Учебно-методический комплекс профилактика наркотической зависимости у детей и подростков новосибирск 2010



страница8/26
Дата11.05.2016
Размер2.21 Mb.
ТипУчебно-методический комплекс
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   26
Средовые факторы

В подростковом возрасте особое значение имеет общение со сверстниками. Общаясь с друзьями, подростки активно осваивают нормы, цели, средства социального поведения, вырабатывают критерии оценки себя и других, опираясь на заповеди «кодекса товарищества».

Общение является для подростков очень важным информационным каналом:

1) Общение - специфический вид межличностных отношений, он формирует у подростка навыки социального взаимодействия, умение подчиняться.

2) Общение - специфический вид эмоционального контакта. Дает чувство солидарности, эмоционального благополучия, самоуважения.

Психологи считают, что общение включает две противоречивых потребности: потребность в принадлежности к группе и в обособленности (появляется свой внутренний мир, подросток испытывает потребность остаться наедине с собой). Подросток, считая себя уникальной личностью, в то же время стремится внешне ничем не отличаться от сверстников. Типичной чертой подростковых групп является конформность - склонность человека к усвоению определенных групповых норм, привычек и ценностей, подражательность.

С одной стороны, стремление во чтобы то ни стало, быть такими же, как все, с другой - желание выделиться, отличиться любой ценой; с одной стороны, стремление заслужить уважение и авторитет товарищей, с другой - бравирование собственными недостатками. Страстное желание иметь верного близкого друга сосуществует у младших подростков с лихорадочной сменой приятелей, способностью моментально очаровываться и столь же быстро разочаровываться в бывших «друзьях на всю жизнь».

Чаще всего в группе сверстников подросток пытается решить следующие задачи развития: самореализация в значимой (но фрустрируемой – не поддерживаемой или подавляемой семьей) деятельности или поиск других деятельностей, заменяющих ее; преодоление «комплекса неполноценности» и стабилизация самооценки; психологическая защита в кризисных ситуациях и стрессах. Таким образом, к группе переходит часть основных по А.Н.Елизарову функций семьи; при этом переживания кризиса временно ослабляются, а невротические, инфантильные и акцентуированные черты характера компенсируются.

Если социум взрослых создает аномальные условия воспитания, и с переходом детей на следующий этап онтогенеза кризисное развитие их личности утяжеляется, ребенок «обнаруживает» новую, привлекательную для него группу и закрепляется в ней за счет реализации протестных реакций против взрослых и учебы. Асоциальная группа подчиняет ребенка.

Виды деятельности асоциальной группы: свободное времяпровождение без продуктивной деятельности; ранние формы группового наркоманического поведения: курение, употребление алкоголя и одурманивающих веществ); доминирование на «своей» территории; «завоевывание» новой или «чужой» территории; хулиганское поведение; воровство; развитые формы наркоманического поведения – регулярное употребление спиртного, пробы и регулярное потребление наркотиков.

В большей степени, чем на родителей, подростки полагаются на мнение друзей, находятся под их влиянием.

Существует мнение, что шанс стать наркоманом выше у тех, кто общается с людьми, употребляющими наркотики. Так как тенденция к подражанию является объективной особенностью процесса социализации формирующейся личности, то нельзя не учитывать и явление наркомании как одну из моделей социального поведения. Но подражание, на наш взгляд, далеко не главный фактор риска.

Мотив приема опьяняющих веществ детьми и подростками отличен от мотива взрослого человека. У последнего мотив всегда индивидуален, он знает, для чего принимает наркотик, и ждет определенного состояния. Ребенок и подросток принимают наркотик, потому что «принимают все», потому что это модно, потому что любопытно. Эти мотивы общие для группы. Группа действует как целое, ею движет один мотив, даже если этот мотив не совпадает с мотивом индивида.

Подростки часто стремятся доказать в группе сверстников свою «крутизну». На самом деле они нередко испытывают сильную неуверенность в себе и используют наркотик для повышения активности, преодоления страха, как способ «казаться больше, чем есть на самом деле». Если же в подростковой группе кто-то начинает принимать наркотики, то не каждый подросток сумеет отказаться от их приема, так как именно группа сверстников становится для подростка источником норм, ценностей, стандартов поведения. А.Е.Личко и В.С.Битенский выделяют мотивы приема наркотиков в подростковой среде:


  • социально-психологические – мотивы, обусловленные традициями и культурой;

  • субмиссивные мотивы, отражающие подчинение давлению других людей или референтной группы;

  • псевдокультурный тип мотивов, свидетельствующих о стремлении подростка приспособиться к «наркотическим ценностям» подростковой группы.

В.С. Битенский считает, что эти мотивы характерны для начального этапа наркотизации (подростки часто объясняли употребление наркотиков тем, что они подчинялись давлению сверстников).

Молодежная субкультура также может являться фактором формирования аддикции. В настоящее время существуют некоторые виды молодежных субкультур (музыкальная, клубная), которые одобряют наркотики и создают высокий риск приобщения к ним большого числа молодых людей. Формируется особая наркоманская субкультура со специфическим образом жизни, своей системой ценностей, языком, атрибутами, стереотипами, установками, мифами. Наркоманская субкультура, втягивая в свою орбиту молодежь, выступает мощным фактором приобщения ее к наркотикам. Главной ценностью для этой части молодежи становится свободное времяпрепровождение, а употребление наркотика – символом и стилем жизни.

Таким образом, на приобщение подростков к наркотикам влияют такие факторы риска среди сверстников как: отношение «значимого окружения» к употреблению наркотиков; социально-психологический климат группы; роль подростка в группе; отношение группы к взрослым; ценностные ориентиры группы.

Социально-культурное влияние все же играет основную роль: особенности характера формируются в условиях конкретного социально-культурного окружения; психические или физические расстройства, не являющиеся врожденными, также формируются под воздействием внешних влияний, есть условия конкретной социальной среды.

Большое значение имеют этническая и культурная принадлежности индивида, распространенность в его витальном пространстве алкогольных традиций и привычек, среднее количество алкоголя, приходящееся на душу населения в данном микросоциуме, отношение окружающих к пьянству, наркомании (осуждение или терпимость).

Перед глазами сегодняшних подростков год за годом непрерывным потоком проходит череда сцен насилия и беспорядка во всем мире.

Сегодняшней молодежи нелегко поверить в заверения об их безоблачном будущем. Неудивительно, что юноши и девушки нередко принимают самое активное участие в антиобщественных выступлениях, что они прибегают к наркотикам, воздействие которых уводит их от реальности. Такое саморазрушительное поведение – следствие ощущения собственной бесполезности и отчаяния.

Можно выделить следующие общесоциальные факторы: нормы, политику, законодательство в отношении к наркотикам; законодательство в области молодежной политики; доступность наркотиков; развитость системы социально-педагогической поддержки и помощи молодежи; общественные традиции; распространенность насилия; организованность досуга.

Одни подростки беспокоятся — поступят ли в колледж, другие, — какую выбрать профессию. Кто-то хочет порадовать родителей отметками, а кто-то — скрыть хорошую учебу от своей компании. Кому-то хочется учиться, кому-то — работать. Все эти обстоятельства и формируют школьный стресс, который развивается почти у каждого подростка.

Школьные факторы включают: успеваемость, частые переходы из школы в школу; систему воспитания в школе и участие педагогов в воспитательном процессе; уровень доверия в отношениях с учителем; социально-психологический климат в школе и классе; участие ребенка в школьном самоуправлении; желание учиться, регулярное посещение школы; неспособность справиться с общественными задачами.


Влияние отклонений в развитии психики ребенка на возникновение аддиктивного поведения

Наблюдения за алкоголиками, а тем более наркоманами, токсикоманами, которые добровольно отравляют свой организм, губят свою жизнь, вызывают сомнения в том, что они психически нормальные. Попытка объяснить возникновение у человека безудержной тяги к алкоголю тем, что изначально он был неполноценным в нервно-психологическом отношении, получила широкое распространение в начале двадцатого века. Относительно наркомании и токсикомании эта точка зрения сохраняется у многих наркологов и сейчас.

Однако по мере накопления научных данных выяснилось, что роль психопатологических факторов в этом случае была несколько завышена. «Если в 20-е гг. нашего века считалось, что 91% алкоголиков имели нервно-психические отклонения еще до начала заболевания, то уже в 50-е гг. исследователи называли значительно меньшее количество – 50-60%. В настоящее время эта цифра у большинства исследователей не превышает 25-40%».

Следует уточнить, что подразумевается под нервно-психическими отклонениями. Это понятие включает умственную отсталость, эмоционально-волевые отклонения и следствия органического поражения головного мозга разной степени выраженности. По данным В.Т. Кондратенко, среди подростков с признаками пьянства (эпизодическое, частое и систематическое) 24,8% составили психопаты; 12,4% - лица с отдаленными последствиями органического поражения головного мозга и психопатизацией личности; 10% -олигофрены (легкая и умеренная степень дебильности); 9% - лица с прочими психическими нарушениями.

Потребность в психоактивных веществах опосредованно связана и с минимальными мозговыми дисфункциями, к которым относятся незначительные нарушения нормального процесса созревания мозговых структур. Такие нарушения могут возникнуть вследствие родовой травмы, воздействия инфекций, токсических веществ, радиоактивного излучения как до рождения ребенка (через организм матери), так и после его рождения. У детей с минимальными мозговыми дисфункциями повышенная подвижность, они чрезмерно активны, беспокойны, не могут долго удерживать внимание, концентрировать его на чем-то одном, даже очень важном. Это сочетается со сниженной работоспособностью, обычно проявляющейся с началом обучения в школе.

При всем желании хорошо учиться такие ребята не могут сосредоточиться, они невнимательны к объяснениям учителя, быстро устают на уроке и начинают шалить, смешить других учеников. Иногда они проявляют раздражительность, агрессивность, плаксивость; либо становятся вялыми, апатичными и буквально «спят с открытыми глазами».

При благоприятных условиях развития, специальном щадящем режиме умственных нагрузок, доброжелательном отношении учителей, правильном воспитании в школе и дома минимальные мозговые дисфункции компенсируются и не приводят к отрицательным последствиям. В противном случае возможна социальная дезадаптация ребенка, что, в свою очередь, является почвой для возникновения потребности в изменении своего психического состояния.

Следующей группой отклонений в психическом развитии являются психопатии и акцентуации характера. Не все они являются предрасполагающими к употреблению психоактивных веществ. Напротив, при некоторых акцентуациях (психастенический и астено-невротический тип) очень редко встречаются подростки, принимающие наркотики или алкоголь.

Наиболее тесно связаны с употреблением психоактивных веществ неустойчивый, гипертимный, эпилептоидный, экплозивный (возбудимый), истероидный типы акцентуаций характера у подростков.

Среди подростков с аддиктивным поведением акцентуации характера по неустойчивому типу встречаются едва ли не чаще всего. Это и понятно: изменить свое настроение (психическое состояние) от отрицательного к положительному они обычно стремятся с помощью чувственных наслаждений, а психоактивные вещества как раз и дают этот эффект «в чистом виде», без каких-либо духовных усилий или продуктивной деятельности с их стороны.

Черты характера гипертимных подростков являются благодатной почвой для делинквентного поведения. Познакомившись с асоциальной группой, такие подростки сразу принимают ее законы и с удовольствием включаются в противоправную деятельность. В правонарушениях их привлекает, прежде всего, риск, пьянящее чувство опасности. Они любят участвовать в рискованном «деле», удовлетворяя при этом свое стремление к приключениям, авантюрам, желание чувствовать себя героем среди асоциальных сверстников. После успешно проведенной «операции» подростки любят выпить и «побалдеть» в веселой компании. Не задумываясь, охотно принимают предложение попробовать нар­котик. В этом случае они опять же удовлетворяют свою потребность в новых ощущениях, меняя состояние своего сознания теперь уже с помощью психотропных веществ.

Поскольку черты характера подростков с эпилептоидной акцентуацией препятствуют нормальному процессу социализации, они часто испытывают негативные переживания. Не умея адаптироваться к социальной среде, испытывая к тому же периодически возникающие приступы необъяснимого, непонятного им самим мрачного, угрюмого настроения, подростки ищут способ изменить свое психическое состояние, избавиться от отрицательных эмоций. С первой же пробы у них возникает сильное влечение к психотропным веществам. Крепкие спиртные напитки они употребляют в больших дозах, пьют «до отключения». У подростков с эпилептоидной акцентуацией очень часто отсутствует защитный рефлекс на передозировку спиртного, поэтому уже с самого начала злоупотребления у них отмечаются симптомы, характерные для алкоголизма. По аналогичной схеме у них идет и наркотизация. «Мягкие» и активизирующие наркотики (гашиш, психостимуляторы) не удовлетворяют их, и они сразу переходят на сильнодействующие и «оглушающие» (опиаты, барбитураты, транквилизаторы).

Подростки с возбудимым типом акцентуации, неуживчивые, конфликтные, не терпящие, когда им в чем-то перечат, часто испытывают отрицательные эмоции и ищут способ изменить свое психическое состояние. Испытав действие какого-либо психотропного вещества, они, не задумываясь, вновь и вновь стремятся к повторению понравившихся ощущений.

Для истероидного типа акцентуации характерно желание обратить на себя внимание, казаться необычным, особенным, «интересным», которое побуждает подростка к фантазированию. Они сочиняют о себе истории, где выглядят людьми необычайными, со сверхъестественными возможностями, рассказывают о том, что видели (пробовали, чувствовали) нечто необычное, сенсационное. Поскольку употребление наркотиков, спиртных напитков, связь с преступным миром вызывают любопытство, удивление, а иногда и восхищение у обычных благополучных подростков, истероиды любят проявлять свою осведомленность в этой сфере. Часто они самооговаривают себя, выдавая чуть ли не за предводителя преступной группы. Попробовав какой-нибудь самодельный суррогат, они живописно рассказывают о своих «неземных» ощущениях от «импортного» наркотика.

Нередко подростки-истероиды приходят в асоциальные группировки для того, чтобы потом было о чем рассказать своим одноклассникам. Наслаждаясь ощущением интереса к себе со стороны членов группы, истероидные подростки легко усваивают стереотипы поведения, моральные нормы, привычки новой микросреды. Им нравится пить только в компании, поскольку для них важен сам ритуал выпивки, атмосфера застолья, где они чувствуют себя еще более оригинальными, раскованными, театральными. Подростки с истероидной акцентуацией любят изображать себя этакими знатоками, алкогольными эстетами, бравировать своим опытом и умением пить. Чтобы подтвердить это, они могут доводить себя до тяжелой степени опьянения.

Злоупотребление психотропными веществами у подростков-истероидов имеет в некотором роде вторичный характер, т.е. не прямо исходит из потребности изменить психическое состояние, а сопутствует удовлетворению основной потребности быть в центре внимания. Однако формирование влечения к алкоголю и тем более к наркотикам может возникнуть уже в силу тех психофармакологических свойств, которыми обладают эти вещества.35


Личностные факторы

Суть алкоголизма и наркомании состоит в том, что целью человека выступает стремление изменить свое психическое состояние. Независимо оттого, при каких обстоятельствах подросток начал употреблять психотропные вещества, какие тогда у него были мотивы, мы говорим о наличии заболевания в том случае, если выявлена именно эта цель - изменить свое психическое состояние. Поэтому найти психологические причины алкоголизма и наркомании - это значит ответить на вопрос: почему человек хочет изменить свое психическое состояние именно искусственным (химическим) путем.

Психологические аспекты борьбы с алкоголизмом и наркоманией несовершеннолетних состоят прежде всего в выявлении психологической готовности к употреблению психотропных веществ, т.е. таких психологических особенностей подростков, которые являются своего рода «слабым звеном» в процессе социализации личности. Именно эти психологические особенности провоцируют «уход от реальности» при столкновении с жизненными трудностями.

Роль личностных особенностей в возникновении наркомании не вызывает сомнений. Однако до сих пор не выявлены те личностные черты, которые можно было бы назвать общепринятым фактором риска в приобщении к наркотикам. Кроме прочих трудностей в установлении подобных личностных особенностей, не последнее место занимает тот факт, что, как правило, личность наркомана исследуется уже на фоне заболевания, поэтому трудно определить изначальное ее состояние, приведшее к формированию наркотической зависимости.

Поиск «структуры личности» алкоголика или наркомана, а также исследования с целью выявить «специфический профиль» личности проводились в основном зарубежными учеными с применением многих личностных тестов. Результаты показывали, что существует ряд общих черт, свойственных людям, злоупотребляющим наркотиками или алкоголем. Это - слабое развитие самоконтроля, самодисциплины; низкая устойчивость к всевозможным неблагоприятным воздействиям, неумение преодолевать трудности, эмоциональная неустойчивость, склонность неадекватно реагировать на фрустрирующую ситуацию, неумение найти продуктивный выход из конфликта.

Нетрудно заметить, что эти черты личности свойственны не только алкоголикам и наркоманам, а и просто плохо социально адаптированным людям, тем более несовершеннолетним. Наверное, многие трудновоспитуемые подростки имеют такой же психологический портрет, хотя они и не употребляют психоактивных веществ. Но здесь невольно возникает опасение: «Может быть, пока еще не употребляют?» Ведь именно эти личностные особенности вызывают отклонения в поведении, напряженность в социальных контактах, что, в свою очередь, может быть связано с возникновением у подростка потребности изменить свое психическое состояние.

Следовательно, влечение подростка к употреблению психоактивных веществ является симптомом более общего личностного неблагополучия. Психологическая готовность подростка к употреблению психотропных веществ, формируясь постепенно, исподволь, реализуется при возникновении соответствующей ситуации в жизни подростка. Поэтому, если несовершеннолетний начинает злоупотреблять алкоголем или наркотиками, это никогда не бывает случайно, чисто ситуативно. При всей неожиданности, видимой импульсивности такого поведения подростка его алкоголизация (или наркотизация) является логическим завершением предшествующего развития. Отсутствие у подростка психологической готовности к употреблению таких веществ, напротив, дает ему своего рода «запас прочности», обеспечивающий возможность противостоять неблагоприятному влиянию алкогольного (наркотического) окружения. Не случайно поэтому можно привести множество примеров, когда в одной и той же группе профтехучилища или в рабочей бригаде, где существуют стойкие алкогольные традиции, кто-то из несовершеннолетних начинает злоупотреблять спиртным и потом «спивается», а кто-то остается равнодушным к выпивке, хотя и участвует в совместных застольях, подчиняясь групповым нормам. Даже эпизодическое употребление наркотиков или иных токсических веществ, через которое прошли многие подростки, входящие в асоциальные группировки, для некоторых из них так и осталось эпизодом.

«Употребление психотропных веществ подростками, не имеющими ни биологической предрасположенности, ни психологической готовности к этим действиям, обычно не закрепляется как привычная форма поведения, и по мере взросления, приобретения личностной зрелости может в единичных случаях пройти «само собой», без вмешательства медиков и без применения каких-либо иных мер воздействия. У здоровых подростков алкоголизация никогда не приобретает систематичности, интенсивности, что соответствует общему рисунку их поведения, лишенному крайностей. В литературе мы можем найти подтверждение того, что алкоголизация есть поведенческий феномен, соответствующий крайностям поведения. О том, что алкоголизация подростков нередко лишь составляющая «букета» девиантного поведения, указывали многие исследователи - не только наркологи, но и социологи, и психологи. Во всех случаях, мотивационно и прогностически это особое явление, которое следует рассматривать вне наркологии».

Поиск методов диагностики предрасположенности к алкоголизму и наркомании, по мнению большинства наркологов и психиатров, считается неразрешимой задачей. Они полагают, что невозможно учесть многоаспектность проявлении такой предрасположенности. К тому же, весьма сложно отличить продром алкоголизма (предболезнь) от начала заболевания.

Выявление феномена психологической готовности подростков к употреблению психотропных веществ вносит коррективы в эти представления. Личностный подход к проблеме алкоголизма и наркомании позволяет применить новые, качественно иные критерии определения предрасположенности к употреблению психоактивных веществ. Выяснение вопроса о том, какие личностные качества подростка, какие их особенности могут в дальнейшем стать отправным звеном такой предрасположенности, было предметом специального исследования Н.Ю. Максимовой, Е.Л. Милютиной.36 Изучались три группы подростков:


  1. подростки, которые хорошо социально адаптированы, - группа «норма»;

  2. социально дезадаптированные подростки, которые, однако, не замечены в употреблении психотропных веществ, - группа «трудные»;

  3. подростки, эпизодически употребляющие психотропные вещества (алкоголь, опий, гашиш и др.), - экспериментальная группа.

Н.Ю. Максимова, Е.Л. Милютина в своем исследовании использовали проективные методы, а также экспериментальную беседу. В исследовании обозначено, что исследуемые подростки не были больными, т.е. у них еще не было ни психической, ни тем более физической зависимости от психоактивных веществ. Отсутствие болезненной симптоматики было обязательным условием отбора испытуемых. Это обусловлено тем, что влияние алкоголя и наркотиков на психику уже на первой стадии заболевания (а тем более на второй) вызывает ряд изменений в личностных особенностях подростка. В этом случае результаты психологических исследований скорее отражают закономерности влияния психоактивных веществ на личность, чем выявляют те личностные особенности, которые являются составляющей психологической готовности к алкоголизму и наркомании.

Следующим моментом, о котором необходимо сказать, является сложность работы с данным контингентом. Если несовершеннолетние, злоупотребляющие алкоголем, довольно спокойно рассказывают о фактах злоупотребления, легкомысленно оправдывая при этом свое поведение, то подростки, эпизодически употребляющие наркотики, ведут себя совершенно иначе. Они знают, что их ждет уголовная ответственность и обязательная госпитализация, и поэтому всячески скрывают наркопотребление. Они не сразу признаются в употреблении наркотиков, несмотря на подтверждающие это факты (например, шрамы на кубитальных венах, задержание органами милиции в состоянии наркотического опьянения или данные лабораторных исследований, свидетельствующие об употреблении наркотических веществ не позднее, чем за 36 часов до задержания).37



Мотивационная сфера. Мотивация занимает ведущее место в структуре личности, поскольку мотивы являются движущими силами деятельности и поведения. Результаты исследования свидетельствуют о том, что ведущие мотивы большинства наших испытуемых экспериментальной группы отличаются бедностью содержания. Например, 79% подростков, рассказывая о своей жизни, о своих хобби, отмечают в качестве любимых занятий пассивно-развлекательные виды деятельности: «Люблю сидеть и балдеть под музыку», «Больше всего люблю лежать и ни о чем не думать», «Больше всего люблю ничего не делать». Это подтверждается и размышлениями подростков относительно своего будущего. Большинство из них (69%) на вопрос о том, как они представляют свое будущее, к чему стремятся, чего пытаются достичь в своей жизни, равнодушно пожимают плечами и отвечают: «Не знаю», «Никогда об этом не думал», «А зачем мне об этом думать, разве от меня что-то зависит?» Некоторые дают ответы, которые отражают ситуативные желания: «Купить мотоцикл», «Жить в таком месте, где бы меня не могла достать милиция» и т. д. При сравнении этих данных с рассуждениями подростков группы «норма», которым характерны мотивы самосовершенствования и самореализации, создается впечатление, что их сверстники из экспериментальной группы живут в каком-то нереальном мире, не задумываясь над тем, что и для чего они делают, почему поступают так, а не иначе.

Такая же картина и в отношении мотивов употребления алкоголя и наркотиков. Н.Ю. Максимова, Е.Л. Милютина отмечают, что так и не удалось выяснить истинных причин, которые определили развитие их пристрастия к алкоголю или наркотикам. Например, 43% подростков объяснили, что начали употреблять психотропные средства потому, что это им нравится, 27 - потому, что им было интересно испытать действие наркотических веществ, 24 - ничего не смогли ответить, 6 % - не желали «отставать» от товарищей. Такие высказывания позволяют лишь фиксировать внешние, поверхностные мотивы. И это не случайно.

Дело в том, что для осознания сложных, глубинных, реально действующих мотивов своего поведения человек должен иметь высокий уровень развития личности, определенные навыки самоанализа, стремление понять самого себя. Все это не присуще нашим испытуемым. Зачастую, даже искренне желая объяснить причины употребления алкоголя или наркотиков, они не в состоянии это сделать, поскольку сами их не осознают. Более того, именно невозможность осознания действительных причин своей наркотизации и есть основное препятствие в предупреждении и преодолении наркомании и алкоголизма. Это подтверждает и наркологическая практика, где одной из важнейших задач психотерапевта является помощь больному в осознании действительных (а не представляемых) причин его наркотизации.

Основные выводы, которые делают авторы указанного исследования:



  1. Направленность мотивационной сферы подростков, эпизодически употребляющих психотропные вещества, в сравнении с «нормой», т.е. хорошо адаптированными, значительно отличается. Обычных подростков побуждает к деятельности потребность в достижении успеха (благодарности, награды, похвалы и т.д.). У подростков эпизодически употребляющих психотропные вещества эта потребность заторможена (или совсем не развита). Их побуждает к действию иное - избежать наказания, поражения, отрицательных эмоций и т. д.

  2. Даже потребность в новых впечатлениях, в одинаковой степени присущая всем подросткам, проявляется по-разному. В группе «норма» проявление этой потребности связано, прежде всего, с интеллектуальной активностью. У подростков, эпизодически употребляющих психотропные вещества - с социальными девиациями, с экспериментированием, направленным на изменение своего состояния сознания.

  3. Обычные ребята рассматривают свою деятельность в качестве источника положительных эмоций. Подростки экспериментальной группы ожидают от своей деятельности только отрицательных эмоций.

  4. В группе «норма» подростки считают необходимым предусматривать результаты своей деятельности, анализировать последствия поступков, брать на себя ответственность за них. Подростки экспериментальной группы не только не предусматривают результаты своих действий, но и вообще не чувствуют себя субъектом деятельности. По их мнению, все, что с ними происходит, не зависит от их воли и не является следствием их поведения. Жизнь они понимают как нагромождение случайных явлений, которые невозможно преодолеть или избежать. Поэтому никакие усилия человека не имеют смысла.

Какое значение имеют отмеченные особенности мотивационной сферы личности для понимания сущности наркомании? Напомним, что движущей силой жизнедеятельности человека являются потребности. Удовлетворение потребностей вызывает положительные эмоции. Человек, не имеющий отклонений в развитии личности, уже в подростковом возрасте хорошо осознает связь между своими действиями, удовлетворением своих потребностей и положительными эмоциями. Осознавая себя субъектом деятельности, подросток учится руководить обстоятельствами, поскольку знает, что от его действий в значительной мере зависит, получит он положительные эмоции (удовлетворение, награду, похвалу, радость) или нет.

Совсем иное поведение свойственно подросткам, эпизодически употребляющим наркотики. Они не осознают себя субъектами собственной деятельности и поэтому считают, что не могут руководить обстоятельствами своей жизни, достичь положительных эмоций благодаря выполнению общественно значимой деятельности. Однако потребность в достижении положительных эмоций от этого не утрачивается. Подросток стремится ощутить состояние удовлетворения, радость, но не видит путей достижения этого. Поняв, что такое состояние можно вызвать искусственно, он, не колеблясь, начинает употреблять психотропные вещества.

В литературе отмечается, что наиболее часто на первом месте среди мотивов приобщения к наркотикам стоит «любопытство», в основе которого лежит извечное стремление детей, молодежи познавать все новое, волнующее, таящее опасность.

С одной стороны - это естественная любознательность, являющая замечательной особенностью человека. Она проявляется в самом раннем возрасте и предопределяет развитие исследовательских наклонностей. Неудивительно поэтому, что некоторые молодые люди пробуют наркотики исключительно, чтобы испытать их действие на себе.

С другой стороны, любопытство - стремление к опасности, которое тесно связано с проблемой рискованного поведения. Риск, как известно, это действие, свершаемое «на авось», на удачу, в надежде на счастливый случай, то есть действие в условиях большей или меньшей неопределенности.38

Молодым людям остро не хватает ярких впечатлений; серость, обыденность бытия, лишенная положительных эмоций и удовольствий, подталкивает некоторых из них к употреблению наркотических и токсических веществ. У них вроде нет в жизни никаких проблем: активные, общительные, ничто не может их надолго выбить из колеи, они легко преодолевают трудности или обходят их. Чего же не хватает этим людям? Новых впечатлений, новых ощущений. Скользя по поверхности, они ищут все нового и нового. И находят его в наркотиках.

Э.Фромм рассматривает употребление наркотиков как частный случай культа потребительства у молодежи, т.е. мотивом приобщения к наркотикам служит стремление «потреблять счастье» как товар.

Употребление наркотиков можно рассматривать как складывающуюся молодежную субкультуру, овеянную ореолом таинственности, выполняющую функцию бегства от реальных проблем, трудностей, неустроенности в мир миражей и иллюзий.

К наркотикам стремятся те, кому чего-то не хватает в реальной, повседневной жизни. Прежде всего, это люди, неуверенные в себе, закомплексованные, считающие, что у них все не так, как у других, считают себя неинтересными, скучными, стесняются вступать в контакт, бояться быть навязчивыми. Наркотики дают им уверенность в себе, раскованность.

Некоторые специалисты, пытаясь определить «донаркотическую» личность наркомана, на первое место ставят импульсивный характер. Они относят наркоманию к импульсивным неврозам, а состояние, предшествующее наркомании, считают основным, решающим фактором, инициирующим ее возникновение. В исследованиях индивидуально-психических особенностей подростков, употребляющих наркотики, чаще всего встречаются подростки с типами акцентуаций: эпилептоидные, истероидные и лабильные.39



Самосознание, образ «Я». В исследовании Н.Ю. Максимовой, Е.Л. Милютиной получены данные о низком уровне осознания подростками, употребляющими психоактивные вещества, качеств своей личности, отсутствии навыков самоанализа и тем более умения описывать себя. Даже легкое задание - ответить на вопрос: «Кто я?» - вызывает большие трудности. Сначала подростки даже не соглашаются говорить о своих личных качествах: «Разве это возможно - говорить о себе? Пусть другие скажут», «Я не знаю, какой я, разным бываю, в зависимости от настроения».

Вероятно, такие ответы обусловлены не только низким уровнем развития самосознания, но и тем, что анализ собственной личности у таких подростков обычно связан с отрицательными эмоциями. Обычно трудновоспитуемые дети столько слышат об отрицательных чертах своего характера, что, естественно, просьба экспериментатора описать свою личность воспринимается ими как еще одно напоминание об их несоответствии социально ценным образцам. В связи с этим они агрессивно настроены, отвечают на вопросы с вызовом, иногда оскорбляются по пустякам.

Результаты исследования свидетельствует о значительных отклонениях в развитии самосознания подростков, эпизодически употребляющих алкоголь и наркотики. Так, отчетов, в которых подростки характеризуют себя как личность (т.е. свои качества, способности, чувства), у подростков, употребляющих психоактивные вещества, оказалось в три раза меньше по сравнению с количеством высказываний, отражающих внешность или формальные сведения о себе. Например, подросток говорил: «Я - учащийся ПТУ, высокий, брюнет, худощавый...» Но практически никто из них не характеризовал себя с точки зрения своих личностных особенностей, например, добрый, общительный, доверчивый, любознательный, смелый и т.д.40

Показано также, что самооценка, уровень притязаний и их взаимодействие у подростков, которые эпизодически употребляют наркотики, существенно отличаются как от показателей подростков адаптированных, так и от показателей трудновоспитуемых учащихся, не употребляющих алкоголь и наркотики. Это отличие состоит в отказе продолжать деятельность при самых незначительных трудностях. Какой бы ни была высокой мотивация выполнения заданий, испытуемый отказывался от избранной задачи, если она была сложной. Обычные школьники (как трудновоспитуемые, так и группа «норма») в большинстве случаев просили увеличить время на выполнение задания, если они не успевали его закончить, не хотели прекращать работу («Я почти сделал, еще минуточку»). Поведение же подростков, эпизодически употребляющих наркотики, было диаметрально противоположным - они сразу же отказывались от работы.

Таким образом, структурные компоненты самосознания несовершеннолетних, употребляющих эпизодически наркотические вещества, взаимодействуют противоречиво: даже при наличии высокой мотивации достижения они отказываются от избранной цели деятельности при встрече с малейшими трудностями. Такое поведение наблюдалось у 57% подростков, склонных к употреблению наркотиков и алкоголя. Боязнь неуспеха, нежелание даже попытаться преодолеть трудности свидетельствуют о невысоком уровне уверенности в своих возможностях.

Противоречивость самооценки и уровня притязаний. Несмотря на неуверенность в своих интеллектуальных способностях, такие подростки проявляют завышенный уровень притязаний, что отражается в их рассуждениях, в выборе заданий (по сложности) в зависимости от успеха или поражения. Составленные на основе этого графики отражают одновременно три тенденции: завышенный уровень притязаний подростков, низкую самооценку и неуверенность в себе. Это яркое свидетельство алогичности, противоречивости выбора линии поведения подростком в сложной ситуации.

У обычных подростков такие результаты встречаются сравнительно редко (8-10%). У трудновоспитуемых, которые не употребляют психотропных веществ, - 16%, в экспериментальной группе - 62%.

Этот факт имеет принципиальное значение. Если у подростка завышенный уровень притязаний, но нет осознания своей неспособности достичь желаемого, то он (благодаря тому, что у него подсознательно включается механизм психологической защиты) может сохранять самоуважение и уверенность в себе. Если же механизмы психологической защиты не эффективны (нарушены или не сформированы), подросток осознает свое бессилие. Возникает ситуация, которая вызывает у него психическое напряжение, тяжелые болезненные переживания. Употребление наркотических веществ снимает все эти отрицательные эмоции, и подросток считает этот иллюзорный выход наиболее подходящим.

Естественно, такая форма реагирования на фрустрирующую ситуацию образуется постепенно. Сначала усваиваются обычные социально приемлемые способы самозащитного типа реагирования на стресс. Это пассивные формы преодоления стресса. Они проявляются в уходе от проблемы, стремлении улучшить свое самочувствие, не вмешиваясь в трудную ситуацию: подольше поспать, доставить себе удовольствие едой, развлечениями и т.п. Позже добавляются такие способы, как выпивка, курение, желание снять стресс лекарством.

Таким образом, суть самозащитной реакции на фрустрирующую ситуацию в том, что действия человека направляются на изменение своего эмоционального состояния, подменяя этим процесс решения проблемы.

Практика показывает, что обращение к наркотикам или алкоголю, высокая агрессивность и конфликтность - эти и многие другие проявления имеют в своей основе одну, чисто психологическую причину - подсознательное ощущение собственной несостоятельности, неспособности адаптироваться в окружающей социальной среде. Иными словами, наркомания - это лишь следствие (одно из возможных) развития имеющихся у человека внутренних психологических проблем. Первопричина, то есть имеющаяся проблема, реализуется именно в том виде, к формированию которого имеются необходимые предпосылки. Так, при доминировании условий, способствующих развитию наркомании, личность, идущая по пути наименьшего сопротивления, попытается решить свои проблемы с помощью наркотиков (способствующих развитию алкоголизма - с помощью алкоголя, курения - табака, болезней - самоинвалидизации и т.д.)

Говоря о старшем школьном возрасте, следует рассматривать его как приближение к периоду биологического и психического равновесия. Появление новых стрессовых ситуаций может спровоцировать увлечение психоактивными веществами. Отмечено, что в ряде случаев, поводом для этого является переутомление. Возникает желание выпить, покурить «травку», чтобы «забыться», «встряхнуться», «освежиться».

Исследования показывают, что наркотическая зависимость провоцируется не столько химическим действием наркотика, сколько предрасположенностью психической структуры личности. Наркотики принимают только те, для кого это имеет особое значение. Наблюдения за наркоманами показали, что многие из них склонны к нарциссизму и к пассивному поведению, а также к сильному стремлению получить удовольствие, такие личности не выносят никакого напряжения, не переносят боли, разочарования и ожидания.

Для многих подростков характерно неумение получать удовлетворение от повседневной работы, достигнутой цели, победы над собой.

Некоторые исследователи, говоря о «донаркотической» личности наркомана, выделяют следующие черты личности:



  • слабое развитие самоконтроля,

  • эмоциональную незрелость,

  • интровертированность,

  • низкую устойчивость к неблагополучным воздействиям, к стрессам,

  • неумение преодолевать трудности,

  • неумение удовлетворять свои потребности,

  • эмоциональная неустойчивость,

  • склонность к тоске и депрессии,

  • недостаток жизненных интересов,

  • духовную пустоту,

  • неадекватную самооценку,

  • болезненную впечатлительность, обидчивость,

  • повышенную конфликтность.

Эти личностные черты свойственны практически всем подросткам, но влечение к употреблению психотропных веществ - признак более глубокого личностного неблагополучия, выраженности этих качеств.

Психологическая готовность к употреблению наркотиков формируется постепенно, и наркотизация является логическим завершением всего предыдущего развития. Отсутствие такой готовности создает «запас прочности», позволяющий противостоять неблагоприятным воздействиям среды.

Ученые полагают, что употребление наркотиков для подростка - это способ обращения с тревогой и напряжением.

Тревога является постоянным спутником жизни подростка. Это и тревога, вызванная неопределенностью самого подросткового возраста, которая усугубляется кризисом ценностей в обществе, и тревога семейного происхождения, причины которой чаще всего не могут быть осознаны. Наркотик в данном случае - неопределенная, потенциальная опасность.

Высокотревожные люди хуже, чем низкотревожные, работают в стрессовых ситуациях или в условиях дефицита времени, отведенного на решение задачи.

Боязнь неудачи — характерная черта высокотревожных людей. Эта боязнь у них доминирует над стремлением к достижению успеха.

Личностная тревожность предрасполагает индивида к восприятию и оценке многих, объективно безопасных ситуаций как таких, которые несут в себе угрозу.

В силу того, что указанные личностные особенности делают невозможным продуктивное разрешение жизненных проблем, они могут быть толчком для возникновения психологической готовности к употреблению психоактивных веществ. Выявляя эти особенности личности, мы можем определить подростков, предрасположенных к алкоголизму и наркомании.



Предрасположенность к аддиктивному поведению - это личностное новообразование, детерминирующее готовность к употреблению психотропных веществ. Личностная предрасположенность к аддиктивному поведению включает:

  1. отсутствие мотивации достижения, вплоть до отказа считать себя субъектом деятельности, преобладание избегающей мотивации;

  2. несформированность функции прогноза;

  1. низкий уровень развития самосознания, отсутствие, навыков рефлексии;

  2. преобладание экстернального локуса контроля;

  1. низкий уровень самоуважения, вплоть до неприятия образа «Я», что, однако, может маскироваться защитным поведением, демонстрирующим завышенную самооценку;

  2. самозащитный тип реакции на фрустрацию, детерминируемый неуверенностью в себе, что проявляется в отказе от деятельности при столкновении с малейшими трудностями;

  3. противоречивость самооценки и уровня притязаний, проявляющаяся в алогичности и непоследовательности деятельности, связанной с преодолением препятствий;

8) тенденцию к уходу от реальности в стрессовой ситуации.

Личностная предрасположенность к аддиктивному поведению формируется постепенно, в процессе онтогенеза. Причина ее возникновения - неблагоприятная социальная ситуация развития ребенка. Своевременная психологическая коррекция этого личностного новообразования позволяет предупредить формирование психологической готовности к употреблению психотропных веществ. Если такая коррекция отсутствует, дальнейшее развитие личности подростка искажается и его поведение приобретает все большее сходство с поведенческими проявлениями несовершеннолетних группы «риска». В связи с этим возникает вопрос о необходимости диагностики личностной предрасположенности к аддиктивному поведению.

Ранняя диагностика психологической готовности к злоупотреблению психотропными веществами позволяет своевременно начать психокоррекционную работу с такими подростками, с целью предупреждения у них реализации этой готовности и возникновения психической зависимости от алкоголя и наркотиков.

Диагностика личностной предрасположенности к аддиктивному поведению должна проводиться в комплексе с выявлением параметров, опосредованно определяющих возникновение влечения к психотропным веществам. Это, прежде всего, определение наличия у подростка биологической предрасположенности к алкоголизму, диагностика психопатий или акцентуаций характера, минимальных мозговых дисфункций. Большое значение имеют также наследственная отягощенность, условия семейного воспитания и социальная ситуация развития ребенка в целом. Комплексная диагностика такой предрасположенности позволяет выявить детей и подростков, по отношению к которым необходимо безотлагательное применение психокоррекционных методов.

Традиционная антиалкогольная пропаганда, аргументированные убеждения родителей и учителей вряд ли смогут повлиять на подростка, у которого уже сформировалась психологическая готовность к употреблению психотропных веществ. Профилактика алкоголизма и наркомании, таким образом, должна включать систему мероприятий, имеющих не только просветительскую, но и правовую нагрузку. Суть этой специальной профилактики состоит в диагностике личностной предрасположенности подростка к аддиктивному поведению, с целью предупреждения возникновения и преодоления психологической готовности к употреблению психотропных веществ.

Подростки, устойчивые к наркотикам, обладают следующими общими качествами:

- они имеют низкие показатели психологической внушаемости, т. е. они самореферентные;

- обладают (часто бессознательно, интуитивно) своими индивидуально-психологическими, достаточно конструктивными способами преодоления стрессовых переживаний и конфликтных ситуаций, умеют без напряжения общаться, уверены в себе, разумны и рассудительны;

- стремятся и способны удовлетворять интерес и любопытство к интимным и таинственным сферам жизни, минуя потерю сознательного контроля, а если такое происходит, умеют отдавать себе отчет в произошедшем, способны к более или менее адекватной самооценке то, что в психологии часто называют способностью к рефлексии.

Важной предпосылкой к употреблению ПАВ является отношение ребенка к жизни, здоровью. По данным В.М.Сорокина, особенностью детского сознания является то, что в отличие от «взрослых», понятия «жизнь», «здоровье» имеют другой личностный смысл. Жизнь для ребенка не всегда является той доминирующей абсолютной ценностью, каковой она представляется взрослому. Именно поэтому в профилактических программах указание на то, что наркотики угрожают жизни, не всегда достигает цели.

Во многих исследованиях показано, что для большинства детей наиболее уязвимыми являются переходы из одного возрастного периода в другой. Первый переходный период наступает тогда, когда они переходят из семейной среды в школу, где предстоит выстраивать принципиально новые коммуникативные отношения. Второй, и наиболее сложный период, – переход из начальной в основную школу. В это время дети сталкиваются с проблемами взаимоотношений с более широким кругом сверстников. Именно в этом возрастном периоде наиболее вероятна первая проба ПАВ [4].

Поскольку риск употребления ПАВ появляется во время любого переходного периода, начиная с раннего детства и кончая периодом взросления, при планировании профилактики необходимо разрабатывать программы, обеспечивающие поддержку на каждом из этих этапов развития.


Результаты исследований показывают, что сочетание факторов риска имеет геометрически прогрессирующий эффект. Например, когда имеются два фактора риска, существует приблизительно в четыре раза большая опасность возникновения неблагополучного поведения. При наличии четырех факторов риск злоупотребления ПАВ возрастает в десять раз.

Таким образом, основные причины, приводящие к наркопотреблению можно разделить на следующие группы.



Первую группу составляют факторы доступности препарата, которые, в свою очередь, связаны с социальным укладом и культурными традициями. Один гарвардский психиатр определил действие фактора доступности следующим образом: «Наркотики в США находятся на расстоянии вытянутой руки от каждого, кто захочет их получить».

Стремительный рост индустрии наркотиков объясняется тем, что прибыль от торговли ими в 1,6-2 раза выше, чем у самых мощных монополий, производящих ядерное оружие (у них потолок прибылей составляет приблизительно 500 %).

Доступность того или иного средства тесно связана с культурными традициями. Сравнение наркомании в Малайзии и Иране показало, что успокаивающие, транквилизаторы и производные кофеина чаще потребляют индонезийцы, а в Иране преобладает потребление опиатов. Причина выявилась тут же: иранские крестьяне сотни лет безнаказанно культивируют опийсодержащие растения.

Вторая группа-это социальные моменты, облегчающие первый шаг к «белой смерти» и затем поддерживающие потребление яда. К этой группе относятся следующие факторы:

• влияние группы ровесников, в которой употребление наркотиков считается признаком хорошего тона и поднимает авторитет подростков в глазах товарищей;

• мода на наркотики, царящая в определённых кругах молодёжи;

• любопытство подростка к ощущениям, которые вызывает «запретный плод»;

• различные жизненные трудности, связанные с семьёй, школой или неразделённой любовью;

• обычные бытовые неурядицы, которые молодёжь часто переживает очень болезненно, особенно в подростковом возрасте.



Третья группа факторов определяется человеческой психологией. Речь идёт о психологических состояниях и свойствах, подталкивающих к насильственному изменению собственного внутреннего мира. Здесь следует упомянуть в первую очередь о таких особенностях психики, как эмоциональная незрелость, недостаточно развитое умение контролировать собственное поведение и соразмерять желания и возможности в удовлетворении своих потребностей, ложные представления о системе духовных ценностей. Склонность к одурманиванию может быть также результатом различных психических травм, спровоцированных домашней обстановкой, неудачами в школе или физическими недостатками, которые вызывают развитие комплекса неполноценности.

Четвёртая группа факторов связана с наследственной предрасположенностью к потреблению психоактивных веществ. Доказана предрасположенность к алкоголю. По мнению ряда учёных, она связана с врожденными физиологическими особенностями организма. Например, у разных людей отмечена разная скорость метаболизма этанола. Что же касается других форм наркомании, то здесь остаётся ещё очень много неясного, т. к. реальные исследования в этом направлении активно ведутся.

Указанные причины и группы факторов наркотизации подростков выделяют педагоги, психологи, наркологи в настоящее время.


5.2 Мотивация употребления наркотических веществ


Девиантное поведение в виде употребления и злоупотребления веществами, вызывающими состояния измененной психической деятельности, психическую и физическую зависимость от них, — одно из самых распространенных. Сутью такого поведения становится значительное изменение иерархии ценностей человека, уход в иллюзорно-компенсаторную деятельность и существенная личностная деформация.

При применении опьяняющих веществ, которые изменяют восприятие мира и самооценку человека, происходит постепенное отклонение поведения в сторону формирования патологической зависимости от вещества, фетишизации его самого и процесса употребления, а также искажение связей человека с обществом.

По мнению Б. С. Братуся, опьяняющее вещество (алкоголь, наркотик, токсическое средство) отражает проекцию психологического ожидания, актуальных потребностей и мотивов на психофизиологический фон опьянения, создавая внутреннюю картину, которую человек приписывает действию вещества, что делает его психологически привлекательным. Мотивация употребления алкоголя и наркотических веществ имеет несколько форм (Ц. П. Короленко, Т. А. Донских).

Атарактическая мотивация


заключается в стремлении применить какое-либо психоактивное вещество с целью смягчения или устранения явления эмоционального дискомфорта. В данном случае вещество, вызывающее опьянение, используется как лекарственный препарат, снимающий негативные феномены и симптомы душевного неблагополучия. Среди симптомов, которые в первую очередь подталкивают человека к употреблению таких веществ, оказываются страх, тревога, депрессия и их разновидности. Повышенная эмоциональная насыщенность, негативный фон настроения способствуют выбору в пользу наиболее легкого решения проблемы. Снятие симптомов происходит химическим путем. Возвращение обычного эмоционального состояния и чувства комфорта блокирует потребность дальнейшего использования веществ. Однако девиантное поведение может сформироваться при атарактической форме мотивации в силу частоты применения данного способа снятия эмоциональных проблем с переходом психологической зависимости в физическую.

Учитывая направленность атарактической мотивации на снятие эмоциональных переживаний, она является преобладающей при патохарактерологическом и психопатологическом типах девиантного поведения. Как правило, употребление различных опьяняющих и транквилизирующих веществ происходит при таких симптомах и синдромах, как тревожный, обсессивно-фобический, депрессивный, дисфорический, астенический, психоорганический, ипохондрический и некоторые иные. Нередко употребление веществ направлено на купирование внутриличностного конфликта при т. н. психопатических синдромах (эксплозивном и эмоционально неустойчивом, истерическом, ананкастном). При иных типах девиантного поведения атарактическая мотивация встречается реже.


Гедонистическая мотивация


выступает как бы продолжением и развитием атарактической, но разительно отличающейся от нее по качеству. Атарактическая приводит эмоциональное состояние в норму из сниженного, а гедонистическая способствует повышению нормального (несниженного) настроения. Гедоническая направленность проявляется в получении удовлетворения, испытания чувства радости от приема опьяняющих веществ (алкоголя, наркотиков) на фоне обычного ровного настроения (рис.).

Рис. Направленность изменений настроения при различных видах мотивации употребления психоактивных веществ


Гедоническая направленность может встречаться при различных типах девиантного поведения: и при делинквентном, и при аддиктивном, и при патохарактерологическом, и при психопатологическом. Однако типичной она считается для аддиктивного поведения. Человек с аддиктивной направленностью поступков склонен искать в алкоголе или наркотиках способ ухода от реальности в иллюзорный мир, доставляющий ему наслаждение. При этом он выбирает из богатого арсенала наркотических веществ или алкогольных напитков лишь те, которые обладают эйфоризирующим эффектом, способствующим быстрому и резкому повышению настроения, появлению смешливости, благодушия, радости, любвеобильности, легкого достижения оргазма. Немаловажным становится поиск необычного (неземного) действия веществ, резко превращающего «серое существование» в интересный, полный неожиданностей «полет в неизведанное». К веществам, используемым при аддиктивном типе девиантного поведения, относят такие, как марихуана, опий, морфин, кодеин, кокаин, ЛСД, циклодол, эфир и некоторые другие.

Наибольшие изменения психической деятельности, превышающие чисто эйфоризирующий эффект и сопровождающиеся иными психопатологическими расстройствами, наблюдаются при использовании ЛСД (лизергин диэталамида лизергиновой кислоты), кодеина, марихуаны (гашиша) и кокаина. Отличительной особенностью действия ЛСД является присоединение эйфоризирующему галлюциногенного эффекта, при котором возникают необычайно яркие цветные зрительные галлюцинации (вспышки света, калейдоскопическая сменяемость образов, принимающая сценический характер, дезориентировка в пространстве и времени (время кажется остановившимся или стремительно летящим).



При курении или жевании марихуаны (анаши, гашиша) возникает безудержная болтливость, смех, наплыв фантазий, поток случайных ассоциаций. Резко изменяется восприятие внешнего мира. Он становится значительно ярче, красочнее. У человека в таком состоянии формируется грезоподобный синдром, при котором реальность смешивается с вымыслом. Иногда возникает ощущение невесомости, полета, парения в воздухе. Типичными и вызывающими веселье являются симптомы нарушения «схемы тела»: ощущение удлинения или укорочения конечностей, видоизменения всего тела. Нередко и окружающий мир меняется в размерах, цвете, плотности.

Мотивация с гиперактивацией поведения


близка к гедонистической, основывается не на эйфоризирующем, а на активирующем эффекте веществ Часто эффекты действуют совместно, однако человеком нередко разделяются. При данной форме мотивации базисным становится потребность вывести себя из состояния пассивности, безразличия, апатии и бездействия с помощью веществ, провоцирующих необычную, запредельную живость реакции активность. Особо важным становится стимуляция сексуальной активности и достижения «рекордных результатов» в интимной сфере. Таким образом, гиперактивация рассматривается чаще всего человеком как гиперсексуальность и возможность получить что-то необычное в сфере волюстических (сопровождающихся оргазмом) ощущений. Попытка достичь высшей степей «сексуального блаженства» с помощью гиперсексуальной активации сочетается с активностью к рискованной деятельности. Из наркотических веществ, обладающих активирующими свойствами, выделяются марихуана, эфедрин его производные, сочетающие гиперактивацию и гиперсексуальность, а также кодеин, никотин и кофеин, вызывающие активность без гиперсексуальности. Мотивация с гиперактивностью и гиперсексуальностью, как правило, встречается при аддиктивном типе девиантного поведения. Пресытившись традиционными способами достижения оргазма, человек нацеливается на новые, более возбуждающие способы («ловля оргазма»), сопряженные с риском употреблением наркотических веществ. Такие способы позволяют ему вывести себя (пусть на короткое время и ценой психических расстройств) из состояния скуки и равнодушия. Нередко сексуальные партнеры принимают перед коитусом наркотические вещества для снятия однообразия в интимной жизни.

Субмиссивная мотивация


применения веществ отражает неспособность человека отказаться от предлагаемого окружающими алкоголя или наркотических веществ. Неспособность противостоять давлению вытекает из характерологических или личностных особенностей человека. В одном случае это обусловлено ананкастными или зависимыми чертами характера (робостью, застенчивостью, конформностью, тревожностью, осторожностью в общении), при которых индивид старается избегать ситуаций осуждения (в частности, за нежелание «за компанию» употребить спиртные напитки). Страх оказаться вне коллектива, быть изгнанным из него за неконформное поведение, стать «белой вороной» является базой для субмиссивной мотивации употребления веществ, вызывающих изменение психического состояния.

Псевдокультурная мотивация


основывается на мировоззренческих установках и эстетических пристрастиях личности. Человек рассматривает употребление алкоголя или наркотических веществ сквозь призму «изысканности вкуса», причастности к кругу избранных — знатоков. Поведение индивида носит характер причастности к традиции, «культуре». В большей степени при псевдокультурной мотивации важно не само употребление веществ, а демонстрация этого процесса окружающим. Встречается она при патохарактерологическом типе девиантного поведения, в частности в рамках истерических характерологических расстройств.
Вопросы для самопроверки

  1. В чем специфика аддиктивного поведения в подростковом возрасте?

  2. Каковы причины употребления психоактивных веществ несовершеннолетними?

  3. Каким образом семья способствует наркотизации детей и подростков?

  4. Какие стили семейного воспитания в наибольшей степени способствуют формированию аддиктивного поведения детей и подростков?

  5. Что можно рассматривать в качестве средовых факторов, способствующих формированию аддиктивного поведения?

  6. Какова роль нервно-психических отклонений в формировании аддиктивного поведения?

  7. Какие личностные факторы способствуют наркотизации детей и подростков?

  8. Что такое «предрасположенность к аддиктивному поведению»?

  9. Каковы мотивы употребления психоактивных веществ детьми и подростками?


Список литературы

  1. Аддиктивное поведение подростков / [сост. С. Г. Кажарская]. - Минск : Красико-Принт, 2008. - 123[5] с.

  2. Антонян Ю. М., Гульдан В. В. Криминальная патопсихология. М., 1991.

  3. Бойко В. В. Трудные характеры подростков: развитие, выявление, помощь. - СПб, 1998

  4. Братусь Б. С. Аномалии личности.- М., 1988.

  5. Гилинский Я.И. Социология девиантного поведения и социального контроля. / Под ред. Ядова В.А. // Социология в России. - М., 1996

  6. Короленко Ц. П., Донских Т. А. Семь путей к катастрофе. -Новосибирск, 1990.

  7. Личко А. Е., Битенский В. С. Подростковая наркология. - СПб., 1991.

  8. Максимова Н.Ю. Курс лекций по детской патопсихологии: Учебное пособие. / Н.Ю. Максимова, Е.Л. Милютина. – Ростов н/Д.: Феникс, 2000

  9. Менделевич В. Д. Психология девиантного поведения. - СПб., 2005.

  10. Новоселова А.С. Специфика воспитательной работы с педагогически запущенными подростками. - Пермь, 1998

  11. Пятницкая И.Н. Злоупотребление алкоголем и начальная стадия алкоголизма. - М., 1988

  12. Фромм Э. Анатомия человеческой деструктивности.- М., 1994.

  13. Шабанов П. Д., Штакельберг О. Ю. Наркомании. - СПб., 2000.

  14. Шнейдер Л.Б. Девиантное поведение детей и подростков / Л. Б. Шнейдер. - М. : Академический Проект ; Трикста, 2005. - 334 с.

  15. Ялом И. Экзистенциальная психотерапия. - М., 1999.


Каталог: sites -> msr.nso.ru -> wodby files -> files -> wiki -> 2015
sites -> Анализ работы школы за 2010-2011 учебный год
sites -> Міністерство освіти і науки України Державний заклад „Луганський національний університет імені Тараса Шевченка”
sites -> 12 грудня 2014 р. ІV всеукраїнська науково-практична конференція “Андріївські читання”
sites -> Методичні рекомендації для проведення виховних заходів в загальноосвітніх навчальних закладах
sites -> Перечень вопросов, по которым участники образовательного процесса (дети, родители, педагоги) могут получить консультации
sites -> Что такое агрессивность?
2015 -> Министерство социального развития Новосибирской области Государственное автономное учреждение социального обслуживания Новосибирской области «Новосибирский областной геронтологический центр»
files -> «Ресурсы и потенциал проектной деятельности»
2015 -> Министерство социального развития новосибирской области технология работы психолога учреждения социального обслуживания Новосибирской области


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   26


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2019
обратиться к администрации

    Главная страница