Учебное пособие для студентов высших учебных заведений


Глава XIII Религиозный фанатизм или религиозная аддикция?



страница11/22
Дата12.05.2016
Размер2.38 Mb.
ТипУчебное пособие
1   ...   7   8   9   10   11   12   13   14   ...   22
Глава XIII Религиозный фанатизм или религиозная аддикция?

В последние годы, в связи с расширением деятельности самых разнообразных религиозных структур, в том числе и тоталитарных религиозных сект, широкое распространение получила проблема зависимости от них.



Хотя религиозная аддикция может развиться в рамках любой конфессии, наибольшим аддиктивным потенциалом, безусловно, обладают секты, причем, повторимся, секты тоталитарные, применяющие разнообразные психотехники при вербовке неофитов и во время проведения религиозных ритуалов.

Большая часть людей (но не все!) попадает в секты в состоянии психологического кризиса, отчаянья, вызванного неудачами, болезням и тому подобными причинами. Секты используют именно это состояние, чтобы «помочь» человеку реализовать потребность в заполнении душевной пустоты, снизить тревогу, обещая быстрое и окончательное решение вопросов.

Как правило, секты стремятся к контролю. Здесь посредником между Богом (богами) и членами общины выступает некий учитель, гуру, нередко наделенный практически неограниченной властью. Религиозную зависимость и отличает устойчивая потребность переложить ответственность за свои взаимоотношения с Богом на сильного наставника, учителя или старца, который должен установить регламент взаимоотношений с Богом: что читать, что есть, сколько спать и т.д. Иногда религиозная зависимость может скрываться за вполне притягательными для определенного типа людей формулировками: «отсечь свою волю»; «принести свою свободу в жертву Богу в лице наставника». Вряд ли человек без воли и без уверенности в собственной ценности способен на какой-либо значимый поступок. Но, попав в кризисную ситуацию, бывает, что он непрестанно ищет, кто бы ему «дал совет», кто бы решил за него его проблемы. По мнению Ц.П. Короленко и Т.В.Дмитриевой (2001), «сравнение изменений, происходящих в психике человека в результате его участия в секте, с изменениями, возникающими при аддикции, может проводиться и с количественной стороны, выражаясь в том и другом случае в стремлении человека получать все больше переживаний».



В последние годы отмечено сильное влияние сект, включающее в себя восточную медитацию, попытки исцеления, тантрические ритуалы, мистическую терапию, карты Таро, канализирование70. Погружение человека в мир достаточно далеких представлений, способствует стимуляции глубинных сфер его подсознания. Такое состояние непривычно, представляет угрозу для целостности психики. Угроза заключается в возможности прорыва и инфляции сознания материалами коллективного подсознания. Принятые в восточных культурах подходы интерпретируются и применяются сектами в соответствии с разработанными в них практиками индоктринации71.

Специалисты, изучающие эти явления, обращают внимание на то, что участие в сектантских группах приводит к появлению эмоциональной регрессии, в процессе которой изменяется точка зрения человека на происходящие в мире события с незаметным, постепенно углубляющимся разрывом с реальностью. Предлагаемое сектами бегство в призрачный мир приводит к самоизоляции и отчуждению. Существует угроза расщепления сознания, что клинически проявляется в появлении психических нарушений. Известно, что у человека, подвергнутого сенсорной депривации в течение длительного времени, даже без специального индоктринирования, возникает значительное оживление функционирования так называемого архаического мозга со стимулированием воображения, фантазий, с появлением снов наяву (специальные методы индоктринации усиливают этот процесс и придают ему определенное содержание).

Специалисты по деструктивным культам обращают внимание на то, что приблизительно половина членов различных групп проявляют психотические шизофреноподобные изменения, нарушения восприятия. Все это приводит к невозможности справляться с задачами повседневной жизни. По мере потери человеком этой способности у него нарастает отчуждение, снижается толерантность к трудностям. Возникает опасность возникновения аддикций.

В процессе деятельности сект происходит совершенствование используемых ими техник и ритуалов.

Большая часть людей попадают в секты в кризисных ситуациях. Интеграция в группу, осознание и впитывание в себя идей спасения и излечения приводит к ощущению того, что сбывается какая-то мечта с возникновением убеждения в исполнении духовных надежд.

Секты реализовывают стремление человека заполнить имеющийся у него психологический дефицит и преодолеть тревогу. Экзистенциальный страх, появляющийся у человека, делает его идеальной жертвой различных тоталитарных групп, в которых он освобождается от беспокоящих его мыслей. После пребывания в секте процесс возврата в реальность труден, так как путем аутосуггестии72 человек убеждает себя в том, что он получает в группе именно то, чего он хочет. Секты обещают окончательное решение вопросов по принципу «fast food» (быстрого питания). Соблазнительность сект заключается в обещании немедленного исполнения желаний. Пребывание в секте сопровождается попаданием человека в глубокую психологическую деструктивную зависимость от нее. Некоторые авторы называют эти психические изменения руинизацией психики, при которой человеку становится все труднее использовать свои потенциальные интеллектуальные и волевые возможности.

Секты стремятся к контролю, к власти ограниченного круга лиц. Это стремление, естественно, не рекламируется. Различные учения, способы спасения, групповые ритуалы предлагаются для того, чтобы за их занавесом скрыть реальные цели, преследуемые сектами. Реальность оказывается противоположной тому, что секты обещают. Например, вместо обещанных сектой свободы, просветления, разрешения проблем, человек получает контроль над своим сознанием, отчуждение и деперсонализацию. Руководители сект делают членов своими добровольными последователями, проявляющими слепое послушание. Надежда на спасение души в секте способствует потере своего Я и формированию готовности делать все, что требуют. На это рассчитывают руководители сект, индоктринирующие членов и делающих их послушными инструментами реализации своих идей.

Индоктринация является массивным психологическим средством влияния на индивидуума или группу с целью внедрения мнения, идеи, системы взглядов, отношения к происходящим событиям и др. Наибольшее значение имеет внедрение стереотипа мышления в рамках определенной парадигмы, появляющееся под воздействием массивного психологического давления. В результате индоктринации члены секты попадают в многостороннюю зависимость от группы. Опасность динамики, имеющей место в секте, заключается в том, что психологическая манипуляция происходит незаметно и членами секты не распознается. Поэтому члены группы лишены возможности развить стратегии психологической защиты. У вновь прибывших в секту складывается впечатление о спонтанности своих эмоций, добровольности поведения. Они убеждены в том, что предлагаемые им убеждения соответствует их собственным идеалам, неоформленным и нереализованным до момента попадания в секту. Остальные члены секты воспринимаются вновь прибывшими как приятные, всегда готовые прийти на помощь люди. Происходит бомбардировка новичков любовью членов секты со стажем. Интересно отметить, что родители не являются сколько-нибудь серьезным препятствием, мешающим вступлению в секту, в силу того, что их влияние менее сильно, чем влияние  членов секты.

В работах по изучению техники аудитинга, применяемого в сектах, отмечается, что применяемые суггестивные процедуры делают человека подверженным манипуляциям аудитора (терапевта). Суггестивные процедуры ослабляют контроль над реальностью, человек начинает верить в то, что он может вспомнить события, происшедшие с ним до рождения. По мере роста зависимости человек начинает чувствовать свою избранность, в связи с развитием у него способности к преодолению какого-то барьера, например, появления возможности выхода за пределы собственной жизни, воспоминаний себя в другом времени. Все это интерпретируется как признаки духовного выздоровления. Возможна реализация тенденции изоляции пациента от родителей, от семьи путем привития ему чувства вины в том, что существующие ранее отношения с родителями были несовершенны. Родители, сопротивляющиеся влиянию сект, попадают в категорию подавляющих лиц, являющихся потенциальным источником неприятностей. Способ воздействия является безличностным, выходящим за пределы личности, аудитор никогда не вникает в личные проблемы пациента, безучастно сидит, а, возможно и насвистывает какую-то мелодию, несмотря на переживаемое пациентом во время терапии кризисное состояние. Такое поведение заимствуется в какой-то степени из психоанализа, но вызывает у лабильных, неуверенных в себе людей тревогу, депрессию, психотические расстройства, что делает человека еще более внушаемым.

Для многих сект характерна тоталитарная структура с тенденцией к групповому принуждению и полному подчинению членов вплоть до совершения массового самоубийства, (например, массовое самоубийство, включающее убийство почти 300 детей в Джонстауне в 1978 году, трагедия секты Давида в 1993 году и др.).

Выделены следующие фазы в индоктринации членов сект:

1. Фаза вербовки осуществляется людьми, интуитивно чувствующими потенциального члена секты. На этой фазе происходит эмоциональное дестабилизирование человека и запутывание в противоречиях. Вербующий член секты старается вызвать доверие на длительное время, демонстрирует желание оказать помощь нуждающемуся, направив его на верный путь. Человек, осуществляющий вербовку, выглядит воодушевленным, радостным, проявляет себя членом сообщества, которое всех делает счастливым.

2. Введение в учение заключается в изложении основных положений предлагаемой доктрины. Основной задачей этого этапа является психологическая привязка вербуемого человека с вовлечением его в провозглашаемую идеологию, в смысл таинства. Форма вовлечений может быть разнообразной: курсы, семинары, лекции, богослужения, изучение книг, просмотр видеокассет, во время которых учения, излагаемые основателями секты, выдаются порционно. Наблюдается тенденция связывать людей новыми обязанностями, не оставляя им времени для самостоятельного критического осмысления происходящего. Активно используются комплименты и похвалы. Таким образом, человек получает приятную для него эмоциональную поддержку. Процесс ввода в учение направлен на усиление контроля над мыслями и чувствами. Активно используется аутосуггестия, при которой человек начинает считать, что он получает в секте именно то, к чему стремился. Создается своеобразная картина иллюзорного мира, обладающая аддиктивной привлекательностью. Вербовщики пытаются убедить человека в том, что пребывание в секте сделает его приближенным к элите, открывшей для себя особую правду. Постепенно у вербуемого исчезает критическое отношение, которое могло присутствовать ранее. Параллельно прививается стремление к достижению значимой цели.

Индоктринация приводит к появлению у людей новой идентичности, новой, личности, думающей, чувствующей в иных категориях, используется другая система ценностей. Формируется новая, аддиктивная личность.

Наличие новой идентичности приводит к расщеплению личности с возникновением в подсознании ощущения опасности и несоответствия. Существует точка зрения, свидетельствующая о том, что сформированная у человека аддиктивная личность конфронтирует с прежней личностью. Ощущение раздвоенности может провоцировать эмоциональное напряжение. Подсознательные импульсы при наличии двойной идентичности не контролируются в достаточной степени. Возможность прорыва энергетического потенциала из глубины подсознания возрастает в этих состояниях. Имеет значение не только явление расщепления (наличие двух личностей - аддиктивной и условно нормальной), но и содержание переживаний аддиктивной личности.

Спецификой формирования аддиктивной личности в рамках секты является более выраженная опасность возникновения психического заболевания, что подтверждается практикой. Анализ показывает, что психические нарушения шизофреноформного характера у патологических азартных игроков, у лиц с перееданием, встречаются реже, чем у членов тоталитарных сект. Аддикция к секте в этом плане представляет значительно большую опасность.

Со временем у члена секты критическое осознание угнетается, прежняя личность вытесняется;

Увеличивающаяся связь с группой проявляется в разрыве человека с прежними корнями. Жизнь течет в лоне группы. Происходит прерывание контактов с теми, кто отвлекает от постоянной связи с группой;

Альенация (отчуждение) от окружающего мира и изоляция, происходят параллельно с все большим вхождением в жизнь секты.

Укрепляется приверженность к учению секты, характеризующаяся усилением зависимости, контроля над сознанием и чувства идентичности с сектой.
Таким образом, религиозная зависимость, как и любая другая, становится одним из способов бегства от тревоги, ответственности, необходимости решать свои личностные и духовные проблемы. И эта аддикция представляет большую опасность, чем пищевая или игровая зависимости, поскольку чаще вызывает психические нарушения шизофреноформного характера.

Вместе с тем, нельзя отрицать, что религиозные сообщества могут оказать существенную помощь при проведении реабилитационных программ, например, с наркозависимыми (специальные школы, лечебницы при монастырях как в России, так и в мире). Как показывают зарубежные исследования, введение в реабилитационные программы алкоголиков и наркоманов тренингов, связанных с развитием духовности и воспитания религиозного чувства, положительно оценивается и самими пациентами, и специалистами. Опыт духовной реабилитации наркозависимых успешно применяется и в нехристианских странах. Так, в Таиланде в буддийском монастыре Ват Тхамкрабок с 1957 г. проводится успешная программа реабилитации наркозависимых, где, помимо общеукрепляющих процедур, используются медитативные техники, а по окончании пациенты дают святой обет никогда не принимать наркотики в будущем. Эффективность реабилитации у прошедших программу составляет до 70%.



В буддийском монастыре Ват Тхамкрабок, расположенном в Таиланде (140 км к северу от Бангкока) уже более пятидесяти лет проводится программа по реабилитации наркоманов и алкоголиков. В монастыре лечатся не только тайцы. Сюда постоянно приезжают и иностранцы. Пройти реабилитационную программу может любой – лечение здесь совершенно бесплатное. За время существования центра реабилитационный курс тут прошли более ста тысяч человек со всего мира.
Наркозависимые очищают организм травяным чаем и травяными таблетками. Кроме того, в монастыре используется трудотерапия: проходящие лечение наркоманы работают по 14-16 часов в день.

Часто монахи предлагают навсегда остаться в монастыре, где нет мирских соблазнов.
Однако следует различать реабилитационные программы, проводимые традиционными религиями и тоталитарными сектами. Нужно признать, что эффективность в плане отказа от употребления ПАВ в ряде сект даже выше, чем в традиционных христианских реабилитационных центрах. Возможно, это связано с тем, что, помимо аддикции общения и религиозной аддикции, формирующейся во всех религиозных реабилитационных центрах, в сектах, использующих различные психотехники, во время проведения богослужений у последователей возникает измененное состояние сознания. Химические аддикты, особенно наркоманы, в прошлом принимали наркотики именно с целью изменения сознания, поэтому подобные «богослужения» вызывают у них мощное подкрепляющее действие, подобно наркотику. Все это повышает аддикцию к секте, проводящей подобное «лечение». Так, активно действующая в России тоталитарная секта «Сайентология», созданная Р. Хаббардом, имеет свою антинаркотическую программу «Нарконон», которая способствует устойчивому вовлечению в активные члены наркоманов, разочаровавшихся в традиционных методах лечения и реабилитации.

А вот каковы механизмы формирования аддиктивной зависимости организацией, известной всему миру под названием «Свидетели Иеговы».



Для того, чтобы сформировать у человека аддиктивную зависимость от какой-либо деятельности, необходимо:

- Найти человека, испытывающего психологический дискомфорт, который может быть нарушен по разным причинам, как внутренним, так и внешним.

Именно на эти поиски как на основное дело жизни, и настраивают своих членов руководители организации. Провозглашаемая цель - спасти мир и человека и вывести их на верную дорогу - убеждает верующих в правильности и праведности его действий. Названия статей, изучаемых на собраниях, говорят сами за себя: «Делай свой успех очевидным» (для окружающих), «Жните усердно», «Жните с радостью» (под жатвой понимается привлечение новичков) и др. Следуя призывам старейшин, этого нужно добиваться немедленно, повсеместно и всеми силами. 

Большинство фотографий в журналах и буклетах иеговистов демонстрируют, как хорошо одетые, улыбающиеся люди распространяют идеи Библии, привлекая новых членов организации. Попадая в непривычную для себя ситуацию, когда ему нужно будет навязывать себя незнакомым людям, приглашая их на собрания, свидетель Иеговы сможет найти опору именно в этих иллюстрациях, невольно идентифицируясь с изображенными на них привлекательными персонажами.

- Затем предложить ему способ решения его проблем, пусть даже иллюзорный, путем этой деятельности, что обеспечит временное снятие напряжения. Цитата из журнала: «Даже в этом беспокойном мире можно достичь счастья благодаря библейскому познанию о Боге, его царстве и его замечательном намерении относительно человечества. Если вы желаете получить больше информации или хотели бы, чтобы с вами проводилось бесплатное изучение Библии на дому, пожалуйста, пишите Свидетелям Иеговы по одному из адресов, указанных на странице 2 («Сторожевая Башня» от 15 июля 2001г). Вот вам и решение всех ваших проблем! 

Подчеркнутая респектабельность, уверенность в себе, преуспевающий вид старейшин как образцов для подражания рассеивает закрадывающиеся сомнения. Играет роль и их молодость - если они так скоро смогли достичь успеха и счастья, то почему бы и мне не попробовать.

- Позаботиться о том, чтобы это происходило в сопровождении ярких положительных эмоций.

Созданию атмосферы дружественной поддержки, радушия, общности придается большое значение. Человека, пришедшего на собрание, заставляют почувствовать себя частью группы, которую он разделяет. Этому способствует также и хоровое пение, и выделенный час между собраниями групп, в течение которого старейшина предлагает членам организации пообщаться между собой и пригласить друг друга в гости. Ведущие собрания, безусловно, представляют собой образец искренности, участия, жизнеспособности при безусловном принятии идей культа. В подражание им так же активно-участливо ведут себя и другие члены собрания. Мощными социальными подкреплениями выступают демонстрируемые улыбки, постоянно высказываемые одобрения пришедшим, видимая любовь, что не соответствует в повседневной жизни нашему менталитету, и, поэтому, вызывает особенно сильное действие – «нигде меня так не любят, как здесь»

- Кроме этого, нужно лишить его возможности, хотя бы временно, снимать психическое напряжение каким-либо другим способом.

Возможность релаксации каким-либо другим образом пресекается строго, хотя это и не провозглашается впрямую. Фактически членам организации запрещается и не одобряется, объявляется греховным многое. Например, праздновать какие-то праздники. Близко общаться, дружить с людьми, не состоящими в организации, подбирать себе партнера по браку вне круга лиц, посещающих собрания достаточно долго. Употреблять спиртные напитки, какие бы то ни было и в любом количестве. Просто разговаривать с не посещающими встречи на темы, не относящиеся к миссионерству. А также смотреть телевизор, слушать музыку, читать прессу и вообще книги кроме Библии и рекомендуемых в организации. Жизнь верующих организована таким образом, что на любые другие занятия у них просто не остается времени. Ведь кроме посещений собраний они обязаны регулярно распространять журналы, приглашать на собрания новичков, проповедуя им на улицах и по домам. Кроме этого, нужно ходить к новым членам организации в гости, изучать с ними в индивидуальном порядке, якобы, Библию, а на самом деле предложенную руководителями книгу, где она в директивном порядке трактуется в виде ответов на там же заданные вопросы. Причем деятельность на благо организации контролируется самими же ее членами - они должны заниматься всеми этими делами в парах, состав которых постоянно меняется.

Через некоторое время возникшая зависимость сама потребует возобновления данной деятельности, уже безотносительно наличия реальной проблемы. Нарушение психического комфорта теперь будет происходить только в результате ограничения возможности участвовать в этой деятельности. Чем, естественно, можно воспользоваться. А для каких целей - это уже совсем другая история… 
Вообще, религиозная аддикция включена в категорию «социально-приемлемых». Существует следующее определение религиозной аддикции: как и при любой аддикции, религиозная практика становится доминирующей по отношению к другим аспектам жизни. Любые отношения устанавливаются через религию, а зависимость от религиозной практики и ее адептов отодвигает личную потребность в Боге. Религия и те, кто ее олицетворяют, получают всю полноту власти над аддиктом, который сам больше не связан с Богом. 

На сегодня определен и перечень симптомов религиозной аддикции, который можно свести к следующим:

-    неспособность и невозможность думать, сомневаться и задавать вопросы по поводу религиозной информации;

-    черно-белое мышление;

-    основанная на стыде вера;

-    магическая убежденность, что Бог все сделает для тебя без твоего серьезного участия;

-    ригидное навязчивое следование правилам и предписаниям;

-    бескомпромиссные суждения: готовность всюду (особенно за пределами данной религиозной формации) находить недостатки и зло;

-    компульсивные или навязчивые стремления к религиозным ритуалам;

-    нереалистические финансовые пожертвования;

-    конфликт и споры с наукой, медициной и образованием;

-    прогрессирующий отказ от реальной работы, изоляция, разрыв прежних отношений;

-    манипулирование цитатами или текстами, ощущение избранности, заявления о личных посланиях от Бога;

-    трансоподобное состояние, счастливое (или суперодухотворенное) выражение лица;

-    ощущение правоты и превосходство над всем остальным человечеством;

-    разочарование, сомнения, психический, физический и эмоциональный кризис, боязнь призвать на помощь (из страха быть разоблаченным в «недуховности»). 

Религиозная зависимость, как и любая другая, становится одним из способов бегства от тревоги, ответственности, необходимости решать свои личностные и духовные проблемы. 

Сопоставление представленных в литературе классификаций форм общения в различных группах людей позволяет увидеть, что, несмотря на различные названия, все авторы выделяют вертикаль, на которой располагаются эти виды общения: от низшего к высшему. Такие уровни, как примитивный, манипулятивный, стандартизированный; монологический, конформный, псевдодиалогический, манипулятивный; авторитарный, манипулятивный, индифферентный, конформный; конфликтный, авторитарно-монологический, рефлексивно-манипулятивный, пассивно-индифферентный относятся к низшему уровню общения.



Можно обозначить этот уровень общения как монологический.
Второй, высший уровень, оптимальность которого подчеркивают все авторы, обозначим как диалогический. Сюда относим: доверительно-диалогический, диалогический, духовный уровни.

Выведены и критерии двух типов сообщества людей: 

1. Сообщество, которое обеспечивает формирование устойчивости к аддиктивному поведению и личностный рост (взаимозависимое общество). В такой группе преобладает диалогический стиль общения, поэтому назовем данное сообщество диалогичным. Что касается религиозной аддикции, то она не возникает в диалогичном религиозно-направленном обществе (церкви), в данном случае наблюдается укрепление в вере и личностный и духовный рост членов сообщества.

2. Сообщество, которое располагает к развитию аддиктивности (созависимое общество). В данной группе превалирует монологический стиль общения, поэтому назовем данное сообщество монологичным. В монологическом религиозно-направленном обществе (секте) происходит манипулирование и обезличивание членов данного сообщества, что приводит к религиозной аддикции.

Многолетний опыт показывает, что успех в лечении и реабилитации химической аддикции достигается в тех случаях, когда больному удается реально «переключиться» на деятельность, которая обладает всеми признаками нехимической зависимости, но социально приемлема (секс, работа, любовь, спорт, религия). Клинический опыт показывает, что одна аддикция может достаточно легко переходить в другую. Если удалось заменить химическую зависимость на социально-приемлемую, то это рассматривается как несомненный успех. Но важно понимать, что неконтролируемое поведение в любом случае имеет деструктивное воздействие на личность человека. Более 40 лет назад впервые была выдвинута идея «позитивной аддикции» - поведение и деятельность человека, являющиеся созидающими. Данное состояние называют «выздоровлением» - паттерны поведения, практикуя которые, человек растет и личностно, и духовно, укрепляясь в вере и возвращаясь от религиозной аддикции к личным отношениям с Богом.
Отмечаются условия выздоровления от аддикции, в том числе, и религиозной:

открытость. Отсутствие лицемерия, страха быть самим собой, умение признавать свои ошибки, прощать и просить прощения; 

- верность себе. Когда человек учится жертвовать сиюминутным желанием или потребностью ради поставленной перед собой цели. Аддиктивный же человек ради удовлетворения сиюминутной потребности может пожертвовать своей мечтой и жизненной целью;

- верность людям. Только при условии сопереживания, чуткости и «разморозке» собственных чувств, когда человек не просто игнорирует свой страх быть уязвимым, но стремится к максимальной уязвимости - возможны позитивные коммуникации, формирующие близкие личностные привязанности. Только в условиях формирования этих новых синапсов становится проще проявлять самодисциплину, подключая лобные доли, не допускать реакций мозга (уход, оцепенение, агрессия); 

- подотчетность. В одиночку невозможно выстоять, точно так же, как выздороветь. Стойкость на пути выздоровления невозможна без взаимной подотчетности в своих поступках, словах и мотивах;

- значимое участие в жизни общества. Человека, который находится под воздействием аддиктивных факторов, следует вывести за рамки их собственной Я-концепции, чтобы побудить участвовать в позитивном влиянии на жизнь и Я-концепцию окружающих людей. 



Для того чтобы вышеперечисленные условия оказывали эффективное воздействие на выздоровление и профилактику религиозной зависимости, необходимо подключить психологический механизм диалогизации взаимоотношений данного сообщества. 

Механизмом диалогизации психолого-педагогического процесса выздоровления является последовательное достижение лидерами и членами сообщества языкового, предметно-содержательного, мотивационно-целевого, ценностного, личностного, духовно-нравственного единства. 



Языковое единство включает в себя достижение такого коммуникативного уровня, когда обе стороны диалога (и лидер, и все сообщество) способны ощущать личностную безопасность, выходя на уровень обмена мнениями и даже эмоциями. Когда вербальные и невербальные средства диалога становятся взаимоприемлемыми, взаимопонятными и служащими одной цели – взаимный личностный рост.

Предметно-содержательное единство включает в себя общую деятельность, которая служит единой цели, поставленной совместно, так же, как совместно вырабатывается стратегия и определяется содержание работы по личностному росту, построению отношений и формированию устойчивости к аддикции.

Общность мотивов и целей определяется максимальной сбалансированностью двух сторон: как направленностью на результат, так и направленностью на совершенствование личности. Важно помнить, что программа создана для людей, а не люди - для программы.

Ценностно-ориентационное единство включает в себя активное диалогичное отношение обеих сторон друг ко другу, безусловное принятие личностей друг друга и безоценочное отношение друг ко другу.

Духовное единство включает в себя единство в понимание этики и духовно-нравственных законов. Фактор духовности является основополагающим, то есть способность к диалогу в представленном его понимании зависит, прежде всего, от уровня духовности обеих сторон в психолого-педагогическом процессе.  Основными измерениями духовности являются свобода, ответственность, трансцендентность, осознание смысла жизни.

С точки зрения, например, социальной психологии религиозность связана такими общественными и антропологическими факторами, как образование, субъективная оценка собственного благополучия, общий культурный уровень, терпимость к другим мнениям и пр.

Сегодня выявлено два типа личностной религиозности – внешне ориентированная религиозность и внутренне ориентированная религиозность. Между собой они отличаются ценностной ориентацией и детерминированы психологическими различиями верующих. В основе каждого из них лежат базовые человеческие эмоции и психические процессы. Если рассматривать их отвлеченно от социокультурных предпочтений личности, ничего специфически религиозного («потустороннего», духовно-мистического) в них нет. В них задействованы стандартные анатомические структуры головного мозга (лимбическая система, лобные доли и др.). Свойства нервной системы обуславливают свойства психических процессов, в ней протекающих. Определение типа религиозности у индивида не составляет сложной задачи, так как эти типы имеют явную корреляцию с интроверсией-экстраверсией личности.

Индивиды с внешне ориентированной религиозностью характеризуются инструментальным подходом к религии. Религиозность используется ими в качества метода для получения личностно-значимых выгод как форма социального поведения. Для этих верующих религия является не более чем внешним атрибутом. Внутренняя психическая сторона их не интересует. «Духовная» ценность религии ставится на последнее место и не играет особой, практической роли. Фактически эта религиозность ограничивается только сферой социально-нормативного поведения индивида и не затрагивает его эмоционально-волевых качеств. Приход к религии у таких личностей происходит благодаря влиянию окружения как способ адаптации к нему. Этот тип религиозности формируется в качестве особенности социально-нормативного поведения и усваивается индивидом либо с детства под влиянием верующих родителей, сверстников, учителей, либо уже в сознательном возрасте, когда чаще всего индивид становится членом различных религиозных организаций и принимает в них активное участие. Проповедники и наиболее активные члены организаций встречаются именно среди этого типа верующих. Для них в целом характерна высокая социальная активность, зависимость от общественного мнения. Жизнь ощущается ими только среди людей и при условии общественной деятельности. Их психика ориентирована на конкретный социум и всецело разделяет его морально-нравственные установки и нормы. Решения и поведение индивидов, принадлежащих этому типу, обусловлены объективными обстоятельствами. Если общество будет требовать от них религиозности, то они без особого труда начнут проявлять религиозное поведение в рамках определенной, как правило, господствующей, религии. Для них важны социальные направленности и тенденции.

Кроме того, если догматизм религиозных учений понимается буквально, и в случае, если индивид попадает в тоталитарную секту, он может представлять опасность для общества. Таких индивидов определяют как латентных или пассивных социопатов, которые большую часть времени ведут себя вполне прилично, принимая руководство какого-нибудь внешнего авторитета, например, религии или закона, или привязываясь временами к какой-нибудь более сильной личности, рассматриваемой как идеал. Они не используют религию или закон для направления совести, они используют доктрины вместо совести. Эти люди руководствуются не обычными соображениями приличия и человечности, а всего лишь повинуются принятому ими истолкованию того, что написано в «Книге». Наиболее часто латентные социопаты реализуются именно в сектантских течениях, в чем могут выражаться их протестные настроения.

Таким образом, первый тип дифференцируется на две категории в зависимости от принятой индивидом социальной стратегии – протестной или конформистской.

Второй тип религиозности – внутренне ориентированная религиозность. Индивиды, принадлежащие ему, используют религию в качестве средства для обретения чувства уверенности, безопасности, борьбы с ощущением беспомощности и бессмысленностью существования и для реализаций высших «духовных» потребностей в любви, сострадании и пр.

Причины прихода в религию для этого типа различны. Многие индивиды этого типа обращаются к религии в тяжелых жизненных ситуациях. В данном случае с помощью религии они «уходят» от проблем физического мира, избегают их. Перед нами вариант социального эскапизма73. Неспособность к принятию решений заставляет их обращаться к представителям веры. Желание избежать ответственности успешно реализуется с помощью заповедей, канонов и пр. Религиозность становится основной мотивацией для личности. Личность становится эмоционально зависимой от религиозных авторитетов. Идея о единении с чем-то сверхъестественным, таинственным и великим является важным фактором для них. По сути, это невротическая идея, которая служит для повышения уровня самоуверенности личности на бессознательном уровне. Причастность к «сильному» является важным условием для объяснения феномена массовых движений. Индивид с внутренне ориентированной религиозностью способен к ярким и сильным религиозным переживаниям. Религиозность сильно влияет на его эмоционально-волевую сферу и морально-этические установки. С помощью религиозных ритуалов и молитв он избавляется от тревожности, страха и беспокойства. В большинстве своем этот эффект обусловлен самовнушением. Также для индивидов, принадлежащих к этому типу, характерно увлечение различными «духовными» практиками, которые являются для них еще одним способом избегания реальности. Большинство верующих этого типа в момент прихода к вере находилось в состоянии «экзистенциального вакуума» и нуждалось в религии для обретения смысла жизни.

Индивидуальные различия внутри этого типа довольно широки, и не представляется возможным описать все психологические факторы, влияющие на появление религиозности. Но общим для всех является внутренняя ценность религии, «божественной» вертикали. Негативным моментом является эмоциональная зависимость от религии, от религиозных авторитетов и догм, которая ограничивает свободу личности и препятствует ее развитию.

Итак, резюмируем все известное и вышеизложенное:

- обращение к древним религиозным культам характерно для кризисных моментов истории стран, особенно развивающихся. Например, на Кубе во время кризиса 1992-1993-х годов повсеместное распространение получили древний культ и черная магия африканского народа йоруба, и тогда руководители страны стали появляться в белых одеяниях и совершать обряды религиозного омовения и очищения от всяких грехов. Тоталитарное общество, как известно из истории, приписывает вождям магические свойства, чтобы уповать на них. Гитлер был убежден в наличии у себя таких качеств и постоянно демонстрировал их. Культ личности Сталина - отца народов, бога советских атеистов - не требовал от него подобных заявлений. Но убежденность в своих магических возможностях гипнотизировала даже мировых лидеров, которые непроизвольно вставали при его появлении;

- членами религиозных фанатических групп становятся зависимые личности, неспособные брать на себя ответственность за свою жизнь и чувствующие себя уверенно лишь в группе, ведомой сильным лидером. Чем больше они теряют свою индивидуальность, тем сильнее нуждаются в идентификации с лидером и группой, чтобы получить ощущение всемогущества. Такие личности легко могут стать жертвой психологического лидера, проводящего массовые тренинги – нам известны Рон Хаббард и другие сайентологи и проповедники, «выдающиеся» экстрасенсы, подобные А.Кашпировскому, А.Чумаку и пр., собирающим многомиллионную армию телезрителей… Еще более масштабное воздействие оказывают финансовые пирамиды типа МММ, организованная преступность, тоталитарные государственные режимы, международные мафиозные кланы и религиозно-террористические объединения типа «Талибан»;

- в религиозные секты легче всего вовлекаются лица, занятые интенсивным духовным поиском, стремящиеся к некой, по возможности, абсолютной истине, часто понимаемой как простые и однозначные ответы на сложные вопросы;

- для экстремистских религиозных культов характерно следующее: а) харизматические лидеры, считающие себя мессиями или обладателями особой силы (дара); б) тоталитарная (догматическая, абсолютистская) философия; в) тоталитарная система управления; г) требование беспрекословного подчинения уставу общины; д) сильный акцент на накапливании богатства для общины; е) почти полное отсутствие заботы об индивидуальном благополучии членов культа;

- от новообращенных обычно скрывают истинное положение дел, но как только они глубоко вовлекаются в культ, их подвергают процедуре «промывания мозгов». Полное изменение личности неофита занимает обычно от нескольких дней до нескольких недель, и после 4-7 лет жизни в культовой группе эти изменения часто становятся необратимыми;



- контроль за сознанием членов групп включает следующие пункты:

  • средовой контроль и контроль жизненной среды и общения в пределах этой среды. Сюда входит не только общение людей друг с другом, но и проникновение в сознание человека групповых представлений, которые постепенно становятся определяющим фактором при принятии решений;

  • мистическое манипулирование. Специальная технология планирования «случайностей» и «сверхъестественных» событий. Все манипулируют всеми «ради более высокой цели»;

  • требование чистоты. Установление невыполнимых стандартов поведения, что способствует созданию атмосферы вины и стыда. Независимо от того, какие усилия прикладывает человек, он всегда терпит неудачу, чувствует себя плохим и работает еще усерднее;

  • культ исповеди. Разрушение границ личности, предписывающее признаваться в любой мысли, чувстве или действии, которые можно заподозрить в несоответствии групповым правилам. Полученная при этом информация не прощается и не забывается, а используется в целях контроля;

  • священная наука. Вера в абсолютную научную и нравственную истинность групповой догмы, что не оставляет места для каких бы то ни было вопросов или альтернативных точек зрения;

  • внутригрупповой язык. Использование фраз и слов-клише с целью ограничить мышление членов группы абсолютными, черно-белыми формулами, понятными только посвященным и устраняющими самостоятельное критическое мышление;

  • доктрина выше личности. Навязывание верований группы в противовес опыту, сознанию и целостности личности;

  • разделение существования. Вера в то, что члены группы имеют право на существование, а всяческие критики, диссиденты и иноверцы не имеют. Для достижения целей группы оправданы любые средства.

Под влиянием подобного воздействия докультовая личность больного вытесняется аддиктивной личностью, полностью подчиненной интересам группы:

адепт культа отказывается от своих прежних целей, разрывает важные отношения, отдает группе все свое время и средства, работает на нее за гроши. Он плохо питается, мало спит, игнорирует признаки болезни, отказывается от медицинской и психологической помощи, пренебрегает советами врача. Изменяется его одежда, прическа, вес, диета; у него появляется безжизненный пристальный взгляд наркомана, меняется построение речи, мимики и манеры, снижается чувство юмора. Из экстраверта он может превратиться в интроверта и наоборот. Аналитическое мышление подменяется магическим. Ленивый превращается в трудоголика, безответственный в ответственного, неряшливый в опрятного, несобранный в пунктуального. Прежние интересы и хобби исчезают, изменяются представления о честности. Поведение становится скрытным, уклончивым или оборонительным, а отношение к членам семьи — осуждающим. Он фанатично стремится обратить других в свою веру, использует жаргон «для посвященных», механически монотонно повторяет заученные постулаты. Семья и друзья становятся объектами проповеди, как будто нуждаются в спасении. Он оказывает давление с целью получить деньги для личных нужд и для группы. Утрачиваются связи с семьей и друзьями, он уклоняется от объятий и поцелуев, изолируется, не участвует в семейных событиях, большую часть времени проводит с группой, переселяется жить к другим членам группы. Меняются политические и религиозные убеждения, студенты переходят на вечернюю форму обучения, меняют специализацию или прекращают учебу;

- многие сатанинские секты практикуют садистические ритуалы, в которые входит питье крови в смеси с мочой и вином, употребление наркотиков, истязание или убийство животных и людей. Жертвы этих ритуалов, оставшиеся в живых, обнаруживают посттравматическое стрессовое расстройство;

- дети часто подвергаются инцестуозному и групповому сексуальному насилию в особо извращенной форме и получают тяжкие телесные повреждения. Их запугивают тем, что теперь они прокляты, находятся во власти Сатаны, и он всегда будет знать, где они находятся и что они делают. Дети редко рассказывают о случившемся по нескольким причинам. Перед ритуалом их подвергают действию наркотиков и гипноза с внушением забыть произошедшее, а если эпизод вспомнится — покончить с собой. Кроме того, сам эпизод настолько мучителен, что вытесняется из сознания в силу диссоциации. Чтобы ребенка можно было использовать в ритуальных целях и в дальнейшем, эта диссоциация усиливается искусственно. Для этого ребенка жестокими пытками доводят до состояния разъединения чувств и мыслей, в это время в расщепленное сознание внедряется культовая программа, эффективно закрывающая образовавшееся окно. Теперь она будет функционировать постоянно, оставаясь неосознанной для жертвы. Программа включает: а) самостоятельное возобновление контакта с сектой или позволение его члену секты; б) сообщение секте нужной информации устами измененной части личности; в) автоматическое нанесение себе телесных повреждений или самоубийство в случае невыполнения предписаний секты; г) саботирование лечения, направленного на освобождение от влияния секты;



- у взрослых, переживших в детстве сатанинское ритуальное насилие, обнаруживается диссоциативное расстройство, обычно в форме множественной личности. У них выявляются следующие типы пережитого насилия: принудительный прием наркотиков, сексуальные действия, наблюдение мучений и смерти животных, причинение физической боли и пытки с предварительным наблюдением за аналогичными издевательствами над другими, наблюдение и принудительное участие в принесении в жертву взрослых и детей, сожжение заживо в гробу, принудительный каннибализм, угрозы убийства. Девушек и молодых женщин принуждают к заключению ритуального брака с Сатаной, принесению в жертву собственного ребенка; они подвергаются насильственному лишению девственности, принудительному кровосмесительному оплодотворению и т. п.;

- во главе фанатиков обычно встают харизматические личности, отличающиеся паранойяльными и нарциссическими чертами, иногда это эпилептики;

- сегодня уже известна и вполне очевидна связь сексуальности, агрессии и религиозного чувства. Воодушевление и экстаз религиозного фанатика во время молитвенного ритуала так же, как и во время политического митинга, рок-концерта или спортивного матча, вызывают внутреннего наркотика — эндорфина — со всеми вытекающими последствиями;

- мода на медитирование также в большой степени обусловлена выделением эндорфина в этом состоянии. Фанатики стремятся к уходу от своего Я в «мы», растворяясь в группе единомышленников, где чувствуют себя в безопасности. Мир для них делится на «наших» и «врагов», правоверных и неверных.

Сегодняшняя психология, психиатрия имеют достаточно возможностей для освобождения от влияния религиозной секты, о которых мы скажем, однако, безусловно, следует иметь в виду, и это главное, личное желание человека «освободиться», а также степень и меру вовлеченности…

В качестве одного из методов лечения религиозной аддикции используется депрограммирование, которое состоит в развитии у пациента критического, гибкого, творческого и независимого мышления и коррекции ложных представлений относительно культовой жизни. Член культа исследует соответствующую идеологию в свете логики и известных ему фактов. С помощью наводящих вопросов его нацеливают на систематический анализ вскрытых противоречий. Новичков информируют о том, что им придется посвятить свою жизнь этой группе, что их будущий супруг(а) и время вступления в брак будут выбраны за них лидером культа. Особенно полезно описать и объяснить процесс идеологической обработки, которой они были подвергнуты. В процессе депрограммирования желание аддикта понять, что с ним происходит, нарастает до тех пор, пока не будет достигнуто состояние «ломки». Перед этим аддикт внезапно прекращает обсуждение, становится тихим и задумчивым или обнаруживает признаки шока. Затем у него могут наступить нервная дрожь, рыдания и паническая растерянность, рождается решение порвать с культом. Далее следует фаза неустойчивости, когда случайная встреча или телефонный звонок могут привести к рецидиву.

Окончательно от влияния секты можно освободиться только с помощью специально созданной команды близких и друзей аддикта, которые общими усилиями могут вернуть его к прежней жизни. Ядро команды составляют родные больного и его близкие друзья. Сюда включаются также люди, с которыми адепт культа был связан до своего вступления в секту, другие семьи с аналогичными проблемами, бывшие члены секты. Кстати, многих потенциальных членов команды обычно приходится убеждать в наличии проблемы. Людей, использующих защиту отрицанием, необходимо спрашивать: «Какие вам нужны доказательства, чтобы убедиться в существовании проблемы?» и предоставлять соответствующую информацию. Часто члены команды нуждаются в опровержении ошибочных представлений, мешающих эффективной работе команды.

В свое время на Западе перечислялись 10 подобных заблуждений: «Никакого контроля сознания не существует», «Любое влияние есть попытка контроля над сознанием», «Ведь он по-своему счастлив!», «Нельзя вмешиваться в жизнь взрослого человека», «Он имеет право верить, во что хочет», «Он достаточно умен и разберется сам», «Он так слаб, что ищет руководства», «Уж лучше секта, чем его прежняя жизнь», «Он уйдет сам, когда будет готов», «Мы потеряли надежду».



В ходе лечения приходится преодолевать и ряд когнитивных стереотипов членов команды:

  • абсолютизация прошлого опыта: он никогда не слушал моих советов, не послушает и сейчас;

  • сверхобобщение: в прошлый раз мы поссорились, он всегда ненавидел меня;

  • наклеивание ярлыков: да ты просто зомби!

  • самообвинение: это моя вина, что он вступил в секту;

  • отрицание: никто его не контролирует, просто сейчас он в растерянности;

  • рационализация: если бы не секта, она была бы сейчас среди своих наркоманов;

  • негативная фильтрация: мы чудесно провели вчерашний день, но он все равно вернулся в секту, это полный провал;

  • поляризация: он так усердно трудится в своей секте, хотя все равно ничего не добьется;

  • персонализация (предположение, что все происходящее имеет отношение ко мне): я оставил для него три сообщения, а он все равно не позвонил; должно быть, он знает, что я обратилась к консультанту;

  • чтение мыслей: конечно, ты расстроился, что я не предупредил тебя, прежде чем что-то делать;

  • ошибки контроля: я выбью из него эту дурь! (или наоборот: мои попытки безрезультатны);

  • эмоциональная аргументация: я так чувствую, что любой, кто верит в эту чушь, просто слабак.

Члены семьи адепта нередко и сами страдают какими-либо аддикциями, и бывает полезно привлечь адепта для того, чтобы помочь им избавиться от этих зависимостей. Впоследствии роли меняются, и успешное выздоровление родственника служит положительным примером для адепта. Во избежание рецидива следует учесть, что после выхода из секты бывшего адепта могут мучить чувства стыда и вины. Вместо того, чтобы искупить свою вину перед близкими, он может направить свои усилия на то, чтобы попытаться спасти друзей, оставшихся в секте, и это может затянуть его назад. Следует успокоить адепта, объяснив ему, что хотя его вина и велика, но не стоит преувеличивать ее. И лучшее, что он сможет сделать для оставшихся в секте друзей — это показать им пример творческой самостоятельной жизни.

Терапия выживших жертв ритуального насилия включает следующие этапы: а) установление терапевтического альянса; б) обследование и оценку; в) уточнение диссоциативной системы; г) вскрытие вытесненной информации и устранение диссоциативных барьеров; д) реконструкцию памяти и коррекцию представлений; е) противодействие внушенным представлениям; ж) десенсибилизацию запрограммированных сигналов; з) интеграцию прошлого, нахождение нового смысла жизни.

Используются такие методы терапии, как катарсис, гипноз, самовыражение (ведение дневника, рисование, игра в песочном ящике), лекарственная терапия и стационарное лечение. Дополнительную помощь оказывает участие в группе взаимопомощи, работающей по принципу «Анонимных алкоголиков». В процессе терапии необходимо быть готовым к развитию суицидоопасной депрессии. Это может быть результатом запрограммированности на суицид и/или неспособности интегрировать ужасающие компоненты воспоминаний. Крайне важно помочь больным осознать, что они не несут ответственности за случившееся, будучи жертвами запугивания, насилия и искусных манипуляций.
Следует запомнить: религиозные ритуалы, восточная медитация, попытки исцеления, тантрические ритуалы, мистическая терапия, карты Таро, канализирование, стимуляция глубинных сфер, индоктринация, эмоциональная регрессия, деперсонализация, руинизация психики, аутосуггестия, альенация, монастырь Ват Тхамкрабок, сайентология, «Свидетели Иеговы», внешне ориентированная религиозность, внутренне ориентированная религиозность, латентные или пассивные социопаты, социальный эскапизм, депрограммирование.

Вопросы и задания по Главе XIII



    1. Почему, по вашему мнению, наибольшим аддиктивным потенциалом обладают секты?

    2. Попробуйте выделить факторы и причины попадания людей в секты.

    3. Что происходит с человеком, попадающим в секты?

    4. Что такое канализирование и индоктринация?

    5. Могут ли религиозные сообщества нести какую-либо положительную нагрузку?

    6. Расскажите о симптомах религиозной аддикции.

    7. Дайте представление о формах общения в религиозных сообществах.

    8. Что такое «позитивная аддикция»?

    9. Что является механизмом диалогизации психолого-педагогического процесса выздоровления?

    10. Расскажите о типах личностной религиозности.

    11. Что такое социальный эскапизм?

    12. Расскажите о депрограммировании.



Каталог: upload -> 2014
2014 -> Учебное пособие для студентов высших учебных заведений
2014 -> Методические рекомендации по проведению психолого-педагогических исследований дошкольника
2014 -> Учебное пособие для студентов высших учебных заведений
2014 -> Учебное пособие междисциплинарного курса
2014 -> Практикум для студентов всех специальностей по освоению
2014 -> Методическая разработка для тренеров-преподавателей мбоудод сдюсшор №2 «Красные Крылья», «Средства восстановления в спорте»
2014 -> Методические рекомендации для преподавателей по проведению учебной дисциплины огсэ. 03. Психология общения Разработчик
2014 -> Методическая разработка «Синдром эмоционального выгорания»
2014 -> «Пути преодоления межнациональных конфликтов» по учебной дисциплине «Этика и культура межнациональных отношений»
2014 -> Учебное пособие для студентов высших учебных заведений


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   7   8   9   10   11   12   13   14   ...   22


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2019
обратиться к администрации

    Главная страница