Учение о личности в русской религиозно-философской антропологии



Скачать 167.78 Kb.
Дата16.05.2016
Размер167.78 Kb.
Учение о личности в русской религиозно-философской антропологии

Из Покровские чтения 2001–2003 гг. Материалы.

Автор: Дворецкая М.Я.

По мнению В. И. Несмелова [1], природа человеческой личности заключает в себе образ безусловного бытия. Природа человека противоречива, и пока это роковое противоречие существует, человек стремится к утверждению себя в образе физического мира. Душевная жизнь имеет свои законы. Она представляет собой живой процесс внешнего самоопределения человеческой личности в условиях ее физического существования, которым чаще всего она ограничивается. Но есть еще и процесс внутреннего самоопределения, который определяется уже не физическими условиями, а строением и развитием природы личности. Только целостная наука о жизни сознания способна дать психологически верные ответы о содержании живого самосознания, через исследование рокового противоречия природы человека (физической и духовной).

Но ясное осознание своей двойственности способно больше напугать человека, чем приблизить его к разрешению противоречия. Факт связи с безусловным бытием дан в природном содержании самосознания и объяснить его можно только творческой деятельностью Бога. Однако очевидность физической связи с миром заставляет человека отвергать связь с безусловным бытием.

Русские религиозные философы считали, что цель человеческой жизни может состоять лишь в стремлении отображать Бога путем свободного уподобления Ему. Человек, изменяя себя, должен преобразовать свою личность в соответствии с истинной целью своего бытия. Все, что есть доброго или злого в человеческой личности, вырастает в самом человеке, доброе — из идеальной природы его личности, злое — из фактического подчинения его личности физическому миру. По мнению святых отцов, сам человек не в состоянии изменить наличное отношение между духом и телом.

Богоподобие — это основная предпосылка для понимания человека. С точки зрения святоотеческой антропологии, человек есть «икона» Божества, в этом разгадка его таинственной сущности. Человек — это микрокосм, малый мир, содержащий в себе все элементы и структуру большого мира, но несущий в себе «нечто», выходящее за пределы всего природного и космического.

Критерии поведения христианина задаются заповедью о стяжании Божественного подобия в любви, ибо: Бог — есть Любовь. В любви снимаются внешние противоречия социальных взаимодействий, помогая в каждом человеке, в первую очередь, видеть не национальность или социальный статус, а «образ Божий», который все человечество объединяет по принципу родства: мы все дети одного Отца — Бога, братья и сестры. Святым отцам это чувство было хорошо известно, а связывали они его с действием благодати.

Кроме внешней свободы от противоречий общественной жизни, христианин получает еще и свободу внутреннюю в Богоподобии, которая выражается в свободном самоопределении и выборе: принять или уклониться от назначения заданного ему Богом. Это поистине Божественный дар, поднимающий человека над причинностью материального мира и делающий его соучастником мира Божественного, сотворцом мира Любви, Гармонии и Целостности. Правое использование свободы дает человеку силы для стяжания «подобия», неправое уклоняет в хаос тварности и одиночества.

«Образ Божий в человеке — это реальное сходство образа с Первообразом, а подобие — это цель человеческой жизни, осуществляя которую человек должен во всем уподобиться Богу как своему Первообразу» [2]. Образ и подобие Божие относятся не к телу, а к душе (хотя сщмч. Ириней Лионский простирал образ и на телесную природу человека, желая тем показать ее высокое достоинство). Образ Божий состоит в естестве души, а подобие — в свободно приобретаемых ею Богоподобных качествах. То, что душа невещественна, проста, духовна, бессмертна и разумно свободна, — это относится к образу Божию. А когда душа должным употреблением разума и свободы познает истину и искренно содержит ее, украсив сердце всякими добродетелями — такими, как кротость, милосердие, воздержание, миролюбие, терпение — тогда эти качества составят в ней подобие Богу.

Впервые к вопросу об образе и подобии Божием обратился св. Климент Римский (I век). По его мнению, образ Божий заключался в уме человека. Но, главное, что было общим для большинства святых отцов: образ Божий — это неотъемлемый дар, который остается с человеком независимо от его воли, в то время как подобие — это активная способность человека к духовному восхождению. Человек по благодати должен стать тем, что есть Бог по своей природе. Ведь от обожения человека зависит конечная судьба Вселенной.

Когда человек вышел из рук Творца, тогда образ Божий в нем был чист и совершенен, а Богоподобие — полно. При падении человека образ и подобие Божие в нем испортились, исказились и омрачились. Вместо добродетелей вошли в него страсти и пороки. Вместо истины ум его принял ложь, разум ослаб в различении истины и добра, свобода оказалась связанной дурными склонностями и привычками. В своем естестве душа огрубела, предавшись чувственности и плотским наслаждениям. Исправление начинается через принятие верою слова Истины, содержимого Святой Церковью. Получая благодать через ее святые Таинства, человек облекается в образ Христа Спасителя, а через это — в образ Божий, силою которого достигается затем и подобие.

Возрождение начинается в таинстве святого крещения. Человек умирает для жизни плотской и греховной, а возрождается от Духа Святаго для жизни духовной и святой, то есть получает силу жить свято и духовно. Через эту силу в человеке восстанавливается образ Божий. Подобие Божие отображается постепенно, когда человек начинает упражнять принятую в крещении силу.

Ум богоподобен, когда он ясно понимает символ веры и принимает все содержащееся в нем без лицемерия. Деятельная сила человека становится богоподобной, когда она украшается всеми добродетелями, какие указаны Господом в учении о блаженствах, а именно — смиренномудрием, сокрушением, кротостью, истинолюбием, правдолюбием, милосердием, чистотою сердечною, миролюбием, прощением обид, терпением и т. д. Сердце становится богоподобным тогда, когда оно отрекается от всех привязанностей земных и прилепляется к вещам духовным и небесным. Тогда через Богоподобие воссоздается целостность человеческого естества, задается направление развития личности. Путь восхождения к богоподобию описан святыми отцами во многих аскетических произведениях в образе лествицы, ступени которой условно можно назвать: ветхость (витальность), обновленность (социальность), обожение (экзистенциальность). Но экзистенциальность здесь понимается не в гуманистическом смысле, а как содержащая в себе критерии человека святого, существующего только телесно в пространстве и времени земного бытия, а духом пребывающего в Богообщении и Богосозерцании вне границ материального мира.



Для того, чтобы сформировалась идея «добра» как идея возвышения, совершенствования личности и идея «зла», как падения, уничтожения, несовершенства ее, вначале должна появиться у человека идея некоторой духовной высоты, на которую может подняться личность, идея совершенства личности вообще — идеал. Должна суще-ствовать также идея низкого духовного уровня, до которой личность может упасть, — идея несовершенства. Идея совершенства — это, как правило, относительно конкретный образ совершенной личности. В этом идеале, если он представлен полно, будет заключаться и понятие полного счастья («всеблаженства»), и понятие об абсолютно разумной и полезной деятельности. Но это не главное содержание идеала, а только необходимое логическое следствие совершенств, из которых слагается идея или идеальная личность. Совершенства же состоят из всестороннего и бесконечного развития всех духовных сил идеальной личности. Такой идеал — это результат творчества человеческого духа, основанного на созерцании и интуиции. Материал для построения идеала можно взять из наблюдения за другой личностью, который в процессе идентификации интериоризируется. В каждом человеке присутствует первоначальный идеал (естественный нравственный закон) — это полная и нераздельная собственность духовной личности, без которой существование человека невозможно. Его возникновение и формирование заложены в природе человека, так же как и способность мыслить, в нем находится источник нравственного развития.

Процесс формирования идеала. Генотип задает вектор преображения и развития физической природы человека. Дух не только живет и развивается, как всякий организм, он знает об этом, он сознает и воспринимает каждое движение и состояние, из которых слагается его жизнь. Идеал — это образ совершенства духовной природы, часто подменяемый временными образцами — кумирами [3]. Идеал есть нечто бесконечное, никогда не достижимое, особенно в пределах короткой жизни личности в этом чувственном мире. Это — вечная нескончаемая цель человеческого существа. Если идеал теряет эти качества, он перестает быть идеалом, поэтому величие идеала, с одной стороны, порождает смирение, а с другой — вызывает переживание чувства вечного продолжения и бессмертия личности. Под влиянием этого высокого идеала жизнь личности разделяется на две неравные части: временную и вечную, но в то же время, он и объединяет их, требуя превращения временной жизни в приготовление к вечности (в начало вечной жизни). Идеал определяет то, что есть вечного и неизменного в человеческой природе, и чем она должна быть всегда. Но чем ярче осознание конечности существования, тем сильнее оно вызывает конфликт с идеалом и стремлением к нему по причине его недостижимости, так как появляется желание получить все удовольствия жизни здесь и сейчас. Удовлетворение потребностей чувственного бытия всегда сопровождается яркими переживаниями и кажется несравненно доступнее и легче, чем реализация идеала. Идеал требует любви ко всем, а жизнь — это борьба, которая требует гнева, презрения, мести, иначе ей грозит ослабление, прекращение. Идеал требует воздержания, терпения, а конечная жизнь — наслаждения благами, что развивает любовь к греху, злу.

Разбирая понятия «усии» и «ипостаси», греческие отцы смогли найти основания соединения в Боге двух природ — Божественной и человеческой. А личностное начало, по мнению В. Лосского [4], благодаря догматическим определениям Вселенских соборов, может быть определена только как несводимость человека к природе. Личность отличается от собственной природы, превосходит ее, дает ей человеческое существование и не существует сама по себе вне своей природы. Проблема человеческой личности превосходит уровень онтологии — это скорее уровень метаонтологии. Вот почему так трудно найти точные критерии «личностного» и «неличностного» в психологии, что порождает множество теорий личности. Такой подход в рассмотрении понятия «личность» нами определяется как экзистенциальный, рубежи его столь высоки, что входят в близкое сопоставление с Божеством, божественным началом в человеке.

«Человек на своем пути к соединению с Богом никогда ничего не теряет личностного, хотя и отказывается от своей собственной воли, от своих природных наклонностей. Лишь при свободном отречении от всего, что свойственно ей по природе, человеческая личность полностью раскрывается в благодати. То, что несвободно, то, что несознательно, не имеет личной ценности» [4: 163]. Христианская проповедь абсолютной ценности человеческой личности перед судом Божиим ведет к признанию существования тайны о человеке.

В психологии представления о личности и природе человека носят множественный характер. Объясняется такая множественность тем, что все люди разные [5]. Социальный и витальный уровни понимания личности хорошо представлены в концепциях философов и психологов. Более 50 теорий насчитывал еще Г. Олпорт в 1937 году. Можно видеть, что психология личности развивается в основном посредством накопления все более разнообразных представлений о личности. Наибольшей пестротой отличаются зарубежные концепции. Каждая из них отражает представления автора об общем способе психологической организации человека. Основная цель современной психологии личности — разобраться не в природе человека, а объяснить с позиций науки, почему люди ведут себя так, а не иначе. Другая цель психологии личности — помочь человеку получать как можно больше удовлетворения от жизни [5].

В научной психологии критерием выбора концепции личности является простота и доступность эмпирической проверки. Вся научность современной психологии заключается в том, чтобы трансформировать умозрительные рассуждения о поведении в конструкции, легко подтверждаемые экспериментально. Святые отцы ставили эксперименты только со своей личностью и опытно убедились, что личностное начало в человеке не сводится к эмпирически задаваемым и проверяемым критериям, оно неподвластно даже точному определению в природных категориях.

Термин «личность» имеет несколько значений в психологии. «Личность» в английском языке происходит от латинского «persona» — маска, роль в древнегреческом театре. С самого начала в понятие «личность» был включен внешний, поверхностный социальный образ, который принимает индивидуальность, когда играет определенные жизненные роли как некую «личину» — общественное лицо, обращенное к окружающим. Но эту концепцию научная психология ставит вне сферы своей деятельности, хотя на ней стоит почти вся практическая психология с ее курсами по созданию «имиджа», обещающими сделать клиентов личностями. Термин «личность» в понимании большинства персонологов не предполагает оценки характера человека или его социальных навыков. Психологи, изучающие личность, не употребляют характеристик в оценочном значении (хорошая, плохая). Православное сознание исходит в понимании человека из глубокого чувства его ценности. Радость о человеке, живое ощущение образа Божия в нем, благословение бытию в нем открывающемуся, в Православии так сильно, что в нем даже тонет грех и ложь. Поэтому самая сущность православного чувства мира есть некое «веселие духовное», идущее от живого, непобедимого, светлого восприятия всего мира и особенно человека в лучах Божиих. Отсюда и любовь к грешным людям.

В российской психологии преемственность традиционных воззрений на личность представлена в трудах С. Л. Франка [6], В. В. Зеньковского [7]. В современной психологии наиболее ярко эта точка зрения представлена в сборнике под редакцией Б. С. Братуся [8]. В связи с таким разнообразием в определениях личности, возникает необходимость развести понятия «личность» и «человек». К понятию «человек» относятся характеристики безмасштабности, несовпадения с самим собой, невозможность конечных определений. Понятие «личность» означает особый психологический инструмент, орудие, принадлежащее человеку, служащее ему. Человек — первый и единственный вольноотступник. Человеком надо стать. Процесс присвоения самого себя координируется личностью. Личность масштабна человеку, а человек — Богу. Если личность есть вещь служебная, не несущая в самой себе конечный смысл, то качества ее — «норма», «аномалия», должны определяться в тесной зависимости от этой службы. Личность не является самодостаточной, в себе самой несущей смысл своего существования. Смысл ее обретается в зависимости от складывающихся отношений с сущностными характеристиками человеческого бытия [8].

Святоотеческое учение об образе Божием призвано раскрыть единство человека и мира, единство человека и человечества, единство человека и Бога в самой сердцевине души. Все живые существа обнаруживают способность приспособления к окружающей среде, способность приспособлять среду к своим потребностям. Но только в человеке имеет место самосознание. Благодаря самосознанию человек находит в себе целый мир, свое Я, которое имеет своим объектом глубину и неисчерпаемость жизни внутри человека. Самосознание есть в то же время сознание своего единства, своеобразия и отдельности. Здесь открывается черта абсолютности Я, именно в этой возможности противопоставлять себя всему, что не есть Я. Самосознание — есть функция духа. Духовное начало не может быть безличным. Начало личности непроизводно; если эмпирическое Я, как центр эмпирического самосознания, бесспорно питается из социального опыта, то само возникновение эмпирического Я предполагает более глубокое Я, данное в непосредственное самосознание до всякого опыта. Все различные циклы переживаний центрируются вокруг Я. Душевные состояния вне категории Я не существуют. Эмпирическое Я состоит в очень определенном отношении к реальному Я, к духовной глубине личности. Поэтому большую роль в формировании личности имеет тот Образ (идеал), по которому строит себя человек.

Идеал в психологии определяется как образец, высшая цель, определяющая способ мышления и деятельности личности. В качестве идеала могут выступать представления о совершенной личности или общественном строе. Психологически идеал является формой направленности личности, воплощенной в конкретном образе, которому человек хочет подражать или к которому хочет стремиться. Поэтому в психологическом понимании личности мы видим, что любой взрослый здоровый человек является личностью, хотя ею не рождается, а становится в процессе деятельности и общения с другими людьми. Для этого надо научиться сравнивать себя с другими людьми и выделить свое Я из окружающего. До того, как человек станет личностью, считают психология, он пребывает в состоянии индивида (отдельной особи).

Строя свою личность по образу и подобию кумира, человек обречен на невротические реакции, которые называются неврозом достижения цели. От идеала зависит и уровень личностного развития. Можно стремиться к Богоподобию, умножая личностное начало беспредельно в святости, а можно стараться находить подобие в обезьяне. Исцеление, образование и творение личности возможны при наличии образца недосягаемого, и его мы находим в святоотеческой антропологии и психологии. Это Образ Бога и земные образцы святости. Святость — это чуждость по отношению к миру греха, полное отрицание его. Святой, ставший иным по отношению к миру, стяжавший Духа Святого, являет силу его в нашем мире. Святой — не от мира. Святость — это не простое моральное совершенство, но соприсущность неотмирным энергиям, это активная сила, имеющая глубокое преображающее воздействие на человека, и мир в целом. Последняя цель и смысл всего сущего состоит в полном его преображении и единении с Богом. Достижение его — процесс постепенный. Обожение — это стяжание Духа Святого, преобразование смертной природы человека в бессмертную, тленной — в нетленную, действием благодати Божией освобождение ее от греха и нравственных несовершенств, от физических немощей и болезней; дарование ей силы и власти, как над окружающей физической природой, так и над духовным миром человека, одухотворение ее, сообщение ей Божественной славы и величия, чтобы подходящим местом жительства души стала не земля, а небо. Святые своим присутствием в мире свидетельствуют не только о норме христианской веры и жизни, но дают возможность осознать каждому христианину собственное глубокое несовершенство. О подлинной святости свидетельствуют не наружное благочестие и не подвижничество, а Богоподобные свойства как очевидные знаки обожения человека. Добродетели приобретаются постепенно. Есть лествица духовной жизни, уклонение от которой приводит к пагубным последствиям. Эта лествица начинается добродетелью — смирением, на котором строится все здание совершенства святых. Увенчивается лествица — любовью.



Литература:

  1. Несмелов В. Наука о человеке. СПб., 2000.

  2. Архимандрит Иустин (Попович). О первородном грехе. Пермь, 1999.

  3. Снегирев В. Психология. Харьков, 1893.

  4. Лосский В. Н. Богословие и Боговидение / Под ред. В. Пислякова. М.: Изд-во Свято-Владимирского братства, 2000.

  5. Хьеллл Л., Зиглер Д. Теории личности. СПб.: Питер, 1999.

  6. Франк С. Л. Сочинения. М., 1990.

  7. Зеньковский В. В. Проблемы воспитания в свете христианской антропологии. М., 1993.

  8. Психология и этика: опыт построения дискуссии / Отв. ред. Б. С. Братусь. Самара, 1999.

ФИО автора:  Дворецкая М.Я.


Содержание:

  • Протоиерей Александр Зелененко. Проблема обретения взаимоединства семьи, школы и церкви в воспитании подрастающего поколения

  • Протоиерей Евгений Шестун. Человек пришел в мир: современные проблемы содержания образования

  • Архимандрит Платон. Освящающая миссия церкви в истории российской государственности и культуры

  • Архиепископ Тихвинский Константин (Горянов). К столетию Санкт-Петербургских религиозно-философских собраний: 1901–1903гг

  • Кугай А.И.. Духовные основы российской армии

  • Манеров В.Х.. О методологии христианской психологии

  • Архимандрит Никон (Лысенко). О. Коялович и Санкт-Петербургская школа церковной историографии западной Руси

  • Щученко В.А.. Православие и русская культура

  • Прокофьев С.Е.. Социальное партнерство государства и Церкви в России

  • Кутковой В.С.. Икона и дети

  • Поздняков Н.И,. Институт военных воспитателей

  • Сергеева О.А.. О божественном свете в поэзии А.С. Пушкина

  • Рогозянский А.Б.. Христианство и школа (размышления над историей диалога)

  • Копытцева Н.. Святочный рассказ Ф.М. Достоевского «Мальчик у Христа на елке»

  • Белянова О.А.. Проблемы образования мужчины и женщины в трудах К.Д. Ушинского, М.М. Манасеиной, в опыте работы школы Е.С. Левицкой в Царском Селе

  • Орлова Г.А. Щеголева Г.С.Орлова Е.О.. К вопросу о духовном потенциале начального языкового образования

  • Крахмалова Е.Е.. Особенности антропологической концепции в творчестве достоевского

  • Бахтин М.В.. Христианская философия образования в контексте высшей школы

  • Безрогов В.Г.. Христианская педагогика: споры о дефинициях

  • Донская Т.К.. Славянская письменность и жанр жития в истории русской литературы

  • Козырев Ф.Н.. Инкультурация как целеполагающий принцип религиозного образования

  • Копировский А.М.. Церковная археология: современные возможности преподавания

  • Лаврова О.Н.. Возможность православного воспитания на основе педагогического наследия семьи А.Ф. Бестужева

  • Лозинская Д,С.. Социализация ребенка через виртуальный мир

  • Тимонина О.Ю.. Обучение женским рукоделиям будущих учителей начальной школы в свете православной культуры

  • Румянцева Э.Л,. Дизайн-образование: традиции и современность

  • Колдасов Г.Д.. Семья, власть и Бог

  • Протоиерей Александр Зелененко. Основополагающие принципы православной педагогики и утрата их современной школой

  • Рудова Н.Е.. Проблемы духовно-нравственного воспитания в совремнной школе

  • Сергеева О.А.. Незаходимый Свет Царствия Христова (опыт прочтения и толкования притчей Христовых о Царствии Небесном)

  • Шалыгин В.. Жить подвигом веры и творческой деятельности

  • Монахиня Екатерина (Потапова). Обобщение нескольких лет с детьми дошкольного возраста опыта занятий в Воскресной школе

  • Диакон Михаил Преображенский. Особенности усвоения литургического богословия детьми и взрослыми

  • Протоиерей Михаил Петропавловский. Самая трудная категория для религиозного образования — это подростки

  • Пучкова Т.И.. Взгляд Церкви на воспитательный процесс подрастающей молодежи: Положительные и отрицательные факторы воспитания

  • Священник Александр Лесюис. Опыт работы церковно-приходской школы для взрослых при Храме во имя Смоленской иконы Божией Матери

  • Манеров В.Х.. Духовность человека как ценность и предмет христианской психологии

  • Дворецкая М.Я.. Святоотеческое понимание воли и ее функций в процессе жизненного самоопределения

  • Дворецкая М.Я.. Концепция целостного человека в святоотеческой антропологии

  • Дворецкая М.Я.. Учение о личности в русской религиозно-философской антропологии

  • Дворецкая М.Я.. Религиозно-философское учение о любви в трудах русского богослова Константина Сильченкова

  • Веселова Е.К.. Онтологическая идентичность и стратегии совладания

  • Веселова Е.К.. Гуманистическая концепция человека с православной точки зрения

  • Черняева С.А.. Цели и ценности христианской психологической помощи[1]

  • Черняева С.А.. Христианский подход к задачам психологии религии[1]

  • Ширяева Т.А.. Развитие рефлексии и нравственного самосознания у школьников

  • Снетков В.М.. Человековедение как единство светской и христианской психологии (От симфонии наук к симфонии властей)

  • Ходаковская О.В.. Христианский взгляд на становление самоидентичности личности

  • Шеховцова Л.Ф.. Категориальный аппарат психологии, ориентированный на христианство

  • Коржова Е.Ю.. Представление о личности русских православных мыслителей в типологии теоретических моделей личности

  • Барсукова О.В.. Понимание честолюбия и тщеславия в религиозной морали и этике

  • Дворецкая Ю.В.. Представление о смерти у современных школьников и студентов

  • Иеромонах Виссарион. История и деятельность православной общины для глухих в Екатеринбурге

  • Иеромонах Зенон (Кузьмин). Необходимость и целесообразность воцерковления глухих в свете учения Православной Церкви

  • Балашов А.А.. Влияние школьных занятий по Основам Православной культуры на глухих учащихся

  • Заварицкий Д.А.. Духовно-нравственное просвещение и воцерковление глухих: проект «Слово»

  • Заварицкий Д.А.Егорова Е.Н..

  • Проблема адаптации богослужебных текстов при переводе богослужений для глухих

  • Корольков А.А.. Духовная антропология и философия образования

Каталог: docs -> community-based-education -> 1.3. Individ i lichnost
docs -> Агрессивное поведение дошкольников и его преодоление
docs -> Агрессивное поведение детей и подростков
docs -> Лекция для специалистов доу и родителей «Профилактика агрессивного поведения дошкольников»
docs -> Консультация для родителей: «Если ваш ребенок дерется…» в группе раннего возраста
1.3. Individ i lichnost -> Представление о личности русских православных мыслителей в типологии теоретических моделей личности
1.3. Individ i lichnost -> Структура и содержание характера человека
1.3. Individ i lichnost -> Как воспитать характер Общее понятие о характере в буквальном переводе с греческого


Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2019
обратиться к администрации

    Главная страница