» отношений между полами через «взаимную ответственность» (М. Вебер). Эта идеология основана на использовании диалога и компромисса для урегулирования разнонаправленных интересов и ситуаций, что позволяет через активацию общественных инициатив, инкорпорирование гендерного вектора в социальные программы (Е.В. Фофанова) на основе включения ресурсов гендерного образования (Л.В. Штылева) гармонизировать взаимодействия индивидов, рассматривая данную позицию как «превентивное, долгосрочное планирование сбалансированного социального развития» (Н.А. Шведова) для понимания объективной логики дальнейшего развития личности, культуры в целом и прогнозирования ее перспектив.

Позиционирование гендерной стратегии с точки зрения равенства полов, институционально закрепленное, но не в полной мере реализуемое на практике, позволит выйти на необходимый уровень рефлексии гендерных отношений (Г.С. Батыгин, В.А. Луков, В.А. Ядов), рассматривать как превентивное и долгосрочное планирование сбалансированного социального развития (С.Г. Айвазова, Е.В. Фофанова, Н.А. Шведова). Хотя в этом процессе наблюдается неравномерность развития на уровне сознания индивидов, гендерных общностей и общества как социокультурной целостности, все большее число людей, субъектов социального взаимодействия начинают осознавать то обстоятельство, что партнерство есть почти единственный способ гармонизации социальных потребностей, интересов, ценностных ориентиров людей, консолидации жизненных сил во благо всех и каждого. Реализация гибкого полоролевого репертуара, отвечающего индивидуальным по­требностям, осознание и трансформация социальных норм и ожида­ний общества, самосовершенствование женской и мужской сущности приводит к овладению культу­рой взаимоотношения полов, выступая действенным фактором оптимизации взаимодействия в виде позитивных личностных изменений, улучшения состояния среды и социокультурной действительности.




Каталог: data -> 2011
2011 -> Программа дисциплины «Российский и мировой рынок pr»
2011 -> Программа дисциплины Разработка управленческих решений для направления 080500. 62 «Менеджмент»
2011 -> Профессиональное самоопределение личности сущность профессионального самоопределения
2011 -> Агадуллина Елена Рафиковна
2011 -> Программа дисциплины «Основы социологии»
2011 -> Пояснительная записка. Требования к студентам Программа курса опирается на знания, полученные студентами-психологами при изучении всех предыдущих психологических дисциплин и особенно курсов
2011 -> Пояснительная записка. Аннотация
2011 -> Пояснительная записка Аннотация. Программа дисциплины «Психодиагностика» включает в себя : содержание дисциплины
2011 -> Программа дисциплины [Введите название дисциплины] для направления/ специальности [код направления подготовки и «Название направления подготовки»
2011 -> Индивидуальные ценности в структуре сознания


Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3   4


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2019
обратиться к администрации

    Главная страница