Учебное пособие для студентов высших учебных заведений


Глава XIV Ургентная аддикция



страница12/22
Дата12.05.2016
Размер2.38 Mb.
ТипУчебное пособие
1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   ...   22
Глава XIV Ургентная аддикция

По мнению Ц.П. Короленко и Н.В. Дмитриевой (2000 г.), ургентная аддикция проявляется в привычке находиться в состоянии постоянной нехватки времени. Пребывание в каком-то ином состоянии способствует развитию у человека чувства дискомфорта и отчаяния.

Сам термин «ургентные аддикции» введен А.Тасси (1993 г.). Автор не дает точной дефиниции термина, подразумевая под ургентной аддикцией, главным образом, зависимость от состояния постоянной нехватки времени. Состояние обусловлено сверхзанятостью, необходимостью принимать участие во многих видах деятельности, ускорением темпа жизни, общей гиперстимуляцией.

Ургентная аддикция относится к категории негативных аддикций. Психологические механизмы, лежащие в основе этого типа зависимости, трудно объяснимы, однако они становится более понятными при сравнении состояния недостатка времени с противоположным, при котором этот фактор отсутствует. В последнем случае развивается чувство нарастающего психологического дискомфорта: человек испытывает тревогу, страх того, что он не делает чего-то очень важного для карьеры, семьи, сохранения социального статуса. Отрицательные эмоции при этом более интенсивны, и состояние нехватки времени воспринимается как избавление от худшего.

В современной цивилизации ургентная аддикция формируется у большого количества лиц самых разнообразных профессий: бизнесменов, сотрудников различных фирм, студентов, преподавателей, ученых и др. Все они испытывают давление времени, оказываются во временной ловушке, не осознавая полностью серьезности ситуации и ее неизбежных последствий.

Ургентная аддикция связана с поклонением скорости и акселерации. Общество руководствуется формулой: «чем скорее, тем лучше». Людям навязывается модель успеха, основанного на выполнении все большего количества задач во все более короткие временные интервалы.

Ургентная аддикция развивается скрытно, незаметно. Время же в определенном смысле «невидимо». Человек подвергается комплексному влиянию внутренних и внешних факторов. В случае благоприятного стечения обстоятельств возникает ощущение возможности справиться с увеличивающимся количеством задач и обязанностей. Он чувствует себя полным сил и энтузиазма - все выглядит подконтрольно и привлекательно: перспективы увеличения зарплаты, успешной карьеры, больших возможностей выбора. Со временем ситуация постепенно меняется: обязанностей становится больше, свободное время сжимается как шагреневая кожа, времени на выполнение поставленных задач начинает не хватать. Все чаще возникает в сознании или вербализуется фраза: «у меня нет времени». Это относится, прежде всего, не к работе, а к сфере межличностных, особенно внутрисемейных отношений. Отсутствие времени ограничивает возможности продуктивных неформальных контактов с близкими людьми.

Появление критического отношения к ургентной зависимости затруднено, что, во многом, связано с автоматическим включением психологической защитной реакции, основывающейся на проекции ситуации на других людей - «эта проблема касается всех». В то же время, даже появление критики часто не приводит к попыткам противостоять процессу, так как ситуация выглядит безысходной: «С этим ничего нельзя поделать. Такова жизнь. Если я попытаюсь что-то изменить, ограничить свою занятость, замедлить темп, я окажусь неконкурентоспособным и кто-то другой заменит меня».

Автор термина «ургентная аддикция» выделяет шесть основных характеристик, присущих ургентной аддикции:

1) жесткий мониторинг времени. Чем бы ни занимались ургентные аддикты, они постоянно следят за временем. Их жизнь протекает по схеме, функционирование разделено на сравнительно короткие, вплоть до десятиминутных, временные интервалы;

2) функционирование на слишком большой скорости, выходящей за пределы зоны комфорта ургентного аддикта;

3) постоянное принятие всех требований, касающихся работы. Ургентный аддикт соглашается выполнять разнообразную дополнительную работу в любое, даже праздничное, время;

4) отказ от личного времени. Ургентный аддикт в своем стремлении выиграть гонку со временем в выполнении различных профессиональных обязанностей лишается, практически, всего времени, предназначенного для удовлетворения потребностей, связанных с семьей, детьми, домашними и хозяйственными делами;

5) потеря способности радоваться текущему моменту. Ургентный аддикт постоянно сосредоточен на бесконечных проблемах и выполнении задач, которые ему предстоит решать в будущем, размышлениях о неудачах и разочарованиях недавнего прошлого и на том, каким образом можно компенсировать эти «проколы». Такое распределение внимания не позволяет ощущать радость жизни в настоящем времени;

6) эмоционально отрицательная будущностная проекция. Ургентный аддикт откладывает на будущее (обычно неопределенное) реализацию своих целей и желаний. В то же время, он чувствует, что будущее ускользает, что он становится все более зависимым от внешних факторов и социальных требований. Таким образом, будущее в большей степени ассоциируется с необходимостью выполнения обязанностей, чем с мыслями о получении желаемых удовольствий.

Ургентный аддикт часто убеждает себя в том, что он способен контролировать время и справиться с еще большим ускорением, если лучше самоорганизуется, «возьмет себя в руки», не будет отвлекаться по мелочам и.т.д.

Человек с ургентной зависимостью переживает время по-другому, по сравнению с обычным человеком, который специально не фиксирован на нем (за исключением нарушений восприятия времени в форме ускорения или замедления его течения при некоторых психических расстройствах). Для ургентного аддикта время становится тираном, распоряжающимся его жизнью и контролирующим ее.

В результате постепенно утрачивается способность ощущать красоту природы, вообще воспринимать окружающий мир, получать удовольствие от чтения, посещения театра, прослушивания музыки. Большинство произведений искусства не производят на такого человека сколько-нибудь серьезного впечатления. Довольно типично восприятие многих книг, спектаклей, кинофильмов, симфонических или музыкальных композиций как затянутых, «слишком длинных», требующих чересчур длительной концентрации внимания. Отсюда предпочтение дайджестов, комиксов, коротких динамичных произведений.

Ургентный аддикт игнорирует свое прошлое, не извлекает из него опыта, он не способен вспоминать, например, детство, даже если в нем были яркие, приятные переживания. Вспоминаются скорее прошлые разочарования, печальные или грустные события, которые сразу подвергаются вытеснению в бессознательное.

Ургентная зависимость постепенно поглощает весь внутренний мир человека и до такой степени, что он перестает быть самим собой. Развивается глубокое нарушение идентичности, потеря прежнего Я. Аддикт живет в мире ценностей, «оторванных» от его качественного мира. Характерна эмоциональная изоляция, отсутствие отношений, основанных на любви, дружбе, взаимопонимании. Эмоции растрачиваются на переживания недостатка времени для выполнения все увеличивающихся и усложняющихся задач, на то, чтобы справиться с ними быстрее…

Ургентные аддикты и сами обнаруживают, что теряют способность помечтать, представить себе что-то приятное. У них возникают проблемы со сном: затруднения при засыпании, прерывистый сон, не приносящий достаточного отдыха. Теряется способность отдыхать, получать удовольствие от спокойного созерцания происходящих вокруг событий. Во многом блокируется связь с бессознательным, что проявляется в ослаблении творческих реализаций, потери целей.

Следует обратить внимание, что речь идет о том времени, которое для аддикта измеряется часами. Но кроме часового, хронометрируемого времени, существует понятие «живого времени». Живое время принадлежит человеку так же, как сама жизнь. Никто не может решать за другого, как он должен проводить каждую бесценную минуту своего времени. Аддикт же ургентно фиксирован на часах, он теряет дифференциацию между часовым и живым временем. Часы - это механический прибор, небходимый современному человеку. Но они не должны порабощать человека, как это происходит при ургентной зависимости. Время бесценно, но ургентный аддикт этого не понимает и живет так, как будто его живое личное время принадлежит не ему, а кому-то другому. Число этих «других» чересчур велико. Оно включает в себя администрацию, коллег, родственников, ряд людей, пытающихся решить за счет аддикта свои проблемы и др.

У аддикта подобного типа нередко выявляется отчетливая тенденция к субмиссивному (подчиняемому), уступчивому поведению. Эта тенденция формируется, как правило, задолго до развития ургентной аддикции и создает для нее благоприятную почву.



В механизме повышенного риска развития ургентной аддикции у субмиссивных лиц имеют значение иррациональные убеждения и страхи, содержанием которых являются образы отрицательных и нежелательных последствий, которые произойдут в случае неподчинения навязываемым действиям. Возникают мысли о том, что проявления ассертивности74 вызовут у окружающих реакцию гнева, обиды, окончательно и непоправимо испортят отношения с ними. Многие субмиссивные лица боятся, что ассертивность поставит их в смешное положение, что они будут выглядеть в глазах других людей некомпетентными и глупыми.

Особенности ургентной аддикции становятся наиболее очевидными при сравнении аддиктов с людьми, свободными от давления времени. Речь идет не о мало заметных, имеющих много свободного времени лицах, а о работающих и достигающих успеха. Некоторые из них довольны жизнью, умеют радоваться и продуктивно проводить свое свободное время. Несмотря на очень большое разнообразие психологических характеристик, у них обнаруживаются общие системы ценностей и поведение, отличное от ургентных аддиктов.

Для четкого разграничения отметим черты, свойственные интегрированным во времени лицам:

- никогда не спешат, им не присуща торопливость. Они не привязаны к часам, к мониторингу времени. У каждого есть свой внутренний «путеводитель», своя скорость, ритм, которым они следуют, не принимая во внимание ожиданий или требований со стороны. У них присутствует четкое чувство настоящего, прошлого и будущего;

- умеют в полном объеме переживать то, что происходит в настоящий момент, проявляя способность фиксироваться на том, что происходит «здесь и сейчас». Это относится как к контактам с людьми, так и к работе и к развлечениям. Они могут полностью предаваться радостным чувствам, отдыхать, отключаясь от работы, профессиональных и других обязанностей. Что касается переживаний, то для этих людей важно не столько их количество, сколько качество. Они обладают способностью «растягивать», «смаковать» время, как бы останавливать приятные для них мгновения (вспомните Гетевского Фауста: «Остановись мгновенье – ты прекрасно!»);

- интегрированным во времени свойственна высокая самооценка. Они проявляют ответственность по отношению к себе и другим; заботятся о своём психическом и соматическом здоровье; избегают ситуаций, когда приходится функционировать на грани своих возможностей; не позволяют другим прямо или косвенно менять ритм жизни и распорядок дня.

- умеют эффективно распоряжаться своим временем. Эти люди умеют коррелировать конкретные задачи с количеством времени, действительно необходимым для их решения, не отвлекаясь на другие, хронофагические (съедающие время) активности. В нужное время они способны собраться с мыслями, сконцентрировать усилия, направленные на преодоление внезапно возникших трудностей;

- доверяют планируемому будущему. Люди, интегрированные во времени, не боятся будущего, понимая, что жизнь - это процесс, который всегда интересен. При этом присутствует понимание, что нельзя терять настоящее, нужно получать удовольствие от своей активности, общения, достижений, мотиваций - жизни как таковой, относиться к будущему с надеждой, не настраиваться на плохие события. Они рассматривают будущее как союзника;

- умеют извлекать пользу из своего прошлого. Люди, интегрированные во времени, успешно используют достижения прожитых лет, прошлый опыт, способны обучаться на совершенных ими ошибках. Характерно отношение к прошлому как к потенциальному союзнику. Прошлое хранит в себе не только плохое, но и хорошее. Они не относятся к прошлому как к «мусорному ведру», в котором нет ничего, достойного внимания. Им присуще понимание, что в прошлом нередко удается найти ответы на вопросы, которые ставит перед человеком настоящее;

- умеют использовать время в значимых отношениях. Стремление проводить больше времени с действительно значимыми людьми, входящими в содержание их качественного мира. Ограничение таких контактов исключающих обоюдные, содержательные, приводящие к духовному росту и нравственному богатству отношения.

Общая проблема ургентной аддикции заключается в том, что человек «прилипает» к навязываемому ему ритму и отвлекается от своих внутренних часов. Нарушенная синхронизация с природным ритмом сопровождается психоэмоциональным напряжением, которое становится хроническим и привычным. По сути дела речь идет об аддикции к хроническому стрессовому состоянию, последствиями которого являются не только психологические, но и психосоматические проблемы. Конечно, это требует специального изучения, в частности, внимания к последствиям нарушения естественного цикла сна и бодрствования, характерным для многих ургентных аддиктов.

Ученые говорят о том, что каждая функция, каждый орган человека таймирован (буквально овременен, связан с временем). Тело человека «аналогично симфонии ритмов», и изменение этого процесса всегда чревато разносторонними, многоуровневыми последствиями.

Возвращение к внутреннему живому времени - это возвращение к себе, к своей природной идентичности.



Процесс выхода из ургентности включает необходимость прислушаться к своему организму, к восприятию окружающего мира, к функционированию внутренних биологических часов. Имеют значение восстановление связи с природой, близкими, прежними друзьями, приобретение потерянной на каком-то этапе жизни способности чувствовать и переживать настоящее. Важно умение находить время для себя, когда можно заниматься тем, что действительно нравится и доставляет удовольствие. Следует избавиться от страха перед неструктурированным, незаполненным стереотипной привычной деятельностью временем, уметь использовать его для отдыха, творчества или получения удовольствия от ничегонеделания, не испытывая при этом никакого чувства вины…

Но было бы ошибочно полагать, что избавление от ургентной аддикции является легким, не вызывающим сопротивления процессом. В реальности ургентная аддикция чрезвычайно труднообратима. Феномен «прилипания» к стрессовому состоянию включает участие в нем многих систем. В частности, здесь проявляется вовлеченность в процесс различных химических соединений, таких, как адреналин, норадреналин, серотонин, эндорфины, энцефалины и др. Все эти соединения действуют как нейротрансмиттеры (нейромедиаторы).



Нейромедиаторы (нейротрансмиттеры, посредники) — биологически активные химические вещества, посредством которых осуществляется передача электрического импульса с нервной клетки через синаптическое пространство между нейронами. Нервный импульс вызывает освобождение в синаптическую щель медиатора. Молекулы медиаторов реагируют со специфическими рецепторными белками клеточной мембраны, инициируя цепь биохимических реакций, вызывающих изменение трансмембранного тока ионов, что приводит к деполяризации мембраны и возникновению потенциала действия.

Традиционно нейромедиаторы относят к 3 группам:

аминокислоты, пептиды, моноамины (в том числе катехоламины)

Список некоторых известных веществ-нейромедиаторов:

Аминокислоты:

  • ГАМК

  • Глицин

  • Глутаминовая кислота

Катехоламины:

  • Адреналин

  • Норадреналин

  • Дофамин

Другие моноамины:

  • Серотонин

  • Гистамин

А также:

  • Ацетилхолин

  • Анандамид

  • Аспартат

  • АТФ

  • Вазоактивный интестинальный пептид

  • Глутамат

  • Окситоцин

  • Таурин

  • Триптамин

  • Эндоканнабиноиды

  • N-ацетиласпартилглутамат

Недостаток какого-либо из нейромедиаторов может вызывать разнообразные нарушения, например, различные виды депрессии.
В естественных условиях организм адаптирован к определенному уровню циркулирующих в крови нейромедиаторов. В период стрессовых реакций происходит увеличение (выброс) дополнительного количества этих соединений. В жизни каждого человека не однажды возникают стрессовые ситуации, но они, как правило, сравнительно кратковременны, поэтому рецепторы головного мозга не успевают привыкнуть к измененному химическому состоянию. Длительная стрессовая ситуация приводит к тому, что функционирование в ней становится привычным, практически нормальным. Снижение уровня стресса при выходе из аддиктивной зоны сопровождается уменьшением количества участвующих в стрессе химических соединений, что приводит к возникновению ситуаций отнятия. Нервная система, адаптированная к стрессовой ситуации реагирует на снижение стресса как на необходимость снова приспособиться к более низкому количеству стрессовых нейромедиаторов. Таким образом, если ургентный аддикт предпримет попытку релаксироваться и возвратиться в систему прежнего биологического времени, этот переход будет сопровождаться уменьшением образования химических ингредиентов ургентного стресса. В результате ожидаемая им релаксация не наступает, так как нейроны, адаптированные к высокому уровню химических составляющих стресса, реагируют на их уменьшение как на сигнал, что что-то не в порядке. Нервные клетки посылают сигналы об этом всему организму, что на клиническом уровне вызывает тревогу и общее беспокойство. Человек не находит себе места и воспринимает выход из ургентности как еще более неприятное состояние, от которого хочется немедленно избавиться, уходя привычным путем в аддиктивную фиксацию.

Таким образом, адаптированные к нейротрансмиттерам нейроны «переживают» период отнятия и способны реагировать на новую ситуацию, как на отсутствие стимуляции. Клинически это может выражаться в чувстве чрезвычайной усталости, сонливости. Подобные состояния являются серьезным препятствием претворения в жизнь решения избавиться от ургентной аддикции. Выбор аддикта ограничен. Он может пытаться погружаться в сон, стараясь ни о чем не думать, ни о чем не переживать и полностью забыться. Но это достаточно трудно сделать в связи с тревогой и возбуждением. Хотя аддикт может вернуться в ставшее для него привычным стрессовое состояние… Обе ситуации проигрышны, так как:

а) попытки «заспать» стресс неэффективны. Надежда на отдых не оправдывается, поскольку после него возникает ощущение ещё большей усталости и раздражения;

б) возвращение в аддиктивную зону эквивалентно поражению, которое сопровождается снижением самооценки и мотивации, направленной на следующую попытку.

Анализ конкретных фактов, отражающих попытки ургентных аддиктов самостоятельно справиться с проблемой, показывает, что аддикт нуждается в дополнительном времени для ее преодоления. Многое здесь зависит от длительности и выраженности аддикции. Тем не менее, всегда присутствует переходный период длящийся, порой, до нескольких недель, когда развиваются явления отнятия. В тяжелых случаях помогают физические нагрузки: спортивная ходьба, гимнастические упражнения, спортивные игры, физическая работа. Эти виды активности способны смягчить симптомы отнятия на фоне отсутствия свойственного ургентной аддикции давления времени.

Следует иметь в виду, что освобождение от ургентности создает благоприятные условия для проявления религиозного чувства и эта особенность в значительной степени облегчает выход из аддикции.



Ургентная зависимость исключает открытость аддикта для самоанализа и переживаний спиритуального характера. В случаях развития личности в этих двух направлениях возникает разительный контраст с ургентным состоянием, способный сформировать очень сильную антиаддиктивную мотивацию.

Таким образом, ургентная аддикция – вид зависимости, который выражается в субъективном ощущении постоянной нехватки времени и страхе «не успеть» (что-либо сделать, куда-либо пойти и т.д.).

Человеку с такой зависимостью присущи следующие личностные характеристики:

- желание контролировать время и осознание невозможности подчинить себе ход событий;

- выполнение профессиональных обязанностей в ущерб удовлетворению потребностей в отдыхе и межличностных отношениях;

- принятие абсолютно всех требований, касающихся профессиональной деятельности;

- потеря способности радоваться жизни в настоящем, «зацикленность» на задачах будущего или неудачах прошлого;

- игнорирование прошлого, вытеснение в бессознательное эмоционально насыщенных переживаний;

- страх будущего; стремление откладывать на будущее, обычно неопределенное, реализацию своих целей и желаний в сочетании с чувством того, что время уходит.

Одной из составляющих ургентной аддикции является работоголизм, характерными чертами которого являются состояние постоянного осмысления производственных проблем; раздражительность, вызываемая деятельностью, не связанной с работой; неспособность ждать и требование пунктуальности, дисциплинированности от других.

Как показывают исследования, ургентная аддикция чаще всего наблюдается у мужчин периода поздней взрослости (41-55 лет) и у женщин периода средней взрослости (26-40 лет).

Согласно результатам исследования отечественных ученых, в зависимости от особенностей саморегуляции и особенностей проявления данной зависимости можно выделить три типа ургентных аддиктов:

- планирующий аддикт – он инициативен в постановке целей, однако ему трудно определить, насколько принятая цель соответствует реальным условиям её достижения. Такой человек осознает рассогласование между поставленными задачами, ходом деятельности и ее результатами, но при этом не принимает решения об исправлении ошибок, не анализирует их причины. Ему гораздо легче отказаться от поставленной цели и выдвинуть новую, чем анализировать причины, из-за которых результат не достигнут. Планирующий ургентный аддикт постоянно занят – в основном, планированием своей деятельности;

- немоделирующий ургентный аддикт - активно выдвигает цели и даже пытается их реализовать, но не учитывает при этом внутренних условий и внешних обстоятельств деятельности. Поглощенный добросовестным выполнением своих обязанностей, он может не обратить внимания на изменившуюся ситуацию и будет руководствоваться изначально поставленной целью, действовать по ранее разработанной программе;

- негибкий ургентный аддикт - отличается высокой степенью самоорганизации. Он легко включается в процесс поставленных перед ними или сформулированных самостоятельно задач, проявляет инициативу, внимание к деталям. Вместе с тем, такой человек испытывает трудности в разработке программы действий в соответствии с конкретной целью деятельности. Он более склонен искать подобную ситуацию с уже известной программой действий в предыдущем опыте, чем экспериментировать в новых обстоятельствах. В реализации своей деятельности уделяет большое внимание контролю, проявляет настойчивость в достижении цели при возникновении помех.

Для того чтобы освободиться от ургентной аддикции, нужно избавиться от страха перед неструктурированным, не заполненным деятельностью временем.

Вероятно, следует заполнять свой день не только работой, но и отдыхом, общением с близкими. А если одолевает страсть к планированию времени, то стоит запланировать поездку на природу, поход в гости, чтение художественной книги – любое занятие, которое было так давно отложено из-за «необходимости» уделять время работе.



Следует запомнить: гиперстимуляция, А.Тасси жесткий мониторинг времени, субмиссивное поведение, ассертивность, нейротрансмиттеры, таймирование, планирующий аддикт, негибкий ургентный аддикт, немоделирующий ургентный аддикт, феномен «прилипания», релаксация, многоуровневые последствия, эмоциональная изоляция, эмоционально отрицательная будущностная проекция.
Вопросы и задания по Главе XIV


    1. Кем и когда был введен термин «ургентные аддикции»?

    2. Попытайтесь обосновать психологические механизмы, лежащие в основе этого типа зависимости.

    3. Расскажите об основной категории лиц, у которых формируется ургентная зависимость.

    4. Каким образом происходит развитие ургентной аддикции?

    5. Расскажите об основных характеристиках, присущих ургентной аддикции.

    6. Как «переживает», ощущает время ургентный аддикт?

    7. Что такое ассертивность?

    8. Какие черты, свойственны лицам, интегрированным во времени?

    9. В чем сущность феномена «прилипания» к стрессовому состоянию?

    10. Дайте представление о личностных характеристиках человека с ургентной зависимостью.

    11. Расскажите о типах ургентных аддиктов.


Глава XV Химические зависимости: алкоголизм
Как известно, многие люди достаточно широко используют/употребляют химические вещества, такие, как алкоголь, кофе, табак и разного рода транквилизаторы. Большинству из нас удается сохранять контроль над их употреблением на протяжении всей жизни, и только некоторые становятся настоящими рабами зависимости.

В широком смысле, под химической зависимостью (другие названия - лекарственная, наркотическая) понимают зависимость от употребления любых психоактивных веществ (ПАВ), которые подразделяются на легальные (табак, алкоголь, лекарства) и нелегальные наркотики (кокаин, производные конопли, опиаты и др.).



Специфической особенностью химической зависимости является наличие тесной связи между двумя ее аспектами - клиническим и психосоциальным. Это означает, что поведение, связанное с употреблением алкоголя, следует одновременно рассматривать и как комплекс социально-психологических проблем, и как следствие прогрессирующих физико-химических изменений в организме. На определенном этапе формирования аддикции (этапе физической зависимости) химические процессы в организме начинают играть ведущую роль в поддержании аддиктивного поведения. Данная особенность побуждает специалистов иметь некоторые знания в области клинических проявлений алкогольной зависимости.

А что же такое алкоголь?

Обратимся к справочникам:

- Арабское, al-kohl - тонкий сурьмяный порошок; позднее  — нечто тончайшее, неосязаемое; синтетические спирты одноатомные.

- Алкоголи — производные предельных и непредельных углеводородов, содержащие в молекуле од­ну гидроксильную группу; алкоголь широко применяют в медицине, главным образом, в качестве растворителей и дезинфицирующих средств.

- Алкоголь (лат. alcohol, от араб. الكحول‎‎ (al-kuḥl) — «спирт») имеет следующие значения:


  • то же, что и спирт (любой — метиловый, этиловый, изопропиловый и пр.),

  • этиловый спирт (этанол),

  • то же, что алкогольные напитки, т. е. напитки, содержащие этиловый спирт в существенных концентрациях.

Как мы знаем из предыдущих глав, для синдрома физической зависимости вообще характерны следующие клинические признаки:

  • непреодолимое желание употреблять психоактивные вещества; 

  • сниженный контроль за началом, окончанием или общей дозировкой их приема; 

  • употребление с целью смягчить синдром отмены (абстинентный синдром); 

  • повышение толерантности (потребность в более высоких дозах); 

  • снижение ситуационного контроля (употребление в непривычных обстоятельствах); 

  • игнорирование других удовольствий ради приема вещества; 

  • психические расстройства или серьезные социальные проблемы вследствие употребления. 

Существует мнение, что не все вещества вызывают физическую зависимость. Для точной оценки вида и степени зависимости требуется вмешательство специалистов (как правило, наркологов). На стадии физической зависимости психосоциальная помощь должна сопровождаться лечением болезненных симптомов.

Несмотря на некоторые различия в клинических проявлениях отдельных форм химической зависимости, последние имеют общие социально-психологические признаки. В основе данной аддикции лежит потребность продолжать прием алкоголя с целью достижения чувства комфорта или устранения неприятных ощущений (например, абстинентного синдрома). Влечение к алкоголю носит чрезвычайно сильный характер. Подобно раковой опухоли оно быстро разрушает личность и жизнь больного. Одним из указаний на злоупотребление алкоголем является социальная деградация, проявляющаяся, прежде всего, в быстро нарастающей социальной дезадаптации. При этом наблюдается у учащихся снижение успеваемости, отказ от учебы или профессиональной деятельности, конфликты с социальным окружением, проблемы с законом, отход от семьи и друзей, сужение общения до узкого круга (собутыльников), изоляция.

Параллельно с социальной деградацией происходит выраженное изменение характера. На фоне озабоченности алкоголем нарастает общая необязательность, формируется амотивационный синдром (утрата прежних интересов). Отрицание становится стилем поведения. Зависимый отрицает буквально все: факты употребления, правила, свои поступки, свою ответственность, наличие проблем, наконец, зависимость и необходимость ее лечения. Попытки окружающих помочь или обесцениваются, или вызывают агрессию. Реальность полностью заменяется фантазиями в форме бесплодных мечтаний, невыполняемых обещаний, лжи, иллюзий.

Вообще довольно сложно определить и частотную стадию употребления алкоголя, когда у человека формируется алкогольная зависимость. Ее проявление зависит от многих факторов: основным становится потеря контроля чувства количества и ситуации при приеме алкогольных напитков, что приводит к нарушению функционирования головного мозга, а именно высших психических функций.



Синдром алкогольной зависимости характеризуется наличием следующих компонентов:

- идеаторный (так называемое опьяненное мышление);

- поведенческий, эмоциональный (импульсивность поведения, смена психических настроений, лабильность эмоций);

- сенсорика (неприятные ощущения сжатости, сдавленности органно-системной направленности);

- вегетативность (нарушение природного баланса функционирования симпатической и парасимпатической систем).

При развитии острой алкогольной зависимости принято разграничивать два типа патологической тяги к алкоголю – первичную и вторичную:

- в основе первичной тяги лежит психологическая зависимость.

- вторичная тяга формируется под воздействием абстинентного синдрома.

Выделяют четыре основные форма психопатологических симптомов: парциальная, тотальная, сенсорная, пароксизмальная.

Как правило, первоначально аддиктивная личность старается уйти от решения проблем, и постепенно вообще теряет способность к действиям. Депрессия, изоляция, беспомощность, нелады с законом – вот что чаще всего приводит к осознанию серьезности проблемы.

Одним из наиболее важных является вопрос о мотивации зависимого поведения. Среди мотивов первичного употребления можно выделить:


  •  аттарактическая мотивация. Содержание аттарактической мотивации заключается в стремлении к приему алкоголя с целью смягчить или устранить явления эмоционального дискомфорта, тревожности, сниженного настроения;

  •   субмиссивная мотивация. Содержанием мотивации является неспособность отказаться от предлагаемого кем-нибудь приема алкоголя. При этом выдвигаются различные оправдательные причины, как, например, «неудобно», «не хочу обидеть хороших людей» и др. Мотивация отражает выраженную тенденцию к подчинению, зависимости от мнения окружающих;

  •   гедонистическая мотивация. Алкоголь употребляется для повышения настроения, получения удовольствия в широком смысле этого слова;

  •  мотивация с гиперактивацией поведения. Алкоголь потребляется для того, чтобы вызвать состояние возбуждения, активизировать себя. Притягательным свойством алкоголя является возникновение субъективного состояния повышенного тонуса, сочетающееся с повышенной самооценкой;

  • псевдокультурная мотивация.  В случаях псевдокультурной мотивации большое значение придается атрибутивным свойствам алкоголя. Характерны стремление к демонстративности, желание показать «изысканный вкус», произвести впечатление на окружающих редкими и дорогостоящими алкогольными напитками. Эта мотивация обычно сочетается с другими аддиктивными мотивациями и связана со стремлением компенсировать комплекс неполноценности.

  • познавательно-исследовательская - любопытство, стремление к новым впечатлениям.

Содержание аддиктивных мотиваций может определять развитие разных форм алкоголизма.

Желание изменить настроение по аддиктивному механизму достигается с помощью различных аддиктивных агентов. К таким агентам относятся вещества, изменяющие психическое состояния: алкоголь, наркотики, лекарственные препараты, токсические вещества. Искусственному изменению настроения способствует также и вовлеченность в какие-то виды активности: азартные игры, компьютер, секс, переедание или голодание, работа, длительное прослушивание ритмичной музыки.

Виды аддиктивного поведения имеют свои специфические особенности и проявления, они не равнозначны и по своим последствиям. У аддиктов, злоупотребляющих алкоголем, наркотиками и др. веществами, развивается интоксикация, наряду с психологической зависимостью появляются разные формы физической и химической зависимости, что связано в свою очередь с нарушением обмена веществ, поражением органов и систем организма, наблюдаются психопатологические явления и личностная деградация. При вовлеченности в какую-то деятельность развивается психологическая зависимость, более мягкая по своему характеру. Но все эти виды объединяют общие аддиктивные механизмы.

По данным Всемирной организации здравоохранения, алкогольная проблема, рассматриваемая только в медицинском аспекте, занимает третье место после сердечнососудистых и опухолевых заболеваний. Роль злоупотребления алкоголем в современном обществе особенно возрастает с учетом связанных с этим явлением психологических и социально – экономических последствий.



Началом развития алкогольной аддикции может стать первая встреча с алкоголем, когда опьянение сопровождают интенсивные эмоциональные переживания. Они фиксируются в памяти и провоцируют повторное употребление алкоголя. Символический характер приема спиртного утрачивается, и человек начинает ощущать необходимость приема алкоголя с целью достичь определенного желаемого состояния. На каком-то этапе, благодаря действию алкоголя, происходит подъем активности, повышается творческий потенциал, улучшается настроение, работоспособность, но эти ощущения, как правило, кратковременны; они могут смениться понижением настроения, апатией и психологическим дискомфортом. Появление такого состояния является одним из вариантов развития алкогольного аддиктивного поведения, так как человек начинает стремиться к его «воспроизведению», для чего усиленно прибегает к алкоголю. Особенно опасно возникновение механизмов аддиктивного поведения, связанное с допинг-эффектом в случаях, если последний выражается в возникновении психического состояния, субъективно облегчающего творческий процесс у лиц, занимающихся живописью, писателей, поэтов, музыкантов и др.
Нередко аддикты навязывают свой стиль поведения друзьям и близким, что происходит без всякого опасения перед возможностью возникновения стойкой алкогольной зависимости.

Традиционная антиалкогольная пропаганда неэффективна, т. к. она может только закрепить уверенность аддикта в безопасности выбранного средства аддиктивной реализации, потому что собственный опыт приема алкоголя противоречит содержанию пропагандистских деклараций. В последнее время растет сеть учреждений, призывающих избавиться от алкогольной или никотиновой зависимости с помощью кодирования или других методов, не имеющих в своей основе серьезной психологической работы с причинными механизмами аддикции, адекватной личностной коррекции и поддержки. Рекламирование таких служб довольно интенсивное, но, во-первых, носит навязчивый характер, чем может спровоцировать реакцию неприятия, а, во-вторых, способствует упрочению иллюзии, что избавиться от губительной зависимости можно в любое время и без особых усилий.

Мы уже отметили, что длительный прием алкоголя ведет за собой физическую зависимость.

Ее характеризуют следующие признаки: явления алкогольной абстиненции («похмельный синдром»), потеря ситуационного и количественного контроля, повышение толерантности к алкоголю в 8-10 раз по сравнению с изначальной (потребность в большей дозе для достижения прежнего эффекта). Постепенно нарушаются мнестические75 процессы, снижается круг интересов, наблюдаются частые перепады настроения, ригидность (то есть отсутствие гибкости) мышления, сексуальная расторможенность. Снижаются критика к своему поведению, чувство такта, проявляется склонность винить в своих бедах неудачный брак, работу, ситуацию в стране и т.д. Происходит социальная деградация (распад семьи, потеря работы, асоциальное поведение). По мере прогрессирования алкогольной аддикции у людей с таким стилем поведения наблюдаются сходства в мотивах деятельности, интересах, привычках, во всем образе жизни.

Психодинамические исследования раскрывают глубокие бессознательные мотивы употребления алкоголя. Ведущим побудительным мотивом к систематическому употреблению может являться стремление избежать напряжения и боли. В этом случае, любое напряжение воспринимается как предвестник явной угрозы существованию, аналогично недифференцированному младенческому ощущению голода. Следовательно, алкоголь, прежде всего, используются как самолечение! Большинство исследователей отмечают связь между личностным депрессивным расстройством и развитием алкогольной зависимости.

Все люди по своей природе аддиктивны. Человеческая психика состоит из аддиктов – автоматизированных действий, привычек, дающих удовольствие и удовлетворение. Однако аддикты бывают двух видов: конструктивные и деструктивные. Самый конструктивный из человеческих аддиктов – любовь. Человек стремится к такой зависимости, ищет ее порой всю жизнь.

Алкогольная болезнь – пример деструктивной аддикции. И говорить о лечении этой болезни некорректно без оценки степени ее запущенности. Необходимо оценить исходный уровень алкогольных ферментов, гормонов и нейромедиаторов и т.д.

К сожалению, признаки физической зависимости могут быть незаметными для человека, у которого они формируются. Например, невозможность воздержаться в сочетании с признаками отнятия. В каких-то случаях явления физической зависимости частично осознаются, а частично игнорируются, например, один из вариантов потери контроля и неудержимое влечение. Характер признаков физической зависимости определяет дальнейшее течение и подходы к коррекции аддиктивного процесса: 

 1.Потеря контроля - характеризуется тем, что с человеком происходит нечто, делающее невозможным «обычное», прежнее употребление алкоголя. Если раньше, до потери контроля, существовала ориентация на определенный алкогольный эффект и возможность прогнозировать на время употребления развитие приятных для человека переживаний, то при потере контроля возникают отрицательные последствия, к которым приводит прием любой начальной дозы алкоголя. Иными словами, после первой дозы возникает неудержимое влечение к приему следующих доз, и этот процесс продолжается до развития тяжелого опьянения с нарушением сознания. При потере контроля происходит изменение обмена алкоголя в организме, сопровождающееся быстрым нарастанием содержания алкоголя в крови, с последующим быстрым его снижением. Алкогольное «плато» не устанавливается. Очевидно, во время быстрого снижения алкоголя возникает комплекс неприятных признаков, провоцирующих употребление следующей дозы.

2. Неудержимое влечение - внезапно без всякой связи с приемом алкоголя - может появиться через большое количество времени после последнего приема алкоголя, например, через год. Желание настолько представлено, что человек пойдет на все, чтобы выпить. Последствия такого приема аналогичны последствиям, характерным для потери контроля, поскольку этот признак при этом присутствует.

3. Признаки отнятия (абстинентный синдром) - возникают при снижении содержания алкоголя в крови через несколько часов после выпивки. Возникает общее плохое состояние, сопровождающееся болями в различных частях тела, головной болью, тошнотой, отвращением к еде, усиленной жаждой, повышенной возбудимостью, нарушением координации тонких движений, тремором пальцев рук. Возможно ощущение физической слабости, ускоренное сердцебиение, потливость. Эти симптомы сочетаются с желанием снять это состояние алкоголем, что удается сделать при условии отсутствия признаков потери контроля. С появлением потери контроля снять это состояние невозможно, так как прием даже малой дозы провоцирует алкогольный эксцесс.

4. Признак невозможности воздержаться от приема  - характеризуется тем, что употребляя сравнительно небольшие дозы, не вызывающие выраженных явлений опьянения, человек поддерживает постоянно повышенную концентрацию алкоголя в организме, употребляя его несколько раз в день. Как правило, наибольшая доза употребляется вечером. Если такая ситуация продолжается, развиваются явления отнятия, которые могут быть долго незаметны, поскольку человек продолжает употреблять алкоголь.



Физическая зависимость развивается на фоне ранее сформированной психологической зависимости. Проявления психологической зависимости продолжают присутствовать при возникновении физической зависимости, во многом определяя мотивации повторного употребление алкоголя, при которых в промежутках между выпивками человек стремится выпить снова, несмотря на опыт отрицательных переживаний, связанных с физической зависимостью.
 По данным Всемирной организации здравоохранения (2008-2010), потребление алкоголя в год в России достигает 10,6 л на душу населения. Это один из самых высоких показателей в мире. 

По данным Росстата, в месяц на спиртное из семейного бюджета тратится в среднем почти столько же денег, сколько на молочные продукты и хлеб! 

А пьянство в сочетании с вождением автомобиля – одна из главных причин смерти и увечий на дороге. Любой человек - потенциальная жертва таких водителей. В половине всех дорожно-транспортных происшествий от чужого пьянства страдают невинные люди…

В древние времена на Руси основным сырьем для производства алкоголя являлся мед, поэтому традиционные хмельные напитки (медовуха, пиво, брага) были слабоградусные. Прием спиртного, как правило, сопровождался обильной трапезой, что в совокупности сводило к минимуму ущерб здоровью от употребления алкоголя. 

Алкогольные традиции на Руси определялись ритуальным употреблением спиртных напитков по случаю знаменательных событий, православных праздников, свадеб, завершения сбора урожая и т. п. 

Первое упоминание о водке в летописи Древней Руси встречается в XV веке. Тогда крепкий алкогольный напиток назывался «винным хлебом». Чтобы придать напитку необычный вкус, наши предки настаивали на толченых желудях, на целебных травах и хмеле. Позднее для этой же цели стали использовать фрукты, ягоды и пряности. 

Древнеславянское общественное питейное заведение называлось корчма. В этом месте народ сходился для бесед и выпивки с песнями и музыкой. 
В середине XVI века появились первые кабаки, распространение которых на Руси пошло очень быстро. При Борисе Годунове практически все корчмы были уничтожены, а в 1598 году частным лицам было запрещено торговать водкой. В 1648 году в Москве и многих других городах возникли «кабацкие бунты». Они начались в связи с неспособностью городской черни платить по кабацким долгам (приобретение спиртного в кредит), резким снижением качества водки, разорительными последствиями пьянства для народа. С целью борьбы с алкоголизмом был издан указ, ограничивающий число питейных заведений. Запрещалась продажа водки в кредит, и отпускалась она только по одной чарке (143,5 г) на человека. 

Введенные ограничения привели к падению алкогольных сборов в казну, поэтому соблюдение ограничений продержалось недолго – всего семь лет. 
Во времена правления Петра I выросло потребление алкоголя, поскольку это было выгодно государству. Ведь петровские преобразования требовали немалых средств, а большая доля доходов в казну шла именно от питейного дела. 

После введения «спиртной монополии» огромные прибыли стали концентрироваться в руках частных лиц, что не очень устраивало правительство. В 1863 году была введена новая система продажи, получившая название акцизной. Массовое промышленное производство водки в условиях свободной конкуренции и отмены монополии привело к снижению ее цены, росту продаж и доходов казны от акцизных сборов. Только за один 1864 год потребление водки возросло почти в два раза, а соблазн к пьянству развился до крайней степени. 

Таким образом, за три столетия водка прочно укоренилась в России. Если в конце XVII века в каждом городе было по одному, так называемому, кружечному двору, то после 1863 года число кабаков по всей России уже исчислялось сотнями тысяч. Фактором, сдерживающим распространение алкоголизма, являлось занятие людей сельским трудом, поскольку многодневный запой грозил крестьянину разорением. По потреблению алкоголя на каждого человека дореволюционная Россия стояла на одиннадцатом месте в мире. 

Хотя и говорят, что Россия самая пьющая страна, на самом деле это спорный вопрос. По данным мировой статистики, больше всего алкоголь употребляют французы, за ними идут итальянцы, испанцы, американцы и только после них россияне. Правда, данных о том, какая страна употребляет самый крепкий алкоголь, нет. В европейских странах алкогольная продукция – это, в основном, вина, а в России – водка. 

Выдающийся врач Владимир Михайлович Бехтерев писал: 
«Русский народ имел несчастную привилегию потреблять сорокаградусную водку, находиться в гораздо менее благоприятных условиях, чем народы Запада, которые главным образом потребляют виноградное вино и пиво. Дело в том, что крепкие растворы алкоголя... действуют особенно разрушительно, а при слабых растворах алкоголь не имеет такого вредного действия. ...Сплошь и рядом у нас практикуется питье водки целым стаканом, часто без закусывания и даже на голодный желудок. А в этом случае алкоголь действует много более вредно, нежели при потреблении такого же количества при других условиях»… 
Вернемся к истории.

Алкоголизм как заболевание впервые подробно описал в середине XIX века шведский врач Магнус Гус (Magnus Huss), но сам алкоголь известен еще с древности.

В 1952 году Всемирнаяя организация здравоохранения утвердила понятие алкоголизма как болезни.

Однако неопределенность термина привела к тому, что в 1979 году согласно «Международной классификации болезней» Всемирная организация здравоохранения предпочла более узкую формулировку алкоголизма и обозначила его, как состояние (физическое и психическое), возникающее в результате постоянного потребления алкоголя - произошла  замена термином «синдром алкогольной зависимости». В Международной статистической классификации болезней и проблем, связанных со здоровьем (10-го пересмотра - используется всеми врачами для кодирования медицинских диагнозов с 1999 года по настоящее время), все алкогольные расстройства классифицируются как «психические и поведенческие расстройства вследствие употребления психоактивных веществ». Таким образом, мы постепенно начинаем понимать, что алкоголизм – собирательный термин для обозначения расстройств поведения, возникающих вследствие злоупотребления алкоголем. 

Алкоголиком в полном смысле слова считается человек, для которого алкоголь стал столь же необходимым компонентом жизнедеятельности, как вода и пища. Медицина утверждает, что к чрезмерному потреблению алкоголя склонны люди с недостаточно организованной психикой, не способные справиться с тревогой или напряжением. Предрасполагают к употреблению алкоголя и такие черты характера, как легкая внушаемость, ранимость, неприспособленность к жизни, инфантильность, желание уйти от действительности, неустойчивость перед жизненными невзгодами, неспособность их переносить. 

Распространению алкоголизма также способствуют и различные социальные влияния: культурные и религиозные традиции и ритуалы, общественно-экономические условия, особенности труда, быта, воспитания, характера семьи и ближайшего окружения. 

Однако надо помнить: алкоголь и алкоголизм понятия разные. Алкоголь – это общее название напитков, в содержание которых входит этиловый спирт. Алкоголизм включает в себя собирательный образ: психологический, социальный и медицинский. 

По мнению специалистов, предпосылками для развития алкогольной зависимости считаются: неадекватная самооценка (заниженная или завышенная), закомплексованность в общении, неумение обуздывать свои чувства, постоянное внутреннее напряжение, сопровождаемое стрессами. Принимая дозу алкоголя, человек на время получает освобождение от каких-либо внутренних конфликтов и комплексов, иллюзорно удовлетворяет ту или иную потребность. 

Итак, алкогольная зависимость возникает вследствие регулярного употребления спиртных напитков, однако, полностью сформировавшись, может продолжать развиваться и при воздержании от алкоголя. Характеризуется четырьмя синдромами, последовательное развитие которых определяет стадии бо­лезни:

- синдром измененной  реактивности: изменение переносимости спиртных напитков, исчезновение защитных реакций при передозировке алкоголя, способность к систематическому употреблению спиртного и  извращение его действия, амнезии на период опьянения;

- синдром психической зависимости: влечение к опьянению — так называемое психическое обсес­сивное (навязчивое), психический дискомфорт в  трезвом состоянии и улучшение психических функций в состоянии опьянения;

- синдром физической зависимости: физическая (неудержимая) потребность в опьянении, потеря контроля за количеством выпитого спиртного, проявления абстиненции, улучшение физических функций в состоянии опьянения;

- синдром последствий хронической интоксикации в психической, неврологической, соматической сферах и в социальной деятельности.

Исследуя химические и нехимические зависимости, в своем труде «Психосоциальная аддиктология» (2001 г.), доктор медицинских наук, профессор и основатель современной аддиктологии Цезарь Петрович Короленко пишет: «Аддиктивное поведение (зависимость от кого-либо или чего-либо) является одной из форм отклоняющегося поведения. Аддиктивное



поведение выражается в уходе от реальности посредством изменения психического состояния. Говоря об алкогольной аддикции, мы имеем тот факт, что, выпивая дозу алкоголя, человек «уходит» от реальности, которая его не устраивает»

Развитие аддиктивного поведения начинается с фиксации, которая происходит при встрече с воздействием того, что произвело на человека сильное впечатление. Среди химических аддикций лучше всего изучена алкогольная. 

По степени пристрастия к алкоголю медики подразделяют людей на несколько типов: 

1. Абстиненты. Это лица, воздерживающиеся по тем или иным причинам от приема алкоголя либо употребляющие его не чаще 2-4 раз в год в очень небольших дозах (до 100 мл. пива, вина или водки). 

2. Редко употребляющие спиртные напитки. Характеризуются поздним началом употребления алкоголя, низкой толерантностью, редкими (1 раз в 2-3 месяца) и в небольших объемах (до 150 мл. водки или 500 мл. пива) алкоголизациями, обычно в ситуациях, когда уклониться от этого трудно и отказ может быть неодобрительно истолкован окружающими. 

3. Часто употребляющие спиртные напитки. Данная группа включает лиц, употребляющих алкоголь 1-4 раза в месяц в дозах от 100 до 400 мл. водки или нескольких бутылок пива. Алкоголизации определяются соответствующей ситуацией; у таких лиц формируется определенная потребность в спиртных напитках, но она легко компенсируется другими интересами и не играет существенной роли в жизни. 

4. Систематически употребляющие спиртные напитки (систематическое пьянство). Характерно употребление спиртных напитков в дозах от 200 до 500 граммов водки по нескольку раз в неделю, расширение поводов для алкоголизации, формирование психических защитных механизмов в форме «алкогольных алиби», т. е. доказательств, призванных оправдать пьянство в глазах окружающих. Потребление спиртных напитков у них включается в стереотип поведения, формируется соответствующий стиль жизни. Имеется тенденция (в отличие от предыдущих групп) к приему максимально переносимых доз алкоголя. 

5. Привычное пьянство. Достаточно длительное систематическое пьянство приводит к тому, что у части лиц появляются либо отдельные симптомы хронического алкоголизма, либо их стертые формы, но совокупности клинических проявлений, позволяющих поставить диагноз хронического алкоголизма, нет. Для лиц данной группы характерны попытки ограничить потребление алкоголя (по минованию состояния опьянения возникают мысли, что надо меньше пить), а мотивировка может быть различной – эстетическая, физическая, меркантильная. 

Психологическая зависимость от алкоголя строится на фиксации ощущения, что алкоголь вызывает желаемый эффект. Психологическая зависимость начинается тогда, когда употребление алкоголя во многом теряет символический характер. Во многих культурах употребление алкоголя носит именно символический характер. Символический прием алкоголя может не приводить к развитию психологической зависимости. Важно, что человек думает об алкоголе как о средстве, с помощью которого он контролирует свое состояние.

Во всем мире установлены «безопасные» дозы алкоголя. 


В США и Англии мужчине разрешено 24 г. чистого спирта в сутки, а женщине – 16 г. Это эквивалентно двойной дозе виски (примерно четверть стакана). Доза, установленная Всемирной организацией здравоохранения, – от 20 до 30 г спирта в сутки. 

Предельно допустимая доза для взрослого человека не должна превышать 40-60 г чистого спирта (это примерно 100-150 г водки). Все, что выше – очень опасно, так как грозит быстрым привыканием

Давно известно, что небольшое количество алкоголя улучшает сердечную деятельность человека. Медики доказали, что умеренно потребляемый алкоголь растворяет тромбы в кровеносных сосудах. При употреблении 20 г чистого алкоголя в организме человека не происходит никаких негативных изменений. В больших дозах алкоголь вызывает сильное раздражение и воспаление желудка. Подавляющая часть введенного в организм алкоголя (90-95%) сгорает и только незначительная часть (5-10%) выделяется легкими и почками в неизменном виде. Сгорание алкоголя в организме происходит довольно медленно. Даже после незначительной дозы приема внутрь, содержание его в крови остается постоянным в течение почти двух часов. За один час организм в состоянии нейтрализовать не более 7-10 г или 0,1-0,2 промилле содержания алкоголя в крови. Поэтому главным мерилом для каждого человека, есть и будет культура потребления алкоголя. Разные дозы алкоголя действуют на разные области мозга. Так, малые дозы алкоголя воздействуют в основном на отделы, регулирующие моторную деятельность, а большие дозы влияют на области, ответственные за работу памяти и принятие решений. 

Во все времена в разных странах велась борьба с алкоголизмом на государственном уровне. В Древней Греции, когда люди начинали пить вино, не разбавленное водой (как было принято), вырубались виноградники. А в древней Индии существовал куда более жесткий метод – людям, злоупотребляющим алкоголем, заливали в рот расплавленный свинец. 
В некоторых странах, таких как США, Финляндия, Россия, принимался так называемый «сухой» закон (особенно в годы войн). Причем в России эта мера вводилась неоднократно – в начале XX века и в период перестройки. 

Заметим обязательно, что примерно две трети населения земли ведут трезвый образ жизни. Около 600 народностей на планете не пьют, не курят, не употребляют наркотики в силу своих традиций, культурных и религиозных ценностей. Вот страны, где употребление алкоголя запрещено или ограничено: Албания, Алжир, Бангладеш, Бахрейн, Бенин, Бруней, Гамбия, Гана, Гвинея, Египет, Замбия, Зимбабве, Индия, Индонезия, Иордания, Ирак, Исландия, Камбоджа, Камерун, Кения, Китай, Мавритания, Сирия, Судан, Таиланд, Турция, Финляндия, Швеция, Эфиопия. 

Но когда мы говорим об алкогольной зависимости, никогда не стоит забывать, что проблема эта настолько «помолодела», что борьба с ней стала действительно занимать очень большое место в решении и общемировых, и только российских педагогических, психологических, медицинских и юридических проблем.

Проблема употребления психоактивных веществ (ПАВ) и подростковой аддиктивности актуальна для России как за счет большого количества вовлеченных в нее подростков, так и вследствие появления и трансформации новых форм использования и наркотических, и токсических веществ и алкоголя. Отмечается объективный и очевидный рост употребления легких алкогольных напитков, в частности пива и алкогольных коктейлей до состояния выраженного опьянения, поведенческих нарушений, что, в целом, характерно и для других стран.

Так, по данным эпидемиологических исследований, 35-50% девочек и мальчиков Дании, Кипра, Ирландии, Чехии употребляют пиво более 3 раз в месяц. Наиболее высокие показатели использования седативных средств без назначения врача в сочетании с алкоголем регистрируются в Великобритании, Швеции, Польше, причем девочки употребляют данные ПАВ чаще, чем мальчики (25% и 14%, соответственно, прибегали к этому хотя бы раз в жизни). Согласно исследованиям по проекту ESPAD (Европейского проекта школьных исследований по алкоголю и наркотикам) в 2010 году вождение автомобиля в нетрезвом виде знакомо более, чем половине подростков США и Канады.

Наиболее употребляемым алкогольным напитком среди 60% мальчиков и девочек, участвовавших в исследованиях, было пиво - трижды или чаще в течение последнего месяца его употребляли 38% мальчиков и 29% девочек. В ответах на данный вопрос заключается заметное противоречие: мальчиков, употреблявших в последний месяц пиво, значительно больше, чем не употреблявших алкоголя вообще, поскольку не все подростки считают пиво алкогольным напитком.



Ошеломляющий успех Общества Анонимных Алкоголиков (ОАА) подтверждает распространенную точку зрения: алкоголизм — это болезнь. Больной диабетом не несет ответственности за свою болезнь, но всецело ответственен за заботу о себе самом. Алкоголик не несет ответственности за свой алкоголизм, но полностью отвечает за свои действия. В рамках этой модели алкоголики обладают врожденной предрасположенностью к алкоголизму; психологические факторы играют здесь небольшую роль. Такой взгляд на алкоголизм как на болезнь, возникший, вероятно, как реакция на давление моралистов и негуманное, «отечески-принудительное» лечение алкоголиков, в последнее время подтверждается результатами генетических исследований. Говоря об ОАА, важно понимать следующее: хотя Анонимные Алкоголики считают алкоголизм болезнью, их методы на самом деле соответствуют реальным психологическим потребностям членов общества и способствуют личностным изменениям. Воздержание достигается в контексте заботливого и внимательного отношения к больному со стороны собратьев по несчастью. Опыт отношений члена группы ОАА с заботящимися о нем фигурами может быть интернализован; подобным же образом забота о себе, самоконтроль и самоуважение могут быть интернализованы пациентом при общении с психотерапевтом. Это один из способов, которым терапевт может помочь алкоголику управлять своими аффектами и контролировать свою импульсивность. Психодинамический подход фокусирует или расширяет терапевтический процесс, облегчая пациенту понимание и концептуализацию изменений, вызванных методом Общества Анонимных Алкоголиков. Большинство экспертов по алкоголизму согласились бы с тем, что алкоголизм представляет собой гетерогенное расстройство с мультифакторной этиологией. То, что помогает одному пациенту, может не подойти другому, и поэтому любой метод лечения является предметом непрекращающихся дискуссий. Не существует жесткой программы лечения; всех пациентов следует рассматривать индивидуально. К несчастью, модель «алкоголизм — болезнь» привела к некоторой депсихологизации алкоголизма. Те, кто подчеркивает важность психологических факторов, отмечают, что алкоголиков характеризуют не только сложности управления аффектами и контроля своих импульсов; у них нарушены и другие функции Эго, например, способность поддерживать самооценку и заботиться о себе. Алкоголизм далеко не так прост. Не существует единого типажа «алкоголика — человека, предрасположенного к алкоголизму». Игнорирование личностных различий и индивидуальных психологических проблем затрудняет попытки понять, какие факторы становятся причиной рецидивов, возникающих в течение болезни. Алкогольная зависимость, как и прочие аддикции, возникает у конкретного человека, у личности. Алкоголизм или иные зависимости могут развиться как результат длительных невротических конфликтов, структурного дефицита, генетической предрасположенности, семейных и культурных условий, а также влияния окру­жения.

Рассмотрим несколько житейских мифов и заблуждений, созданных с целью оправдать полезность употребления спиртных напитков:

- с помощью алкоголя можно быстро согреться. Алкогольные напитки часто называют горячительными. Почему? Люди уверены в том, что спирт обладает согревающим эффектом. И для замерзшего человека глоток чего-нибудь крепкого — самое лучшее лекарство. В подобном утверждении содержится лишь маленькая доля истины. Дело в том, что при охлаждении помогают примерно 50 граммов водки или коньяка. Они расширяют сосуды и нормализуют кровоснабжение внутренних органов. Последующие же дозы алкоголя усиливают кровоток в коже. Она краснеет, появляется приятное чувство тепла. Но оно очень обманчиво - ведь в этом случае усиливается теплоотдача, и организм начинает остывать еще больше. Причем, у человека сохраняется субъективное ощущение полного благополучия. Так что согревающий эффект спиртных напитков очень преувеличен;

- алкоголь усиливает аппетит. Спиртное действительно возбуждает аппетит. Но появление легкого чувства голода провоцируют только крепкие напитки, да и то лишь малые их количества. Речь идет о 20-25 граммах водки. Она воздействует на центр насыщения и активирует его. Весь этот процесс занимает минут 15-20, не меньше. Поэтому пить «для аппетиту» прямо пред едой в корне неверно. Ведь за считанные секунды голод не появится: на это требуется более длительное время. К тому же алкоголь перед едой — тоже не выход их положения. Спиртное будет агрессивно вести себя по отношению к слизистой голодного желудка. Он будет страдать и от соляной кислоты, выработка которой тоже будет усиливаться. В результате возможно развитие гастрита. Не слишком ли высокая цена за то, чтобы с аппетитом покушать?



- алкоголь снимает стресс. Часто уставшие люди пытаются поднять себе настроение с помощью алкоголя. Но в большинстве случаев это делается неправильно. Ведь выпивать надо совсем немного — 20-30 мл. водки или коньяка или 40 мл. вина. Такие небольшие дозы снимают внутреннее напряжение и помогают расслабиться. Что, в общем-то, соответствует понятию «снять стресс». К сожалению, чаще всего, для этой цели используются гораздо более весомые объемы спиртного.И здесь сценарий может развиваться по двум путям. Первый - усугубляется усталость, снижается настроение, появляется своеобразная депрессия, которая только усиливает чувство внутреннего утомления. Второй — это алкогольная эйфория, которая тоже неизбежно заканчивается депрессией. Ни в том, ни в другом случае об освобождении от стресса говорить не приходится. Так что если уж избавляться от этой напасти с помощью алкоголя, то делать это надо с умом;

Каталог: upload -> 2014
2014 -> Учебное пособие для студентов высших учебных заведений
2014 -> Методические рекомендации по проведению психолого-педагогических исследований дошкольника
2014 -> Учебное пособие для студентов высших учебных заведений
2014 -> Учебное пособие междисциплинарного курса
2014 -> Практикум для студентов всех специальностей по освоению
2014 -> Методическая разработка для тренеров-преподавателей мбоудод сдюсшор №2 «Красные Крылья», «Средства восстановления в спорте»
2014 -> Методические рекомендации для преподавателей по проведению учебной дисциплины огсэ. 03. Психология общения Разработчик
2014 -> Методическая разработка «Синдром эмоционального выгорания»
2014 -> «Пути преодоления межнациональных конфликтов» по учебной дисциплине «Этика и культура межнациональных отношений»
2014 -> Учебное пособие для студентов высших учебных заведений


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   ...   22


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2019
обратиться к администрации

    Главная страница