Учебное пособие для студентов высших учебных заведений


Глава XI Спортивные аддикиции (зависимость от упражнений)



страница10/22
Дата12.05.2016
Размер2.38 Mb.
ТипУчебное пособие
1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   ...   22

Глава XI Спортивные аддикиции (зависимость от упражнений)


В современной науке о спорте принято различать спорт для здоровья (то, что раньше называлось физической культурой) и спорт высших достижений (профессиональный). Кроме того, сегодня выделяют и так называемые экстремальные виды спорта, которые в наши дни завоевывают все большую популярность, особенно среди молодых и так называемых, богатых.

Именно спорт высших достижений и экстремальный спорт несут 


в себе наибольший аддиктивный потенциал.

В последние десятилетия в западной литературе появляются публикации, посвященные спортивной  аддикции или аддикции упражнений. Аддикция упражнений, как известно и упомянуто многими, впервые была упомянута П.Бэкеландом (Baekeland, 1970), когда он исследовал эффект  депривации физической нагрузки на паттерны сна. В дальнейшем концепция аддикции упражнений была популяризирована и разрабатывалась М. Сакс и Д. Паргман (Sachs, Pargman, 1984), которые предложили термин «аддикция бега» (running addiction). Авторы описали своеобразный синдром отмены, который развивается при депривации бега: тревога, напряжение, раздражительность, мышечные подергивания и т. д.

Ряд ученых, объясняя возникновение аддикции упражнений, выдвигают следующие психофизиологические объяснения, объединяющиеся в термогеническую, катехоламиновую и эндорфиновую гипотезы.

Термогеническая гипотеза предполагает, что упражнения 
увеличивают температуру тела, что снижает тонус мышц и снижает 
соматическую тревогу.


Катехоламиновая и эндорфиновая гипотезы находятся 
в русле современных воззрений на нейрофизиологическую и 
нейрофармакологическую природу возникновения всех химических 
зависимостей.

Говоря об особенностях аддикции упражнений, иногда выделяют две ее формы: первичную и вторичную – возникающую на основе пищевой аддикции (eating disorder). При первичной аддикции упражнений сама физическая активность является объектом зависимости. Напротив, при вторичной аддикции упражнений неодолимая мотивация к физической активности связана с необходимостью уменьшить вес или изменить собственную фигуру.

Американским ученым удалось выделить два критерия, которые они определили как нарушение функционирования и симптомы отмены, которые проявляются либо в виде враждебной реакции на прекращение тренировок, либо в неспособности контролировать объем нагрузок. Критерий нарушения функционирования может проявляться в четырех сферах: (а) психической, (б) социальной или профессиональной, (в) физической и (г) поведенческой.

Характерной особенностью жизни людей, страдающих аддикцией упражнений, становится искажение нормального распорядка и уклада. Вся их деятельность замыкается на постоянных тренировках, им не хватает сил и энергии на общение с близкими и другие дела (социальная сфера), они продолжают тренироваться, несмотря на травмы и запреты врача (физическая сфера). Кроме того, их тренировки отличаются жесткой стереотипностью и должны повторяться в строго запланированном порядке и объеме (поведенческая сфера). Нарушенное функционирование в психической сфере проявляется в неспособности сконцентрироваться на какой-либо деятельности из-за постоянных мыслей о тренировках.

Кроме бега, в современной литературе имеются описания клинических случаев возникновения спортивной аддикции при занятиях разными видами спорта, особенно: восточные единоборства, тяжелая и легкая атлетика, бодибилдинг и др. Аддикция выявлена и у лиц, занимающихся спортом для здоровья. У женщин существует прямая зависимость между количеством часов в неделю, уделяемых спорту, и риском развития зависимости. Тем не менее, чаще всего исследованию на предмет возникновения спортивной аддикции подвергались бег (50%), общая физическая нагрузка (27,7%) и тяжелая атлетика (7,8%). Остальные виды спорта в большинстве случаев игнорировались.

Из психологических особенностей спортивных аддиктов обращает на себя внимание эмоциональная холодность, черствость, склонность к перфекционизму. Отмечаются такие показатели как повышенный нейротизм, психотизм, гипомания и импульсивность, а также низкий уровень экстраверсии.

Суммируя поведенческие и личностные особенности спортивного аддикта:



Поведенческие особенности:

Личностные особенности:

Становится злым или тревожным или испытывает чувство вины, если пропустил тренировку Продолжает тренировки несмотря на травмы или болезнь

На сокращает тренировок после совета врача Сфокусирован на снижении веса и формы тела 
Увеличивает объем упражнений после пропущенной тренировки


Ведет подробные записи

Придерживается жесткой диеты

Придерживается строгого порядка в тренировках с минимумом вариаций

Структурирует социальную активность в соответствии с порядком тренировок

Ориентирован на успех
Аддиктивен
Компульсивен 
Независим


Нарциссичен 
Невротичен 
Обсессивен 
Перфекционист


Настойчив

Исследователи давно отметили, что интенсивные занятия спортом представляли собой спортивную аддикцию, которая впоследствии перешла в заместительную аддикцию (laddiction de remplacement) в виде потребления ПАВ. Этому предшествует неизбежная в конце карьеры потеря статуса, которую атлет не в состоянии принять, сниженная самооценка, депрессия. Причем, чем выше был уровень спортсмена, тем он более раним и имеет больше шансов стать химическим аддиктом. Прекращение спортивней карьеры – это синоним тотальной потери себя, за которой наступает мучительное расставание и возможное попадание в социальный вакуум и аддикцию.

Между тем, ряд специалистов ставят под сомнение существование аддикции упражнений в качестве первичного и самостоятельного вида зависимости. Они указывают на частое совместное проявление тяги к чрезмерным тренировкам и различных аддикций к еде. На основании этого делается предположение о том, что аддикция упражнений во многом может являться лишь выражением лежащей в его основе пищевой аддикции.

Американские и французские психиатры и психологи исследовали женщин-спортсменок. Они отметили, что те спортсменки, которые, предположительно, проявляли признаки первичной аддикции упражнений, по большей части не имели существенных отличий от спортсменок по психическим отклонениям и личностному профилю. Напротив, испытуемые с пищевыми девиациями, независимо от наличия у них аддикции упражнений, проявляли относительно высокий уровень психических нарушений, нейротизма, зависимости и импульсивности, пониженную самооценку, большую озабоченность своим телом и весом, а также искаженные представления о последствиях отказа от тренировок. При отсутствии пищевых девиаций женщины, считавшиеся зависимыми от тренировок, практически не проявляли признаков патологии.

Однако некоторые исследователи полагают, что обычные и даже особо интенсивные тренировки не должны рассматриваться в терминах запоя и аддикции, даже если они подходят под клинические критерии других аддикций. Очевидно, что компульсивная спортивная активность выступает как регулятор настроения.

Вместе с тем, нельзя не подчеркнуть роль спорта, в том числе и экстремального, в профилактике и реабилитации химической зависимости. В качестве видов спорта как альтернативы аддиктивного поведения предлагаются и уже названные выше восточные единоборства, которые обладают комплексным рядом качеств, необходимых ребенку для самореализации, самоутверждения, приобретения собственных взглядов. Другие исследователи предлагают комплексы упражнений, разработанные на основе хатха-йоги, включающие как физические, так и дыхательные упражнения.

Чешский исследователь К.Неспор подчеркивает, что физические упражнения и йога могут быть полезными компонентами программ превенции69 и лечения аддиктов. Преимущество занятий йогой видится в интеграции физических упражнений и техник релаксации. Но, с другой стороны, известно, что профессиональный спорт часто повышает риск аддиктивного поведения.

Что касается занятий популярными ныне экстремальными видами спорта, то, безусловно, следует признать, что это возможный путь создания социально приемлемой формы зависимости при проведении профилактической и реабилитационной работы и особенно у детей и подростков с аддиктивным поведением. Кроме чисто нейрохимических механизмов (активация эндогенной опиоидной системы, выброс катехоламинов, воздействующих на систему награды), с психологической точки зрения, занятия «экстримом» у молодых людей приводят к формированию ощущения собственной элитарности, связанной как с технической трудностью формирования двигательного навыка, так и с реальным или иллюзорным риском для здоровья и жизни спортсмена.



Вместе с тем, следует помнить, что спортивная аддикция, как и любая другая зависимость, легко может менять форму и переходить в другую, в том числе, и химическую. Именно с этим связан высокий процент алкоголизма и наркомании среди бывших спортсменов. Поэтому экстремальный спорт может быть признан альтернативой химической зависимости, но альтернативой, таящей в себе определенную опасность.

Вообще, конечно, спортивная зависимость (зависимость от упражнений) является социально-поощряемой зависимостью и определяют ее как многомерный малоадаптивный паттерн поведения спортсмена, приводящий к клинически значимому ухудшению или недомоганию, проявляющемуся в виде трех и более из нижеперечисленных признаков:



  • толерантность намерения - потребность во все увеличивающемся количестве тренировок для достижения желаемого эффекта или ослабление эффекта от прежнего объема тренировок;

  • симптомы отмены (тревога, утомление), для устранения которых требуется привычный (или даже больший) объем физической нагрузки;

  • эффекты намерения - повышение физической нагрузки относительно запланированной;

  • потеря контроля - настойчивое желание или неудачные попытки снизить объем тренировок или взять их под контроль;

  • время - увеличение количества времени на деятельность, необходимую для получения физической нагрузки;

  • конфликт - сокращение важной деятельности, направленной на общение, работу или отдых, потому что она препятствует запланированному объему тренировок;

  • продолжительность - продолжение тренировок, несмотря на информированность о физических или психологических проблемах, которые были вызваны или усугублены ими.

Нередко приходится наблюдать за тем, как люди в попытках сбросить лишний вес и приобрести красивые формы начинают переходить границы разумного, замыкая все свое существование на диетах и регулярных занятиях спортом. Как распознать проблему и решить ее?

Итак, определяем конкретные признаки: для людей, одержимых спортом, страх пропустить тренировку так велик, что ради сохранения привычного распорядка они готовы придумать любую причину, чтобы отказаться от других видов деятельности или развлечений, вплоть до того, что могут не явиться на празднование собственного дня рождения. Классический признак зависимости — синдром отмены при невозможности тренироваться в течение более чем 36 часов. Появляется беспокойство, напряжение, дискомфорт, чувство вины, бессонница, апатия, медлительность, головные боли и даже потеря аппетита.

Почему же возникает аддикция упражнений?

Как и любая другая зависимость, спортивная тоже основывается на физиологических и психологических причинах. С психологической точки зрения это, как правило, удовлетворение собственного эго, и особенно ярко это проявляется у людей, страдающих от чувства неполноценности, у тех, кто пережил в детстве психологические травмы. Усовершенствование своих физических возможностей и новые физические достижения помогают им достичь ощущения превосходства.



Физиологическая же сторона зависимости связана с тем, что во время физических нагрузок в организме вырабатывается целый комплекс гормонов, например, эндорфина — гормона счастья, именно потому после тренировок настроение обычно приподнятое, человек испытывает психическое возбуждение. Но тренировки сопровождаются и выбросом адреналина, серотонина и тестостерона, концентрация которых в организме во время физических нагрузок увеличивается в несколько раз. Именно эти гормоны вызывают в нас целую бурю эмоций, и чтобы испытывать это приподнятое настроение, человек готов на все, ведь некоторые из этих гомонов, например, эндоморфиновая группа, обладают ярко выраженным наркотическим действием и вызывают привыкание.

Отметим, на спорт «подсаживаются» люди с определенным складом психики, склонные к любым другим видам зависимости: наркотической, сексуальной, алкогольной, химической и др. Если человек, одержимый спортом, по каким-либо причинам перестает ходить в тренажерный зал, у него включаются пристрастия к азартным играм, наркотикам или сигаретам, а в отдельных случаях могут развиться и такие заболевания, как нервная анорексия, булимия и депрессия. Спортивная зависимость, как и любая другая, может человека погубить в прямом смысле этого слова.

Аддикция упражнений чаще встречается у лиц молодого и среднего возраста - среди спортсменов, людей, ведущих активный образ жизни. Как показали исследования по выявлению аддикции упражнений среди студентов американских колледжей, где принято заниматься спортом, она была обнаружена у 21,8% студентов, тренировавшихся 360 мин. и более в неделю. Вместе с тем, у лиц, занимающихся спортом непрофессионально, выявлено лишь 3% спортивных аддиктов.

Итак, по данным исследователей, повышенные спортивные нагрузки стимулируют выработку в мозгу так называемых гормонов удовольствия - эндорфинов и дофамина, то есть в мозге происходят биохимические изменения, аналогичные тем, что наблюдаются при употреблении опиатных наркотиков, таких, как морфин или героин.

Обычно мужчины начинают заниматься спортом, чтобы стать сильными и ловкими, суметь постоять за себя, а женщины - в надежде похудеть или сохранить хорошую фигуру. Но даже когда цель достигнута и результат закреплен, любители физкультуры продолжают качаться, тренироваться, бегать... С одной стороны, в этом нет ничего удивительного: бросишь упражняться - потеряешь форму, растолстеешь. Но, с другой, есть и еще более веская причина продолжать тренировки. И ее мы не всегда осознаем. Некоторые спортсмены, как профессионалы, так и любители, признаются, что, занимаясь спортом, испытывают физическое удовольствие сродни экстазу. Если испытывающий подобное человек прерывает занятия, он может плохо себя почувствовать. У него появляется ощущение физического дискомфорта, депрессия, наконец - иногда он даже заболевает. Многие связывают это с тем, что просто не имеют возможности поддерживать себя в форме, как привыкли. На самом деле, заядлым спортсменам не хватает привычной «дозы»! Особенно предрасположены к такой зависимости те, для кого физические упражнения - часть программы похудения. Занятия спортом они обычно сочетают с диетой. Специалисты называют это состояние «атлетической анорексией». При этом спортивные нагрузки, которые первоначально используются как средство для снижения веса, становятся неудержимой потребностью. Человек очень быстро доводит себя до стадии истощения, а остановиться уже не может…

Многим из нас с раннего детства втолковывали простую истину: чтобы не испытывать проблем со здоровьем, необходимо не только вести здоровый образ жизни (то есть отказаться от вредных привычек), но и регулярно заниматься спортом или хотя бы начинать каждый день с утренней зарядки. Сейчас же большинство людей гонятся скорее не за здоровьем, а за красотой своего тела, поэтому неудивительно, что, помимо конкретного вида спорта, так называемый фитнес привлекает все больше и больше людей по всей планете, став самым настоящим веянием моды.

Как правило, начиная с малого – то есть с обычных пробежек или элементарных упражнений, многие любители спорта резонно увеличивают нагрузки. И вот уже вчерашний бегунок ворочает многокилограммовые диски в тренажерном зале, пытаясь нарастить себе мышечную массу или сбросить лишние килограммы и стараясь добиться желаемого результата как можно быстрее. Однако такой фанатизм в отношении спорта может обернуться серьезной физической и психологической зависимостью от ежедневных тренировок. Другими словами, любители того же фитнеса через некоторое время становятся спортивными наркоманами, коих, например, в Италии насчитывается около 500 тыс. человек, причем эта цифра неуклонно растет.

Так чем же объясняется и в чем выражается пресловутая зависимость от спорта? Все очень просто: по данным исследований, если, к примеру, любитель фитнеса вдруг перестает ходить в спортзал, у него тут же «включаются» отделы головного мозга, отвечающие за пристрастие к алкоголю, сигаретам, азартным и компьютерным играм, но и стремление к использованию стероидов и анаболиков, что, естественно, никоим образом не добавляет им здоровья.

Физические упражнения и активные занятия спортом действительно являются источником уверенности в себе и эмоциональной стабильности, но, к сожалению, подобно любой другой зависимости, зависимость от спорта коррелирует с рядом умственных патологий, как тяжелых, так и не очень.

 Где же та критическая точка, за которой занятия фитнесом и спортом не только не способствуют развитию и тренировке организма, но оказывают на него негативное влияние? Для каждого человека эта точка наступает в разное время. К примеру, большинство людей может только мечтать о выносливости спортсменов, занимающихся олимпийским триатлоном. Что и говорить, не каждому по силам сначала проплыть 1,5 км, затем 40 км проехать на велосипеде и еще 10 км пробежать. И без перерыва на отдых!



А для кого-то предел физических возможностей организма - это всего лишь дополнительный «блин» на штанге или поход в фитнес-центр «сверх программы».

Многие люди так стремятся быть в хорошей форме, что порой им сложно умерить пыл и сделать перерыв в программе тренировок. Однако если после занятий спортом вместо прилива энергии человек постоянно чувствует усталость, физическое переутомление, то это повод насторожиться. Возможно, он перетренировался, став жертвой физических перегрузок.

Чтобы перетренированность не стала патологической, ее нужно вовремя распознать. Вот основные признаки:

• снижение активности, быстрая утомляемость;

• расстройство координации;

• требуется больше времени на восстановление сил;

• учащенное сердцебиение по утрам;

• повышенное давление в состоянии покоя;

• головная боль;

• потеря аппетита;

• боль в мышцах;

• желудочно-кишечные расстройства;

• ослабление иммунной системы;

• увеличение числа травм костно-мышечной системы;



• нарушения сна, бессонница.

Часть признаков носит физиологический характер, но не только. Обычно занятия физкультурой и спортом снимают стресс и улучшают наше самочувствие. Однако чрезмерно интенсивные занятия и тренировки имеют обратный эффект и могут вызывать раздражительность, агрессию, апатию и пониженную самооценку.

Еще один важный момент. Бывает, что переутомление вызвано не физиологическими, а скорее, психологическими причинами. Когда человек часами изнуряет себя в тренажерном зале, тренируется с повышенными физическими нагрузками, то едва ли можно говорить о его стремлении «улучшить свою форму». Скорее, это самая настоящая зависимость. Тренировки на грани изнеможения, с риском получить травму, а также смещение ценностей от шкалы «здоровье, самочувствии» в сторону «спорта» — все это признаки настоящей зависимости. Неслучайно, зависимость от спорта и фитнеса признана такой же реальной проблемой, как и пищевые расстройства. Только распознать спортивную зависимость гораздо сложнее. Регулярные перегрузки способны привести к серьезным проблемам с психическим и физическим здоровьем. Запирая себя в тренажерном зале, люди часто рискуют своим здоровьем…
Следует запомнить: П.Бэкеланд, аддикция бега (running addiction), термогеническая, катехоламиновая, эндорфиновая гипотезы, заместительная аддикция (laddiction de remplacement), компульсивная спортивная активность, превенция, эндорфин, атлетическая анорексия.
Вопросы и задания по Главе XI


    1. Что такое спорт для здоровья  и спорт высших достижений?

    2. Когда впервые появились работы, посвященные спортивной  аддикции?

    3. Что такое аддикция бега и в чем заключаются ее симптомы?

    4. Что представляют собой термогеническая, катехоламиновая и эндорфиновая гипотезы?

    5. В чем проявляются особенности страдающих аддикцией упражнений?

    6. Расскажите о психологических особенностях спортивных аддиктов.

    7. Каковы поведенческие и личностные особенности спортивных аддиктов?

    8. Что такое заместительная аддикция?

    9. В качестве чего иногда выступает компульсивная спортивная активность?

    10. Могут ли помочь экстремальные виды спорта при лечении зависимости от ПАВ?

    11. Почему возникает аддикция упражнений?

    12. Расскажите об основных признаках перетренированности и их отношении к спортивной аддикции.


Глава XII Пищевая зависимость: голодание и переедание
Каждый из нас с юности знает об алкоголизме, игромании, наркомании и других видах зависимости от чего-либо. Общество осуждает людей, страдающих этими заболеваниями, но находятся и такие, кто жалеет, понимая, что справиться с зависимостью очень тяжело, особенно самостоятельно. При этом многие не знают о том, что зависимость от еды уже давно стала считаться болезнью, преодолеть которую не так легко, как может показаться.

Еда может быть охарактеризована как амброзия и эликсир жизни. Для некоторых еда - биологическая необходимость, для других - страсть, которая становится манией. Специалисты описывают пищевую зависимость как заболевание, когда больной погружается в мысли о еде, о доступности еды и удовольствия от еды.

Существует три типа зависимости:


  1. Переедание, когда больной теряет контроль над количеством приемов пищи, которое он осуществляет. Человек не думает о том, что может быть ожирение или о том, сколько порций или какое количество еды человек должен съедать обычно. Будучи переедающим, он будет закрывать глаза на неконтролируемые приступы обжорства. Имеющие ожирение, эти люди будут страдать от гипертонии, артрита, диабета, болезней сердца и рака.

  2. Булимия (Bulimisa Nervosa) - это пищевая зависимость, когда больной переедает, но пытается поддерживать вес рвотой, использованием слабительных, избыточными физическими упражнениями и голоданием. Этот тип больных может страдать от проблем с зубами, такими как истончение эмали, чрезмерное количество полостей, опухание слюнных желез, нарушения в электролитном балансе. Также могут наблюдаться мозоли или шрамы.

  3. Анорексия (Anorexia Nervosa) - вид пищевой зависимости, когда больной опасается роста веса тела, из-за чего начинает самостоятельно голодать. Овладеваемый страхом об увеличении веса или ухудшении фигуры, больные впадают в навязчивое состояние в сохранении прежних показателей веса или объемов фигуры. У них могут развиваться такие проблемы, как нарушения менструального цикла, выпадение волос, нездоровая бледность кожи.

Общие признаки того, что вы зависимы от еды:

  • Нерегулируемая тяга к определенной еде. Некоторые люди зависимы от сладкого, другие от слабоалкогольных напитков, третьи - от кофе.

  • Постоянные или повторяющиеся приемы пищи. Отсутствие строго определенных часов для завтрака, обеда или ужина. Зависимые едят в течение всего дня.

  • Повышенное чувство голода при употреблении определенных продуктов.

  • Приступы беспокойства, чувство нервозности, низкий уровень сахара в крови, головная боль, боль в животе или урчание в желудке.

  • Синдром отмены («ломка»).

  • Усталость.

  • Чрезмерная раздражительность.

  • Нетерпимость к пище.

  • Чувство вины, вызванное едой.

Человек, который зависим от еды, не только обладает избыточным весом, он имеет проблемы со здоровьем и, зачастую, не очень счастливую жизнь. Таким людям очень тяжело сбросить лишние килограммы, так как они не представляют своего существования без любимой еды. Причина переедания, а, следовательно, и пищевой зависимости, кроется в отсутствии у человека достаточного количества положительных эмоций. Он пытается компенсировать этот недостаток, заменив настоящие эмоции искусственными, которые и находит в еде.

К сожалению, зависимые от еды люди зачастую видят в еде единственную отдушину и радость в жизни. Они поглощают пищу, не задумываясь о качестве и количестве съеденного. Еда становится своего рода спасением во время любых стрессовых ситуаций. Испортилось настроение? Кто-то расстроил? Отругал начальник? Наступили на ногу в транспорте? Чтобы избавиться от переживаний даже, казалось бы, в таких мелочах, человек, имеющий пищевую зависимость, автоматически тянется к холодильнику, чтобы «заесть» горе. Во время принятия пищи стресс «уходит», на душе становится легче. Но через какое-то время вновь наступает разочарование, и человек вновь пытается справиться с ним при помощи любимой еды…

Исследователи выявили причину пищевой зависимости. Во время принятия пищи люди испытывает чувство удовлетворения и наслаждения. Это связано с первобытными инстинктами, когда возможность добыть пропитание приравнивалась к наличию удачи, успешности и конкурентоспособности. Первобытный человек, сумевший найти еду для своей семьи, чувствовал себя победителем. Сейчас уже не нужно тратить долгие часы на то, чтобы добыть пищу, но люди продолжают испытывать удовлетворение во время трапезы.

Очень тяжело уловить момент, когда человек переступает грань между простым получением удовольствия и пищевой зависимостью. Это трудно сделать из-за того, что большинство людей не признают того, что у них есть определенные проблемы. Даже если человек понимает, что ест слишком много, он думает, что может остановиться в любое время и похудеть в кратчайшие сроки. Но это всего лишь иллюзия. На самом деле, избавиться от пищевой зависимости самостоятельно очень сложно, для этого нужно иметь буквально «железный» характер. В действительности жизнь зависимого от еды может превратиться просто в ожидание очередного приема пищи. С каждым днем время между перерывами от одной трапезы к другой будет сокращаться, и единственной радостью может стать любимая еда. Не слишком радужная перспектива, но такое может произойти, если вовремя не остановиться.

Очень тяжело сделать самый первый шаг на пути к исцелению. Но нужно понять, что еда – это не единственный источник удовольствия. Скольких дополнительных положительных эмоций лишает себя человек, зависимый от еды. Он не может полноценно общаться с друзьями и близкими, испытывая при этом весь спектр чувств, видеть красоту мира, окружающего его, радоваться восхитительной музыке, интересной книге и т.д. Не нужно бояться обратиться за помощью. Одному справиться с бедой гораздо тяжелее, чем с кем-либо.



Итак, пищевая зависимость - это состояние, при котором человек использует пищу не для утоления голода, а чтобы справиться с тревогой и волнением, развлечь себя и получить приятные эмоции. Еда, таким образом, становится способом решения самых разных проблем – на работе, в личной жизни, в финансовой сфере.

Как это выглядит на практике? Вместо свидания, которое отменено по неизвестной вам причине, вы покупаете набор пирожных, как компенсацию за несостоявшееся повышение на работе радуете себя огромной коробкой мороженого, ссору с сестрой «заедаете» плиткой шоколада. Успокоившись, человек часто пребывает в недоумении, искренне не понимая, зачем он столько всего съел. Но так повторяется снова и снова…



Пищевая зависимость – это серьезная проблема еще и потому, что возможность «заесть» сложности и неприятности – действительно реально. В тот момент, когда человек фиксирует внимание на приятных вкусовых ощущениях, действительно вытесняются негативные эмоции. Человек успокаивается, забывая про мирскую «несправедливость», неуспех, неблагодарное отношение окружающих его людей, чужую злость, зависть и недоброжелательность. Еда, таким образом, действует как доступный антидепрессант. Только вот после еды проблема никуда не девается, и решать ее все равно придется – доказывать на работе, что ты достоин повышения и т.д.

Нередко пищевая зависимость возникает не от наличия проблем, а… от их отсутствия. Когда жизнь скучна, в ней отсутствуют яркие впечатления и интересное общение, человека то и дело тянет к холодильнику.

Еще одна сложность заключается в том, что переедание стимулирует чувство голода. У зависимого от пищи человека меняется обмен веществ. Сразу после принятия пищи падает уровень глюкозы. Чтобы поддерживать его, человек начинает есть часто и много. Как правило, это происходит между любыми видами деятельности, а по вечерам – вплоть до самого сна. Это неминуемо приводит к таким проблемам, как ожирение, нарушение обмена веществ, потеря самоконтроля.

У пищевой, как и других форм зависимости, можно выделить признаки:



  • постоянные мысли о еде – чем бы сегодня перекусить, что купить в магазине, что вкусное приготовить;

  • сложность в контролировании себя, когда дело доходит до еды – например, невозможность довольствоваться 1-2 конфетами, а желание есть, пока не станет тяжело дышать;

  • импульсивное желание пищи, например, несмотря на недавний обед, человек видит в витрине магазина конфеты и срывается: покупает полкилограмма и съедает за один присест;

  • когда случается неприятность, у человека возникает желание купить себе что-нибудь в качестве «компенсации» этой неприятности;

  • регулярные обещания поощрить себя чем-нибудь вкусным после того, как человек сделает что-то нужное, но неприятное. Например, «я буду готовиться к экзамену до обеда, а потом куплю себя в награду шоколадку»;

  • отсутствие любимой пищи приводит к физическим страданиям (похоже на «ломку» у наркомана).

Зависимость от еды можно проверить следующими утверждениями:

  • Вы не можете остановиться, пока не доедите любимую еду (например, целиком всю шоколадку, пачку печенья и т.д.).

  • Вы часто переедаете – об этом дает знать тяжесть в желудке.

  • Вы любите наслаждаться едой в одиночестве.

  • Вы признаетесь себе, что есть нужно меньше, и начать питаться по-другому.

  • Вы испытываете чувство вины после еды.

  • Вы не любите делиться любимой пищей.

  • Вы нетерпимо относитесь, когда кто-то критикует ваши пищевые привычки.

  • Вы часто едите по ночам.

Сегодня уже существует целый ряд способов и приемов борьбы с пищевой зависимостью:

  • Арт-терапия  – лечение в ходе игр. На специальных занятиях человек учится выражать свои чувства и избавляться от стресса при помощи игровых ситуаций, а также творчества - рисованиялепкиконструирования.

  • Гештальт-терапия  – работа с зоной фантазии человека. Именно так это направление рассматривает неврозыстрахидепрессии и внутренние конфликты человека. Специалист помогает человеку осознать свои проблемы и научиться бороться с ними.

  • Телесноориентированная терапия  –проявление эмоций через движение. Нередко случается, что человек, больной булимией, не может почувствовать и расслабить желудок – его орган зажат. Пациентам предлагаются комплексы упражнений и йоги, чтобы решить проблему.

  • Групповая терапия - широко используется при лечении различных зависимостей, эффективна и в данном случае. Люди с похожими проблемами собираются вместе и обсуждают ситуации друг друга. На примере других пациенты учатся справляться со своей зависимостью.

  • Семейная терапия. Пищевые расстройства нередко возникают как протест. Например, муж не обращает внимания на супругу, возможно, изменяет ей. Как результат, она постоянно «на нервах» и пытается «заесть» свою семейную драму. Возможны и другие ситуации. Например, супруга предъявляет непомерные финансовые требования к мужу – упрекает его, что он мало зарабатывает. Муж начинает заедать беспокойство гамбургерами и запивать тем, что «погорячее». Семейный терапевт помогает супругам выговориться и прийти к компромиссу.

Пищевая зависимость относится к эмоциональному кругу и отличается от любой другой только одним — мы можем всю жизнь прожить без табака-наркотиков-алкоголя-азартных игр… Даже без близких отношений можно попробовать, чтобы избежать любовной зависимости… Но без еды — вряд ли… Максимум дней сорок протянем. 

Начинается все в раннем детстве. Если ребенок находится в тесном телесном и эмоциональном контакте с матерью помимо тех моментов, когда она его кормит — т.е. его баюкают, берут на руки, воркуют с ним, и в череде этих поглаживаний еще и кормят по его потребности, — пища остается одним из элементов контакта с любящим, защищающим миром, центром которого (как минимум до двухлетнего возраста) является мать. 

 Если у матери послеродовая депрессия, другие обстоятельства, отчуждающие ее от младенца, у него может возникнуть бессознательная связь: получить эмоциональное внимание и любовь можно только через пищу — ведь любая мать своего ребенка кормит, и кормление становится центральной частью их общения. Появляется ощущение, что только прием пищи гарантирует телесную и эмоциональную близость с любимым объектом.          
      В самом начале жизни, с точки зрения ребенка, на свете нет ничего, кроме него самого, и поэтому вначале мать – тоже часть ребенка. Первичная поддержка матери – важный фактор психического развития и становления отношений в раннем детстве. Она поддерживает равновесие окружающего младенца пространства, заботясь, чтобы мир «не обрушился» на него слишком рано или слишком сильно. Неуверенные в себе, тревожные или депрессивные матери не способны обеспечить такую поддержку, и ребенок может пронести свое раннее ощущение «шаткости» окружающего мира и отношений с близкими через всю дальнейшую жизнь. 

 Если мать недостаточно хороша и на первом году сформировалась цепочка: только прием пищи - гарантия телесной и эмоциональной близости с любимым объектом, пища может стать и здесь основным утешением. Но теперь уже в ситуации отделения от матери. К этому есть много предпосылок: еда всегда связана с удовольствием, причем, получение этого удовольствия – в отличие от многих других — по мере взросления все больше возможно в автономном, независимом от других, формате. 

Таким образом, пищевая зависимость получает еще одно подкрепление. Если значимые другие могут отказываться выполнять желания ребенка, то, по мере взросления, он все больше получает доступ к самоудовлетворению через еду.

 Таким образом, в раннем детстве завязываются основные корни пищевой зависимости:

1. Восполнение едой дефицитов любви, признания, внимания к себе.

2. Восполнение едой своей устойчивости перед атаками негативных эмоций и страхов.

3.Приобретение через еду стрессоустойчивости.

4. Получение через еду утешения и поддержки.



5. Укоренение веры в то, что еда – основной и самый безопасный источник удовольствия.

Итак, обыденное сознание еще мирится с болезненной зависимостью от наркотиков, алкоголя, табака, но от пищи? 

Пищевое пристрастие заключается в потребности частого приема пищи, своеобразной прожорливости. Переедание может быть постоянным либо приступообразным, обостряясь в неблагоприятных жизненных ситуациях. Оно может сопровождаться ожирением, но не обязательно. Пищевая зависимость - наиболее социально приемлемая форма пристрастий, хотя избавление от нее - довольно долгий и сложный процесс. 

Но, вероятно, у любого человека на протяжении жизни был эпизод переедания - обжорства. В чем его причина? 

Нередко потребность в пище усиливается в ситуации стресса либо, наоборот, его отсутствия, в атмосфере скуки. Вспомним, человек рождается, и первое, что он делает - интенсивно прижимается к груди матери, откуда получает пищу. Со временем сосательный рефлекс угасает (но не у всех, считают западные психологи, которые склонны усматривать первопричину злоупотребления алкоголем в стремлении получить вожделенную алкогольную «соску»).

С появлением зубов человек приобретает возможность жевать, вгрызаться в пищу. Этот механический акт приносит удовлетворение, запоминается, нередко становясь автоматическим. В ситуации избытка или недостатка внешней стимуляции, то есть при стрессе или скуке, этот акт оживляется, в результате чего люди постоянно что-то грызут.

Имеются ли аналоги переедания? 

Полных аналогов нет, так как здесь кроме сосательно-жевательных рефлексов задействован и более глубинный - пищевой инстинкт. Отдельные же элементы гашения «тревоги губ» путем загрузки их работой существуют. Это грызение ногтей, кожной лунки вокруг них, кончика карандаша, семечек, жевательных резинок, слизистой внутренней поверхности губ. 

Да, тревога имеет множество внешних проявлений. Это и напряженная поза, и скованность мышц лица, плечевого пояса, и резкие повороты головы, и непроизвольные движения пальцев, подрагивание ног, покачивание тела и т. д. Более выраженная тревога может проявляться в потребности передвигаться, поглощать пищу. 
Симптомы «тревожных ног» и «тревожных губ» схожи, так как при этом наблюдается инверсия пассивной тревоги в активное движение. Но существует мнение, что поглощение пищи нередко является проявлением депрессии. При тревожной депрессии, так как при более глубокой - апатической депрессии возникает снижение влечения к пище, а тяжелый депрессивный ступор может сопровождаться полным отказом от нее. Повышенная потребность в пище при неглубокой тревожной депрессии является признаком борьбы организма с понижением эмоционального уровня. И действительно, поглощение большого количества пищи на некоторое время повышает настроение. Не исключено, что при этом вырабатываются эндорфины - гормоны счастья, так же, как при употреблении алкоголя, наркотиков. 

Со временем происходит привыкание к пище, повышается пищевая толерантность - организм не удовлетворяется прежним количеством съеденного и требует большего. Этому способствует физиологический фактор - увеличение объема желудка, а, следовательно, и площади всасывания. Словом, формируется порочный круг. 
Как же избавиться от потребности постоянно жевать? 

Растормозившиеся рефлексы остановить довольно сложно, а при переедании возникает возбуждение пищевого центра, пищевого инстинкта. Те средства для похудения, которые предлагаются в изобилии, не учитывают одно обстоятельство - пациентам важно не столько удовлетворить голод, сколько что-то постоянно подкладывать в рот. Здравый смысл подсказывает, если потребность в жевании сильна и это приносит психологический комфорт, улучшает настроение, то целесообразно есть низкокалорийные продукты, дробными малыми порциями (например, ягоды черной смородины, фрукты, кусочки рыбы с овощами). Кстати, худые французы едят часто и пьют тоже немало, но разовые дозы, небольшие, продукты низкокалорийные, а вина низкоградусные. 

Какие профилактические меры можно предпринять, чтобы любовь к еде не перешла в зависимость от нее? 

Вы заметили, что любители поесть почти не забывают о регулярности питания, иногда же забывчивость просто необходима. Далее, хорошее и обильное питание приводит к скорому одряхлению организма - увеличивается объем желудка, требуется много ферментов для переработки пищи, организм работает в экстремальном режиме. Притом одноразовые большие объемы пищи способствуют растормаживанию и закреплению пищевого влечения, так как процесс жевания длится долго. Необходимо создавать конкурирующее влечение. Известно, что у влюбленных нет аппетита, так же, как и у творческих людей в период работы - тяга к пище перебивается любовной и творческой доминантой! При усилении потребности в пище в состоянии тревожной депрессии следует разобраться в причинах эмоциональных сдвигов. Соблюдение всех этих условий может помочь избежать пищевой зависимости. 
В русском языке, кстати, широко отражена связь между любовью и питанием: «Любимый - значит сладкий»; «Желать кого-то - значит испытывать любовный голод»; «Завоевать чье-то сердце - значит завоевать чей-то желудок». Данная связь берет начало, как мы выяснили, в младенческих переживаниях, когда сытость и комфорт сливались воедино, а теплое тело матери при кормлении давало ощущение любви.

Фрустрация витальных потребностей в раннем возрасте с большой вероятностью приводит к проблемам в развитии ребенка. Исследователи действительно видят причину пищевых аддикций в нарушенных ран них взаимоотношениях между младенцем и матерью. В частности, мать может заботиться о младенце в соответствии с ее собственными потребностями, а не с потребностями ребенка. Когда сигналы ребенка не получают отклика, ребенок не может вырабатывать здоровое ощущение самости. Вместо этого ребенок переживает себя просто как продолжение матери, а не как полноправное автономное существо.

Не менее важно эмоциональное состояние матери во время кормления младенца. Результаты исследований убедительно подтверждают тот факт, что регулярное, но безэмоциональное кормление не отвечает потребностям младенца. Если младенцы детского дома оставались более 5 месяцев в таком режиме, четверть из них умирала от нарушений пищеварения, остальные демонстрировали тяжелые душевные и физические нарушения. Если же количество сиделок увеличивалось настолько, что каждый ребенок при кормлении брался на руки, и кормление сопровождалось улыбкой, то нарушения не возникали или исчезали. Таким образом, кормление младенца является коммуникативным процессом.

Нарушенное пищевое поведение может быть связано с нарушенными ранними отношениями со значимыми объектами, с переживанием дефицита защищенности и любви. Личность как бы изначально утрачивает способность ощущать сытость и удовлетворенность. Пища подобно наркотикам бессознательно выбирается для защиты от инфантильных аффектов, например, депрессии и страха. Вследствие этого затрудняется контроль над употреблением пищи. Человек может неконтролируемо поглощать пищу или, напротив, тратить все силы на то, чтобы контролировать свой аппетит.

Данное поведение также связано с тем, что современные средства массовой информации буквально навязывают в качестве идеала образ худощавой красавицы. Кроме того, во многих культурах еда действительно изобильна, что также способствует неадекватному пищевому поведению.

По мере повышения уровня жизни увеличивается и частота нарушений пищевого поведения.

В целом пищевые аддикций не представляют серьезной опасности для личности или общества. В то же время, такие крайние варианты пищевой зависимости, как невротическая анорексия (с греч. «отсутствие желания есть») и невротическая булимия (с греч. «волчий голод») представляют чрезвычайно серьезные и труднопреодолимые проблемы.

Название «невротическая анорексия» может вводить в заблуждение, поскольку оно наталкивает на мысль, что центральной проблемой в данном случае является потеря аппетита (все-таки гораздо чаще у девушек). Фактически, проблема связана с фанатическим стремлением к стройности и подавляющим страхом стать толстой (толстым). Поведение при нервной анорексии может выглядеть как отказ от еды или резкие ограничения в питании. Например, дневной рацион может состоять из половинки яблока, половинки йогурта и двух кусочков печенья. Это также может сопровождаться вызыванием рвоты, приемом слабительного, чрезмерной физической активностью, употреблением средств, ослабляющих аппетит, или слабительных препаратов. При этом неуклонно наблюдается выраженная потеря веса. Характерна одержимость специфической сверхценной идеей - иметь астеническое сложение. Расстройство, как правило, начинается перед пубертатным периодом, приводит к нарушениям полового развития, замедление роста тела, которое при ремиссии часто бывает обратимым. На стадии резко выраженной кахексии (истощения) наступают нейрофизиологические нарушения: неспособность к концентрации внимания, быстрая психическая истощаемость.

У большинства пищевых аддиктов отмечаются:

- утрата контроля;

- расстройство схемы тела (касается чаще всего наиболее чувствительных областей - таких, как живот, ягодицы и верхняя часть бедер);

- с течением времени утрачивается восприятие голода и насыщения;

- почти всегда имеет место исключительно низкая самооценка;

- в ходе заболевания и нарастающей кахексии круг интересов сужается, исчезают социальные связи и нарастает депрессивный сдвиг настроения;

- наблюдаются также выраженные ритуалы приема пищи и навязчивые мысли, касающиеся в основном еды и калорий;

- проявляется незначительный интерес к сексу и чрезмерное стремление к успехам.

Психопатологические феномены частично зависят от веса тела и исчезают при его восстановлении.

Нарушение пищевого поведения связано с биологическими, культуральными, семейными и интрапсихическими факторами. Выделяют следующие факторы риска:

- пубертатный возраст;

- женский пол (в 90 -95 % случаев);

- сильное влияние идеала худобы (например, у фотомоделей или профессиональных спортсменов);

- стресс в связи с высокими требованиями к себе (например, у студенток, изучающих медицину);

- недостаточная способность воспринимать собственные ощущения;

- семейные конфликты и слишком тесные взаимоотношения;

- очень раннее наступление пубертата;

- близнецовый фактор;

- инсулинозависимый диабет.

Данное расстройство считается особенно тесно связанным с проблематикой подросткового возраста. Распространена следующая интерпретация: анорексия является способом решения проблем путем снижения веса. Согласно этой теории, с помощью голодания физические признаки полового созревания сводятся на «нет», что позволяет девушке «оставаться ребенком» и уклоняться от свойственных возрасту психосексуальных требований. Возрастные проблемы самоидентичности и автономии (отделения от родителей) переводятся на «поле битвы в области питания», благодаря чему длительно сохраняются симбиотические отношения с семьей.

Большинство девушек с невротической анорексией имеют устойчивое убеждение, что они «плохие, безобразные, неуспешны. В действительности, данное нарушение чаще встречается именно у «хороших девочек». Нервную анорексию иногда называют болезнью отличниц. Эти девочки всю жизнь старались соответствовать ожиданиям своих родителей, но неожиданно стали упрямыми, негативистскими в подростковом возрасте.



Похоже, что невротическая анорексия развивается как попытка «самолечения» через дисциплину тела выработать ощущение самости и межличностной эффективности.

Семья аноректической личности внешне может выглядеть как гармоничная. В то же время, для семейной атмосферы характерны: чрезмерная ориентация на социальный успех, напряженность, вязкость, чрезмерная заботливость и гиперопека, уход от решения конфликтов. Нарушенное поведение может представлять протест против чрезмерного контроля в семье.

Личности с другой пищевой аддикцией - невротической булимией - обычно отличаются относительно нормальным весом. Булимия - это не болезнь и не просто привычка. Это поведенческий паттерн, который является следствием ряда причин, и коренится в культуре, где булимия, похоже, распространяется все шире. Например, люди могут иметь нарушенное пищевое поведение по одной из схем:


  • приступообразное поглощение огромного количества еды (аппетит появляется внезапно); 

  • постоянное питание (человек ест не переставая); 

  • отсутствие сытости (человек съедает огромное количество пищи, не ощущая сытости); 

  • ночное питание (приступ голода случается ночью). 

Кроме частых приступов переедания булимия характеризуется активным контролем веса с помощью частых рвот или использования слабительных.

В то время как анорексическая личность характеризуется большей силой Эго и большим контролем супер-Эго, булимическая может страдать от общей неспособности задерживать разрядку импульса, базирующуюся на ослабленном Эго и ненадежном супер-Эго. Чрезмерная еда и очистка желудка не являются единственными проблемами, нередко они сосуществуют с импульсивными саморазрушительными сексуальными отношениями или употреблением наркотиков.

Булимические личности обычно используют межличностные отношения как способ самонаказания. Источником потребности в наказании может быть бессознательная агрессия, направленная против родителей. Эта ярость смещается на пищу, которая поглощается и разрушается. Люди с пищевой зависимостью, в целом, не могут регулировать удовлетворительным образом свои отношения, так что они смещают конфликты во взаимоотношениях в пищу. Если анорексические личности удерживают контроль над своими агрессивными чувствами по отношению к людям отказом, то булимические - символически разрушают людей путем рыдания до тошноты и рвоты.

Булимическая семейная система включает в себя потребность каждого ее члена воспринимать себя как полностью хорошего. Неприемлемые качества в родителях часто проецируются на булимического ребенка, который становится накопителем всего «плохого». Бессознательно идентифицируясь с этими проекциями, ребенок является носителем семейной жадности или импульсивности. В результате фокус внимания смещается с конфликтов между родителями на «проблемного» ребенка. Исследования подтверждают, что переедание действительно является защитой против бессознательного страха потерять контроль и быть покинутым.

Рассмотренные пищевые аддикции плохо поддаются коррекции. Это может объясняться тем, что пища является слишком привычным и доступным объектом, что в происхождении данного нарушения активно участвует семья, что в обществе доминирует идеал стройности, наконец, что нарушенное пищевое поведение в ряде случаев носит характер системного функционального расстройства. При оказании помощи личности с пищевой зависимостью важно помочь ей понять психологическое значение нарушенного поведения. Коррекция также предполагает активное вовлечение семьи (прежде всего, в форме семейной терапии). В тяжелых случаях рекомендуется отрыв аддикта от семьи, медицинское вмешательство и строгий контроль пищевого поведения и веса в условиях медицинского учреждения в сочетании с интенсивной психотерапией.



Да, аддиктивное поведение представляет собой многоуровневое (биопсихосоциальное) расстройство, фиксированное на использовании какого-либо объекта. При определении ведущих причин конкретного случая аддиктивного поведения, а также для планирования психолого-социальной помощи требуется сочетание комплексного и индивидуального подходов. Связь изучаемых проблем с ранними переживаниями и травмами (предположительно на первом году жизни - для пищевых нарушений) отчасти объясняет особую стойкость зависимого поведения. В то же время, представляется крайне опасным взгляд о фатальности и неизлечимости зависимостей. Опасное для жизни зависимое поведение можно и нужно остановить. «Вылечить» зависимого человека сложно, тем более помимо его желания, но сам человек вполне может справиться с зависимым поведением при условии признания зависимости, осознания личной ответственности за позитивные изменения и получения необходимой помощи.

В течение последних лет, наблюдая бум операций по снижению веса, ученые заметили необычный феномен: некоторые уже не переедают, но приобретают другие зависимости – алкоголизм, страсть к азартным играм или покупкам. Осознание проблемы только начинается. Некоторые центры хирургического лечения ожирения говорят, что начинают оказывать психологическую помощь пациентам по этому вопросу. Центры злоупотребления химическими веществами, включая Центр Бетти Форд в Калифорнии, говорят, что некоторые пациенты, перенесшие такую операцию, обращаются к ним по поводу новых зависимостей.

Некоторые психологи называют это «переносом зависимости», результатом лечения от злоупотребления химическими веществами, когда пациент меняет одну навязчивую привычку на другую. В Центре Бетти Форд примерно 25% вылечившихся алкоголиков перешли на новый препарат, например, опиаты. 

Такое поведение обычно объясняют как психологический феномен, когда пациент ищет новые стратегии, чтобы заполнить внутренний вакуум. Но эксперты по злоупотреблению химическими веществами научились расшифровывать мозговые пути зависимости, и некоторые исследователи пришли к мысли, что замена одних пристрастий другими может иметь неврологическую основу.

Новая волна исследований наводит на мысль, что биохимические причины пищевой зависимости очень похожи на те, что лежат в основе саморазрушительных зависимостей – алкогольной и кокаиновой. Алкоголь вызывает особое беспокойство в случае с пациентами, сбросившими вес хирургическим путем, потому что некоторые варианты операции могут изменить у пациентов процессы метаболизма алкоголя, которые начинают протекать гораздо сильнее. 

Изучение сходства между пищевой зависимостью и другими зависимостями все больше привлекает Национальный институт проблем наркомании (США), который тратит на исследования проблем ожирения примерно 1,4 млн. долларов ежегодно. Ученые Института надеются переложить на фармацевтическую отрасль масштабное исследование ожирения в попытке найти новые составы, которыми можно одновременно лечить различные типы расстройств импульсного контроля. 

Десятки клинических исследований методов лечения зависимости ведутся в Национальном институте здравоохранения. Препарат от эпилепсии, который компания Ortho-McNeil Neurologics продает под названием Topamax, в настоящее время испытывают для лечения обжорства, алкогольной и кокаиновой зависимости, страсти к азартным играм. 

Антидепрессант Wellbutrin и препарат Zyban для бросающих курить компании GlaxoSmithKline в настоящее время исследуется для лечения страсти к азартным играм, ожирения, никотиновой зависимости и алкоголизма. Управление по контролю за качеством продовольствия и медикаментов изучает действие препарата Rimonabant компании Sanofi-Aventis при лечении ожирения и сопутствующих заболеваний, но также и при лечении алкоголизма. 

Оценки, касающиеся распространенности новых зависимостей после операций по снижению веса, различны. Считается, что лишь у 5% пациентов после операции возникают новые зависимости: алкоголизм, страсть к покупкам и курение. Он добавляет, что связь новых зависимостей с операциями не доказана. 

В центре хирургии ожирения U.S. Bariatric во Флориде терапевты полагают, что новые зависимости возникают у 20% пациентов. Психолог Мелоди Мурхед, выступавшая на конгрессе Американского общества хирургии ожирения (2010), привела предварительные данные, свидетельствующие о том, что примерно у 30% пациентов после операции возникают новые зависимости. Но она считает, что вопрос требует дальнейшего изучения. 

Одной из вероятных причин различия оценок, возможно, является то, что алкоголизм проявляется через несколько лет, когда хирурги уже не наблюдают за пациентом пристально. И некоторые пациенты могут не видеть связи между своим пьянством и операцией либо не сообщить о проблеме хирургу.

Некоторые врачи называют это обычным совпадением. Операции производят в человеке глубокие изменения, физические и психические. Даже если это изменения к лучшему, они могут породить у человека проблемы с активным злоупотреблением химическими веществами. 

Операция по шунтированию желудка, на долю которой приходится 75% всех американских операций по поводу ожирения, включает в себя выделение части желудка в карман, который обходит верхнюю часть тонкого кишечника. В результате алкоголь быстро попадает в кишечник и в кровоток.

Это стало болезненной проблемой для хирургов, занимающихся лечением ожирения, после того, как некоторые исследования поставили вопрос о долгосрочной пользе процедуры для здоровья. Обширное исследование 60 тыс. пациентов, перенесших шунтирование, результаты которого были опубликованы в журнале Journal of the American Medical Association, показало, что 40,4% пациентов попадали в больницы как минимум один раз в течение трех лет после операции, то есть вдвое чаще, чем в течение трех лет перед операцией. Кое-кто надеется, что опасения, связанные со злоупотреблением химическими веществами, усилят интерес к психологической помощи пациентам. 

Некоторые исследования наводят на мысль, что ожирение может защищать от других видов зависимости. В исследовании 9125 взрослых, результаты которого опубликованы в журнале Archives of General Psychiatry, было обнаружено, что у людей с ожирением вероятность злоупотребления химическими веществами на 25% ниже. В 2009 г. ученые из Университета Флориды опубликовали результаты обследования 298 женщин, показав, что среди женщин с ожирением уровень потребления спиртного ниже, чем в среднем по стране. Некоторые люди удовлетворяют свои навязчивые потребности пищей, другие – алкоголем. 

Томографические исследования наводят на мысль, что у людей с ожирением и у тех, кто злоупотребляет химическими веществами, в мозгу повышен уровень допамина, отвечающего за страстные желания.

ос
Следует запомнить: булимия, анорексия, ситуации отделения от матери, симбиотические отношения с семьей, болезнь отличниц, культуральные, семейные и интрапсихические факторы, кахексия (истощение), доступный антидепрессант.
Вопросы и задания по Главе XII


    1. Дайте общее представление о трех типах пищевой зависимости.

    2. Расскажите об общих признаках пищевой зависимости.

    3. В чем заключаются основные причины появления зависимости от еды?

    4. Каким образом еда становится способом решения самых разных проблем?

    5. Расскажите о критериях и способах проверки наличия пищевой зависимости.

    6. Дайте представление о способах и приемах борьбы с пищевой зависимостью.

    7. Расскажите о «детских корнях» пищевой зависимости.

    8. Какие факторы ведут к нарушению пищевого поведения?

    9. Расскажите подробно о невротической булимии и невротической анорексии.

    10. Что такое «перенос зависимости»?



Каталог: upload -> 2014
2014 -> Учебное пособие для студентов высших учебных заведений
2014 -> Методические рекомендации по проведению психолого-педагогических исследований дошкольника
2014 -> Учебное пособие для студентов высших учебных заведений
2014 -> Учебное пособие междисциплинарного курса
2014 -> Практикум для студентов всех специальностей по освоению
2014 -> Методическая разработка для тренеров-преподавателей мбоудод сдюсшор №2 «Красные Крылья», «Средства восстановления в спорте»
2014 -> Методические рекомендации для преподавателей по проведению учебной дисциплины огсэ. 03. Психология общения Разработчик
2014 -> Методическая разработка «Синдром эмоционального выгорания»
2014 -> «Пути преодоления межнациональных конфликтов» по учебной дисциплине «Этика и культура межнациональных отношений»
2014 -> Учебное пособие для студентов высших учебных заведений


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   ...   22


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2019
обратиться к администрации

    Главная страница