Учебное пособие для вузов Под редакцией А. Л. Журавлева Москва 2002 уд к 159. 9 Ббк88 с 69


Четвертый период (вторая половина 50-х — первая половина 70-х годов XX века)



страница2/21
Дата15.05.2016
Размер5.32 Mb.
#13258
ТипУчебное пособие
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   21

Четвертый период (вторая половина 50-х — первая половина 70-х годов XX века)

В этот период сложилась особая социальная и интеллектуаль­ная ситуация в нашей стране. «Потепление» общей атмосферы, ос­лабление администрирования в науке, снижение идеологического контроля, известная демократизация во всех сферах жизни обусло­вили возрождение творческой активности ученых. Для социальной психологии было важным то, что возрос интерес к человеку, вста­ли задачи формирования всесторонне развитой личности, ее актив­ной жизненной позиции. Изменилась ситуация в общественных науках. Интенсивно стали проводиться конкретные социологичес­кие исследования. Важным обстоятельством были изменения в психологической науке Психология в 50-х годах отстояла свое пра­во на самостоятельное существование в острых дискуссиях с физи­ологами. В обшей психологии социальная психология получила на­дежную опору. Начался период возрождения социальной психоло­гии в нашей стране. С известным основанием этот период можно назвать восстановительным. Социальная психология сформирова­лась как самостоятельная наука. Критериями этой самостоятельно­сти выступили1 осознание представителями этой науки уровня ее развития, состояния ее исследований, характеристика места этой науки в системе других наук; определение предмета и объектов ее исследований; выделение и определение основных категорий и понятий; формулирование законов и закономерностей; институии-онализация науки; подготовка специалистов. К формальным кри­териям относятся публикации специальных трудов, статей, органи­зация обсуждений на съездах, конференциях, симпозиумах. Всем этим критериям отвечало состояние социальной психологии в на­шей стране. Формально начало периода возрождения связывают с дискуссией по социальной психологии. Эта дискуссия началась публикацией статьи А. Г. Ковалева «О социальной психологии» в

Предмет, история и методы социальной психологии_________________ 2L

Вестнике ЛГУ, 1959. № 12. Дискуссии продолжались в журналах «Вопросы психологии» и «Вопросы философии», на II съезде пси­хологов СССР, на пленарном заседании и на впервые организован­ной в рамках Всесоюзных съездов секции по социальной психоло­гии. В Институте философии АН СССР работал постоянно дей­ствующий семинар по социальной психологии.

В 1968 г. была опубликована книга «Проблемы общественной психологии» под ред. В. Н. Колбановского и Б. Ф. Поршнева, ко­торая привлекла внимание ученых. В синтезированном виде само­рефлексия социальных психологов о сущности социально-психо­логических явлений, предмете, задачах социальной психологии, определение основных направлений ее дальнейшего развития от­разились в учебниках и учебных пособиях, основные из которых были опубликованы в 60-х — первой половине 70-х годов (Г. М. Ан­дреева, 1980; А. Г. Ковалев, 1972; Е. С. Кузьмин 1967; Б. Д. Пары-гин, 1967, 1971). В известном смысле завершающей восстанови­тельный период работой является книга «Методологические про­блемы социальной психологии» (1975). Она выступила как итог «коллективного думания» социальных психологов, которое осу­ществлялось на постоянно действующем в Институте психологии семинаре по социальной психологии. В книге отражены основные проблемы социальной психологии: личность, деятельность, обще­ние, общественные отношения, социальные нормы, ценностные ориентации, большие социальные группы, регуляция поведения. Эта книга полностью представлена авторами, входившими в чис­ло ведущих социальных психологов страны того периода.

Заключительный этап в истории отечественной социальной психологии ознаменовался разработкой основных ее проблем. В области методологии социальной психологии плодотворными были концепции Г. М. Андреевой (1980), Б. Д. Парыгина (1971), Е. В. Шороховой (1975). В исследование проблем коллектива большой вклад внесли К. К. Платонов (1975), А. В. Петровский (1982), Л. И. Уманский (1980). Исследования социальной психоло­гии личности связаны с именами Л. И. Божович {1968), К.. К. Пла­тонова (1965), В. А Ядова (1975). Исследованию проблем деятель­ности посвящены труды Л. П. Буевой (1978), Е. С. Кузьмина (1967). Исследованием социальной психологии общения занима­лись А. А. Бодалев(1965),Л. П. Буева (1978), А. А. Леонтьев (1975), Б. Ф. Ломов (1975), БД. Парыгин (1971).

В 70-х годах завершилось организационное становление соци­альной психологии. Произошла институиионализация ее как само-

22_____________________________________________________Глава 1

стоятельной науки. В 1962 г организована первая в стране лаборато­рия социальной психологии в Л ГУ, в 1968 г. — первая кафедра соци­альной психологии в том же университете; в 1972 г. — аналогичная кафедра в МГУ. В 1966 г. с введением ученых степеней по психоло­гии социальная психология приобрела статус квалификационной научной дисциплины Началась систематическая подготовка специ­алистов по социальной психологии. В научных учреждениях органи­зуются группы, в Институте психологии АН СССР в 1972 г создан первый в стране сектор социальной психологии. Публикуются ста­тьи, монографии, сборники. Проблемы социальной психологии об­суждаются на съездах, конференциях, симпозиумах, совещаниях

1.3. К истории зарождения зарубежной социальной

психологии

Авторитетный американский психолог С. Сарасон (1982) сформу­лировал следующую очень важную мысль «Общество уже имеет свое место, свою структуру и свою миссию — оно уже куца-то идет. Психология, которая избегает вопроса о том, куда мы идем и куда мы должны идти, — оказывается весьма заблуждающейся психоло­гией. Если психология нс касается вопроса о своей миссии, она обречена быть скорее ведомой, а не ведущей». Речь идет о роли психологической науки в обществе и в его развитии, и приведен­ные слова должны быть отнесены в первую очередь к психологии социальной, поскольку проблемы человека в обществе составляют основу ее предмета Поэтому историю социальной психологии сле­дует рассматривать не просто как хронологическую последователь­ность возникновения и смены тех или иных учений и идей, а в кон­тексте связей этих учений и идей с историей самого общества Та­кой подход позволяет понять сам процесс развития идей как с точ­ки зрения объективных общественно-исторических запросов к на­уке, так и с позиций внутренней логики самой науки.

Социальную психологию можно считать, с одной стороны, са­мой древней областью знаний, а с другой — ультрасовременной научной дисциплиной. В самом деле, как только люди начали объе­диняться в какие-то более или менее стабильные первобытные со­общества (семьи, роды, племена и т. д ), возникла необходимость во взаимопонимании, в умении строить и регулировать отношения внутри сообществ и между ними. Следовательно, с этого момента человеческой истории началась и социальная психология, сначала

Предмет, история и методы социальной психологин_________________23

в виде примитивных обыденных представлений, а затем в форме развернутых суждений и концепций, включавшихся в учения мыс­лителей древности о человеке, обществе и государстве.

В то же время есть все основания считать социальную психо­логию наукой ультрасовременной. Объясняется это неоспоримым и быстро растущим влиянием социальной психологии в обществе, что в свою очередь связано с углубляющимся осознанием роли «человеческого фактора* во всех сферах современной жизни. Рост этого влияния отражает тенденцию социальной психологии стать из науки «ведомой», то есть лишь отражающей запросы общества, объясняющей, а нередко и оправдывающей status quo. наукой «ве­дущей», ориентированной на гуманистически-прогрессивное раз­витие и совершенствование общества.

Следуя логике рассмотрения истории социальной психологии с позиций развития идей, можно выделить три основные стадии в эволюции этой науки. Критерий их различий заключается в преоб­ладании на каждой стадии определенных методологических прин­ципов, а их связь с историко-хронологическими вехами носит до­вольно относительный характер. По этому критерию Э Холландер (1971) выделил стадии социальной философии, социального эмпи­ризма и социального анализа. Для первой характерен прежде все­го умозрительный, спекулятивный метод построения теорий, кото­рый, хотя и основан на жизненных наблюдениях, не включает сбор систематизированной информации и опирается лишь на субъек­тивные «рациональные» суждения и впечатления творца теории. Стадия социального эмпиризма делает шаг вперед в том, что для обоснования тех или иных теоретических соображений использу­ются уже не просто рациональные умозаключения, а набор эмпи­рических данных, собранных по какому-то признаку и даже как-то обработанных, хотя бы упрошенным способом, статистически. Социальный анализ означает современный подход, включающий в себя установление не только внешних связей между явлениями, но и выявление причинных взаимозависимостей, раскрытие законо­мерностей, проверку и перепроверку получаемых данных и постро­ение теории с учетом всех требований современной науки.

В хронологическом пространстве эти три стадии можно услов­но распределить следующим образом: методология социальной фи­лософии была преобладающей начиная с античных времен до XIX в.; XIX век стал периодом расцвета социального эмпиризма и зало­жил основы для стадии социального анализа, который с начала XX века и до сегодняшних дней составляет методологический базис

24__________________________________________________Глава 1

подлинно научной социальной психологии. Условность данного хронологического распределения определяется тем, что и сегодня все три названных методологических подхода имеют место в соци­альной психологии. При этом нельзя однозначно подходить к их оценке с позиций, что «лучше» или «хуже». Глубокая чисто теорети­ческая мысль может породить новое направление исследований, сумма «сырых» эмпирических данных может стать толчком к разра­ботке оригинального метода анализа и какому-то открытию. Иными словами, не сами методы, а творческий потенциал человеческой мысли составляет основу научного прогресса. Когда этот потенциал отсутствует, а методология и методы применяются бездумно, меха­нически, то научный результат может оказаться одинаковым как для X века, так и для нашего — века компьютерного.

В рамках названных стадий в развитии социальной психоло­гии познакомимся с отдельными, наиболее научно значимыми периодами и событиями в истории этой науки

Стадия социальной философии. Для античного времени, а также и для мыслителей Средневековья было обычным стремление строить глобальные теории, которые включали в себя суждения о человеке и его душе, об обществе и его социальном и политичес­ком устройстве и о мироздании в целом. Примечательно при этом, что многие мыслители, разрабатывая теорию обшества и государства, брали за основу свои представления о душе (сегодня мы сказали бы — о личности) человека и о самых простых челове­ческих отношениях — отношениях в семье

Так, Конфуций (VI -V в. до н. э.) предлагал регулировать отноше­ния в обществе и государстве по образцу отношений в семье. И там, и там есть старшие и младшие, младшие должны следовать указани­ям старших, опираясь при этом на традиции, нормы добродетели и добровольного подчинения, а не на запреты и страх наказаний.

Платон (\МУв.до н. э.) видел единые начала для души и обще­ства-государства Разумное у человека — совещательное у государ­ства (представленное правителями и философами); «яростное» в душе (на современном языке — эмоции) — защитное у государства (представленное воинами); «вожделеющее» в душе (го есть потреб­ности) — земледельцы, ремесленники и торговцы в государстве.

Аристотель (IV в. до н. э.) в качестве основной категории в си­стеме своих взглядов выделил, как мы сказали бы сегодня, поня­тие «общение», полагая, что это инстинктивное свойство челове­ка, составляющее необходимое услоеие его существования. Прав­да, общение у Аристотеля имело очевидно более широкое содер-



Предмет, история и методы социальной психологии_________________25

жание по сравнению с этим понятием в современной психологии Оно означало потребность человека жить в сообществе с другими людьми. Поэтому первичной формой общения для Аристотеля была семья, а высшей формой — государство

Примечательное свойство истории любой науки заключается в том, что она позволяет воочию видеть связь идей во времени и убеждаться в известной истине, что новое — это хорошо забытое старое. Правда, старое возникает обычно на новом уровне спира­ли познания, обогащенное вновь приобретенными знаниями. Понимание этого является необходимым условием формирова­ния профессионального мышления специалиста В качестве про­стых иллюстраций можно использовать то немногое, о чем уже сказано Так. идеи Конфуция находят отражение в нравственно-психологической организации современного японского обще­ства, для уяснения которой, по мнению японских психологов, не­обходимо понять связь и единство отношений по оси «семья — фирма — государство» А китайские власти организовали в 1996 г конференцию с целью показать, что идеи Конфуция не противо­речат коммунистической идеологии

Три исходных начала у Платона вполне оправданно могут по­родить ассоциацию с современными представлениями о трех ком­понентах социальной установки когнитивном, эмоционально-оценочном и поведенческом Идеи Аристотеля перекликаются с ультрасовременнои концепциеи потребности людей в социальной идентификации и категоризации (X Тэжфел, Д Тернер и др ) или с современными представлениями о роли феномена «совместно­сти» в жизнедеятельности групп (А Л Журавлев и др )

Социально-психологические воззрения античных времен, а также Средневековья можно объединить в большую группу кон­цепций, которые Г Олпорт (J 968) назвал просты ми теориями с «суверенным» фактором. Для них характерна тенденция найти простое объяснение всем сложным проявлениям человеческой психики, выделив при этом какой-то один главный, определяю­щий, а потому и суверенный фактор

Ряд таких концепций берут свое начало от философии гедониз­ма Эпикура (IV-III в до н э.) и находят отражение во взглядах Т. Гоббса (XVII в ), А Смита (XVIII в.), Дж Бентама (XVIII-XIX в ) и др. Суверенным фактором в их теориях было избрано стремление людей получить как можно больше удовольствия (или счастья) и избежать боли (сравните с принципом позитивного и негативно­го подкрепления в современном бихевиоризме). Правда, у Гоббса

26_____________________________________________________Глава 1

зтот фактор опосредствовался другим — стремлением к власти. Но власть была нужна людям лишь для того, чтобы иметь возмож­ность получать максимум удовольствия. Отсюда Гоббс сформули­ровал известный тезис о том, что жизнь общества есть «война всех против всех» и лишь инстинкт самосохранения рода в сочетании с разумом человека позволил людям прийти к каким-то соглаше­ниям относительно способов распределения власти

Дж. Бентам (1789) разработал даже так называемый hedonistic calculus, то есть инструмент для измерения количества удоволь­ствия и боли, получаемых людьми Он выделил при этом такие параметры, как: продолжительность (удовольствия или боли), их интенсивность, определенность (получения или неполучения), близость (или удаленность по времени), чистота (то есть, смеши­вается ли удовольствие с болью или нет) и т. п.

Бентам понимал, конечно, что удовольствие и боль порожда­ются разными источниками и потому имеют разный характер. Удовольствие, например, может быть просто чувственным на­слаждением, радостью творчества, удовлетворением от отноше­нии дружбы, ощущением могущества от власти или богатства и т. д Соответственно, и боль может быть не только физической, но и представать в виде огорчений по тем или иным причинам Глав­ное заключалось в том, что по своей психологической природе удовольствие и боль одинаковы независимо от источников их происхождения. Поэтому ик можно измерять, исходя из того, что количество удовольствия, полученного, например, от вкусной трапезы, вполне сопоставимо с удовольствием от прочтения хоро­ших стихов или от общения с любимым человеком. Интересно, что такой психологизированный подход к оценке удовольствия -боли предопределял непростые и далеко идущие социально-поли­тические оценки. По мнению Бентама, задачи государства заклю­чались в том, чтобы создавать как можно больше удовольствия или счастья для наиболее возможного числа людей Следует на­помнить, что идеи Бектама были сформулированы в начальный период развития капитализма в Европе, который характеризовал­ся наиболее жесткими и откровенными формами эксплуатации Гедонистический калькулюс Бентама был весьма удобным для объяснения и оправдания того факта, почему какая-то часть об­щества работает по 12-14 часов в «цехах-потовыжи малках», а дру­гая пользуется плодами их труда. По методу расчетов Бентама по­лучалось, что «боль» тех тысяч людей, которые работают в «пото-выжималках», в сумме значительно меньше, чем «удовольствие»



Предмет, история и методы социальной психологии_____________________27

тех, кто пользуется результатами их труда. Следовательно, госу­дарство вполне успешно выполняет свою задачу по повышению общего количества удовольствия в обществе.

Этот эпизод из истории социальной психологии свидетель­ствует о том, что она в своих отношениях с обшеством играла, в основном, роль «ведомой». Не случайно поэтому Г. Олпорт (1968), говоря о психологии гедонизма, заметил: «Их психологическая теория вплелась в социальную ситуацию дня и стала в какой-то степени тем, что Маркс и Энгельс (1846 г.) и Манхейм (1936 г ) назвали идеологией».

Идеи психологии гедонизма находят свое место и в более по­здних социально-психологических концепциях: у 3 Фрейда это «принцип удовольствия», у А. Адлера и Г. Лассуэла — стремление к власти как способ компенсации чувства неполноценности; у би-хевиористов, как уже отмечалось, принцип позитивного и нега­тивного подкрепления.

Основу других простых теорий с суверенным фактором со­ставляет так называемая «большая тройка» — симпатия, подража­ние и внушение. Принципиальное их отличие от гедонистических концепций заключается в том, что в качестве суверенных факто­ров берутся не отрицательные черты человеческой природы, та­кие как эгоизм и стремление к власти, а положительные начала в виде симпатии или любви к другим людям и производных от них— подражания и внушения. Тем не менее стремление к про­стоте и поиску суверенного фактора сохраняется.

Развитие этих идей шло поначалу в форме поиска компромис­сов. Так, еще Адам Смит (1759) полагал, что, несмотря на эгоис­тичность человека «есть какие-то принципы в его природе, кото­рые порождают у него интерес к благополучию других ..» Пробле­ма симпатии или любви, а точнее говоря, доброжелательных на­чал в отношениях между людьми, занимала большое место в раз­мышлениях теоретиков и практиков XVHI, XIX и даже XX вв. Предлагались разные типы симпатии по признакам их проявле­ния и характера. Так, А. Смит выделял рефлекторную симпатию как непосредственное внутреннее переживание боли другого (на­пример, при виде страданий другого человека) и интеллектуаль­ную симпатию (как чувство радости или огорчения за события, происходящие с близкими людьми). Г. Спенсер — основополож­ник социал-дарвинизма — полагал необходимым чувство симпа­тии лишь в семье, поскольку она составляет основу общества и необходима для выживания людей, и исключал это чувство иэ

28________________________________________________Глава 1

сферы общественных отношений, где должен был действовать принцип борьбы за существование и выживания сильнейшего.

Нельзя в этой связи не отметить вклад Петра Кропоткина, ко­торый оказал заметное влияние на социально-психологические воззрения на Западе.

П. Кропоткин (1902) шел дальше своих западных коллег и предлагал считать, что не просто симпатия, а инстинкт человечес­кой солидарности должен определять отношения между людьми и человеческими сообществами. Думается, что это весьма созвучно с современной соыиально-поли гической идеей общечеловеческих ценностей.

Понятия «любовь» и «симпатия» нечасто встречаются в совре­менных социально-лсихологических исследованиях. Но на смену им пришли весьма актуальные сегодня понятия сплоченности, кооперации, совместимости, сработанности, альтруизма, соци­альной взаимопомощи и т. д. Иными словами, идея живет, но в других понятиях, среди которых понятие «совместная жизнедея­тельность», разрабатываемое в Институте психологии РАН, явля­ется одним из наиболее интегральных и объясняющих феномены, включающие «симпатии», «солидарность» и т.п.

Подражание стало одним из суверенных факторов в социаль­но-психологических теориях XIX в. Рассматривалось это явление как производное от чувства любви и симпатии, а эмпирическим началом были наблюдения в таких сферах, как отношения роди­телей и детей, мода и ее распространение, культура и традиции. Везде можно было выделить образец взглядов и поведения и про­следить," как этот образец повторяется другими. Отсюда все обще­ственные отношения получали достаточно простое объяснение. Теоретически эти взгляды были разработаны Г. Хардом в «Законах подражания» (1903), где он сформулировал целый ряд закономер­ностей подражательного поведения, а также Дж. Болдуином (1895), выделившим различные формы подражания. У. Макдугалл (1908) предложил идею «индуцированных эмоций», порождаемых стремлением повторять инстинктивные реакции других. Одно­временно названные и другие авторы пытались выделить различ­ные уровни осознанности подражательного поведения.

Внушение стало третьим «суверенным» фактором в ряду про­стых теорий. Ввел его в обиход французский психиатр А. Лиебо (1866), а наиболее точное определение внушения сформулировал У. Макдугалл (1908). «Внушение есть процесс коммуникации, — писал он, — в результате которого передаваемое утверждение при-

Предмет, история и методы социальной психологии_________________29

нимается с убежденностью другим, несмотря на отсутствие логи­чески адекватных оснований для такого принятия».

В конце XIX и начале XX вв. под влиянием работ Ж. Шарко, Г. Лебона, У. Макдугалла, С. Сигеле и др. практически все про­блемы социальной психологии рассматривались с позиций кон­цепции внушения. При этом много теоретических и эмпиричес­ких исследований было посвящено вопросам психологической природы внушения, которые остаются актуальными и сегодня.

Стадия социального эмпиризма. Нетрудно заметить, что элементы эмпирической методологии проявились, например, уже у Бентама в его попытке связать свои умозаключения с конкретной ситуацией в современном ему обществе. Эта тенденция в явной или скрытой форме проявлялась и удругих теоретиков. Поэтому в порядке иллю­страции можно ограничиться лишь одним примером такой методо­логии, а именно работами Фрэнсиса Гальтона (1883). Гальтон явля­ется основоположником евгеники, то есть науки о совершенствова­нии человечества, идеи которой в обновленном варианте предлага­ются и сегодня в связи с развитием генетической инженерии. Тем не менее именно Гальтон продемонстрировал ограниченность методо­логии социального эмпиризма. В своем наиболее известном иссле­довании он попытался выяснить, откуда берутся интеллектуально выдающиеся люди. Собрав данные о выдающихся отцах и их детях в современном ему английском обществе, Гальтон пришел к выводу, что у одаренных людей рождаются одаренные дети, то есть в основе лежит генетическое начало. Не учел он только одного, а именно, что исследовал лишь весьма обеспеченных людей, что эти люди могли создать исключительные условия для воспитания и образования сво­его потомства и что, будучи сами «выдающимися» людьми, они мог­ли дать своим детям несравненно больше, чем «простые» люди.

Об опыте Гальтона и о методологии социального эмпиризма вообще важно помнить потому, что и сегодня, особенно в связи с распространением компьютерной технологии обработки данных, случайные, внешние соотношения (корреляции) между теми или иными явлениями интерпретируются как наличие между ними причинной связи. Компьютеры при бездумном их использовании становятся, по выражению С. Сарасона, «заместителями мышле­ния». Можно было бы привести примеры из отечественных дис­сертаций 80-х гг.. в которых на основе «корреляций» утвержда­лось, что «сексуально неудовлетворенные девушки» склонны слу­шать «Голос Америки», что американская молодежь ненавидит свою полицию, а советская молодежь обожает милицию и т. д.

30_____________________________________________________Глава 1

Стадия социального анализа. Это стадия становления научной социальной психологии, она ближе к современному состоянию науки, и поэтому мы затронем лишь отдельные вехи на пути ее

становления.

Если поставить вопрос: кто «отец» современной социальной психологии, ответить на него было бы практически невозможно, так как слишком многие представители разных наук внесли за­метный вклад в развитие социально-психологической мысли. Тем не менее одним из наиболее близких к зтому титулу, как ни пара­доксально, можно было бы назвать французского философа Огю-ста Конта (1798-1857). Парадоксальность заключается в том. что этого мыслителя считали чуть ли не врагом психологической на­уки. А на самом деле все наоборот. По многим изданиям Кон г из­вестен нам как основоположник позитивизма, то есть внешнего, поверхностного знания, якобы исключающею познание внутрен­них скрытых в шимосвязеи между явлениями. При этом не учиты­валось, что под позитивным знанием Конт понимал прежде всего знание объективное. Что касается психологии, то Кокт выступил не против этой науки, а лишь против ее названия. В его время психология носила исключительно интроспективный, то есть субъективно-умозрительный характер. Это противоречило пред­ставлениям Конта об объективном характере знаний, и, чтобы из­бавить психологию от ненадежности субъективизма, он дал ей но­вое название — позитивная мораль (la morale positive) He так ши­роко известно, что, запершая мноютомную серию своих трудов, Конт планировал разработать «подлинную финальную науку», под которой он понимал то. что мы называем психологией и социаль­ной психологией. Наука о человеке как о существе более чем био­логическом и в то же время более чем просто «сгустке культуры» должна была стать, по Конту, вершиной знания.

Имя Вильгельма Вундта связывается обычно с историей пси­хологии вообще. Но не всегда отмечается, что он различал психо­логию физиологическую и психологию народов (на современном языке — социальную). Его десятитомный груд «Психология наро­дов» (1900-1920 гг.), над которым он работал 60 лет, по существу является социальной психологией. Высшие психические функ­ции, по мнению Бунд га, должны были изучаться с позиции «пси­хологии народов*.

У. Макдугалл оставил о себе память одним из первых учебников социальной психологии, изданным в 19ПЗ г. Вся его система взгля­дов на социально-психологические отношения в обществе строи-

Предмет, история и методы социальной психологии 31

лась на теории инстинктов, которая, с учетом вклада 3. Фрейда, господствовала в научном сознании в последующие 10-15 лет.

На рубеже XIX-XX вв. социальная психология переживала еще период становления как самостоятельной науки, поэтому многие ее проблемы находили отражение в трудах социологов. Нельзя не отметить в этой связи работы Э. Дюркгейма (1897), ос­тро поставившего вопросы влияния социальных факторов на пси­хическую жизнь индивидов, и Ч. Кули, разрабатывавшего пробле­му отношений между личностью и обществом.

Большое место в трудах социологов в конце XIX в. занимала проблема толпы, но этот вопрос будет рассмотрен в соответству­ющем разделе настоящей работы.


Каталог: 2013
2013 -> 1. Предмет философии и структура философского знани
2013 -> Тесты для диагностики уровня агрессивности у воспитанников, критерии эффективности психолого-педагогической работы; подробно описываются пути и средства достижения положительного результата
2013 -> Внутрибольничное агрессивное поведение психически больных и пути его профилактики. 14. 01. 06 психиатрия
2013 -> Факторы риска патологической агрессии у больных с аффективными расстройствами 14. 01. 06 Психиатрия (мед науки)
2013 -> Пособие по обучению и воспитанию детей-инвалидов с умеренной и выраженной умственной отсталостью в условиях семьи
2013 -> Активность личности, деятельность
2013 -> «ха­рактер» означает «чеканка»,
2013 -> Сведения о цбс


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   21




База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2022
обратиться к администрации

    Главная страница