Учебное пособие Москва «Школьные технологии»


Психология экологического сознания



страница4/8
Дата12.05.2016
Размер0.82 Mb.
ТипУчебное пособие
1   2   3   4   5   6   7   8

2.5. Психология экологического сознания
2.5.1. Введение в психологию экологического сознания

Понятие "экологическое сознание" тесно связано и достаточно часто смешивается с такими понятиями, как "экологическая культура" и "экологическое поведение" человека. Учитывая важность этих понятий, приведем их определения в том виде, как это сделано В.А. Ясвиным (1999, с. 5):

"Экологическая культура – это способность людей пользоваться своими экологическими знаниями и умениями в практической деятельности. Люди, у которых не сформирована экологическая культура, могут обладать необходимыми знаниями, но не владеть ими. Экологическая культура человека включает его экологическое сознание и экологическое поведение.

Под экологическим сознанием понимается совокупность экологических и природоохранных представлений, мировоззренческих позиций и отношения к природе, стратегий практической деятельности, направленной на природные объекты.

Экологическое поведение – это совокупность конкретных действий и поступков людей, непосредственно или опосредованно связанных с воздействием на природное окружение, использованием природных ресурсов. Экологическое поведение человека определяется особенностями его экологического сознания и основными практическими умениями в области природопользования".

Необходимость психологического изучения проблемы экологического сознания обусловлена не только угрозой экологического кризиса, но и явлениями культурно-исторического плана – эволюцией человеческого сознания, проявлениями которой являются:

1) смена парадигм общественного сознания с экономической XIX-XX в. на экологическую XXI в.;

2) поиск ответа на вопрос о природе человека и постепенное осознание триединства его сущности как существа биологического, социального и духовного, добавлю – а также психического;

3) эволюция человека как субъекта (носителя) сознания: от индивидуального и субъекта семьи до субъекта этноса, государства, планеты, космоса.

Не умаляя важности других причин, остановимся несколько подробнее на причинах социокультурного характера.

Рубеж XX–XXI вв. характеризуется кризисом в развитии человека как биологического вида. Человек переходит в иную фазу своего существования, когда должно произойти резкое расширение пределов его индивидуальных, групповых и массовых форм сознания (т.е. способности воспринимать, переживать, мыслить и действовать). Речь идет о том, что до недавнего времени формирование массового человеческого сознания (кто Я в доме под названием планета Земля?) было ограничено проблемами выживания отдельных индивидов и социальных групп или общностей, к которым они принадлежали: семьи, этноса, страны или религиозной конфессии в пределах определенной территории.

На рубеже II и III тысячелетий (от Рождества Христова) сознание не только отдельных выдающихся (продвинутых) индивидов, но и массовое общественное сознание начинает созревать для того, чтобы принять на себя проблему выживания и развития планеты. Иначе говоря, человек из субъекта индивидуального и группового (социального) развития может и должен превратиться в субъекта развития планеты в целом. В противном случае, как и любая развивающаяся система, человек остановится в своем развитии и, следовательно, начнет путь к своему угасанию как биологического вида, физическому и психологическому самоуничтожению как человеческого рода и носителя духовности на Земле.

До сих пор сознание человека обслуживало в основном его физическое (телесное) и социальное существование как человеческого рода. Это решалось прежде всего в рамках экономической парадигмы мышления и сознания. Сейчас мы подошли к такому рубежу, когда должно произойти смещение акцента в развитии массового сознания с биологического и социального приоритетов существования человека на его духовно-нравственное развитие. Человеческая мысль все настойчивее обращается к идеям единства, неотчужденности человека и природы, ее восприятия в качестве субъекта, отказа от одностороннего (антропоцентрического) прагматизма.

В своих работах по экологическому сознанию С.Д. Дерябо и В.А. Ясвин (1996-2000) убедительно показывают, что осознание необходимости перехода к новому типу человеческого сознания имеет свои философские и естественнонаучные истоки. В первую очередь это сложившаяся во второй половине XIX в. в России система представлений, которая получила название русского космизма. Носителями этих идей были выдающиеся мыслители И. Киреевский, В. Соловьев, Н. Федоров и многие другие. Их центральной идеей было утверждение о том, что человек - составная часть природы, что их не следует противопоставлять, а необходимо рассматривать в единстве, что человек и все, что его окружает, это частицы единого. Вселенной. Они считали, что необходима новая моральная основа взаимодействия человека с природой, смена принципов развития цивилизации. "Цивилизация эксплуатирующая, а не восстанавливающая, не может иметь иного результата, кроме ускоренного конца", - писал Н.Ф. Федоров в своей "Философии общего дела" в 90-х годах позапрошлого века, когда до экологического кризиса в его технократическом выражении было еще очень далеко.

Следующим шагом в развитии нового взгляда на взаимосвязь человека и природы явилось учение о ноосфере В.И. Вернадского, который предвидел, что воздействие человека на окружающую природу растет столь быстро, что скоро наступит то время, когда человек превратится в основную геологическую силу, формирующую облик Земли. Биосфера перейдет в свое новое состояние, в сферу разума – ноосферу. Развитие окружающей среды и человеческого общества пойдет неразрывно, начнется их коэволюция (совместная эволюция, в которой невозможно господство интересов одной из сторон) (В.И. Вернадский и современность, 1986).

В продолжение своей аргументации С.Д. Дерябо и В.А. Ясвин (1996а) привлекают так называемую универсальную этику (Г. Торо, М. Ганди, А. Швейцер), которая сыграла несомненную роль в преодолении взглядов на природу как на простой объект человеческих манипуляций. Универсальная этика не проводит разграничения между ценностью человека и другими живыми существами: жизнь насекомого столь же ценна, как и жизнь человека, иными словами, представители природы такие же полноправные субъекты, как и человек. Ее важнейший постулат заключается в утверждении необходимости распространения сферы действия человеческой этики на все природное. Как показывают эти же авторы, в последнее время идеи универсальной этики находят все больше сторонников в разных странах среди ученых в различных областях науки: например, эколог О. Леопольд – в США, культуролог Г.Д. Гачев – в России, философ В. Хесле – в Германии и др. Они считают, что на природу нельзя смотреть только как на материал, сырье для труда и "окружающую среду", т.е. утилитарно-эгоистически, как подходят к ней в сфере производства, техники и в точных науках. Природу надо воспринимать как самоценность и понимать как субъект.

В настоящее время ситуация меняется. Появляется все больше предпосылок к изменению общего уровня сознания в сторону духовно-нравственного развития. «Аксиологический анализ концепций развития цивилизации позволил определить в качестве доминанты новой цивилизационной парадигмы экологическую культуру, ценности которой противоположны ценностям современного потребительского общества. С понятием "экологическая культура" в современных философско-культурологических работах все чаще связывается благополучное развитие человеческой цивилизации» (И.В. Цветкова, 2000, с. 26). Именно в этом лежит, по нашему мнению, одна из основных причин экспансии "экологизированных" слов и выражений в науке, в образовании, в политике, в производстве и в быту, а также призывов обратить взор человечества к природе вокруг себя и к собственной природе человека. Однако, к сожалению, подобная "экологизация^' чаще всего носит декларативный характер.

С психологической точки зрения здесь важно отметить, что поиск решения экологических проблем строится в общественном сознании с помощью той же логики, которая привела к их возникновению и значит в экологическом отношении уже скомпрометировала себя. Согласно этой логике, если человек своим неразумным воздействием нарушил природу (или равновесие с ней), то он же своими воздействиями на природу должен ее вновь восстановить. Поэтому возникает вопрос. Где гарантия того, что человек, стараясь восстановить равновесие между собой и природой, вновь его не нарушит, но уже в "другую" сторону? Ведь способ мышления по своей сути остался тем же – человек по-прежнему противостоит природе как объекту своих размышлений и предмету своих действий. Даже в том случае, когда целью своих действий он имеет "сохранение природы для последующих поколений". В соответствии с таким способом мышления, в качестве логической основы для осмысления взаимоотношений между человеком и природой как проблемы экологического сознания используются отношения "объект (человек) – объект (природа)" и "субъект (человек) – объект (природа)".

Чтобы в результате благих намерений по сохранению природы "маятник" экологического кризиса не качнулся в другую сторону, необходимо осознание человеком того, что он является таким же носителем общеприродных закономерностей саморазвития (или самоосуществления), как и сама природа.

Такое понимание человека и его взаимоотношений с природой коренным образом меняет экологическую парадигму. Действительно, в этом случае человек и природа уже не противопоставляются друг другу как разделенные сущности. Напротив, человек рассматривается как такая активно действующая, саморазвивающаяся часть природы, которая реализует в своем самоосуществлении общие (универсальные) закономерности, лежащие и в основе саморазвития природы в целом. Тогда человек как субъект уже не противостоит природе как объекту. Напротив, он становится субъектом развития природы и себя самого как одной из ее форм (природных форм бытия). Остановимся на этом подробнее, так как в этом случае мы используем разные аспекты понятия "субъект", что применительно к проблеме экологического сознания требует дополнительного обсуждения.


2.5.2. Гносеологические и онтологические аспекты

понимания субъекта экологического сознания

Появление экологии как факта общественного сознания -это значительный шаг вперед в понимании того, что окружающая человека природа представляет собой целостную систему сложнейших взаимоотношений, по отношению к которой человек выступает лишь как одна из ее многочисленных подсистем. Как было отмечено выше, шаг этот сделан в основном в той же технократической логике, в соответствии с которой взаимодействие человека с природой строится в логике субъект-объектных отношений.

Это естественно, потому что исходной методологической основой для современных наук о природе и о человеке по-прежнему остается гносеологическая постановка вопроса. Субъект (человек) и объект (природа) изначально находятся в логическом противопоставлении друг другу: субъект-объект, сознание-бытие и т.п. В рамках этого отношения человек как субъект может только либо воздействовать на природу-объект, либо принимать воздействие от нее. Это лежит и в основе антропоцентрического представления о том, что человек – это высшее звено в развитии природы. И потому природа существует якобы для того, чтобы обеспечивать существование (и если не благоденствие, то выживание) человека. В .соответствии с таким мировоззрением природа рассматривается только как среда обитания человека, что вполне допускает и даже предполагает, с одной стороны, потребительское отношение к природе, а с другой – оберегающее и сберегающее отношение к ней.

Существует другое понимание субъекта – онтологическое как формы природного бытия. В этом случае и человек и природа суть субъекты-носители всеобщих, универсальных закономерностей саморазвития природы, в том числе и человека – как общеприродного (а не только биологического или социального) явления. Тогда становится понятным, что вопрос сохранения Земли от технологических воздействий человеческой цивилизации состоит не в отказе от техногенных технологий как таковых, а в том, чтобы их использование не противоречило указанным общеприродным, универсальным закономерностям развития природы.

Подход к человеку как общеприродному существу (точнее, субъекту общеприродного развития) означает, что его развитие необходимо рассматривать не с точки зрения закономерностей существования некоторой ограниченной общности людей (той же семьи или этноса), а с точки зрения самоосуществления общеприродных форм бытия и универсальных принципов их развития.

Возможна ли такая постановка вопроса? Да, возможна, но для этого требуется уточнить смысл понятия "природа". Согласно "Философскому энциклопедическому словарю" понятие "природа" означает:

«I) в широком смысле - все сущее, весь мир в многообразии его форм; понятие П. в этом значении стоит в одном ряду с понятиями материи, универсума. Вселенной. 2) В более узком смысле - объект науки, а точнее - совокупный объект естествознания ("наук о П.")... 3) Наиболее употребительно толкование П. как совокупности естественных условий существования, человеческого общества. В этом смысле понятие П. характеризует место и роль П. в системе исторически меняющихся отношений к ней человека и общества...» (1983. С. 529-530).

Из этого определения видно, что при экологическом подходе понятие природы используется в основном в двух ее последних смыслах. Именно они задают такое понимание системы "человек – природа", которое имеет в своей основе логику объект-объектных и субъект-субъектных отношений, характерную для системы "индивид – среда". Согласно этой парадигме человек и природа разделены и противостоят друг другу, принимая на себя в зависимости от конкретного предмета исследования роль либо "субъекта", либо "объекта".

Понятие природы, определяемое как "все сущее, весь мир в многообразии его форм", достаточно часто используется при обсуждении предмета и метода психологии. Это тот самый смысл понятия природы, который предполагается, когда, например, ставится вопрос об исследовании "природы психики", но в понимании психики как природной формы бытия.

Определяя понятие природы в этом его смысле, нетрудно обнаружить, что возможна иная парадигма в анализе взаимоотношений в системе "человек – природа". Исходное понимание природы как универсального, всесущего основания многообразия природных форм бытия коренным образом меняет смысл взаимоотношений человека и природы и, соответственно, смысл экопсихологической и даже экологической парадигм. Ведь человек и природа в этом случае уже не противопоставляются друг другу как разделенные сущности. Напротив, человек исходно рассматривается как активно действующая, саморазвивающаяся часть природы, которая реализует в своем самоосуществлении общие (единые) закономерности, обеспечивающие самоосуществление самой природы в целом.

Природа (как общеприродное основание и как природная среда) выступает для человека средством развития его возможностей творения новых природных объектов и в том числе самого себя как формы бытия. При этом человек выступает по отношению к природе средством ее саморазвития как процесса порождения и становления новых форм ее самоосуществления. Одной из таких форм становления природного бытия выступает психика человека и его сознание как высшая форма психической реальности.

Понятно, что в этом случае человек как носитель психики и сознания (в том числе экологического) предстает в качестве субъекта онтологического типа, т.е. субъекта экологического сознания, выступающего как одна из форм общеприродного (психического, в том числе) бытия.


2.5.3. Экологическое сознание как предмет

психологического исследования

Говоря об экологическом сознании, мы будем рассматривать его именно как психологический и даже психический феномен, в отличие, например, от социологии, которая рассматривает его как феномен социальный. Отличие здесь принципиальное. Социология рассматривает экологическое сознание как свойство, характерное для некоторой общности (группы) людей, и потому как свойство, которое по каким-то причинам уже сформировалось. А для психологии экологическое сознание – это феномен динамический и даже эволюционный, для которого характерна относительность существования и относительность определения. Относительность существования фиксирует возможность как наличия, так и отсутствия этого феномена. Например, то, что одна группа людей или индивид в данный момент являются субъектами (носителями) эколого-ориентированного сознания, а другая – нет, а также то, что на последующих этапах развития индивида оно может быть у него сформировано. Иными словами, для психологии экологическое сознание есть феномен развивающийся, который имеет в своей основе возможность к появлению и развитию. Поэтому как объект психологии экологическое сознание может быть предметом диагностики его наличия или отсутствия и даже предметом целенаправленного формирования.

Вопросы наличия и формирования экологического сознания, а также его типологии зависят от содержания, которое мы вкладываем в само это понятие. Исследователи экологического сознания дают ему разные определения, а некоторые авторы вообще не утруждают себя этим, полагая, что это и так понятно. Однако если говорить о психологии экологического сознания, то разработка его типологии, особенностей формирования у разных субъектов (общностей, индивидов), методов его диагностики, коррекции и формирования самым существенным образом зависят именно от определения экологического сознания как понятия и как предмета исследования. Предлагаемый нами подход реализуется в гносеологической и онтологической парадигмах определения феномена экологического сознания в качестве предмета теории, эксперимента и практики.
2.5.4. Экологическое сознание как предмет

социальной психологии (гносеологический подход)

Согласно данному подходу экологическое сознание является атрибутом (свойством) человека как компонента логического отношения "человек – мир природы".

Это означает, что, рассматривая экологическое сознание как психический феномен, носителем которого является субъект гносеологического типа, мы изначально задаем в качестве исходного основания гносеологическое отношение "субъект – объект", конкретизируемое в виде отношения "сознание человека - мир природы". "Сознание человека", с одной стороны, выполняет отражательную функцию по отношению к "миру природы", в котором он живет и с которым взаимодействует для сохранения жизни в ходе развития цивилизации. С другой стороны, "сознание человека" выражает отношение человека к "миру природы" на уровне общества и на уровне индивида. Наконец, с третьей стороны, "сознание человека" выполняет регуляторную функцию, опосредуя его деятельностную активность по отношению к "миру природы" от момента целеполагания до технологической реализации достижения поставленной цели (А.Л. Журавлев, А.Ю. Гусева, 2001; Н.Н. Хащенко, 2002; и др.).

В качестве примера можно привести понимание экологического сознания, представленное в работе В.И. Медведева и А.А. Алдашевой (2001). По мнению этих авторов, в будущем понятие экологического сознания должно охватывать ту область человеческих знаний и действий, которая связана с воздействием человека на объекты и процессы в природе, приводящие к изменениям самой структуры природы. Это позволяет им в конечном итоге дать определение экологического сознания, согласно которому: "экологическое сознание – это отношение к природе" (там же, с. 29).

Однако, чтобы подойти к такому пониманию экологического сознания, эти авторы дают последовательно целый ряд определений экологического сознания:

"Пожалуй, наиболее правильным и наиболее общим является определение экологического сознания как сформированной в виде понятийного аппарата системы отношения человека к его связям с внешним миром, к возможностям и последствиям изменения этих связей в интересах человека или человечества, а также распространение существующих концепций и представлений, имеющих социальную природу, на явления и объекты природы и на их взаимные связи с человеком. Система отношений предполагает их активный динамический характер" (там же, с. 6).

"Весь комплекс взаимодействующих с человеком природных факторов обычно называется средой обитания, а возникающие отношения человека с этими факторами - обитаемостью. Отражение этой ситуации в сознании человека и формирует то, что обозначено как экологическое сознание.

Из приведенного определения следует, что в экологическом сознании существуют два основных аспекта или две составляющие единого целого. Первый – осознание вещного, предметного, материального мира, осознание отношений между объектами мира и второй - представление о месте и роли человека в этих связях. Именно второй аспект, определяющий антропоморфизм экологического сознания, отличает его от мировоззрения, хотя и мировоззрение также может быть антропоморфным" (там же, с. 20).

"Подводя итог всему сказанному об антропоцентризме экологического сознания, можно дать его иное определение как знание о взаимных связях человека и среды, их значимости для человека и для сохранения устойчивого баланса между ними; понимание и оценку человеком своих возможностей по использованию этих связей для удовлетворения потребностей и определения границ допустимого антропогенного воздействия...

...Подчеркивая связь экологической ситуации с характером антропогенного воздействия и его последствиями, а также роль прогнозных элементов, можно дать еще одно определение экологического сознания как знание и понимание человеком своих возможностей воздействия на природу, определение целей такого воздействия, оценку вариантов предполагаемого поведения в экологической среде, учет последствий такого поведения и познания самого себя как элемента экологической системы...

.. .Можно рассматривать экологическое сознание неким отражением в сознании процессов взаимодействия между человеком как организмом и человеком как личностью, с одной стороны, и обществом и окружающем миром – с другой, в тех аспектах биологической и социальной жизни, которые обусловлены природными факторами...

.. .С этих позиций экологическое сознание можно рассматривать как очень сложную, саморегулирующуюся (т.е. имеющую возможность менять цели, функции и звенья) систему, сформированную для решения задач установления стабилизации или изменения взаимоотношений с природой и ее объектами, возникающих в процессе удовлетворения человеком своих потребностей" (там же, с. 22-25).

"Эта иерархия отражает некоторую двойственность экологического сознания. С одной стороны, глобальное сознание отражает мировоззренческие концепции, свойственные данному человеку или коллективу, что в большинстве случаев отражается в понятиях, суждениях и умозаключениях. С другой стороны, региональное, особенно локальное, экологическое сознание, формирующееся в процессе непосредственных контактов с внешней средой, как стабильной, так и меняющейся под влиянием антропогенного воздействия, чаще проявляется в виде чувств, среди которых особенно следует выделить чувства тревоги или комфортности, перенесенные на конкретную ситуацию или, вернее, на концептуальную модель ситуации. Иными словами, рассудочное глобальное экологическое сознание, может сосуществовать с эмоциональным локальным" (там же, с. 27).

Основываясь на вышеприведенных рассуждениях, В.И. Медведев и А.А. Алдашева выделяют характеристики экологического сознания, которые могут служить в качестве критериев классификации его видов:

• степень отражения в экологическом сознании различных общественных институтов, общественных ценностей;

• выраженность в экологическом сознании прогностических элементов при выборе критериев решения конкретной экологической проблемы, т.е., по выражению авторов, удельный вес ориентации "настоящее ради будущего";

• особенности ориентации экологического сознания на коллектив, общество. "Особенностью экологических нарушений и катастроф, даже тех, которые носят местный, локальный характер, не говоря уже о глобальных, является в настоящее время тот факт, что противодействие экологическому неблагополучию или ликвидация последствий экологических катастроф не могут быть реально осуществлены усилиями одного человека или какой-либо небольшой группы. Таким образом, возникает критерий активности экологического сознания. Активное экологическое сознание предполагает не только защиту, пассивную оборону от действия неблагоприятных условий или губительных последствий антропогенного вмешательства человека в экологический баланс, но и конструктивное противодействие, стремление реализоваться в движении, партии, объединении, которые имели бы свою программу действий, свою идеологию и структуру" (там же, с. 162).

Нетрудно заметить, что понимание и, соответственно, определение экологического сознания как предмета психологического исследования в работе В.И. Медведева и А.А. Алдашевой, во-первых, лежит на пересечении социологии, социальной и общей психологии, во-вторых, эти авторы выделяют в качестве исходных понятий для описания и определения экологического сознания антропоморфные отражение, отношение и активность по отношению к миру природы. Антропоморфный характер этих понятий имеет в своей основе гносеологическое отношение "субъект (человек) – объект (природа)" или же «человек, принимающий воздействие со стороны природы ("угроза") и потому выступающий как бы объект», с одной стороны, и "природа, воздействующая на человека, и потому как бы субъект" - с другой. В этой логике и в соответствии с гносеологической парадигмой полагания сознания в качестве объекта и предмета психологического исследования, экологическое сознание предстает, во-первых, как атрибут феномена "человек", а не самостоятельная психическая реальность, и, во-вторых, - как феноменальная реальность психического отражения, т.е. психическая реальность в ставшей форме. Поэтому предметом исследования экологического сознания в работе указанных авторов выступают именно антропоморфные феноменальные свойства и характеристики экологического сознания, а не самое экологическое сознание как психическая реальность, порождаемая (становящаяся) во взаимодействии человека с окружающим миром природы, с другими людьми и с самим собой. В этом смысле экологическое сознание, по Медведеву и Алдашевой, это скорее предмет социологического и социально-психологического исследования, чем экологической психологии.


2.5.6. Психология экологического сознания

(гносеологический подход)

В наиболее разработанном виде гносеологический подход к проблеме экологического сознания как предмета именно экологической психологии представлен в отечественной психологии работами С.Д. Дерябо и В.А. Ясвина (1995-2000). Чаще всего он обозначается именно как психология экологического сознания, предмет которой составляют изучение социо- и онтогенеза экологического сознания, включая разработку методов его диагностики, коррекции и тренинга. Природа понимается этими авторами как "мир природы", т.е. как система живых и неживых элементов биосферы.

Согласно этому подходу, экологическое сознание и его структура определяются как совокупность:

• представлений (как индивидуальных, так и групповых) о взаимосвязях в системе "человек-природа" и в самой природе;

• субъективного (личностного) отношения человека к миру природы;

• соответствующих стратегий и технологий взаимодействия человека с миром природы;

• жизненных ценностей этического плана, диктующих необходимость ценностей экологически-ориентированных.

Центральное место в представляемой таким образом структуре экологического сознания ее авторы отдают субъективному (личностному) отношению человека к миру природы.

Под субъективным отношением понимается субъективно окрашенное отражение личностью взаимосвязей своих потребностей с объектами и явлениями окружающего мира, служащее фактором, обусловливающим поведение этой личности. В другой формулировке тех же авторов: субъективное отношение – это субъективное отражение личностью объектов окружающего мира, в которых запечатлены потребности данной личности.

Основой субъективного отношения, согласно позиции С. Д. Дерябо и В.А. Ясвина, является запечатленность в объектах или явлениях мира потребностей личности, которые в свою очередь могут характеризоваться тремя параметрами:

1) структурно-содержательным – широтой;

2) структурно-динамическим – интенсивностью;

3) степенью осознанности потребности.

Параметры широты, интенсивности и осознанности характеризуют собственно запечатленность потребностей человека в свойствах окружающей природной среды и являются тремя базисными координатами в описании субъективного отношения личности к природе. А сам процесс субъектификации предстает как принцип диагностики и формирования экологического сознания.

Основные типы субъективного отношения к миру природы определяются сочетанием следующих типов восприятия мира природы и отношения к нему:


Субъектное

Прагматическое

Объектное

Непрагматическое

Четыре сочетания субъективного отношения дают четыре основных типа субъективного отношения к природе: объектно-непрагматическое, объектно-прагматическое, субъектно-прагма-тическое, субъектно-непрагматическое. Помимо этих отношений С. Д. Дерябо и В.А. Ясвин (1995, 1996а) выделяют эстетический тип отношения и др.

Естественно возникает вопрос: к любому ли природному объекту человек может относится как субъекту? Отвечая на этот вопрос, С.Д.Дерябо (1999) вводит еще одно принципиальное для данного подхода понятие – понятие субъектификации17. Субъектификация как частный случай антропоморфизации – это процесс и результат наделения объектов и явлений мира способностью осуществлять специфически субъектные функции, в результате чего они открываются воспринимающему как субъекты. Для этого природный объект должен:

1) обеспечивать индивиду (т.е. субъекту отношения к природному объекту) переживание собственной личностной динамики;

2) раскрыться для данного индивида со стороны своей информативности, значимости при построении его (индивида) отношений с миром;

3) открыться как партнер по совместной деятельности и общению.

В соответствии с этими специфически субъектными функциями в субъектификации выделяются три аспекта, которым свойственны свои специфические механизмы.

1. Природный объект получает возможность обеспечивать отражающему переживания собственной личностной динамики, благодаря действию психологических "релизеров" (т.е. ключевых стимулов) субъектификации, способствующих возникновению "эффекта параллелизма" с человеком.

2. Природный объект оказывается способным выступать в качестве элемента, опосредующего на смысловом уровне отношения личности к окружающему миру, благодаря тому, что восприятие значимого объекта идет сквозь "призму" субъективности Другого, через референтное лицо: S–0–S.

Субъектность, преломляясь через которую, происходит восприятие мира, может быть смоделирована, а затем атрибутирована любому объекту мира, в том числе и объекту природы.

3. Способность природного объекта выступать в качестве субъекта совместной деятельности и общения поэтапно возникает в процессе практического взаимодействия с ним, носящего непрагматический характер, вызванного активностью личности, направленной именно на взаимодействие с природным объектом.

Под влиянием такого взаимодействия реакции природного объекта осмысляются как "ответы" на эту активность. Как следствие рефлексии личностью данных "ответов" объекта природы постепенно вычленяется собственный "предмет деятельности" – свое выживание и благополучие, человек "вдруг" начинает его видеть.

Затем человек может приобщиться к "деятельности" природного объекта, на основе чего возникает уже совместный продукт деятельности.

На высшем этапе на основе идентификации как объединения себя с другими и включения в свой внутренний мир общих образцов, ценностей, норм и т.д. происходит образование нового совокупного субъекта: «человек + природный объект».

Таким образом, в результате действия механизма субъектификации по всем трем аспектам природный объект получает возможность открываться человеку как субъект и, следовательно, становиться для него "значимым другим".

Вышеуказанная типология субъективного отношения послужила этим авторам основанием для определения разных уровней развития экологического сознания и соответствующих им типов экологического сознания:



архаического, выражающего такое отношение человека к природе, когда он еще не выделяет себя из мира природы, не противопоставляет себя ему и полностью зависит от сил природы;

антропоцентрического, предопределяющего потребительское и эксплуататорское отношение к природе;

экоцентрического, предопределяющий экологически-ориентированное отношение человека к природе.

Экологическое сознание, преобладающее в современной культуре, является по своей сути антропоцентрическим, поскольку для него характерны следующие особенности (С.Д. Дерябо, В.А. Ясвин, 1996а):

1) иерархическая картина мира: на вершине пирамиды стоит человек, несколько ниже –вещи, созданные человеком и для человека, еще ниже располагаются различные объекты природы, место которых в иерархии определяется полезностью для человека;

2) утверждение человека как высшей ценности: человек самоценен, все остальное в природе ценно лишь постольку, поскольку оно может быть полезно человеку, природа объявляется собственностью человечества, причем, как само собой разумеющееся, считается, что оно имеет на это право;

3) прагматический характер взаимодействия человека с природой: сущность его выражается словом "использование", т.е. удовлетворение тех или иных потребностей человека: производственных, научных, эстетических и т.д., при этом характер взаимодействия с природой определяется своего рода "прагматическим императивом", правильно и разрешено то, что полезно человеку и человечеству, природа воспринимается только как объект человеческих манипуляций, как обезличенная "окружающая среда";

4) распространенность этических норм и принципов только на мир людей, вседозволенность при взаимодействии с миром природы;

5) прагматизм природоохранной деятельности: существует насущная необходимость сохранить природную среду, чтобы ею могли пользоваться будущие поколения, при этом дальнейшее развитие природы мыслится как процесс, который должен быть подчинен процессу развития человека.

Таким образом, антропоцентрический тип экологического сознания – это система представлений о мире, для которой характерны противопоставленность человека как высшей ценности и природы как его собственности, объектное восприятие природы, прагматический характер взаимодействия с ней.

Как психологическая черта личности современного человека, антропоцентрический тип сознания настолько устойчив, что люди не хотят от него отказываться. По некоторым данным около 90% читателей газет просто избегают статей об экологических проблемах, поскольку они разрушают сложившийся образ мира (там же).

В рамках того же подхода С.Д. Дерябо и В.А. Ясвина альтернативой антропоцентрическому типу сознания выступает экоцентрический тип экологического сознания, для которого характерны следующие отличительные особенности:

1) отказ от иерархической картины мира: человек не обладает какими-то особыми привилегиями на том основании, что он имеет разум, наоборот, его разумность налагает на него дополнительные обязанности по отношению к окружающей его природе; мир людей не противопоставлен миру природы, они оба являются элементами единой системы;

2) признание в качестве высшей ценности гармоничного развития человека и природы: природное признается изначально самоценным, имеющим право на существование вне зависимости от полезности, бесполезности и даже вредности для человека; человек не собственник природы, а один из членов природного сообщества;

3) признание равных прав на удовлетворение как потребностей человека, так и потребностей всего природного сообщества: природа и все природное воспринимается как полноправный субъект по взаимодействию с человеком; этические нормы и правила равным образом распространяются как на взаимодействие между людьми, так и на взаимодействие с миром природы; воздействие на природу сменяется взаимодействием;

4) наличие "экологического императива" при взаимодействии с природой: правильно и разрешено только то, что не нарушает существующего в природе экологического равновесия, развитие природы и человека мыслится как процесс коэволюции, взаимовыгодного единства;

5) подчиненность природоохранной деятельности логике существования природы: деятельность по охране природы продиктована необходимостью сохранить природу ради нее самой.

Таким образом, экоцентрический тип экологического сознания – это система представлений о мире, для которой характерна ориентированность на экологическую целесообразность, отсутствие противопоставленности человека и природы, субъектное восприятие природы, баланс прагматического и непрагматического взаимодействия с ней.

Нетрудно заметить, что экоцентрический тип сознания представляет собой кардинальную смену образа мира, которую можно сравнить с переворотом в сознании, который был произведен Коперником сменой геоцентрической модели солнечной системы на гелиоцентрическую. Как когда-то Земля потеряла статус центра Вселенной и его заняло Солнце, так и теперь человек должен отказаться от представления о себе как "центре" природы, а это место должен занять принцип экологической целесообразности, "экологический императив".

В соответствии с таким представлением о своем месте в природе, человек должен осознать себя и выступить в качестве "процессуальной единицы" самоосуществления природы. Только в этом случае человек будет ощущать и вести себя как экологический субъект развития. В связи с этим особо встает проблема формирования экологического сознания у подрастающего поколения. Другими словами, на первый план выходит задача формирования у детей планетарного (глобального) осознания себя субъектом, мыслящим и действующим в масштабе всей планеты. Разумеется, в системе традиционного обучения решение этих вопросов будет носить частичный характер, так как оно осуществляется чаще всего на информационно-просветительском уровне (более подробно об этом будет сказано ниже).

Одним из важнейших компонентов экоцентрического сознания является наличие такого субъективного отношения личности к природе, когда природные объекты приобретают статус "личностно-значимого Другого" (субъектифицируются, т.е. обретают статус субъекта по общению и действию для человека как субъекта собственной жизнедеятельности) и начинают "регулировать" (выступать в качестве мотивационной основы) поведение индивида по отношению к природной среде. Тем самым снимается противопоставление человека и природы, а их взаимодействие начинает осуществляться и исследоваться в логике субъект-субъектных отношений как компонентов единой системы.

В настоящее время этими же авторами разработаны теоретические и методические основы типологии экологического сознания (как субъективного отношения к природным объектам), диагностики его сформированности и психологического тренинга (С.Д. Дерябо, 1999; С.Д. Дерябо, В.А. Ясвин, 1995, 1996, 1996а; В.А. Ясвин, 1999, 2000).

Диагностика типа экологического сознания строится по следующим параметрам, представляющим выражение субъективного отношения личности к природным объектам в таких сферах психики, как:

• эмоциональная (эмпатия, симпатия, антипатия) – восприятие природы как объекта эстетики, этики, жизни;

• познавательная – природа как объект познания и как условие обитания;

• поведенческая:

-практическая – природа как объект и субъект действия,

-поступочная – отношение к природе выступает в качестве субъективного средства нравственного самоопределения и самоутверждения.

Отличие "практического действия" от "поступка" С.Д. Дерябо и В.А. Ясвин (199ба) демонстрируют на примере ухода за аквариумными рыбками, что не сопровождается риском для жизни, и, с другой стороны, активного участия в экологическом движении, охране природы, порой связанного с реальной угрозой для себя или собственного благополучия.

2.5.7. Онтологический подход к психологии

экологического сознания

Чтобы представить себе специфику онтологической парадигмы понимания экологического сознания, необходимо отметить несколько исходных оснований такого понимания (В.И. Панов, 2001, 2004а).

1. Экологическое сознание исходно рассматривается как особая форма бытия, которая является высшей формой развития психики и которая обретает реальность своего существования во взаимодействии человека со средой. Это означает, что система "человек - природа (окружающая среда)" выступает как целостный, совместный субъект, реализующий в своем становлении как общеприродные принципы развития, так и природу бытия человека, и тем самым способный к саморазвитию через формирование совместного субъекта становления психической реальности. Примерами такого совместного субъекта могут служить система "мать – ребенок", "семья", "команда", "психотренинговая группа", "этнос", "человечество в целом", в случае ноосферы – система "человек – планета".

2. Психика как явление обычно рассматривается в трех видах психической реальности: как психический процесс, как психическое состояние и как черты личности, в данном случае – как сознание.



Психический процесс – это психические явления одной модальности, т.е. процессы восприятия, включая понимание и осознание, процессы эмоционального переживания, выражающие эмоциональное отношение (гнев, радость, любовь и т.д.), поведенческие процессы (как, зачем и почему я что-то делаю). Данные явления характеризуют разные сферы и модальности психики, тело, душу, ум, личность и сознание, если речь идет об их динамических особенностях и процессуальных механизмах.

Психическое состояние – это ситуативно и функционально ограниченное во времени единство восприятия (включая осмысление), переживания и действия (поведения). При этом следует уточнить, что это системное единство всех сфер психики, функционально подчиненное и/или вызванное вполне определенными обстоятельствами.

Сознание – это, во-первых, множество психических состояний, которые способен переживать данный индивид, а во-вторых, это психические состояния, которые из психических образований, функционально ограниченных во времени и пространстве, превратились в настолько постоянные структуры сознания, что стали антиципировать, т.е. предопределять и опережающе опосредовать протекание процессов и состояний психики данного индивида. Сознание по своей "психологической" структуре совпадает с психическим состоянием, так как оно тоже суть не что иное как системное (функционально-структурное) единство восприятия, переживания и поведения человека. Но при этом такое единство, которое уже постоянно характеризует данного человека и, как говорят психологи, антиципирует (предопределяет) все его действия и поведение.

Отсюда следует фундаментальная – онтологическая – особенность развития сознания как становления психической формы бытия индивида: становление сознания происходит как такое изменение психики индивида, когда его процессы восприятия, переживания и поведения функционально объединяются (интегрируются) в психические состояния, а психические состояния превращаются в структурные компоненты сознания. Это есть стержневая основа формирования любого типа сознания, в данном случае – экологического.

Примером онтологии целенаправленного формирования экологического сознания по экоцентрическому типу могут служить тренинговые методы коррекции и формирования экологического сознания (С.Д. Дерябо, В.А. Ясвин, 1996; В.А. Ясвин, 2000), экологические имитационно-игровые методы (Д.Н. Кавтарадзе, 1998), методы психологического расширения экологического сознания (Н.В. Лапчинская, 2001; В.И. Панов, Т.Е. Егорова, Н.В. Лапчинская, 2000, 2002).
2.5.8. Психологические принципы коррекции и формирования экологического сознания

Формирование экологического сознания и поведения, а, следовательно, и экологической культуры может происходить разными путями и на разных уровнях социального устройства: через политику, экономику, просвещение, телевидение и т.п. Школьное и высшее образование в этом ряду занимает одно из первых и важнейших мест («что посеешь, то и пожнешь»).

В настоящее время экология как обязательный учебный предмет включен в программу на федеральном уровне, но часто исключается на региональном. Как правило, программы по экологии строятся в логике традиционного обучения. Это означает, что они пытаются скорее воспроизвести соответствующую научную дисциплину, чем природные (психологические) закономерности развития ребенка и его сознания. При этом чаще всего не используют психологические особенности формирования экологического сознания в качестве исходной основы и такие необходимые для формирования экологического сознания ребенка психодидактические действия, как диагностика и тренинг экологического сознания.

Как показывают работы многих авторов (А.В. Гагарин, 2000; А.В. Гагарин, С.О. Новиков, 1998; Д.Н. Кавтарадзе, 1998; В.И. Панов, 2001; И.В. Цветкова, 2000; С.Д. Дерябо, В.А. Ясвин, 1995, 1996; В.А. Ясвин, 2000 и др.), для формирования и коррекции экологического сознания у детей и взрослых используются следующие основные психологические принципы:



обучение и воспитание, направленные на формирование экологических представлений 6 взаимосвязях в системе "человек-природа" и в самой природе, эколого-ориентированного отношения к миру природы, а также системы умений и навыков (технологий) взаимодействия с миром природы;

рефлексия, т.е. самоосознание и расширение своих знаний о природных объектах, субъективного отношения и эмпатии, личностного смысла и способов взаимодействия и т.д.;

общение с миром природы, формирование психологической значимости общения с природными объектами;

идентификация, т.е. отождествление себя с кем-то или чем-то другим ("вжиться в образ" через движение и позу тела, через воображение и визуализацию и проживание условий жизни и т.д.);

деятельность, т.е. практическое участие в экологических формах деятельности от экологических кружков и студенческой практики до экологических рейдов и участия в экологических движениях;

моделирование экологических ситуаций, действий, деятельности в обучении (деловые, имитационные экологические игры);

создание экологизирующей образовательной среды, т.е. способствующей формированию экологической личности в соответствии с возрастными особенностями развития экологического сознания:

младший школьный возраст (учеба и игра), младшие подростки (учеба и эмпатия), старшие подростки (вхождение в социальную жизнь, общественные формы экодвижения), юношеский возраст (социальные действия, например: участие в экологических движениях разного рода, работа с прессой, экологические рейды, политические компании и т.д.). Одним из примеров может служить опыт педагогов гимназии № 1 (г. Балаково Саратовской области) по созданию разновозрастной экологизирующей образовательной среды;



расширение способности к невербальному общению с самим собой, с другими людьми и с природными объектами как метод формирования природоцентрического типа экологического сознания (Н.В.Лапчинская, 2001; В.И.Панов, Т.Е.Егорова, Н.В.Лапчинская, 2000, 2002).
2.5.9. Типы экологического сознания и их эволюция

Обобщая разные взгляды на эволюцию экологического сознания, можно заметить, что в эволюции системы "человек – природа" выделяются следующие этапы и, соответственно, виды экологического сознания:

1) синкретический (архаический), когда в своем сознании и самосознании человек еще не выделял себя из окружающей среды (природы) и тем более не противостоял ей как объекту преобразования в соответствии с собственными целями выживания;

2) антропоцентрический, когда сознание человека противопоставляло его окружающей среде и, более того, рассматривало ее как объект деятельностного преобразования в соответствии со своими "человеческими" целями выживания. Именно в этот период человек "забыл" о своем единстве с природой, что и привело в итоге к проблеме экологического кризиса на Земле;

3) экоцентрический, когда человек начинает понимать, что он и окружающая его природная среда входят как части в единую экосистему "человек – природа", и поэтому окружающая человека среда это сфера его со-бытия с природой и что эта среда обладает самоценностью своего существования. Причем эта среда имеет право на свои, собственные закономерности развития, которые нельзя не учитывать человеку в своей жизнедеятельности;

4) синергетический (природоцентрический), когда человек осознает свое единство с природой как единство принципов своего развития с универсальными принципами развития природы. Человек – это субстанциальная часть природы. В этом смысле и человек, и природная и антропогенная среды суть разные проявления универсальной сущности природы как способности к самопорождению–самосохранению–саморазрушению. Система «человек – природа» понимается как единый субъект совместного развития, становление которого осуществляется посредством взаимодействия человека и природной среды, на основе универсальных принципов бытия.

Следовательно, речь идет о таких принципах, которые должны иметь трансцендентальный характер по отношению как к "человеку", так и к "окружающей природе" как компонентам системы "человек – окружающая (природная, социальная) среда".

Из этого следует, что разные типы становления экологического сознания соответствуют разным исследовательским парадигмам, отличие которых задается постулированием гносеологических, онтологических или же трансцендентальных оснований для определения психики в качестве объекта и предмета исследования. Так ли это?

Отсюда возникает методологический вопрос. Возможно ли изучение природы психики, если принять в качестве исходного основания систему «человек – окружающая среда» и такие принципы ее становления, которые имеют трансцендентальный характер по отношению к становлению этой системы и ее компонентов как различных форм бытия единой природы?

Наши исследования показывают, что использование принципа формопорождения в качестве такого трансцендентального основания позволяет говорить о возможности еще одного направления эколого-психологических исследований – экопсихологии развития как экопсихологическом подходе к развитию психических процессов, психических состояний и сознания человека в контексте системы «человек – окружающая среда» (В.И.Панов, 1998, 2004а).


Каталог: book -> common psychology
common psychology -> На подступах к психологии бытия
common psychology -> А. Н. Леонтьев Избранные психологические произведения
common psychology -> Л. Я. Гозман, Е. Б. Шестопал
common psychology -> Конрад Лоренц
common psychology -> Мотивация отклоняющегося (девиантного) поведения 12 общие представления одевиантном поведении и его причинах
common psychology -> Берковиц. Агрессия: причины, последствия и контроль
common psychology -> Оглавление Категория
common psychology -> В психологию
common psychology -> Александр Романович Лурия Язык и сознание
common psychology -> Лекции по введению в психотерапию для врачей, психологов и учителей


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2019
обратиться к администрации

    Главная страница