Учебное пособие для студентов очной и заочной формы обучения по специальности 021100 «Юриспруденция»



страница2/7
Дата11.05.2016
Размер0.57 Mb.
1   2   3   4   5   6   7

СПИСОК ИСПОЛЬЗУЕМЫХ СОКРАЩЕНИЙ

ФЗ РФ Федеральный закон РФ

УК РФ Уголовный кодекс РФ 1996 года

УПК РФ Уголовно-процессуальный кодекс РФ 2001года

ГК РФ Гражданский кодекс РФ 1994 года

ГПК РФ Гражданско-процессуальный кодекс РФ 2002 года

СЗ РФ Собрание Законодательства РФ

БВС РФ Бюллетень Верховного Суда РФ (РСФСР, СССР)

(РСФСР, СССР)

ВВС СССР Вестник Верховного Суда СССР

СПП ВС РФ Сборник Постановлений Пленумов Вер­ховных Судов СССР и РСФСР (Россий­ской Федерации) по уголовным делам

ГиП Государство и право

СГиП Советское государство и право

РЮ Российская юстиция Советская юстиция

Вестник МГУ Вестник Московского университета. Се­рия 11. Право

Раздел 1. ПРОВОЦИРУЮЩЕЕ ПОВЕДЕНИЕ ПОТЕРПЕВШЕГО: УГОЛОВНО-ПРАВОВОЙ, ВИКТИМОЛОГИЧЕСКИЙ И КРИМИНОЛОГИЧЕСКИЙ АСПЕКТЫ
1.1. Понятия «потерпевший» и «жертва» преступления: уголовно-правовой, процессуальный и виктимологический анализ
По данным уголовной статистики, ежегодно в России совершается свыше 30 тыс. убийств, 45 тыс. умышленных причинений тяжкого вреда здоровью, 40 тыс. разбойных нападений, 120 тыс. грабежей, 10 тыс. изнасилований1. С ростом преступности стремительно увеличивается количество потерпевших. Процесс виктимизации в России развивается стремительными темпами, и необходимость борьбы с данным явлением стала очевидной для всех. Между тем законодатель и правоприменитель к этому фактически не готовы. Свидетельство тому - масса вопросов, связанных не только с проблемой сокращения числа потерпевших, но и с самой терминологией.

В отечественной науке, наряду с «потерпевшим», употребляется также термин «жертва». При этом возникает вполне справедливый вопрос: какой из этих терминов предпочтительнее использовать и стоит ли вообще развивать их конкуренцию. Ответ на данный вопрос требует тщательного анализа понятий.

В доктрине уголовного права выделяют материальную и процессуальную природу потерпевшего. Согласно ст. 42 УПК РФ, «потерпевшим является физическое лицо, которому преступлением причинен физический, имущественный, моральный вред, а также юридическое лицо в случае причинения преступлением вреда его имуществу и деловой репутации. Решение о признании потерпевшим оформляется постановлением дознавателя, следователя, прокурора, суда». Анализируя уголовно-процессуальную норму, можно предположить, что первое предложение дает именно материально-правовое понятие «потерпевший», а второе предложение определяет, при каких условиях потерпевший становится участником уголовного процесса, приобретает процессуальные права и обязанности. Однако с позиции законодательной техники ст. 42 УПК РФ определяет только процессуальное понятие «потерпевший», и ключевым положением данной нормы является порядок признания за лицом процессуального статуса. Материальная же природа потерпевшего должна быть закреплена исключительно в уголовном законе.

Несмотря на то, что личность и поведение потерпевшего учитываются законодателем при конструировании многих уголовно-правовых норм (ст. ст. 61, 76, 107, 113 и др.), столь необходимое практике понятие отсутствует. Наблюдается абсурдная ситуация. УК безмолвствует, а УПК РФ указывает на некоторые материальные признаки потерпевшего, хотя по логике вещей процессуальная фигура потерпевшего производна от его материально-правового статуса. Потерпевший как уголовно-правовая категория порождается реальной действительностью и представляет собой объективное следствие вредопричиняющего деяния виновного (а не результат доказывания в судебном процессе).

Появление потерпевшего в процессуальном качестве связано исключительно с производством определенных следственных действий. Именно поэтому УПК РФ должен решать лишь вопрос о необходимости участия объективно существующего потерпевшего в судопроизводстве в качестве субъекта уголовно-процессуальной деятельности, но не давать его определения.

Несоответствие природы появления потерпевшего в уголовном праве и процессе не могло не породить определенные трудности в правотворческой и правоприменительной деятельности. Исходя из подчиненной роли уголовно-процессуального законодательства по отношению к уголовному, представляется, что логика законодательства не допускает такого положения, чтобы при употреблении в процессуальном законе уголовно-правового понятия ему придавалось иное значение по сравнению с уголовным законом либо же чтобы в процессуальном законе конструировались или просто употреблялись какие-либо уголовно-правовые понятия, отсутствующие в самом уголовном законе. На основе изложенного можно предположить, что, во-первых, в диспозиции ст. 42 УПК РФ не должны содержаться уголовно-правовые признаки потерпевшего. Во-вторых, назрела острая необходимость в формулировании в УК РФ материального понятия «потерпевший».



Потерпевшим в уголовно-правовом праве должно быть признано физическое лицо, которому непосредственно преступлением причиняется физический, имущественный и моральный вред, а также юридическое лицо, в случае причинения вреда его деловой репутации непосредственно преступлением.

На основании изложенного, можно выделить следующие уголовно-правовые признаки потерпевшего:

1) потерпевший – это субъект права, участник охраняемых законом общественных отношений;

2) факт наличия вреда в виде фактического ущерба или реальной возможности его нанесения;

3) непосредственный характер причинения вреда преступлением.

1. В настоящее время экономическое развитие страны вызвало необходимость уголовно-правовой и процессуальной защиты не только физических, но и юридических лиц. Признание юридического лица потерпевшим (ст. 42 УПК РФ) явилось позитивным и своевременным шагом законодателя. А тот факт, что организация по природе своей не может являться непосредственным потерпевшим от определенных преступлений (например, против личности), еще не дает основания для отказа ей в этом статусе.

2. Под «вредом» обычно понимается «порча, ущерб»1; «последствия всякого повреждения, порчи, убытка, нарушение прав личности или собственности, законное и незаконное»2. Однако ни в УК РФ, ни в УПК РФ не данное понятие не раскрывается; в ст. 42 УПК лишь перечисляются конкретные виды вреда: физический, имущественный и моральный.

Под физическим вредом в уголовном праве понимают совокупность объективно происшедших изменений в состоянии че­ловека как физического существа или создание угрозы таких из­менений - телесные повреждения, расстройство здоровья, фи­зические страдания, боль. Действующее уголовное законодате­льство для определения физического вреда использует понятие «вред здоровью», оговаривая критерии его тяжести. Это понятие точнее отражает объективный характер изменений в состо­янии человека как биологического существа. При этом последст­вия, на наш взгляд, могут выражаться не только в непосредственном вреде здо­ровью человека, но и в последствиях психического характера, опосредованно влияющих на здоровье.

В традиционном понимании имущественный вред, во-первых, всегда реален, поскольку вызывает неблагоприятные последствия в имущественной сфере лица; во-вторых, связан с нарушением правомочий собственника или иного владельца; в-третьих, выражается в денеж­ной форме; в-четвертых, находится в непосредственной связи с преступлением; в-пятых, порождает уголовную и имущественную ответственность правонарушителя.

Понятие морального вреда раскрыто в статье 151 ГК РФ, где оно определяется как «физические или нравственные страдания». При этом употребление термина «страдание» предполагает, что действия причинителя вреда должны найти отражение в сознании потерпевшего, вызвать определенную психическую реакцию, как правило, в форме ощущений или представлений. Широкое толкование морального вреда дал Пленум Верховного суда РФ в своем постановлении «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда»1, где определил его как «нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие человеку от рождения или в силу закона нематериальные блага или нарушающими его личные неимущественные права, либо нарушающими имущественные права гражданина. Моральный вред, в частности, может заключаться в нравственных переживаниях в связи с потерей родственников, невозможностью продолжать активную общественную жизнь, потерей работы, раскрытием семейной, врачебной тайны, распространением не соответствующих действительности сведений, порочащих честь, достоинство или деловую репутацию гражданина, временным ограничением или лишением каких-либо прав, физической болью, связанной с причинением увечья, иным причинением вреда здоровью либо в связи с заболеванием, перенесенным в результате нравственных страданий и другое».

Под «моралью» в русском языке понимаются «нравственные нормы поведения, отношений с людьми, а также сама нравственность»1. Нравственность же – это «внутренние, духовные качества, которыми руководствуется человек; этические нормы»2. Как видно, «мораль» применительно к личности есть не что иное, как «совокупность представлений об идеале, добре и зле, справедливости и несправедливости»3. Однако в большинстве случаев вред находит выражение не в моральных (этических) страданиях, а в негативных психических реакциях потерпевшего. Раз в результате преступления (или покушения на него) нарушается психическое состояние потерпевшего, причиняемый вред правильнее было бы назвать «психическим». Этот вариант уже давно применяется в зарубежном законодательстве. Так, право Великобритании и всех штатов США закрепляют понятие «психологический вред» (psychological damage), который определяется как «физические и психические страдания» (physical and mental sufferings)4, причем под психическими страданиями англо-американская судебная практика понимает то, что отечественный законодатель называет «моральным вредом».

3. Важным уголовно-правовым признаком потерпевшего является причинение ему вреда непосредственно преступлением. В русском языке непосредственный – «прямо следующий после чего-нибудь, без посредствующих звеньев, участников»1. Иными словами, потерпевшим признается непосредственно пострадавший от преступления, а не его родственник или законный представитель. Косвенным подтверждением этого может служить диспозиция ст. 107 УК РФ, согласно которой уголовная ответственность предусматривается за убийство, совершенное в состоянии аффекта, вызванного насилием, издевательством или тяжким оскорблением со стороны потерпевшего… В данном случае потерпевшим в материальном смысле будет являться убитый человек, что, на наш взгляд, вовсе недопустимо для процессуальной фигуры.

Признак непосредственности применительно к уголовно-правовому понятию «потерпевший» имеет еще один немаловажный аспект. Речь идет о том, что потерпевшим может быть признано только лицо, вред которому был причинен непосредственно преступлением, а не общественно опасным деянием малолетнего, невменяемого и пр. Целям уголовного закона не отвечает защита человека от общественно опасного деяния, не являющегося преступлением. Именно поэтому определение потерпевшего в уголовном праве как лица, которому причинен тот или иной вред общественно опасным деянием, представляется ошибочным.

Переходя к анализу процессуального статуса потерпевшего, следует отметить, что по смыслу ст.42 УПК, потерпевшим в уголовном процессе может быть не только физическое лицо, которому причинен преступлением физический, моральный и имущественный вред (как это было в ч.1 ст.53 УПК РСФСР), но и юридическое лицо. При этом юридическое лицо будет считаться потерпевшим лишь в том случае, когда преступлением причинен вред только его имуществу или деловой репутации. Потерпевшим физическое лицо может быть признано независимо от степени дееспособности, в связи с возрастом, физическим или психическим состоянием (п.2 постановления Пленума Верховного Суда СССР от 1 ноября 1985 г. N 16 «О практике применения судами законодательства, регламентирующего участие потерпевшего в уголовном судопроизводстве»). Причем вред не должен быть причинен только непосредственно преступлением.



Понятие юридического лица и основные положения о нем даются в ст.48-51 ГК РФ. Основанием для признания юридического лица потерпевшим является факт причинения ему преступлением вреда его имуществу и деловой репутации. При этом речь идет не о компенсации морального вреда в пользу юридического лица, а о возмещении именно имущественного вреда.
В связи с этим возникает вопрос, что следует понимать под деловой репутацией юридического лица. В общепризнанном значении репутация - это создавшееся общественное мнение о достоинстве и недостатках какого-либо физического или юридического лица. Поэтому и понятие «репутация юридического лица» имеет денежное выражение как материальный актив и отражается в финансовой отчетности.

Физическое или юридическое лицо признается потерпевшим от преступления независимо от ареста обвиняемого, родственных отношений. Причем отнюдь не во всех случаях обязательно наступление вредных последствий для потерпевшего (ст.30 УК РФ, см. также Бюллетень ВС СССР, 1986, N 1). Деловая репутация, честь и достоинство защищаются по правилам ст.152 ГК РФ и нормам гражданского судопроизводства.
Следовательно, физическое лицо по общему правилу должно быть признано в уголовном деле сначала потерпевшим, а уже затем гражданским истцом. Однако если ему причинен только физический вред (это лицо не желает заявлять иск о компенсации ему морального вреда), то оно может быть признано только потерпевшим.

Потерпевший - активный участник уголовного процесса, например круг его правомочий больше, нежели у гражданского истца.
По сравнению с УПК РСФСР объем правомочий потерпевшего стал значительно шире и достигает 22 пунктов в ч.2 ст.42 УПК РФ. Потерпевший вправе: знать о предъявленном обвиняемому обвинении; давать показания; отказаться свидетельствовать против самого себя, своего супруга (своей супруги) и других близких родственников, круг которых определен п.4 ст.5 Кодекса. При его согласии дать показания он должен быть предупрежден о том, что они могут быть использованы в качестве доказательств по уголовному делу, в том числе и в случае его последующего отказа от этих показаний;
предъявлять доказательства; заявлять ходатайства и отводы; давать показания на родном языке или языке, которым он владеет; пользоваться помощью переводчика бесплатно; иметь представителя; участвовать с разрешения следователя или дознавателя в следственных действиях, производимых по его ходатайству либо ходатайству его представителя; знакомиться с протоколами следственных действий, произведенных с его участием, и подавать на них замечания; знакомиться с постановлением о назначении судебной экспертизы и заключением эксперта в случаях, предусмотренных ч.2 ст.198 Кодекса;
знакомиться по окончании предварительного расследования со всеми материалами уголовного дела, выписывать из него любые сведения и в любом объеме, снимать копии с его материалов, в том числе с помощью технических средств (если в уголовном деле участвует несколько потерпевших, каждый из них вправе знакомиться только с теми материалами, которые касаются причиненного ему вреда); получать копии постановлений о возбуждении уголовного дела, признании его потерпевшим или об отказе в этом, о прекращении уголовного дела, приостановлении производства по нему, а также копии приговора суда первой инстанции, решений судов апелляционной и кассационной инстанций; участвовать в судебном разбирательстве уголовного дела в судах первой, второй и надзорной инстанций; выступать в судебных прениях; поддерживать обвинение; знакомиться с протоколом судебного заседания и подавать на него замечания; приносить жалобы на действия (бездействие) и решения дознавателя, следователя, прокурора и суда;
обжаловать приговор, определение, постановление суда;
знать о принесенных по уголовному делу жалобах и представлениях и подавать на них возражения; ходатайствовать о применении мер безопасности в соответствии с ч.3 ст.11 Кодекса; осуществлять иные полномочия, предусмотренные УПК РФ.

Правам потерпевшего корреспондируют его обязанности (ч.5 ст.42), включая уголовно-процессуальные запреты, предусматривающие уголовную (ч.7) и уголовно-процессуальную ответственность (ч.6). К последствиям неявки потерпевшего относят привод, обязательство о явке и денежное взыскание (ч.2 ст.111).

Процессуально-правовое решение о признании физического или юридического лица потерпевшим должно быть принято сразу же, как только будут обнаружены фактические данные, указывающие на то, что лицо стало жертвой преступного деяния (действия или бездействия), предусмотренного уголовным законом, но не ранее момента возбуждения уголовного дела. Однако только по приговору суда (ст.49 Конституции РФ) устанавливается факт совершения преступления, а значит, и наступление преступления в виде вреда признает только суд.

По делам о тех преступлениях, последствием которых явилась смерть лица, права и процедуры, указанные в ст. 42, осуществляют его близкие родственники, и один из них, с учетом достигнутой между ними договоренности, признается потерпевшим. Если на предоставлении прав потерпевшего настаивают несколько лиц из числа близких родственников погибшего, они также могут быть признаны потерпевшими. Перечень близких родственников содержится в п.4 ст. 5 УПК РФ и является исчерпывающим. При отсутствии достоверных сведений о наличии у погибшего близких родственников, из которых кто-либо мог быть признан потерпевшим, а также при наличии в материалах уголовного дела неопределенных данных на этот счет не признается нарушением органами следствия требований уголовно-процессуального закона (Бюллетень ВС РФ, 1995, N 12, с.7).
В случае если потерпевшим будет признано юридическое лицо, его интересы должен осуществлять представитель на основании выданной ему доверенности по правилам ст.185-189 ГК РФ. Если же потерпевшим является несовершеннолетний или лицо, которое в силу своих физических или психических недостатков не может осуществлять предоставленные ему законом права, необходимо обеспечить участие его представителя в уголовном деле. Характерно, что и тогда, когда в уголовном процессе участвует представитель потерпевшего, то и это обстоятельство не лишает его прав, предусмотренных нормами УПК РФ.

В науке, выделяя материальную и процессуальную фигуры потерпевшего, часто игнорируют виктимологическую характеристику последнего. Те авторы, которые все же ее рассматривают, допускают серьезную ошибку при разграничении уголовно-правовой и виктимологической природы потерпевшего. Так, они неоправданно расширяют виктимологическую категорию за счет включения в число потерпевших всех пострадавших от проявления человеческой жизнедеятельности. Такой взгляд на проблему может привести и подчас приводит к разделению виктимологии на общую, «криминальную», «деликтную», «психиатрическую»1 и др.

Еще в 1975 году Б.Мендельсон в своем труде «Общая виктимология» настаивал на включении в орбиту науки потерпевших не только от преступлений, но и от природных катаклизмов, геноцида, этнических конфликтов и войн. Такой подход размывал границы виктимологии, исторически сложившейся как науки о жертвах преступлений, привносил в разной мере условное, но вряд ли оправданное ее разделение. И в уголовном, и в виктимологическом смысле потерпевшим признается лицо, пострадавшее от преступления, однако наполняется это понятие различным содержанием. Например, материальное право обращает внимание на причинение определенного вреда в результате преступления. В виктимологии же содержание понятия «потерпевший» связано с его статусом (совокупностью прав и обязанностей), позицией (поведение в зависимости от отношений между потерпевшим и преступником, потерпевшим и другими лицами, включая «сопотерпевших») и, конечно, с его ролью в механизме совершения преступления.

Потерпевший в виктимологии – это элемент преступной ситуации. Для признания лица потерпевшим не требуется, чтобы преступление было окончено, а вред причинен. Достаточно лишь, чтобы виктимность была реализована, а это возможно уже на стадии покушения.

Очевидно, что виктимологическое понятие «потерпевший» шире уголовно-правового, однако «жертва» - понятие еще более объемное и соотносится с последним как общее с частным.

В толковых словарях можно встретить следующие определения: «жертва - предмет или живое существо (обычно убиваемое), приносимое в дар божеству по обрядам некоторых религий; тот, кто пострадал или погиб от какого-либо несчастья, стихийного бедствия и т.п.; тот, кто под­вергся страданиям, неприятностям вследствие чего-либо»1. В. Даль понимает под жертвой «пожираемое, уничтожаемое, гибнущее; приношение от усердия божеству»2. Этимология слова «жертва» (от лат. «victima»), а также появление его в европейских языках еще до конца не изучены. Специалисты предполагают, что в Европе это слово изначально «прижилось» во французском языке и означало предмет или живое существо, приносимое в жертву Богу. Со временем смысл понятия «жертва» значительно расширился, но закрепленное в толковых словарях русского языка В.И. Даля, Д.Н. Ушакова и С.И. Ожегова значение основывается на предыдущих лексических изысканиях.

Представляет интерес определение жертвы, данное в ст. 1 «Декларации основных принципов правосудия для жертв преступлений и злоупотребления властью», принятой Генеральной Ассамблеей ООН 29 ноября 1985 года. Согласно этому документу, жертвами преступлений называются лица, которым был причинен вред, включая телесные повреждения или моральный ущерб, эмоциональные страдания, материальный ущерб или существенное ущемление их основных прав. В статье 2 данной декларации отмечается, что лицо может считаться «жертвой» независимо от того, был ли установлен, арестован, предан суду или осужден правонарушитель, а также независимо от родственных отношений между правонарушителем и жертвой.

В одном из вышеприведенных определений имеются слова «обычно убиваемое». Смысловая нагрузка этого словосочетания очевидна: фактиче­ский вред жертве (животному, предмету, в отдельных случаях че­ловеку) не причинен. Он носит перспективный (потенциа­льный) характер. Но предмет дара уже конкретно определен (не стадо животных, а определенное животное). Избежание вреда, как правило, невозможно и причинение его зависит от объектив­ных факторов и субъективных качеств того, кто наметил жертву и исполняет ритуал. Проведем аналогию с лицом, в отношении которого совершено, замышляется либо возможно в перспективе совершение преступления. При этом термином «жертва» охватывается и отражается объективная сущность при­веденных ситуаций.

Уголовное право имеет дело с реаль­ной вредоносностью осуществляемой либо уже осуществленной деятельности. Вредоносная деятельность, возможная в перс­пективе, выходит за рамки предмета уголовного права и относит­ся к предмету виктимологии, которую интересуют жертвы как уже осуществленной, так и потенциальной вредоносной деятельности, не формально-логическое понятие жертвы, а ее истинная роль.

Понятия «жертва» и «потерпевший» очень близки друг другу, однако, жертвой может признаваться не только тот, чья виктимность реализована в преступлении, а каждый, кто ею обладает. Если виктимологическое понятие потерпевшего связывается с уже реализованной виктимностью, то в понятие «жертвы преступления» могут подпадать даже лица, индивидуальная виктимность которых не реализована.

При этом под индивидуальной виктимностью следует понимать обусловленное определенными психофизиологическими, социальными и поведенческими особенностями состояние уязвимости, предрасположенности лица в конкретной жизненной ситуации оказаться в роли жертвы преступления.

При этом предрасположенность представляет собой лишь степень относительной способности, заранее создавшуюся склонность, расположение, наличие условий для того, чтобы стать жертвой преступления, но только лишь при наличии соответствующих ситуативных факторов объективного характера.

Предрасположенность лица быть жертвой преступления в значительной мере определяется и психологическими факторами.

Не случайно в рамках психологии выделилось самостоятельное научное направление, рассматривающее виктимность как «психологическое свойство личности, возникающее вследствие дефекта интерактивного культурогенеза и характеризующееся предрасположенностью личности стать жертвой фрустраций социогенных и персоногенных воздействий, ведущих к деформации развития личности»1.



Учеными-психологами было установлено, что виктимная личность в основном характеризуется следующими показателями:

  1. снижением уровня мотивации;

  2. заниженной самооценкой;

  3. дефицитом ценностных ориентаций;

  4. высоким конформизмом и пр2.

При этом виктимность как психологический феномен имеет следующие основные индикаторы:

  • тревожность (чувство опасения, тревожного ожидания или неопределенного беспокойства);

  • эмоциональная ригидность (жесткость, негибкость эмоционального реагирования на внутренние и внешние воздействия);

  • эмоциональная вязкость (фиксация внимания на каких-либо значимых событиях или объектах);

  • эмоциональное огрубление (утрата способности определять уместность тех или иных эмоционально окрашенных реакций и дозировать их);

  • эмоциональная тупость («моральная идиотия», недоразвитие высших эмоций);

  • утрата эмоционального резонанса (отсутствие эмоционального отклика на различные события) и пр.

Несомненно, многие из указанных выше психологических особенностей присущи криминально виктимным лицам, однако это не дает оснований для отождествления криминальной виктимности, обусловленной психологическими, социальными и физиологическими особенностями личности, с психологической виктимностью как таковой.
Контрольные вопросы по теме

    1. В чем состоит различие между уголовно-правовым и процессуальным статусом потерпевшего?

    2. Раскройте правовое положение потерпевшего в уголовном процессе.

    3. Перечислите уголовно-правовые признаки потерпевшего от преступления.

    4. Какие факторы влияют на предрасположенность лица быть жертвой преступления?

    5. В чем заключается ситуационный компонент виктимности?

    6. Какие психологические черты лица являются показателями его виктимности?

    7. Перечислите количественные и качественные показатели виктимности?

Литература по теме

  1. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. Изд. 2 – е, изм. и доп. Под общей редакцией Ю.И. Скуратова и В.М. Лебедева. – М., Издательство ИНФРА – НОРМА, 1997.

  2. Курс уголовного права. Общая и Особенная части. В 5 томах. // Под ред. Г.И. Борзенкова, В.С. Комисарова. – М., 2002.

  3. Российское уголовное право. Общая и Особенная части: Учебник/ Под ред. В.Н. Кудрявцева и А.В. Наумова. М., 1997

  4. Российское уголовное право. Общая часть: Учебник / Под ред. В.Н. Кудрявцева и А.В. Наумова. – М., 1997.

  5. Уголовное право России. Часть Особенная // Отв. ред. Л.Л. Кругликов. – М., 1999.

  6. Уголовное право Российской Федерации. Особенная часть: Учебник // Под ред. А.И. Рарога. – М., 2001.

  7. Божьев.В. Процессуальное положение потерпевшего// Советская юстиция. 1959. № 9. С.33-35.

  8. Брусницын Л. Обеспечение безопасности потерпевших и свидетелей// Законность. 1997. № 1. С. 36-39.

  9. Булгаков Д.Б. Потерпевший в уголовном праве и его криминологическая характеристика. Ставрополь, 2000.

  10. Власов А. Возмещение вреда жертвам преступлений// Законность. 2000. № 2. С. 40-42.

  11. Дагель П.С. Потерпевший в советском уголовном праве// Потерпевший от преступления. Изд-во Дальневосточного университета, 1974.

  12. Калашникова Н.Я. Расширение прав потерпевшего в уголовном судопроизводстве// Вопросы судопроизводства и судоустройства в новом законодательстве Союза ССР. М., 1959.

  13. Каминская В.И. Взаимоотношение уголовного и уголовно-процессуального права// Вопросы борьбы с преступностью. Вып.22. М., 1975.

  14. Квашис В.Е. Основы виктимологии. М., 1999.

  15. Кокорев Л.Д. Потерпевший от преступления в советском уголовном процессе. Воронеж, 1964.

  16. Полубинский В.И. Правовые основы учения о жертве преступления. Горький, 1979.

  17. Ратинов А. Участие потерпевшего в предварительном следствии// Социалистическая законность. 1959. № 4.

  18. Ривман Д.В., Устинов В.С. Виктимология. СПб., 2000.

  19. Сидоренко Э.Л. Отрицательное поведение потерпевшего и уголовный закон. Спб., 2003.

  20. Ульянов В. Сможет ли государство защитить потерпевших// Законность. 1998. № 11. С. 30-34.

  21. Центров Е.Е. Кримииналистическое учение о потерпевшем. М., 1988г.



1. 2. Отрицательное поведение потерпевшего как элемент преступной ситуации

Преступление, как сложное социальное явление, детерминируется множеством внешних причин и условий, выступающих в сложном взаимодействии. Но при этом преступление – это не воля случая и не слепой рок. Это поведенческий акт разумного человека, который способен осознавать события и явления окружающего мира.

В силу своей специфики преступное поведение, на наш взгляд, обусловливается следующими обстоятельствами:


  • биологическими и психологическими особенностями личности;

  • социальными, культурными, моральными и прочими взглядами лица;

  • внешними обстоятельствами, под влиянием которых сформировались эти взгляды;

  • конкретной жизненной ситуацией, которая, взаимодействуя с личностью преступника, вызывает преступные действия.

В рамках настоящего пособия будут подробно проанализированы обстоятельства последней группы с целью определения их детерминационной нагрузки при совершении конкретного преступления, особенно если имело место отрицательное поведение потерпевшего.

Непосредственная ситуация совершения преступления может рассматриваться с различных сторон.

Так, в рамках общей профилактики интерес представляет ее объективное содержание, позволяющее выявить криминогенные факторы с целью их устранения. При решении процессуальных вопросов ситуация совершения преступления может служить основанием для выдвижения различных следственных версий, установления способа совершения преступления и т.д.

Для разрешения уголовно-правовых вопросов необходимо знать объективное содержание и субъективное значение ситуации. Анализ объективного содержания помогает выяснить, какие возможности были представлены субъекту, какие факторы толкали его на совершение преступления, а какие препятствовали этому. Субъективное же значение ситуации – это определение ее роли в поведении лица.

В некоторых случаях эта роль весьма значительна. Порой скорость воздействия ситуации на привычные условия жизни субъекта преступления так велика, что лицо просто не успевает вовремя «включиться» и осмыслить свое отношение к тем или иным объектам, сориентироваться должным образом в ситуации и принять правильное решение. Данное обстоятельство лишний раз убеждает в том, что роль ситуации в генезисе преступления нельзя игнорировать.

В криминологии ситуация определяется как комплекс объективных конкретных обстоятельств или более общих факторов, являющихся единым объектом индивидуальной оценки и оказывающих прямое и целостное влияние на возникновение, форму и динамику преступного поведения.

При этом особенно ярко преступная ситуация проявляет себя, когда ее элементом является провоцирующее поведение потерпевших.

Проблемой жертвы и ее поведения виктимология занимается уже более пятидесяти лет. Однако споры и разногласия сохраняют изначальную остроту.

Одни авторы поведение и личность жертвы относят к условиям, порождающим преступление (В. Кубривный), к обстоятельствам, способствующим совершению преступного деяния (Л.В. Франк), либо к причинам и условиям (чаще всего в виде повода) (П.С. Даль, Н.Ф. Кузнецова). Высказывается также мнение, что ненадлежащее поведение потерпевшего относится к внешним обстоятельствам, влияющим на проявление антиобщественных взглядов и побуждений в преступном посягательстве (А.Б. Сахаров).

Несомненно, поведение потерпевшего в механизме преступления играет важную роль. Однако для выявления его истинной природы необходимо в каждом конкретном случае установить следующее:

в какой мере ситуация, повлиявшая на совершение преступления, сложилась за счет поведения потерпевшего;

была ли ситуация толчковой и насколько адекватно она воспринималась преступником;

каким образом поведение потерпевшего повлияло на формирование у преступника ситуативной установки;

какие специфические качества потерпевшего повлияли на его виктимность.

Ситуация преступления, специфика отношений «преступник-жертва» в каждом конкретном случае уникальны. Вместе с тем все они обладают определенными чертами, позволяющими проводить их классификации.

Так, на основании детерминационной роли поведения потерпевшего в механизме преступления можно выделить следующие группы преступных ситуаций:

1. нейтральные ситуации, когда лицо решается на совершение преступления только под влиянием внутренних побудителей;

2. толчковые ситуации, в той или иной мере влияющие как на зарождение преступных намерений, так и на реализацию их во вне. В зависимости от характера воздействия поведения потерпевшего на совершение преступления, необходимо выделить следующие подгруппы толчковых ситуаций:

«ситуация-причина», когда поведение потерпевшего является определяющим в поступках субъекта. Однако, каково бы ни было «давление» ситуации, у лица всегда сохраняется возможность выбрать определенный вариант поведения.

«ситуация – условие», когда преступление вызвано определенными причинами, а поведение потерпевшего развивает эти причины, чем способствует совершению преступления.

Существенное влияние на характер криминогенной ситуации оказывает специфика поведения жертвы. Так, условно можно выделить три вида такого поведения:

а) нейтральное - 20 % из изученных случаев;

б) положительное (или общественно-полезное) – 17 %;

в) отрицательное поведение – 63 %.

Рассмотрим подробнее отрицательное поведение потерпевшего.

Поведение личности – это сложное и многогранное явление. Оно представляет собой процесс превращения внутреннего состояния человека в действие по отношению к внешнему миру. Отрицательное поведение жертвы – это, прежде всего, оценочное понятие. Под ним следует понимать противоправные и аморальные поступки потерпевшего, причинно связанные с совершением преступления. При этом под отрицательным понимается не только поведение, содержащее в себе состав какого-либо правонарушения, но и действие (бездействие), совершенное без вины, а также действия лиц невменяемых и не достигших возраста, с которого возможна уголовная ответственность.

В общей теории права принято считать, что противоправность – это юридическое выражение общественной опасности. Между тем данное понятие следует рассматривать с двух позиций:


  • во-первых, как объектированную форму общественно вредного. Это значит, что общественно опасное деяние должно быть официально признано противоправным;

  • во-вторых, как объективное свойство правонарушения. Объективное в том смысле, что всякое нарушение посягает на сущностное в праве.

Иными словами, противоправность есть родовое свойство всех отклоняющихся от правопорядка деяний. К числу последних относятся преступления; административные, дисциплинарные проступки; гражданско - правовые деликты; злоупотребление правом (употребление права во зло в тех случаях, когда лицо обладает субъективным правом, действует в его пределах, но наносит какой-либо ущерб интересам других лиц или обществу в целом); объективно противоправное поведение малолетних, душевнобольных; незначительные отклонения от требований юридического режима и иное поведение, противоречащее праву и способное повлечь применение мер юридической защиты или воспитательного характера и др.

В русском языке под аморальным понимается «безнравственное, противоречащее морали»1 поведение. При этом мораль (от лат. Mores – характер, нрав, проявляющийся в общении) – это «форма общественного сознания и его реализации на практике, утверждающая общественно необходимый тип поведения людей и служащая общесоциальной основой его регулирования»2. Требования морали фиксируются в общественном сознании в виде обычаев, традиций и общепринятых представлений. Нравственность же – это практическая воплощенность моральных идеалов, целей и установок в различных формах социальной жизнедеятельности, в культуре поведения людей и отношениях между ними3. Каждый человек должен смотреть на мир сквозь призму морального сознания, нравственной деятельности и нравственных отношений. Отклонение от одного из этих компонентов является отступлением от требований морали.

Однако для признания виктимологической провокации недостаточно установления противоправности и аморальности поведения; необходимо учитывать провокационный характер данного поведения.

Виктимологическая провокация – это такое аморальное либо противоправное поведение потерпевшего, которое негативно воспринимается субъектом и вызывает его ответную реакцию в форме преступления.

На практике виктимологическая провокация встречается довольно часто. Так, согласно специальным исследованиям, она имеет место примерно в 60% убийств и 65% случаев причинения вреда здоровью. При этом виктимологическая провокация выражается:


  • в применении насилия – 27 %;

  • в оскорблениях и угрозах – 20 %;

  • в учинении ссоры – 18 %;

  • в нарушении супружеской верности – 8 %;

  • в необоснованных имущественных притязаниях потерпевшего – 9%;

  • в иных формах – 18 %.

Но, несмотря на специфику каждого конкретного случая, провоцирующее поведение потерпевшего являлось толчком к совершению преступления, иными словами предопределяло действия преступника.

На практике довольно часто встречаются случаи, когда невозможно отделить друг от друга личности преступника и потерпевшего. В механизме преступления их роли переплетаются настолько тесно, что только случайность решает, кто кем будет. Г. Гентиг назвал подобные ситуации «преступник-жертва». Эленбергер определял их через положение субъекта, который в зависимости от обстоятельств может стать или преступником или жертвой; последовательно преступником, а потом жертвой; одновременно преступником и жертвой1.

По признакам остроты и напряженности можно условно выделить две разновидности конфликтов «преступник-жертва»: с нестрогим соперничеством, когда периоды обострений отношений сменяются временными «перемириями»; ситуации строгого соперничества, для которых характерна ярко выраженная тенденция стремительного нарастания интенсивности межличностных столкновений. В данном случае имеют место толчковые «ситуации-условия».

На практике также распространены случаи, когда мотивы поведения преступника противостоят мотивам поведения жертвы, в результате чего и выстраивается криминальная ситуация. Противостояние мотивов делает ее взрывоопасной. Ответ на вопрос, будет или не будет совершено преступление, зависит как от преступника, так и от потерпевшего. Американский исследователь Д. Лакенбилл, изучавший конфликты, закончившиеся убийством, рисует следующую характерную последовательность событий: а) будущая жертва оскорбляет будущего преступника; б) тот расценивает эти действия как враждебные и отвечает вызовом или нападением; в) будущая жертва не подчиняется вызову и наносит ответный удар; г) преступник расправляется с жертвой1. В таких ситуациях обе стороны озабочены лишь сохранением собственного престижа. Как правило, одна из сторон конфликта вызывает обмен агрессией, совершая что-либо, воспринимаемое другим лицом как оскорбление его достоинства, т. е. покушение на имидж, о котором человек заявлял в конкретном случае или в социальном контакте. Обиженный не отступает потому, что этот шаг может еще больше повредить его имидж. Он пытается спасти свою честь, всеми способами выражая гнев и презрение к противнику. Происходит эскалация конфликта; каждая сторона боится показать свою слабость и считает применение насилия единственно верной реакцией. Итог всему – совершение насильственного преступления. В подобных ситуациях потерпевший, взаимодействуя с виновным, не только вносит свою лепту в преступление, но и нередко «перерабатывает» действия преступника в свое личное.

Бывают также случаи, когда интенсивность воздействия провоцирующего поведения жертвы на преступника настолько высока, что приводит его к совершению преступления даже при отсутствии антиобщественной установки. В таких случаях имеет место опосредованное проявление антиобщественной установки. Жертва (ее носитель) воздействует на преступника и выступает в качестве непосредственного «соавтора» преступления. Отрицательное поведение потерпевшего может быстро и интенсивно повлиять на обстановку совершения преступления. Тогда лицо «теряется», импульсивно принимает решение и реализует его, не разобравшись со всеми обстоятельствами дела (например, при превышении пределов необходимой обороны).

В других случаях виктимологический негатив влияет на человека в течение более или менее длительного периода времени, решимость совершить преступление накапливается постепенно (например, при убийстве и причинении вреда здоровью в состоянии аффекта, вызванного длительной психотравмирующей ситуацией). Высокая детерминационная нагрузка виктимологической провокации позволяет отнести эти случаи к «ситуациям-причинам».

Во всех вышеназванных толчковых ситуациях проявляется так называемая «вина жертвы». Изначально данное понятие исследовалось в гражданском праве. И лишь в 60-е годы XX века стала объектом пристального внимания криминалистов. Одними из первых затронули эту проблему В.Н. Кудрявцев и А.Б. Сахаров. В 1966 г. Л.В. Франк предпринял попытку рассмотреть вину потерпевшего как виктимологическую проблему. Эта работа была продолжена П.С. Дагелем, Н.Ф. Кузнецовой, В.С.Минской и другими. Говоря о «вине жертвы», необходимо помнить, что этот термин условен. Подчас забывается, что вина – не только юридическое понятие, но и социально-психологическая категория, специфический «продукт», возникающий в процессе отношений личности с социальной средой. В уголовно-правовой доктрине служебная функция вины ограничена пределами самой науки. Данная категория применяется лишь для определения психического отношения субъекта к своему деянию и его последствиям. В криминологии вина понимается несколько шире: как совокупность социально-психологических свойств, приобретенных в процессе социального общения и характеризующих отрицательное отношение личности к интересам и ценностям общества.

«Вину потерпевшего» следует рассматривать как объективную характеристику его противоправного и аморального поведения при условии, что оно явилось толчком к совершению преступления. В настоящее время «вина жертвы» изучается как элемент объективной стороны, повод к совершению преступного деяния. Данная категория имеет большое значение не только для принятия мер профилактического характера, но и для дифференциации и индивидуализации ответственности субъекта, совершившего преступление под влиянием аморального и противоправного поведения жертвы. В тех случаях, когда «вина потерпевшего» была элементом преступной ситуации, допустима следующая, столь важная для дифференциации ответственности и индивидуализации наказания конструкция: «Чем больше преступление было обусловлено «виной жертвы», тем меньше свободы выбора было у преступника, тем меньше его вина, а, следовательно, меньше должна быть мера ответственности и наказания».



Каталог: upload -> iblock
iblock -> Контрольные (экзаменационные) вопросы по философии
iblock -> Понятие агрессии и причины ее проявления в детском возрасте
iblock -> Об итогах работы в 2014 году учреждений культуры, спорта и молодежной политики и перспективах развития сферы культуры, спорта и молодежной политики в муниципальном районе Благовещенский район Республики Башкортостан
iblock -> Рекомендации по организации обучения детей с задержкой психического развития в условиях общеобразовательных учреждений
iblock -> Проблемы социально-психологической адаптации студентов первого курса
iblock -> Программа профилактики аддиктивных форм поведения среди студентов колледжа
iblock -> Программа вступительного экзамена в магистратуру по направлению 030300 «Психология»для абитуриентов, не имеющих базовой подготовки
iblock -> Управление медицинских проблем материнства и детства мз РФ
iblock -> Процесс международных переговоров
iblock -> Примерная программа курса дисциплины «Современные конфликты и проблемы их урегулирования»


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2019
обратиться к администрации

    Главная страница