Учебно-методический комплекс дисциплины б. 3 Психодиагностика шифр дисциплины и ее название в строгом соответствии


Тема 3.4: Исследование вербально-логического компонента познавательной деятельности



страница7/9
Дата15.05.2016
Размер0.88 Mb.
ТипУчебно-методический комплекс
1   2   3   4   5   6   7   8   9
Тема 3.4: Исследование вербально-логического компонента познавательной деятельности

Подбор парных аналогий. Выбор простых аналогий. Выделение двух существенных признаков. Определение понятий. Сравнение понятий. Исключение понятий. Понимание скрытого смысла метафор, пословиц, поговорок. Понимание скрытого смысла в коротких рассказах. Установление последовательности событий.


Литература:

  1. Ахутина Т.В., Пылеева Н.М. Диагностика развития зрительно-вербальных функций.-М., 2003.

  2. Баранова Э.А. Диагностика познавательных интересов у младших школьников и дошкольников.- СПб., 2006.

  3. Белопольская Н.Л. Исключение предметов (Четвертый лишний): Модифицированная психодиагностическая методика.-М., 2002.

  4. Богданова Т.Г., Корнилова Т.В. Диагностика познавательной сферы ребенка.-М., 1994.

  5. Собчик Л.Н. Классификация предметов по Голштейну, Выготскому, Зейгарник.-СПб.: Речь, 2005.


Подбор парных аналогий.

Назначение: оценка сформированности операций вербальной актуализации логической связи или отношений между понятиями по аналогии.


Выбор простых аналогий.

Назначение: выявление возможности установления логической связи между словами и понятиями.


Выделение двух существенных признаков.

Назначение: оценка способности выделения существенных признаков предметов и явлений (двух) и установление их отличия от несущественных, второстепенных.


Определение понятий.

Назначение: исследование особенностей и уровня понятийного развития, аналитико-синтетической стороны речемыслительной деятельности, т.е. сформированности операций по выделению наиболее существенных признаков предлагаемых понятий.


Сравнение понятий.

Назначение: выявление особенностей аналитико-синтетической стороны речемыслительной деятельности, оценка возможности распознавания ребенком категориальных признаков в ситуации сравнения понятий, выделение общих родовых признаков или их отсутствия.


Исключение понятий.

Назначение: оценка способности обобщения, установления уровня сформированности понятийного мышления ребенка, определение тех существенных для ребенка признаков понятий (предметов или явлений), которыми он пользуется для проведения обобщающих операций.


Понимание скрытого смысла метафор, пословиц, поговорок.

Назначение: выявление умения вычленить главную мысль, более обобщенную по смыслу и неявно представленную в конкретной фразе, решать задачи выделения подтекста, скрытого смысла.


Понимание скрытого смысла в коротких рассказах.

Назначение: оценка возможности понимания смысла рассказа.


Установление последовательности событий.

Назначение: исследование особенностей мыслительной деятельности ребенка, возможности установления причинно-следственных и пространственно-временных связей, анализ речевого развития ребенка.


Раздел 4: Исследование аффективно-эмоциональной сферы, личностного развития, межличностных отношений
Тема 4.1: Исследование эмоционально-личностных особенностей ребенка

Методика Метаморфозы. Hand-тест. Контурный САТ-H. Исследование субъективной оценки межличностных отношений ребенка (СОМОР). Цветовой тест отношений (ЦТО). Методика «Эмоциональные лица».


Литература:


  1. Беллак Л., Беллак С. Руководство по тесту детской апперцепции.-Киев, 1995.

  2. Велиева С.В. Диагностика психических состояний детей дошкольного возраста.- СПб., 2006.

  3. Гильяшева И.Н., Игнатьева Н.Д. Методика исследования межличностных отношений ребенка.-М., 1994

  4. Данилова Е.Е. Детский тест «рисуночной фрустрации» С. Розенцвейга.-М., 2000.

  5. Детский апперцептивный тест (САТ). / Под ред. А.Г. Лидерса, В.Г. Колесникова.- Обнинск, 1992.

  6. Драгунский В.В. Цветовой личностный тест.-Мн., 1999.

  7. Курбатова Т.Н., Муляр О.И. Проективная методика исследования личности «HAND-тест».-СПб., 1995.

  8. Лукин С.Е., Суворов А.В. Тест рисуночной ассоциации С. Розенцвейга.- СПб., 1993.

  9. Микляева А.В., Румянцева П.В. Школьная тревожность: диагностика, профилактика, коррекция.- СПб., 2006.

  10. Орехова О.А. Цветовая диагностика эмоций ребенка.-Спб., 2002.

  11. Парамей Г.Е. контурные изображения лица: могут ли они передавать «эмоциональные состояния»? // Психологический журнал.- 1996.-№ 1.

  12. Семаго Н.Я. Исследование личностных особенностей ребенка- «Метаморфозы» // Школа Здоровья.-1999.-№ 3.

  13. Семаго Н.Я. Исследование эмоционально-личностной сферы ребенка при помощи комплекса проективных методик // Школа Здоровья.-1998.-№3-4.

  14. Собчик Л.Н. Рисованный апперцептивный тест.-СПб., 2002

  15. Туник Е.Е., Опутникова В.П. Оценка способностей и личностных качеств школьников и дошкольников.- СПб., 2006.

  16. Эткинд А.М. Цветовой Тест Отношений. Методические рекомендации // Ленинградский научно-исследовательский психоневрологический институт им. В.МьБехтерева.-Л., 1983



Hand-тест.

Назначение: определение тенденции к открытому агрессивному поведению, тревожность и соответственно наличие ожидания агрессии в свой адрес, определение активной/пассивной личностной позиции.


Контурный САТ-H.

Назначение: определение динамики межличностных и эмоциональных отношений, совокупности тенденций и способов психологической защиты, определение динамических факторов, определяющих реакции ребенка в группе, детском саду, дома, определение способов решения ребенком психологических проблем, определение травмировавших ребенка ситуаций.



Исследование субъективной оценки межличностных отношений ребенка (СОМОР).

Назначение: оценка субъективного представления ребенка о его взаимоотношениях с окружающими взрослыми и детьми, о самом себе и своем месте в системе значимых для ребенка социальных взаимоотношений.



Цветовой тест отношений (ЦТО).

Назначение: изучение эмоциональных компонентов отношения ребенка к значимым для него людям, в том числе и к самому себе (осознаваемый и частично неосознаваемый уровни данных отношений).


Методика «Эмоциональные лица».

Назначение: выявление способности ребенка понимать (опознавать) и обозначать (как вербально, так и экспрессивно) эмоциональные состояния, представленные в виде лицевой экспрессии. Данное умение является важнейшим условием развития аффективно-эмоциональной сферы и предпосылкой вербализации собственных переживаний и соответственно их осознания.



Тема 4.2: Диагностика привязанности ребенка к матери

Привязанность ребенка к матери как психологическое понятие и объект диагностики. Шкала К.Кернс на определение привязанности ребенка к родителям (The Kerns Sequrity Scale- KSS).Проективная методика Н. Каплан для определения особенностей эмоциональной привязанности ребенка к матери.


Литература:

  1. Абрамян Л.А. Эмоциональное самочувствие ребенка в процессе взаимодействия с матерью // Проблемы гуманизации воспитательно-образовательного процесса в детском саду.- Пермь, 1993.

  2. Авдеева Н.Н., Хаймовская Н.А. Развитие образа себя и привязанности у детей от рождения до трех лет в семье и доме ребенка.- М., 2003

  3. Боулби Дж. Привязанность.- М., 2003.

  4. Бурменская Г.В. Проблемы онто- и филогенеза привязанности к матери в теории Джона Боулби // Дж. Боулби. Привязанность.-М., 2003.

  5. Бурменская Г.В., Борисова И.А., Пупырева Е.В. Привязанность ребенка к матери и особенности ее оценки // Психологические проблемы современной российской семьи.- М., 2003.

  6. Ларечина Е.В. Развитие эмоциональных отношений матери и ребенка.- СПб., 2006.

  7. Лисина М.И. Общение, личность и психика ребенка.- М., 1997.

  8. Мещерякова С.Ю. Психологическая готовность к материнству // Вопросы психологии.- 2000.-№5.

  9. Мухамедрахимов Р.Ж. Мать и младенец: психологическая связь.- СПб., 1989.

  10. Мухамедрахимов Р.Ж. Метод изучения привязанности у младенцев и детей раннего возраста // Практикум по возрастной психологии / Под ред. Л.А. Головей, Е.Ф. Рыбалко.- СПб., 2001.

  11. Ромицына Е.Е. Многомерная диагностика детской тревожности.- СПб., 2006.

  12. Смирнова Е.О. Теория привязанности: концепция и эксперимент // Вопросы психологии.- 1995.-№3.


Привязанность ребенка к матери как психологическое понятие и объект диагностики

В обыденном языке привязанностью принято называть привычку к общению с кем-то достаточно близким, т.е. своего рода эмоциональную потребность в ком-то — в одних случаях кратковременную и преходящую, в других - устойчивую и глубокую. Привязанность как психологическое понятие имеет несколько разных трактовок в зависимости от теоретичес­кого подхода автора, однако общим для всех интерпретаций признается наличие тесной эмоциональной связи. Так, например, в работах М.И. Лисиной понятие привязанности ребенка к матери фигурирует при описании формирования взаимоотношений, но не выдвигается на первый план. Привязанность рассматривается как эмоциональная связь, возникающая в качестве одного из продуктов деятельности общения, в ча­стности ситуативно-личностной формы общения ребенка с взрослым.

Дж. Боулби (1969/2003), который ввел в психологию это понятие как базовую онтогенетическую категорию и первый систематически ис­следовал феноменологию привязанности, интерпретировал ее, опира­ясь на общую теорию систем. Системный подход позволил ему предста­вить привязанность не только как комплекс внешне наблюдаемых пове­денческих и эмоциональных реакций маленького ребенка, но и как сложную систему внутренней регуляции. В своей первооснове данная регуляторная система ориентирована на поиск маленьким ребенком защитной близости, контакта с матерью. У малышей и более старших детей система привязанности резко активизируется в ситуациях опасности, тревоги или любого дискомфорта (боли, холода и т.д.). Контакт с матерью снимает тревогу и дает чувство защищенности, значение которого нельзя пере­оценить, поскольку, только будучи внутренне свободным от переживания опасности, тревоги или боли, ребенок способен переключать свое внима­ние на окружающий мир и решать задачи по его познанию и освоению.

В работах Дж. Боулби и его последователей показано, что привязанность состоит из 3 компонентов:

1. когнитивный компонент состоит из опознавательных признаков, образов и представлений, связанных с матерью (или постоянно замещающим ее близким человеком)

2. эмоциональные реакции, адресованные матери и сигнализирующие о потребностях ребенка;

3. поведенческие реакции ребенка – плач, улыбка, следование, приближение, цепляние и пр.

По Дж. Боулби, ориентировочно-познаватель­ные процессы и эмоционально-личностная сфера ребенка развивают­ся в рамках системы привязанности - как средства обеспечения связи ребенка с матерью, а не отдельно, сами по себе.

По мере развития ребенка и все большей его самостоятельности привязанность к матери трансформируется, но не исчезает из жизни ребенка: на место потребности в непосредственном физическом кон­такте и близости приходит более сложная по форме и содержанию, но та же по сути потребность в психологической защищенности и поддержке, в доверительном общении, а также в гибком, не сковывающем руко­водстве со стороны матери. Растет и круг лиц, к которым у ребенка, а затем подростка и взрослого формируется отношение привязанности, хотя роль матери в качестве основного объекта привязанности, как правило, сохраняется. Как показывают многочисленные исследова­ния последних полутора-двух десятилетий, влияние привязанности к матери не ограничивается ранними этапами детства, а распростра­няется даже на взрослые возрасты жизни. В свою очередь и сфера влияния привязанности оказывается много шире области соб­ственно детско-родительских отношений.

Будучи нормативным, т.е. обязательным в ходе развития новооб­разованием, привязанность вовсе не одинакова по своим характери­стикам. Она приобретает у детей качественно разный характер в зави­симости от целого ряда условий и, прежде всего, от поведения матери, т.е. чуткости, настроенности на ребенка, эмоционального принятия, последовательного реагирования и ряда других характеристик. При­нято различать, по меньшей мере, четыре разных типа привязанности: надежный тип, соответствующий оптимальному ходу развития ребен­ка, два ненадежных — амбивалентный (или тревожно-агрессивный) и избегающий (тревожно-тормозимый), а также дезорганизованный, обычно сопутствующий нарушенным вариантам развития детей.

В свете большого цикла недавних работ таких зарубежных иссле­дователей, как П. Шейвер, Р. Фрейли и многих других, посвященных онтогенетической роли привязанности ребенка к матери, уместно полагать, что привязанность может служить генетическим ос­нованием, разные формы (типы) которого задают свой особый круг индивидуально-типических особенностей. В частности, было показано, что тип привязанности сохраняет свое важное значение у взрослых, по меньшей мере, в двух отношениях. Во-первых, привязанность сохраняет роль активно действующего психологического механизма в плане пост­роения межличностных отношений, включая отношения дружбы, люб­ви, внутрисемейные отношения. К примеру, показана тенденция к пре­емственности типа привязанности от одного поколения в семье к друго­му, вплоть до случаев четкого «межпоколенного наследования», когда от бабушки к матери и затем к дочери и внучке передается определенный тип привязанности. Во-вторых, тип привязанности к матери сохраняет свой отпечаток на особенностях эмоциональной и когнитивной сферу людей молодого и даже зрелого возраста. В настоящее время — это область весьма обширных исследований особенностей личностной психодинами­ки, характерной для разных типов привязанности.


Шкала К.Кернс на определение привязанности ребенка к родителям

Назначение: определение степени уверенности ребенка втом, что в нужний для ребенка момент времени он получит от родителей необходимую помощь и поддержку; определение степени стремления ребенка в стрессовой ситуации искать помощи и поддержки родителей; определение стремеления ребенка к отрытому и доверительному общению с родителями.



Тема 4.3: Анализ детских рисунков

Темы рисуночных тестов и параметры оценки рисунка детей разного возраста. Возможные ошибки проективной трактовки детского рисунка и их анализ.


Литература:



  1. Бурлачук Л.Ф. Введение в проективную психологию.-Киев, 1997.

  2. Венгер А.Л. Психологические рисуночные тесты.- М., 2003.

  3. Лосева В.К. Рисунок семьи.- М., 1995.

  4. Маховер К. Проективный рисунок человека.- М., 2000.

  5. Никандров В.В. Неэмпирические методы в психологии.- СПб.: Речь, 2005.

  6. Романова Е.С., Потемкина С.В. Графические методы в психологической диагностике.- М., 1992.

  7. Руайе Ж. Проективные методики исследования детской психики: рисунок и тест сказок.- Ижевск, 1995

  8. Семенова З.Ф., Семенова С.В. Изучение психодиагностической ценности теста «Нарисуй человека» // Практическая психология: Методология и методики научного исследования / Под ред. В.Н. Панферова.-Спб.,, 1996

  9. Соколова Е.Т. Проективные методы исследования личности.-М., 1980

  10. Туник Е.Е., Опутникова В.П. Оценка способностей и личностных качеств школьников и дошкольников.- СПб., 2006.

  11. Хоментаускас Г.Т. Семья глазами ребенка.-М., 1989


Рисунок семьи
Тест “Рисунок семьи” используется для исследования семейной ситуации и чувств, которые испытывает человек по отношению к членам семьи. Ценность этой процедуры состоит в том, что человек может выразить свои чувства и отношение к членам семьи на символическом уровне, экстериоризировать содержание, которое может быть не вполне осознанным, или то, которое трудно выразить словами. Для него этот путь до­статочно безопасен и не представляет угрозы.

Например, человек может испытывать сильный гнев по от­ношению к своей матери, но на сознательном уровне он боится выразить свои чувства из-за страха потерять ее поддержку и любовь, которые так нужны ему для выживания. Рисунок поз­воляет обнаружить эти агрессивные чувства и их подавление в символической форме, выявить это в обход сознательных за­щитных механизмов.

Рисунок семьи используется часто для работы с детьми, для исследования личности ребенка, его чувств по отношению к отдельным членам семьи, к семье в целом, его чувств в отношении себя самого, в контексте семейных отношений, ощу­щения того места, которое он занимает в семье. Хотя рисунок семьи включает также портрет самого человека, очень важно помнить, что этот тест отражает главным образом семейную ситуацию, а не индивидуальные характеристики членов его семьи и самого исполнителя.

Некоторые исследователи используют прочтение изображения членов семьи для оценок интеллектуального уровня испы­туемых таким же образом, как в тесте “Нарисуй человека”, хотя этого следует избегать, потому что в этих двух тестах проявляется различная динамика.

При выполнении теста “Рисунок семьи” испытуемому предлагается лист белой бумаги (желательно стандартный), хорошо отточенный карандаш или цветные карандаши и дает­ся инструкция “Рисунок семьи” Больше не следует ни­каких пояснений и только в том случае, если испытуемый нервничает и проявляет нерешительность, его слегка подбад­ривают. Время выполнения задания не ограничивается, обычно выполнение рисунка длится не более 35 минут. Эксперимен­татору следует внимательно наблюдать за ходом рисования и отмечать в протоколе последовательность рисования, паузы и ходе рисования, которые длятся более 15 минут, стирание деталей изображения, спонтанные комментарии и различного рода эмоциональные реакции, связанные с изображением.

После выполнения задания могут быть предложены раз­личные вопросы, позволяющие получить дополнительную ин­формацию. Обычно задаются следующие вопросы:

1. Скажи, кто тут нарисован?

2. Где они находятся?

3. Что они делают? Кто это придумал?

4. Им весело или скучно? Почему?

5. Кто из нарисованных людей самый счастливый? Почему?

6. Кто из них самый несчастный? Почему?

При опросе необходимо сначала выяснить смысл нарисован­ного; понять, какие чувства испытывает ребенок к отдельным членам семьи, почему не нарисован кто-либо из членов семьи, если это имеет место, что означают различные детали рисун­ке — птицы, зверушек. При опросе следует, по возможности, избегать прямых вопросов, не настаивать на ответе, так как это может индуцировать тревогу, защитные реакции.

Часто более продуктивными оказываются проективные воп­росы типа: “Если бы вместо птички был нарисован человек, кто бы это был?”. “Кто бы выиграл в соревновании между братом и тобой?”, “Кого мама позовет идти с собой?”.

Иногда после опроса испытуемому предлагают решить 6 ситуаций (три из них направлены на выявление негативных чувств в отношении членов семьи, три — на выявление пози­тивных):

1. Представь себе, что имеешь два билета в цирк. Кого бы ты позвал пойти с тобой?

2. Представь, что вся твоя семья идет в гости, по один из вас заболел и должен остаться дома. Кто это?

3. Ты строишь из конструктора дом и тебе не везет. Кого ты позовешь на помощь?

4. Ты имеешь “X” билетов на интересную кинокартину (билетов меньше на один, чем членов семьи). Кто останется дом?

5. Представь себе, что ты попал на необитаемый остров. С ком бы ты там хотел жить?

6. Ты получил в подарок интересное лото. Вся семья села играть, но в семье на одного человека больше, чем надо для игры. Кто не будет играть?

Для интерпретации теста также необходимо выяснить возраст испытуемого; состав его семьи и возраст членов семьи; а также иметь дополнительную информацию о его индивидуальных особенностях.

При интерпретации теста “Рисунок семьи” важно обращать внимание на соответствие рисунка реальному составу семьи, на расположение на листе бумаги, порядок их изображения, группирование, особенности графических презентаций членом семьи, последовательность в изображении.
Структура рисунка семьи
Изображение полного состава семьи очень часто встречается в случае эмоционального благополучия в семье. По данным исследований, 85 процентов детей 6—8 лет, нормального интел­лекта, проживающих совместно со своей семьей, в рисунке изо­бражают ее полностью.

Искажение реального состава семьи всегда заслуживает внимания, так как за этим почти всегда стоит эмоциональный конфликт, недовольство семейной ситуацией.

Крайний вариант искажения состава семьи представляют собой рисунки, в которых совершенно не изображены люди (например, нарисована только мебель) или изображены люди, не связанные с семьей. За этим обычно скрываются: травма­тические переживания, связанные с семьей; чувства отвержен­ности, покинутости (так часто рисуют дети, недавно пришед­шие в интернат из семей), чувство небезопасности, тревожности; аутизм или плохой контакт психолога с ребенком.

Уменьшение состава семьи характерно для рисунков детей, которые конфликтуют с кем-либо из членов семьи. Они, обыч­но, “забывают” нарисовать эмоционально непривлекательных членов семьи. Таким образом проявляется стремление как бы “разрядить” тягостную эмоциональную атмосферу в семье, избежать отрицательных эмоций, связанных с определенными людьми.

Когда ребенок не изображает братьев и сестер, это, как правило, отражает ситуацию конкуренции в семье, стремление “монополизировать на символическом уровне” недостающую любовь родителей. Обычно, отвечая на вопрос, почему не на­рисован тот или иной член семьи, ребенок защищается: “Нe нарисовал, потому что не осталось места”, “Он пошел гулять”, иногда дается более откровенный ответ: “Не хочу, чтобы он с нами жил”.

В некоторых случаях изображения членов семьи “замеща­ются” изображениями зверей или птиц. Важно попытаться уточнить, с кем ребенок их идентифицирует. Наиболее часто так рисуются братья или сестры, чье влияние в семье ребенок старается уменьшить.

Изображение, вместо реальной семьи, семьи зверят может указывать на дефицит чувства общности в семенных отношениях, сильное чувство отверженности, стремление к теплым, эмоциональным контактам.

Исключение собственного изображения из рисунка, или изображение семьи, когда вместо членов семьи рисуется только собственный портрет, также свидетельствует о проблемных се­мейных отношениях. Отсутствие в рисунках собственного изо­бражения характерно для детей, чувствующих отвержение, неприятие.

Презентация в рисунках только собственного изображения оказывает на несформированное чувство общности, с одной стороны, и на некоторую эгоцентричность, истероидность, с другой, особенно, если собственное изображение детализиро­вано, одежда декорирована, использовано большое количество цветов, и изображаемая фигура достаточно большого размера.

Если же изображение самого себя схематично, и рисунок передает негативный эмоциональный фон, можно предполо­жить наличие чувства отверженности, покинутости, аутистические тенденции.

Информативным является также и увеличение состава семьи в рисунке. Как правило, это связано также с неудовлет­ворительными отношениям в семье, неудовлетворенными пси­хологическими потребностями.

Если в дополнение к членам семьи изображаются еще дети того же возраста, что и испытуемый, можно предположить на­личие неудовлетворенных потребностей в равноправных, коо­перативных связях. Подобные рисунки чаще делают единственные дети в семье.

Когда “пририсовываются” дети более младшего возраста, это может быть связано с потребностью ребенка занять охра­няющую, руководящую позицию. Это касается и тех случаев, когда в рисунках появляется собачка или кошечка, несуществующие в реальности.

Изображение взрослых, не связанных с семьей, которые как бы “дополняют” родителей или заменяют их, указывает на восприятие ребенком семьи как неинтегрированной, на поиск человека, способного удовлетворить потребность ребенка в бо­лее близких эмоциональных контактах.

В некоторых случаях это указывает на символическое раз­рушение целостности семьи и месть родителям из-за ощуще­ния отверженности и ненужности.
Расположение членов семьи
Психологическая дистанция между членами семья часто выражается посредством физической дистанции при расположении их на листе бумаги. В этом случае законы проксематики используются с учетом того, что рисунок — это символиче­ская ситуация, которая создается только одним автором.

По расположению фигур на рисунке можно судить о не­которых психологических особенностях взаимоотношений в семье.

Изображение членов семьи с соединенными руками может служить индикатором интегрированности семьи, ее сплоченно­сти, эмоциональной включенности ребенка в семейную ситуа­цию.

Включенность всех членов семьи в общую деятельность, как правило, является благоприятным признаком.

Однако, когда объединение семейной группы достигается за счет внешних обстоятельств (например, все члены семьи по­мещаются в лодку, в маленький домик и пр.), это может свидетельствовать о попытке ребенка объединить, сплотить семью и об ощущении тщетности своей попытки.

Когда члены семьи изображаются изолированно друг от друга, это может указывать на низкий уровень эмоциональных связей, дезинтегрированность семьи.

Характер группирования членов семьи в рисунке отражает психологические микроструктуры семьи, каолиции, наличие конфронтации в семье.

Если ребенок рисует только себя в отдалении, это может указывать на наличие у него чувства невключенности, отчуж­денности. “Отдаление” другого члена семьи, как правило свя­зано с негативным отношением к нему ребенка, ощущением угрозы которая исходит от этого человека, либо с его малой значимостью или отчужденностью его от семьи.

Эмоциональные связи выражаются в рисунке не только посредством физических расстояний, но и посредством отделения членов семьи друг от друга при помощи каких-то объектов, деления рисунка на ячейки, в которых располагаются члены семьи.

Изображение стены или какого-либо физического барьера отражает тот факт, что эмоциональная энергия между членами семьи блокируется по каким-то причинам.

Если одна или несколько фигур на рисунке обведены (как бы инкапсулированы), заключены во что-то, это отражает на­личие у ребенка трудностей при взаимодействии с этим “инкапсулированным” человеком. В ряде случаев члены семьи могут изображаться в отдельных отсеках, в разделенных квад­ратиках, что отражает ситуацию, в которой чувства членов семьи как бы “обрезаются”. Такого рода рисунки показывают на начало социальной изоляции, отход (удаление) от реально­сти, что может привести к серьезным проблемам при отсутст­вии специальной помощи.

Изображение кого-либо из членов семьи или самого себя на обратной (“изнаночной”) стороне листа свидетельствует о силь­ном эмоциональном напряжении или о неразрешенном конф­ликте. Если рисующий таким образом изображает самого себя, то это может отражать его чувство тревоги в связи с принад­лежностью к семейной группе. В случае, если это чувство ве­сьма сильное, испытуемый может даже категорически отказать­ся рисовать всех членов семьи вместе.


Интерпретация особенностей изображения фигур в “Рисунке семьи”
Особенности графических презентаций отдельных членов семьи могут нести информацию большого диапазона: об эмо­циональном отношении к данному члену семьи, о восприятии его, а также об образе “Я” испытуемого и об особенностях его половой идентификации.

Необходимо обращать внимание на следующие параметры:

1. Количество деталей фигуры: присутствуют ли голова, волосы, уши, глаза, зрачки, ресницы, брови, нос, рот, шея, пле­чи, руки, ладони, пальцы, ноги, ступни.

2. Детали одежды и украшения: шапка, воротник, карманы, банты, галстук, ремни, пуговицы, прическа, украшения одеж­ды, покрой, узоры на одежде и пр.

3. Количество используемых для рисования фигуры цветов.

Как правило, более тщательно прорисовывается и декори­руется фигура человека, с которым установлены хорошие эмоциональные отношения. И наоборот, негативное отношение к человеку проявляется в большей схематичности, незаконченности его графической презентации, в пропуске некоторых частей тела (головы, рук, ног). Это также может указывать и на агрессивные побуждения по отношению к этому человеку.

Если рисунок сделан простым карандашом, то амбивалентные чувства или чувства беспокойства могут проявляться в вариациях качества линий или о стирании тех или иных ча­стой фигуры.

Если для изображения попользуются цветные карандаши, то цвета, выбранные для разных членов семьи, могут символи­ческим образом выражать определенные чувства, испытывае­мые к ним.

Важным показателем является сравнительная величина фигур. При интерпретации величин фигур принимаются во внимание только значительные искажения.

Величина изображенной фигуры, как правило, отражает такие ее психологические характеристики, как сила, превосходство, значимость, доминирование.

Дети, как правило, самыми большими рисуют отца или мать, что соответствует реальности. Однако для ребенка, как и для древнего египтянина, величина фигуры является сред­ством выражения ее значительности. Поэтому часто в детских рисунках можно увидеть, что изображение ребенком самого себя превосходит по величине изображения родителей. Это может быть связано с эгоцентричностью ребенка, с его попыт­кой решить таким образом проблему “эдипова комплекса”. В последнем случае, соревнуясь за любовь родителя противопо­ложного пола, ребенок по величине приравнивает себя к нему, исключая или преуменьшая при этом “конкурента”.

Маленькими изображают себя дети, чувствующие свою не­значительность, ненужность в семье, требующие опеки со сто­роны родителей. В этом случае их фигуры значительно отли­чаются по величине от фигур остальных членов семьи. Для сравнения следует отметить, что в среднем семилетний ребенок на 0,3—0,35 см ниже своего родителя. Нарушение этого соотношения указывает на наличие тревожности и чувство небезопасности.

При анализе особенностей изображенных фигур следует обращать внимание на то, как нарисованы отдельные части тела. Так как отдельные части тела связаны с определенными формами активности (общения, передвижения, контроля), то характер их презентации указывает на специфическую проб­лематику.

Руки являются основными средствами воздействия на мир, физического контроля поведения других людей. Когда в ри­сунках появляются фигуры с поднятыми вверх руками, длин­ными пальцами, то это может указывать на агрессивные же­лания изображенного таким образом человека. Если ребенок изображает себя самого таким образом, то это является выра­жением стремления компенсировать свою слабость, беспомощность или отражает стремление его властвовать над другими. Это еще более справедливо, если в рисунке присутствуют такие признаки, как широкие плечи у фигур или другие атри­буты мужественности.

Отсутствие рук у фигур может отражать как чувство бессилия, неуверенности, ощущение чрезмерного контроля со сто­роны окружающих, так и потребность ограничить чрезмерную активность со стороны члена семьи, нарисованного без рук.

Если в рисунке семьи какой-либо член семьи нарисован без головы, или без черт лица, или с заштрихованным лицом, то это указывает на конфликтные отношения с данным челове­ком или враждебное отношение к нему.

Дополнительную информацию также дает выражение лиц изображенных членов семьи. Следует помнить, что в детских рисунках улыбающееся лицо является своеобразным штампом, поэтому важно отметить, чем изображенные фигуры людей от­личаются друг от друга.

Изображение зубов и выделение рта встречается в рисун­ках детей, склонных к оральной агрессии. Если таким образом изображается какой-то член семьи, то это связано с чувством страха, воспринимаемой враждебностью от этого человека.


Дополнительные детали в рисунке
Дополнительные детали, такие как солнце, тучи, дождь, свечи и т. п. могут указывать на чувства подавленности, по­требности в любви безопасности. То же значение имеет и прочерченная линия основания, находящаяся под ногами у членов семьи.

Некоторые дополнительные предметы, изображенные па ри­сунке, играющие роль преград между членами семьи, могут символизировать некоторую отдаленность и психологическое дистанцирование.


Анализ процесса рисования
При анализе процесса рисования следует обратить внима­ние на:

а) последовательность рисования членов семьи;

б) последовательность рисования деталей;

в) стирание;

г) возвращение к уже нарисованным объектам, деталям, фигурам;

д) паузы;

е) спонтанные комментарии.

За динамическими характеристиками рисования кроется напряжение, конфликты, изменение замысла, актуализация чувств. Несмотря на большую неопределенность, этот уровень анализа часто дает наиболее содержательную, глубокую значи­мую информацию.

По данным исследований, 35 проц. детей первой рисуют фи­гуру матери, З5 проц. — себя, 17 проц. — отца, 8 проц. — братьев и сестер.

Обычно в рисунке первым изображается наиболее значи­мый, главный или наиболее близкий человек.

Когда в рисунке ребенок первым изображает себя, это может быть связано с эгоцентричностью.

Примечательны случаи, когда ребенок последней рисует мать, это может быть связано с негативным отношением к ней.

В случае, когда испытуемый сначала рисует, мебель, линию основания, солнце и т. д. и лишь в последнюю очередь при­ступает к изображению людей, есть основание считать, что в этом проявляется своеобразная защитная реакция, при помо­щи которой он отодвигает неприятное ему задание во времени. Чаще всего это наблюдается у детей с неблагополучной семей­ной ситуацией.

Возвращение к ранее нарисованному, может указывать на главные доминирующие переживания, связанные с определен­ными деталями рисунка.

Паузы перед рисованием являются внешним проявлением внутреннего диссонанса мотивов. На бессознательном уровне ребенок как бы решает, рисовать ему или нет связанного с негативными эмоциями человека или деталь.

Стирание нарисованного изображения, перерисование мо­жет быть выражением как негативных эмоции, так и позитивных. В этом случае, при оценке решающее значение имеет конечный результат рисования. Если графическая презентация не стала лучше, можно предположить наличие конфликтных отношений с этим человеком.

Спонтанные комментарии часто проясняют смысл изобра­жения. Поэтому, к ним надо внимательно прислушиваться. Появление спонтанных высказываний указывает на наиболее эмоционально “заряженные” области в рисунке. Фиксация таких моментов помогает сформулировать необходимые вопросы (испытуемому) и направить беседу в нужное русло, что поз­волит более точно подойти к интерпретации рисунка.
Кинетический рисунок семьи
В 1972 году предложили новую методику “Кинетический рисунок семьи”, которая вскоре получила большое признание.

Модификаторы были неудовлетворены тем, что традицион­ное задание “Нарисуй свою семью”, как правило, приводит к созданию статистической картинки, в которой все члены семьи располагаются в ряд и повернуты лицом к наблюдателю.

Попытка ввести в действие дополнительный кинетический фактор привела к созданию новой инструкции: “Нарисуй картинку, в которой все члены семьи чем-нибудь заняты”.

Методика “Кинетический рисунок семьи” позволяет прояснить внутреннюю динамику, понять, как испытуемый воспринимает семейные взаимоотношения и каждого члена семьи, и какие чувства испытывает к каждому.

Создавая схему интерпретации теста, авторы выделили четыре значимых уровня анализа:

а) характеристики индивидуальных фигур рисунка;

б) действия персонажей;

в) стиль;

г) символы.

Интерпретация характеристик индивидуальных фигур схожа с интерпретацией фигур в тесте “Нарисуй человека”. Принимается во внимание порядок изображения фигур, их расположение по отношению друг к другу. Важно отметить, что ха­рактер изображения каждой из фигур следует рассматривать в контексте всей картинки.

Действия персонажей рисунка могут быть весьма разнообразны и отражать как типичные занятия членов семьи, так и наиболее предпочтительные, ожидаемые, желаемые для ис­пытуемого.

В процессе выполнения кинетического рисунка семьи дети часто изображают своих родителей, выполняющих стереотип­ные роли, делающих привычные для них домашние дела. Например, отцов чаще всего изображают читающими, отды­хающими, сидящими у телевизора и т. д. Мамы—готовят, убирают, гладят. Себя дети чаще всего изображают за игрой, за едой, за уроками, или помогающими маме.

Если какой-либо член семьи изображается в совершенно отличной манере, по сравнению с тем, как изображаются ос­тальные, то это может отражать его “особое” положение в се­мейной группе. Например, если отец в семье постоянно требует к себе чрезмерного внимания, ребенок может нарисовать его как бы повернутым в другой плоскости.

Действия и объекты, изображенные на рисунке, заключают в себе энергию, созвучную определенным отношениям. “Энергии” или “поля напряжения” могут отражать злобу, зависть, соревнование, стремление к близости, к контактам. Например, две фигуры могут быть изображены смотрящими друг на дру­га, и это отражает их эмоциональную близость, чувства люб­ви и привязанности.

Использование определенных специфических символов (особенно при выражении чувств) часто встречается у детей, не имеющих возможности свои чувства проявлять открыто.

Например, мячи часто изображаются как символ соревно­вательных чувств. При сильном выражении чувства соперни­чества и при условии, когда эти чувства не могут быть открыто проявлены, мяч рисуется подпрыгивающим, скачущим вверх-вниз, а не перебрасывающимся от одного к другому.

Огонь, свет — символы тепла обычно рассматриваются как выразители чувств или энергии между двумя людьми. Напри­мер, огонь часто символически отражает желание любви в более тесных эмоциональных связях. Однако, возможно, что такие чувства очень часто сопровождаются гневом, из-за того, что потребность в эмоциональных связях не удовлетворяется дол­жным образом. Символ света также символизирует потребность в любви, но без сопровождающего чувства гнева.

Линии наверху листа над рисунком или тяжелые объемные облака обычно рисуются, когда внешний мир восприни­мается субъектом как пугающий пли полный темноты и бес­покойства.

Можно выделить около 40 часто повторяющихся в рисунках символов (например, лестница, вода, кровать и т. д.), которые могут быть проинтерпретированы согласно принципам психоанализа. Однако не следует приписывать символам фик­сированные значения, имея в виду, что у них может быть ин­дивидуальный смысл или значение, которое они приобретают в конкретной ситуации (так называемые “социальные” сим­волы).

Создали детализированное экстенсивное руководство для интерпрета­ции кинетического рисунка семьи, а также разработали спе­циальную шкалу для быстрого оценивания результатов.

Авторы выделили пять симптомокомплексов для оценки теста:

1. благоприятная семейная ситуация,

2. тревожность,

3. конфликтность в семье,

4. чувство неполноценности,

5. враждебность в семейной ситуации.

1. Благоприятная семейная ситуация отражается в рисунке при помощи следующих характеристик:

— Все члены семьи объединены совместной деятельностью.

— На рисунке преобладают люди.

— Изображается семья в полном составе.

— Отсутствуют изолированные члены семьи.

— Отсутствует штриховка.

— Хорошее качество линий.

— Отсутствуют показатели враждебности.

— Имеет место адекватное расположение людей на листе бумаги.

— Имеют место другие возможные признаки.

2. Тревожность:

— Имеет место штриховка.



  • Прорисована линия основания (пол).

  • Прорисована линия над рисунком.

— Линии выполняются с сильным нажимом.

— Имеет место стирание.

— Проявляется преувеличенное внимание к деталям.

— На рисунке преобладают вещи.

— Имеют место двойные и прерывистые линии.

— Отдельные детали рисунка подчеркиваются.

— Имеются другие признаки тревожности.

3. Конфликтность в семье:

— Фигуры на рисунке разделяются барьерами.

— Отдельные фигуры стираются.

— У некоторых фигур отсутствуют основные части тела.

— Отдельные фигуры выделены.



  • Отдельные фигуры изолированы.

  • Неадекватная величина отдельных фигур.

  • Несоответствие рисунка и его словесного описания.

  • Преобладание в рисунке вещей, предметов.

  • Отсутствие на рисунке отдельных членов семьи.

  • Стоящий спиной член семьи.

  • Другие возможные признаки.

4.Чувство неполноценности в семейной ситуации:

  • Автор рисунка непропорционально маленький.

  • Фигуры расположены в нижней части листа.

  • Линии изображения слабые, прерывистые.

  • Изоляция автора от других.

  • Маленькие фигуры.

  • Неподвижная, по сравнению с другими, фигура автора.

  • Отсутствие фигуры автора.

  • Автор стоит спиной.

  • Другие возможные признаки.

5. Враждебность в семейной ситуации:

— Одна фигура изображена на другом листе или на пере­вернутой стороне листа.

— Агрессивная позиция фигуры.

— Зачеркнутая фигура.

— Деформированная фигура.

— Руки раскинуты в стороны.

— Пальцы длинные, подчеркнутые.

— Другие возможные признаки.


Моя семья в образах животных
Методика “Моя семья в образах животных” — модифика­ция теста “Нарисуй свою семью” — предложена Е. В. Романо­вой. Ее ценность заключается в том, что символический рису­нок семьи дает более достоверный материал и позволяет обна­ружить подавляемые чувства в обход защитных личностных механизмов.

Методика отражает семейную атмосферу, чувства, испытываемые к отдельным членам семьи и к семье в целом, степень гармоничности, интегрированности семейных отношений, ха­рактер основных семейных конфликтов и помогает выявить источник или главного носителя семейного конфликта.

Процедура проведения исследования при помощи данной методики стандартна. Испытуемому дается лист белой бумаги, цветные карандаши, резинка, простой остроотточенный мягкий карандаш. Инструкция: “Представь, что всех членов твоей семьи заколдовали, и они превратились в животных. Изобрази семью в образах животных”.

Одним из важнейших процедурных моментов является со­ставление психологических портретов тех животных, которые изображены на рисунке. Для этого, после завершения рисунка, испытуемого просят рассказать о том, что представляет из себя то или иное животное, и каким характером оно обладает.

При интерпретации результатов очень важно анализировать сам рисунок, исходя из основ интерпретации, учитывая весь комплекс графических показателей (заполнение листа рисун­ком, размер, цвет, характер линии, стирания, последователь­ность рисования), и, кроме того, особое внимание следует уде­лить анализу психологических портретов животных в сопостав­лении с их изображением, используя при этом данные психо­аналитической трактовки символического значения тех или иных образов животных.

Рассмотрим некоторые примеры интерпретации. Чаще всего дети 12-летнего возраста изображают маму, используя для этого образ кошки.

Давая психологический портрет кошки, ребенок описывает это существо как красивое, грациозное, которое мягко ступает, очень любит чистоту и часто моется. Имеет свободный, неза­висимый характер, любит есть и спать. Иногда — играть. Если кошку не обижать, то она может быть дружелюбной и ласковой, но если ей что-то не нравится, она может выпусти свои острые коготки и сильно исцарапать и искусать. Кошка видит все даже в темноте. Кошка часто ни на кого не обращает вни­мания, но если ей что-нибудь нужно, она лестью и диплома­тией добьется необходимого.

Сопоставление портрета, сделанного детьми, с психоаналитической интерпретацией символа кошки рассматривающейся как символ женского обаяния, кажущейся безопасности, при­ятной мягкости, но в то же время символ поглощения, удер­жания, захвата позволяет увидеть большое сходство. Следует отметить, что в процессе психологической консультации было остановлено, что матери, изображаемые детьми в образе кош­ки, обладают такими качествами, как некоторый эгоцентризм, способность к топкому манипулированию членами семейной группы, стремление к решению ряда своих проблем за счет других.

В детских рисунках изображение матери в виде кошки ча­сто сочетается с изображением бабушки в виде черепахи. Ре­бенок дает психологический портрет черепахи как ленивой, медленно передвигающейся, неторопливой. Черепаха любое де­ло выполняет обязательно до конца. В преодолении трудностей она очень настойчива. Но она пуглива — чуть что и сразу пря­чется под панцирь, откуда ее невозможно достать, иначе как разбив. Ее голова похожа на голову змеи. Черепаха устойчи­вая, прочная, со всех сторон закрыта панцирем. Для детей бабушка-черепаха не совсем понятна, внутренне закрыта, за бабушкой они признают жизненный опыт, мудрость, вескость приводимых аргументов. Она насторожена, пуглива, боится всего нового. Дети считаются с бабушкой, уважают ее, но на­ряду с этим испытывают некоторое сдерживающее, ограничивающее влияние с ее стороны.

Отца дети довольно часто изображают в образе медведя. Медведя они наделяют такими психологическими чертами, как лень, жадность, стремление, все время спать. Медведь неуклю­жий, толстый, некрасивый. Он никогда не спешит, делает все старательно. Он очень сильный, но часто бывает хмурым, сер­дитым, любит поворчать, не любит компании. Летом заботится о запасах на зиму, зимой мало активен. Медведь не очень сме­лый, но в крайнем случае, опасности, может броситься на обидчика.

Детям в общении с отцом-медведем не хватает эмоциональ­ной открытости, он для них представляется воплощением си­лы, но силы сердитой, ворчащей, склонной к быстрому и не­медленному наказанию, и проявлению авторитарности в об­щении.

Как показали исследования, даже у самых маленьких испы­туемых может быть обнаружено достаточно точное видение семейной ситуации. Однако, свое психологическое видение близких людей им не всегда удается высказать; рисунок часто от­ражает то, что невозможно сформулировать словами Когда детей просили рассказать о том, какая мама, бабушка, папа и т д., ответы оказывались однотипными, в них звучали внед­ренные и закрепленные социальным окружением шаблоны. Характеристики близких людей оказывались обезличенными и часто представляли собой заимствование значимого взрослого.

Однако, даже у маленьких детей удается обнаружить явное расхождение между сознательными логическими построениями и образами индивидуального интегративного восприятия.

Методика “Семья в образах животных” позволяет обнару­жить тот материал, который отражает отношения в семье как рентгеновский снимок. Чтобы его расшифровать, важно понимать что он рождается из контекста ситуации, в которой на­ходится ребенок, из той социальной динамики, которая обра­зуется вокруг него.

И потому важным оказывается не только пространственное расположение фигур, но и “соприкосновением фигур, пересе­чение фигур (например, мама-зайчик как бы “протыкается” хвостом бабушки-крокодила). Важно не только цветовое ис­полнение фигур, дающее информацию о чувствах, так как цвета связаны с эмоционально-личностными характеристиками, но и сочетание цветов во всей семейной картине.

Много информации дает также одновременное рассматрива­ние рисунков “Семья в животных”. “Нарисуй семью” и “Дом-Дерево—Человек” на одном листе и сопоставление их графи­ческого и цветового исполнения.



Совместное рисование

Одним из вариантов использования проективных тестов для исследования семейных отношений является совместное рисование, в котором участвует вся семейная группа. Эта проце­дура является ценной психотерапевтической техникой.

Большой лист бумаги прикрепляется к стене, и испытуемым предлагается целый набор изобразительных средств. Семью просят нарисовать картину, причем участвуют в этом процессе все члены семьи.

Интересно, что выполнение этого задания дает очень много важной информации, благодаря анализу содержания рисунка. Кроме того, манера рисования, которую демонстрирует семья при выполнении задания, является, возможно, еще более ин­формативной.

Наблюдения за процессом взаимодействия членов семьи при обсуждении того, каким будет рисунок и каким образом этот замысел будет воплощен, дает ценную информацию о функционировании семейной группы и, особенно, о том, каким образом семья решает проблемные ситуации. Весь процесс взаимодействия как бы виден с “высоты птичьего полета”.

Иногда дискуссия первоначально бывает очень короткой, и каждый из членов семьи выполняет свой отдельный рисунок на большом листе бумаги. Подобная ситуация часто встречается в семьях неинтегрированных.

В ряде случаев кто-либо из семьи берет верх и управляет всеми остальными в авторитарной манере. Существует множест­во вариаций выполнения этого задания.

Специалист, который весь этот процесс наблюдает со стороны, найдет ключ к пониманию семейной динамики, исполь­зуя эту процедуру.

Эта методика не только чрезвычайно ценна как психотерапевтическая процедура, помогающая раскрыть семейную дина­мику, но и приятна, так как выполнение этого задания достав­ляет семейной группе удовольствие и в то же время дает воз­можность членам семьи посмотреть на свои взаимоотношения со стороны и определить области для дальнейшего личностного роста.

Когда рисунок закончен, психотерапевт может проинтерпретировать рисунок для того, чтобы помочь членам семьи понять те чувства, которые они выразили при создании этого рисунка.


Спонтанные рисунки
Хотя спонтанные рисунки и не принято относить к разряду проективных техник, тем не менее они используются для по­нимания ряда личностных характеристик и позволяют выявить совершенно уникальные личностные проекции. Интерпретация спонтанных рисунков оказывается более полной, если ей пред­шествует предварительная психологическая работа с челове­ком, исполняющим рисунок.

Спонтанные рисунки особенно полезны в работе с детьми, у которых ограничены средства вербального выражения.

Они также представляют большую ценность как психотерапевтическая техника, так как позволяют выразить свои чув­ства и пролить новый свет на свою личностную ситуацию.

Задания могут быть различными. Человека можно попро­сить, чтобы он изобразил то, как он себя чувствует, или то, как on воспринимает определенную ситуацию, или то, как он реагирует на кого-то или на что-то.

Отталкиваясь от содержания картинки, у исполнителя ри­сунка могут возникнуть новые инсайты, новые открытия. Использование цвета, выбор содержания рисунка, графические показатели — все это очень важно для понимания того, как человек устанавливает свои взаимоотношения с миром.

Когда рисунок используется как психотерапевтическое средство, дальнейшие открытия (инсайты) могут произойти после того, как исполнитель начнет описывать тот рисунок, который он сделал, даст рисунку название или объяснит, что с его точки зрения означают те или иные символы.

Очень часто, получив знание того, что даст спонтанное ри­сование, некоторые люди начинают сами довольно точно интер­претировать свои собственные рисунки. Таким образом, они стремятся овладеть пониманием собственных символов и при­обретают хороший инструмент для осознания содержания собственного бессознательного.

Работа с подобными рисунками в значительной море зави­сит от теоретических позиций психотерапевта.

Так, например, юнгианцы могут использовать активное во­ображение для обнаружения бессознательного материала в рисунках, гештальттерапевты применяют индивидуальные ин­теракции и дают задания типа: “Поговори с отдельными эле­ментами рисунка”, психоаналитики просят дать свободные ас­социации с целью понимания динамики, которая вынесена из детства и влияет на личностные реакции в той или иной си­туации.

Все эти методы очень полезны и могут быть использованы для активизации процесса личностного роста и развития ребенка.


Раздел 5: Анализ результатов и написание заключения как итог углубленной оценки психического развития ребенка

Каталог: oop -> %D0%A4%D0%A5%D0%9E%D0%A2%D0%B8%D0%94
oop -> Пояснительная записка Место дисциплины в структуре основной образовательной программы, в модульной структуре ооп
oop -> Фонд оценочных средств для проведения государственной итоговой аттестации Общие сведения
%D0%A4%D0%A5%D0%9E%D0%A2%D0%B8%D0%94 -> Рабочая программа дисциплины (модуля) дв 2 Арт-терапия образовательной программы по направлению подготовки бакалавриата
oop -> Фонд оценочных средств для проведения промежуточной аттестации обучающихся по дисциплине (модулю) Общие сведения
oop -> Учебно-методический комплекс дисциплины
oop -> Фонд оценочных средств для проведения промежуточной аттестации обучающихся по дисциплине (модулю): Общие сведения
oop -> Рабочая программа по дисциплине опд. В. 03. Межкультурная коммуникация по специальности
oop -> Рабочая программа по дисциплине фд. 01 Инженерная психология по специальности п рикладная информатика (в экономике)
%D0%A4%D0%A5%D0%9E%D0%A2%D0%B8%D0%94 -> Рабочая программа дисциплины (модуля)


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2019
обратиться к администрации

    Главная страница