Управление медицинских проблем материнства и детства мз РФ


Н.Г. Пустовойтова, Т.Б. Рубинская



страница7/10
Дата12.05.2016
Размер0.98 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10

Н.Г. Пустовойтова, Т.Б. Рубинская



Томская региональная общественная благотворительная организация«Общество помощи инвалидам детства «ДВЕРИ НАДЕЖДЫ», г. Томск, Россия
«А боль приходит и уходит,

И возникает в нас опять,

И как она нас вновь находит?

Ну почему б не потерять?

А, может, нам она даётся,

Чтобы познать, какие мы?

В тот миг, когда слеза прольётся,

Не станем ли частичкой тьмы?..»
В 80-90-е годы прошлого века Россия подписала международные конвенции о правах детей-инвалидов. Однако государственная система помощи детям с особенностями развития по-прежнему вызывает справедливую и серьёзную критику. Как и раньше таких детей стремятся подвергнуть выделению и изоляции. Особенно нелегко приходится детям с тяжёлыми психиатрическими, генетическими и неврологическими расстройствами – ранним детским аутизмом (РДА), синдромом Дауна с умственной отсталостью, расстройством внимания и гиперактивностью, умственной отсталостью, эпилепсией, ДЦП. Существующие государственные интернаты продолжают оставаться «складами», где дети медленно угасают. А те, кому повезло воспитываться дома, всё равно фактически заперты в четырёх стенах. Для них нет адекватных детских садов, школ, спортивных залов, клубов для занятий творчеством, клубов для простого человеческого общения.

Родители маленьких изгоев сталкиваются с неразрешимыми проблемами и с горечью понимают: у их ребёнка нет социальных перспектив. Они ощущают себя беспомощными и отверженными обществом. Ребёнок с серьёзными нарушениями в развитии обречён провести жизнь в изоляции, он практически вычёркивается из социума. А ведь система помощи людям с ограниченными возможностями может и должна быть эффективной. Дело не в том, что наша страна переживает трудности и на всё не хватает денег. Проблема в том, что общество предпочитает не замечать таких детей, считая инвалидов чем-то неприличным, забывая, что бесценен каждый человек, вне зависимости от того, есть ли у него те или иные нарушения, лишён ли он каких-то возможностей и насколько полезен для общества. Ребёнок-инвалид должен быть включён в жизнь, чувствовать себя защищённым, принятым, а не отвергнутым обществом.

22 августа 2001 года Президентом РФ впервые была подписана программа гуманитарного характера - Федеральная программа по формированию установок толерантного сознания. Хотелось бы верить, что она послужит делу развития гражданского общества в нашей стране, потому что в процессе её реализации неправительственные организации и государственные институты могут и должны объединиться в деятельности по формированию толерантной среды в российском обществе.

Что такое толерантность? Это широкое понятие, включающее терпимость, терпение, готовность принять другого таким, какой он есть. Оно также подразумевает уважение к другому, к его мнению, взглядам, убеждениям; готовность понять и осуществлять взаимодействие. Конфликты и нетерпимость к иным представлениям возникают, как правило, в тех случаях, когда друг с другом сталкиваются взаимоисключающие идентичности, которые можно классифицировать по четырем типам: собственно социальные, гендерные, расово-этнические и конфессионально-религиозные. Собственно альтернативные социальные идентичности могут быть преодолены. Прогресс человечества за последние 2000 лет как раз и состоял в первую очередь в том, что социальные границы стали транспарентными, а социальные различия – преодолимыми. Более того, определённая социальная дифференциация нужна обществу для его развития, так как поддерживается необходимый уровень вертикальной и горизонтальной мобильности. Гендерные, расово-этнические и конфессионально-религиозные идентичности имеют принципиально иную природу: из их власти практически вырваться нельзя. Человек не может сам выбрать, быть ему русским или якутом, родиться с белым или чёрным цветом кожи; принадлежать к группе «Даунов, аутистов, больных ДЦП, эпилепсией, олигофренией» - в просторечье зачастую просто «психов».

Детский аутизм (ДА) является общим расстройством психического развития, которое проявляется в аномальном функционировании при социальном взаимодействии, коммуникации и поведении с ограниченным набором повторяющихся его форм. Эти нарушения формируют не особые черты поведения ребёнка, а оказывают выраженное влияние на его семью. Вследствие этого работа с семьями аутичных детей является важным элементом комплексного подхода в психолого-педагогическом процессе коррекции данного нарушенного или патологического развития. Детский аутизм начинает проявляться с самого рождения, в раннем возрасте, и отличается от развития в норме. Это не сразу замечают родители. Такие черты, как отгороженность, стереотипность, отсутствие или слабовыраженная привязанность к близким, существенно влияют на формирование отношений в диаде «мать-ребёнок».

Родители так описывают своих детей:

«Он живет в своем мире сам по себе, ни с кем не общается, почти ничего не говорит, я устала говорить сама с собой…», «Ему интересны только цифры и буквы, ему все равно, кто с ним рядом, нет сил уже пытаться достучаться до него…». «Не стремится к общению с людьми, не умеет общаться, не смотрит в глаза, не отвечает на улыбку, не «заражается» эмоциями других людей, отгорожен от них; кажется, что он не нуждается в нас и тогда…зачем все эти мучения?», «Не выполняет просьбы, не реагирует на обращение, выглядит непослушным; с трудом сосредотачивает внимание на чем-либо, что ему предлагают другие: очень трудно с ним жить…», «Мало использует речь и жесты для общения; может говорить, используя услышанные ранее фразы, много раз повторяя одно и тоже: это так утомляет, что постепенно теряешь надежду…», «Не обращает внимания на то, что обычно интересно детям, не играет с другими детьми, иногда я не в силах понять, что же ему нужно?…», «Выглядит «необычно» из-за ненужных движений (перебирает пальчиками, трясёт руками, раскачивается) или из-за неадекватных звуков, с ним стыдно появиться где-нибудь…», «Находит себе необычные занятия, от которых его трудно отвлечь (крутит в руках веревочку, выстраивает предметы в ряд и т.п.), из-за чего мы вечно везде опаздываем…», «Слишком чувствителен к чему-либо в окружающей обстановке (звукам, прикосновениям), что может выражаться в форме страхов (пылесоса, кофемолки, большие машины и краны и т.п.) – и тогда он кричит невыносимо…», «Сын находится на индивидуальном обучении в коррекционной школе, в разные дни с разным расписанием по 2-3 часа – я весь день привязана к нему, какую работу я могу найти с таким режимом? Я так подчинена ребёнку, что своей воли и своей жизни у меня давно нет…», «С трудом принимает перемены: новые маршруты, изменения режима дня, новую одежду и т.п. – к нему очень трудно привыкнуть и приспособиться хоть как-то жить…»

По данным специалистов и наблюдениям родителей необычность развития аутичных детей проявляется ярко, со всей очевидностью в возрасте от 2,5–3 до 6-7 лет. Этот период специалисты часто называют критическим.

Можно выделить ряд проблем, возникающих в рамках того или иного стиля отношений между матерью и ребёнком. Первый круг проблем связан с отсутствием обычных форм эмоционального подкрепления материнского поведения со стороны ребёнка: глазной и тактильный контакт, вербальное и невербальное обращение к матери и т.д. Отсутствие активного выражения стремления к контакту со стороны ребёнка вызывает у матери беспокойство, тревогу и даже депрессию. Также возникает сомнение в правильности своего обращения с ребёнком, которое постепенно начинает оформляться в позицию «Я плохая мать». Чувство вины без покаяния ведёт только к саморазрушению.

Ещё один круг проблем определяется в рамках симбиотических отношений между матерью и аутичным ребёнком. Здесь ребёнок использует свою мать как человека (а иногда скорее как средство), удовлетворяющего его потребности, посредника в отношениях с миром вообще, при этом часто эмоциональное общение минимально. Такое взаимодействие часто воспринимается матерью как незаинтересованность ребёнка в личных близких отношениях, переживается как эмоциональная невостребованность, отсутствует ощущение уникальности, особости контакта «мать-ребёнок». При этом у матери возникает способность угадывать желания ребёнка, его потребности, понимать его состояние по минимальным внешним проявлениям. Часто мать и ребёнок становятся «единым организмом» с «общими» потребностями, желаниями, эмоциями…

Всё это создаёт некую противоречивость в позициях участников взаимодействия. С одной стороны, для матери, как и для ребёнка, контакт значим и в такой форме, так как при этом есть возможность взаимного контроля, ощущение единства, слияние в «МЫ». С другой стороны, при этом у матери часто нет ощущения эмоциональной близости с ребёнком и, кроме того, возникают проблемы зависимости ребёнка от матери и матери от ребенка. У родителей также появляются тревога и непреходящие опасения по поводу социальной состоятельности ребёнка, социального вакуума вокруг ребёнка и семьи, отсутствия навыков взаимодействия с аутичным ребёнком.

Природа нарушений психического развития при синдроме ДА подразумевает комплексный подход к его коррекции, одним из важнейших аспектов которой является работа с родителями; необходимость её вызвана рядом причин:

1. Родитель представляет интересы ребёнка, несёт за него ответственность и принимает решения по всем вопросам его жизни, в том числе воспитания и обучения.

2. В своем выборе и поступках ребёнок ориентирован, как правило, на родительскую оценку. От позиции родителей, их поведения по отношению к ребёнку зависит эффективность процесса положительных сдвигов при ДА.

3. В связи с особенностями психики аутичного ребёнка необходима постоянная работа родителей по закреплению навыков и умений, приобретаемых ребёнком в образовательных учреждениях, и переносу их в другие условия.

Родители часто обращаются к специалистам за консультациями по своей инициативе.

Наиболее часто звучат следующие проблемы:

Неудовлетворённость общением с ребёнком. Родители сомневаются не только в «нормальности» ребёнка, но и в своей родительской состоятельности, которая обычно является важной составляющей образа Я, самооценки.

Изменение жизненных планов. Как правило, родители надеются на быстрое излечение ребёнка и готовы уделять больше времени и сил занятиям с ним. Они согласны на некоторый период жизни отдать приоритет своей родительской функции. Открытие, что ребёнок не просто болен, а развивается особенным образом, и для коррекции его развития понадобятся годы, а то и вся жизнь, становится поворотным моментом в жизни семьи. Необходимость отказа от реализации жизненных планов, связанных с определёнными ценностями и потребностями, вызывает в родителях целую гамму противоречивых чувств, иногда – депрессию.

Трудности управления ребёнком. Наибольшую трудность для родителей представляет купирование самоагрессии и агрессии ребёнка, а наибольшую остроту и актуальность имеют проблемы, связанные с управлением ребёнка на людях, когда риск получения негативной оценки со стороны социума обостряет самооценочные реакции взрослого.

Рассмотренные проблемы семей с аутичными детьми позволяют утверждать, что эта область требует специального профессионального вмешательства. В нашей стране наиболее разработанным и признанным является клинический подход, который на протяжении многих лет разрабатывался в отечественной психиатрии, психологии и дефектологии. Опыт же показывает, что более эффективны в работе с аутичными детьми эмоционально-уровневый и поведенческий подходы в рамках интегративного обучения и воспитания.

Помощь ребенку-инвалиду может быть по настоящему действенной, когда мы верим в ценность его личности, как бы она ни была своеобразна, принимаем ребенка таким, какой он есть, и делаем все зависящее от нас, чтобы способствовать его развитию, развивая одновременно себя. Это означает:


  • обеспечивать в семье постоянную эмоциональную взаимоподдержку – «Я люблю тебя именно таким, какой ты есть»;

  • помогать воспринимать и понимать окружающий мир, находить в нем необходимый порядок и постоянство и благодаря этому получать радость от жизни;

  • помогать усвоить основные правила поведения и жизни в обществе, вступать в необходимые отношения с людьми, поддерживать и развивать эти отношения;

  • учить использовать в практической жизни приобретаемые сведения и навыки;

  • готовить к самостоятельной жизни и работе в той мере, в какой это возможно именно для этого ребенка;

  • создать жесткий структурированный режим жизнедеятельности.

Для родителей же самая важная задача – научиться смотреть на своего малыша, прежде всего как на ребёнка с определённым социальным потенциалом. Ни один ребёнок не является тем, чем кажется нам в данную минуту, в нём уже теперь живёт тот человек, которым он станет в будущем. Хотя у неконтактности при ДА есть свои типичные черты, которые и позволяют считать детский аутизм болезнью, у каждого ребенка она выглядит немножко или очень по-своему, в каждой семье наблюдается свое отношение. Тут уже иные акценты: понимать неконтактность ребенка, а не вообще неконтактность; строить свои отношения с ребенком, а не с его состоянием.

Не менее важно научиться смотреть на себя как на личность, обладающую с рождения правом на собственную, единственную и уникальную жизнь. Не предать себя, достичь самовыражения, несмотря на трудности, возникающие при воспитании ребёнка-инвалида, а, может, и благодаря им, суметь быть счастливым рядом со своим больным ребёнком – это хорошее подспорье для любого вида терапии.

Основные задачи изменения вповедения аутичных детей и изменения мышления их родителей:


  • преодоление ребёнком и семьёй отгороженности от окружающего мира;

  • развитие способности ребёнка и семьи к общению;

  • развитие потенциальных способностей ребенка и возможностей родителей.

К сожалению, реальные запросы семьи ранее почти не учитывались при предложении ей довольно скудного набора платных и бесплатных услуг. На наш взгляд грамотное взаимодействие социальных структур возможно лишь при условии, что в центре и во главе работы будет семья особого ребёнка, а не учреждение, предоставляющее услуги. Только тогда у семьи и ребёнка есть шанс поправить «инвалидное» положение дел, исправить искажённую жизненную ситуацию, а у профессионалов – шанс реализовать себя. Нельзя забывать ни нам – родителям, ни специалистам, помогающим нам в борьбе с болезнью, что, как и любая семья, семья особого ребёнка несёт в себе также и потенциальную способность справляться с возникающими трудностями, определённым образом разрешать их. Социальные барьеры, воздвигнутые между природой и обществом, мы сообща одолеем, но самые трудные преодоления – это преодоления барьеров мышления: больных детей и их здоровых сверстников, родителей детей-инвалидов, специалистов-реабилитологов, общества в целом

И на всём этом трудном пути специалистам различных учреждений должны помогать общественные организации родителей. Сотрудничая с общественной организацией, учреждения здравоохранения, образования и социальной защиты приобретают бесценного помощника в изучении спроса и предложении услуг. Более открытое общение родителей между собой позволяет им не только оценить реальные нужды ребёнка и его семьи, но иногда и скорректировать тактику ведения. Это в свою очередь заставляет родителей организации повышать свою компетентность, обучаясь новому для них профессиональному мастерству, участвуя в различных социальных проектах.

Предоставление услуг в сотрудничестве с родительской организацией также более привлекательно для семьи особого ребёнка, так как осуществляемый при этом разговор на равных ведёт к соблюдению прав и обязанностей обеими сторонами, что единственно является истинной заботой о ребёнке. И здесь также немаловажна роль общественных организаций, предлагающих, разрабатывающих и осуществляющих социальные проекты в помощь семье, воспитывающей особого ребёнка.

Проектная деятельность организации предоставляет её членам не только новые виды реабилитационных мероприятий; она даёт рабочие места родителям особых детей (иногда это - единственно возможное для них трудоустройство). Работа в организации нацеливает родителей на получение новых знаний и умений, на обучение новым профессиям, на повышение квалификации своей как родителя; мамы, папы, бабушки и дедушки, старшей сестры и брата, дяди и тёти – все готовы к переменам и бесстрашно стремятся осуществлять их на благо своей семьи и всех тех, кто в этом нуждается. И, наконец, а лучше сказать – изначально - самое бесценное в общественной организации – это простое человеческое общение и взрослых, и детей: это общение, эту связь, эту общность не заменит даже искренняя помощь компетентного специалиста.

Счастливое мироощущение родителей, основанное на уверенности в завтрашнем дне своих детей, влияет на психологическое состояние больных детей, душевный покой которых максимально способствует излечению или адаптации. Нужно лишь помнить, что счастье в большой степени связано с правом и возможностью быть собой и жить по-своему. Подталкивая человека к «простой и счастливой жизни как все», можно принести ему только страдания от чувства измены, совершённой по отношению к самому себе, а это преступление ощущается людьми как самое страшное из всех возможных. Создавая толерантную среду, нам не стоит забывать, что гуманное отношение к человеку, заключается прежде всего в том, чтобы способствовать его развитию, а не в том, чтобы ему не было больно. В связи с этим вспоминаются слова одного специалиста о том, что родители детей-инвалидов, общаясь друг с другом, купаются в боли, наслаждаясь ею. Хотелось бы быть услышанными и понятыми: общаясь друг с другом, родители «особых» детей купаются в любви, так остро им недостающей. Ведь для любого взрослого человека разговор о родных детях – самая нежная тема. Так и мы, родители инвалидов детства, общаясь между собой, говорим о них с любовью. И наша общая проблема, что язык этот не всем понятен.


«ВОЗВРАЩЕНИЕ»
Н.Г. Пустовойтова, Н.Л. Нестеренко, Л.Г. Крекова
Томская региональная общественная благотворительная организация«Общество помощи инвалидам детства «ДВЕРИ НАДЕЖДЫ», г. Томск, Россия
Есть страх и отчаяние,

и есть любовь и вера,

а между ними - двери,

ДВЕРИ НАДЕЖДЫ!
У аутичных детей нет приятелей, нет друзей, нет любимых, хотя родители любят своих больных аутизмом детей не меньше, чем здоровых, несмотря на трудность восприятия ребёнка с таким тяжёлым диагнозом. Нередко, особенно впервые услышав грозное слово “аутизм”, взрослым кажется, что они потеряли почву под ногами, вместе с ней ушли друзья, планы на будущее, любовь…

Однако среди холодных статистов всегда найдётся друг, чья конструктивная поддержка откроет вам глаза на иную реальность, чем та, к которой вы привыкли и которая губила вас циничным сочувствием. Жалость к родителям тяжелобольных детей развращает первых, а вторых низводит до уровня монстров-потребителей, паразитирующих на своих близких. Несколько таких высказанных компетентными лицами мнений, и родитель начинает верить в историю «жертва – злодей». Честные люди сразу отдают своих детей в государственные спецучреждения, зная, что их душевные силы не рассчитаны на любовь к изъянам. Их самоуверенность – их крест. Сомневающиеся, ищущие люди находят выход в жертвоприношении, таком удобном для оправдания своей несостоятельности. Зачастую взрослые упорно не хотят видеть, как много им может дать ребёнок-инвалид, они хотят только давать, давать, давать, и, отдавая себя, навязывая свою волю, становятся истинными тиранами. Дела в семье ухудшаются, обострение проблем открывает глаза любящим родителям, и они находят корень зла – разумеется, в себе. И умные понимают: не виноваты они, что ребёнок родился больным, они согрешили, когда начали жалеть себя. Нет истории «жертва – тиран», есть история «Возьмёмся за руки, друзья».

Но даже сплочённый семейный круг – всего лишь замкнутый; надёжных, тёплых и чутких рук должно быть много, и брать и пить из этих рук – не слабость, а наслаждение. Понять это помогают истинные друзья, не имеющие отношения ни к власти, ни к госструктурам. Они предлагают людям взять жизнь в свои руки: генерироваать свои идеи, создавать свои общества, разрабатывать свои проекты, издавать свои законы, выстраивать своё мировоззрение. Пока нет своего сознания – нет тебя, и значит нет «для тебя», и было бы смешно рассчитывать на какую-то помощь. Смутно мечтая о мифической государственной поддержке, родители объединяются для выработки коллективного сознания, и понимают, что их «особым» детям пока нет места в этом «гуманистическом» обществе: нет детских садов, нет школ, нет элементарных развивающих пространств – кружков, спортзалов, бассейнов, летних лагерей. Своеобразные узники, а родители – их тюремщики.

Но трудно одному, а повернувшись лицом к миру, видишь друга в каждом: люди давно решают нечуждые им твои проблемы. «Особые» дети были всегда, их болезни добросовестно изучаются, и счастье для детей, что к изучению подключились педагоги. Как будто теплом повеяло. По родительской инициативе педагоги–новаторы взялись за обучение и воспитание глубоких инвалидов, доказав этим, в первую очередь, элементарное «всеобщее право на…», а спустя годы и то, что нет «необучаемых». Поколение людей с ограниченными возможностями, выросшее в школе, стало свободным и устремило своих родителей на новые подвиги: создание условий полноценной жизни взрослого инвалида. Так возникла «Незабудка» в г. Томске – организация родителей и опекунов людей, страдающих синдромом Дауна, ДЦП, олигофренией. Под руководством неравнодушных к чужим проблемам людей (педагогов коррекционной школы, городской администрации, общественных благотворительных фондов) родительская ассоциация организовала трудовую и досуговую деятельность выпускников коррекционной школы, проживающих в семьях. Отработав эту систему, нужно будет создавать модель самостоятельной жизни ограниченных в своих возможностях людей, и примеры такого жизнеустройства есть уже в нашей стране (деревенские поселения на 10-15 человек с минимумом вспомогательного персонала).

Опыт первопроходцев явился ценным подарком судьбы для впервые вступивших во «взрослую» жизнь родителей детей-инвалидов, как это случилось с семьями аутичных ребятишек в городе Томске. Осторожный диагноз «ранний детский аутизм (РДА)» появился в городе на исходе тысячелетия, когда многие аутичные дети достигли школьного возраста (а сколько их выросло, так и не узнав истинного диагноза своей настоящей проблемы и тем самым ещё более погрузившись в неё!). Паника родителей аутичных детей была недолгой, благо «Незабудку» в Томске уже знали в определённых кругах. За помощью к родителям «со стажем» подобных проблем и обратились молодые, полные сил и надежд родители, верящие в сохранность интеллекта своего ребёнка-инвалида, тем более что диагноз “аутизм” дарит вероятность этого. Пришли поучиться взаимопомощи и умению работать в дружной команде, а, узнав о проекте Программы АРО по созданию Службы помощи инвалидам детства – выпускникам коррекционной школы, который организация «Незабудка» осуществила под руководством опытных педагогов и психологов, загорелись создать модель помощи своим ещё маленьким инвалидам – аутичным детям 4-8 лет. И медлить нельзя – потерянное время постоянно напоминает о себе всплесками отрицательных эмоций – и родители аутистов садятся за разработку проекта седьмого грантового конкурса Программы АРО, будучи уже полноправными членами «Незабудки».

Постоянно опираясь на многолетний опыт общественной работы старших родителей – партнёрство на всех уровнях - разработчики проекта создают первичную модель помощи остронуждающимся в ней детям с РДА и их семьям. На первом этапе самоорганизации жизненного пространства семей, воспитывающих аутичных детей-инвалидов, необходимо было формирование адекватного отношения специалистов (медиков, педагогов, социальных работников) к проблемам аутизма – специфическое воспитание и обучение, заключающееся в индивидуальном подходе к комплексным систематическим занятиям, и расширение контактов всей семьи аутиста в рамках досуга. В основу такого подхода легли научные изыскания целых поколений учёных, различных школ в разных странах, чей опыт родители и специалисты проекта постигали плечом к плечу.

Проект выполнил своё предназначение: необратимые позитивные сдвиги в дошкольном и школьном образовании аутистов стали достоянием города уже на следующий учебный год открылись спецгруппа в коррекционном садике и дополнительный спецкласс в коррекционной школе; более ста специалистов Томска получили возможность углублённого изучения проблемы РДА и возможностей его психокоррекции благодаря семинару, осуществлённому «Незабудкой» и её партнёром по проекту московским Обществом помощи аутичным детям «Добро» в рамках Программы АРО. Врачи, дефектологи, психологи, воспитатели, социальные работники расширили свои знания, поверили в свои силы, укрепились в сознании, что помощь аутичным детям и их семьям необходима и возможна. Необходимость оказания помощи стала очевидной благодаря также и тому, что родители маленьких аутистов научились честно и открыто обращаться за ней. Возможность действенной помощи базируется на содружестве и соратничестве всех заинтересованных в разрешении проблемы структур: семья (родители), врачи (детский психоневрологический диспансер), учителя, дефектологи (коррекционная школа коррекционный детский сад), педагоги дополнительного образования и психологи (Служба лечебной педагогики «Ковчег», Хобби-центр), психотерапевты (психологическая служба «Круг»), социальные работники (областной и городской департамент соцзащиты), органы власти (городская администрация), учёные (Сибирский медуниверситет, Московский государственный открытый педагогический университет, Московское Общество помощи аутичным детям «Добро»), СМИ (радио, ТВ, печать). Только систематическая комплексная помощь семьям, воспитывающим тяжелобольных детей, может привести к здоровью семьи. Главное же – коренным образом изменился психологический настрой родителей. Самовосприятие себя как жертвы судьбы и чувство неполноценности в любой трудной ситуации переросло в способность эффективно разрешать проблемы, что дало ощущение подлинной свободы – свободы созидателя собственного, гармонично устроенного мира.

Успешное завершение проекта совпало с устроением нового жизненного пространства для аутичных детей и их родителей. Такой итог закономерен: отработав задачу, люди выходят на новый виток, на более высокий уровень, тем более что прежние границы сковывают, а новые, образовавшиеся в процессе работы над проектом связи и отношения зовут к иным берегам и предлагают другие дороги. Оставив тесные для детей и родителей слишком разных возрастов, диагнозов и философий, но обжитые и тёплые стены «Незабудки», родители аутистов в связке со специалистами, работающими в проекте (педагоги, психологи), образовали Общество помощи инвалидам детства “ДВЕРИ НАДЕЖДЫ”, и миссией своей считают уже не только создание новых уникальных видов услуг в помощь семьям, имеющим детей-инвалидов, с целью профилактики сиротства и преодоления барьеров инвалидизма, а в первую очередь, преодоление барьеров мышления аутистов и окружающего их общества. Проектная деятельность организации служит хорошим подспорьем законотворческой деятельности в отношении к “особенным” детям (людям), а значит, и гуманизации общества.

И на этом новом этапе жизни новые проблемы ждут своего разрешения: свободные от страха и предрассудков родители переживают глубокий душевный кризис – жажда позитивных перемен захватывает многих вплоть до разводов в семьях. Поверившие в свою силу люди рушат семьи, надеясь создать новые, и значит нужно будет решать новые проблемы. А при той юридической безграмотности, которая открылась в ходе выполнения проектных задач, при чувстве “заброшенности” по окончании проекта легко наломать дров, и первоочередной задачей этого периода является разностороняя работа с родителями. «Верхний» детский пласт сдвинулся легко, несмотря на тяжесть диагноза, а «нижний», более глубокий и менее гибкий и подвижный материал – родители – нуждается в поддержке даже в большей степени, чем прежде, ибо теперь они хотят жить: работать, творить, учиться, развлекаться, наслаждаться. Радует, что во всех родительских мечтаниях есть место ребёнку, причём место удобное и интересное. Аутичные дети странным образом притягивают родителей: отторгая родителей, вытесняя их из своего деятельного пространства, где они с удовольствием сотрудничают с другими взрослыми (а иногда и с детьми), аутисты укрепляют желание родителей быть всегда и во всём со своим ребёнком. А это требует специальной подготовки – педагогической и психологической, этому нужно учиться у специалистов вместе с ребёнком: за любой партой 3 человека – педагог /психолог__ребёнок__родитель. Постепенно отторжение ребенком родителя ослабевает, сотрудничество крепнет, и ребёнок с любовью поворачивается к родителю. Не только учение (и не сразу оно), а возможно, сначала совместный отдых в воскресенье в клубе выходного дня со своими друзьями помогают совладать с проблемой: такие же дети, такие же родители, и внимательные специалисты. Правильно организованный досуг даёт заряд на предстоящую работу, в то время как вынужденное безделье (некуда податься в выходные, в каникулы) разрушает всё наработанное в будни.

Чтобы не разрушать, а творить, родители чуть подросших аутистов (3-11 лет) мечтают о психологических тренингах для пап и для мам, о группах взаимной поддержки, о сеансах семейной психотерапии, о самых разнообразных совместных занятиях с малышом (арт- и музыкотерапия, ритмика, лечебная физкультура, туризм, подготовка и осуществление праздничных мероприятий, кружок «Умелые ручки», обучение и закрепление социально-бытовых навыков). Специалисты в данном случае должны учить родителей учить своих детей по принципу «учись, играя» - обучение игре и обучение через игру. Родители также надеются на юридическую консультативную помощь. Риск сиротства среди наших семей минимален, но он есть в неполных семьях (6 семей), где мать полностью зависит от ребёнка, являясь одновременно единственным добытчиком; риск есть в семьях, находящихся на грани развода (2 семьи), он есть в опекунских семьях (2 семьи), он есть даже во вполне благополучной семье, особенно с неработающей и психологически загруженной мамой, нервно ищущей выход из замкнутого пространства.

На данном уровне развития отношений «аутичный ребёнок – родитель» главными элементами систематической, комплексной, разносторонней, нацеленной на перспективу квалифицированной помощи видятся следующие: психологическая работа с родителями, ликвидация их юридической безграмотности, обучение специалистов работе с семьями аутичных детей, построение модели интегративного воспитания аутичных детей через вовлечение всех слоёв общества в дело сохранения семьи и профилактики сиротства. Принципиальными моментами в такой модели являются комплексный подход организации социальной помощи семье, дифференцированный подход к семьям различного статуса, вариативность в выборе форм социальной помощи семье, соблюдение прав семей детей-инвалидов, направленность системы социальной помощи на сохранение и развитие здоровья семьи аутичного ребёнка.

Если раньше всякая помощь ограничивалась материальной (государственной или общественной - разовой спонсорской), то для нас более важной кажется психолого-юридическая помощь семье и наличие специализированных и интегрированных учреждений, обладающих квалифицированными кадрами, умеющими и желающими работать с аутичными детьми и их семьями.

Целостность такого подхода к решению наших общих проблем видится нам в консолидации усилий педагогических и психологических вузов и школ, обладающих теоретическими знаниями, научными разработками, умениями и навыками оказания помощи семьям инвалидов; в наличии квалифицированных специалистов в нашей организации и в организациях-партнёрах (Детский медико-педагогический центр, Служба лечебной педагогики «Ковчег», Хобби-центр, психологическая служба «Круг»); наличие правозащитных общественных организаций; и, наконец, наличие заинтересованной целевой группы – Томских родительских общественных организаций.

ТРОБО «ДВЕРИ НАДЕЖДЫ» объединяет в своих рядах родителей «особых» детей и различные категории специалистов, работающих с детьми-инвалидами, отличающимися друг от друга как по возрасту, так и по диагнозу; семьи детей-инвалидов также различны по своему возрастному, профессиональному и социальному статусу. Несмотря на разнообразие проблем, все члены организации – большие и маленькие – решают одну главную задачу: реабилитация ребёнка с ограниченными возможностями, адаптация его в обществе и социализация всей семьи. Решение этой проблемы организация видит в осуществлении комплексной и систематической (медико-социальной, психологической, педагогической) помощи людям с ограниченными возможностями: разработка и внедрение уникальных видов терапий и создании условий для социализации всей семьи инвалида.

Учредителями организации являются родители аутичных детей-инвалидов и педагоги, работавшие в Томской региональной общественной организации родителей и опекунов инвалидов детства «Незабудка», над проектом «Служба помощи инвалидам детства с глубокой умственной отсталостью и их семьям», поддержанным и профинансированным Агентством США по международному развитию (АМР США) в рамках Программы «Помощь детям-сиротам России» (Программа АРО) в 2000-2001 гг. Проект разрабатывался для подростков-инвалидов 18-25 лет, выпускников коррекционной школы № 39 г. Томска, и заключался в организации трудовой и досуговой деятельности молодых инвалидов в Службе социальной помощи инвалидам детства, обслуживающей ежедневно с 9-00 до 17-00 часов 26 подростков-инвалидов и их семьи. Молодые инвалиды и по сей день собираются ежедневно в Службе для коррекционных занятий; для посещения кружков творчества в учреждениях дополнительного образования; для участия в трудовом процессе по оказанию добровольной социальной услуги пожилым людям – стирки и глажению белья, а также поддержанию порядка в помещении Службы и прилегающей территории; для общения со сверстниками, для разнообразного совместного с членами семьи и ровесниками досуга: зрелищные и спортивные мероприятия, музеи, посещение мест отдыха; для прохождения медицинской реабилитации в Комплексном центре обслуживания населения.

Аналогичная Служба творческой реабилитации молодых инвалидов «Домашний очаг» создана организацией «ДВЕРИ НАДЕЖДЫ» в 2003-2004 гг. при поддержке Программы АРО в городе-спутнике Северске. По мере сил мы пытаемся обратить внимание общества на такую категорию людей, как инвалиды; показать обществу, что инвалиды не только потребители и просители, т.е. полные иждивенцы общества, но при определенных условиях (помощь специалистов, моральная и небольшая материальная помощь) могут стать созидателями.

Ещё 6 разработанных нами проектов в 2001-2004 гг. профинансированы Межрегиональным общественным Фондом «Сибирский Центр поддержки общественных инициатив» при поддержке Администрации Томской области – эти проекты направлены на преодоление дисгармоничности развития «особого» ребёнка посредством игровой психотерапии, арт- и музыкотерапии, туротерапии; на создание интегративного игрового пространства с использованием компьютерных и спортивных технологий реабилитиации; на организацию «Клуба выходного дня» для особых детей и их семей.

В партнёрстве с коррекционной школой № 39 в марте 2002 г. нами был организован научно-практический семинар «Детский аутизм и основы его коррекции», проведённый московским «Обществом помощи аутичным детям «Добро». В семинаре приняли участие свыше 30 специалистов психолого-медико-педагогических учреждений. Для родителей 12 аутичных детей были прочитаны специальные лекции и устроены диагностические консультации для детей с выдачей индивидуальных рекомендаций.

Цель всей нашей работы – это интеграция детей-инвалидов в среду здоровых социально-благополучных сверстников, так как сегрегация, как в обществе, так и в обучении, одинаково вредна как для детей с инвалидностью, так и для общества в целом. В связи с этим, в настоящее время нами в партнёрстве с ГДОУ № 81 «Центр развития ребёнка» разрабатывается проект «Создание модели поэтапной интеграции детей-инвалидов на базе группы «Маленький принц» дошкольного учреждения с целью профилактики социального сиротства». Проект предусматривает создание в детском саду групп дневного пребывания аутичных детей дошкольного возраста с последующей интеграцией в общество здоровых детей.

В будущем просматривается работа со специализированным детским домом (родители оставляя детей на пятидневку при переходе в школу могут отказаться от ребёнка, будучи не готовыми жить с ним ежедневно). Кроме того, хотелось бы организовать некую «скорую помощь» по типу «кратковременной приёмной семьи» на случай госпитализации одинокого родителя, его вынужденной командировки, и даже посещения театра, кино или знакомых. И, как свет в конце тоннеля, - интегративное воспитание и обучение, так как жить приходится всё-таки в интегрированном, и, надеемся, гуманном обществе.

Проекты, разрабатываемые организацией, являются альтернативой государственной системе коррекционного образования, реабилитационного процесса инвалидов детства, их социализации. Родители – члены общественной организации, работающие над ними, пытаются дать крылья своим глубочайшим убеждениям и своим детям. Организация «ДВЕРИ НАДЕЖДЫ» выступает за надежду, достоинство и возможность путём внедрения системы новаторского и обычного специализированного образования, терапевтических программ и расширения контактов в рамках своей культуры и общества. Основной посыл наших действий – научить человека относиться к особенностям другого не агрессивно, без издёвок и брезгливости, а терпимо, создавать, как принято говорить, коммуникационные связи.

ТРУДНЫЕ ШАГИ ИНТЕГРАЦИИ ОСОБОГО РЕБЕНКА В ОБЩЕСТВО
Н.Г. Пустовойтова, Л.Г. Крекова, И.В. Кондратьева,
Томская региональная общественная благотворительная организация «Общество помощи инвалидам детства

«Двери надежды», г. Томск, Россия

ГДОУ Центр развития ребенка детский сад № 81, г. Томск, Россия
Судьба человека во многом определяется уровнем его адаптивности – врождённой или приобретённой способности к адаптации, то есть приспособлению ко всему многообразию жизни при любых условиях. Помощь аутичным людям сопряжена с определёнными трудностями в силу того, что аутизм характеризуется патологией нервной системы и затрудняет формирование эмоционального общения и социальную адаптацию. Значение общения в жизни человека велико. В процессе общения осуществляется взаимный обмен представлениями, идеями, интересами, настроениями и чувствами. В общении усваивается опыт, выработанный человечеством. Причиной многих жизненных проблем является неумение человека правильно организовать своё общение с людьми. При аутизме нарушение общения преобладает во всём поведении человека и занимает доминирующее место в формировании его аномального развития.

Хорошо известно, что дети с аутизмом (нередко и с другими отклонениями в развитии) нуждаются (особенно на начальном этапе) в индивидуальной коррекционной работе, и если это не осуществляется, то эффективность коррекционно-образовательного процесса (в том числе экономическая) резко снижается. Опытом многих стран показано, что отсутствие возможности предоставления муниципальными организациями индивидуальных форм обслуживания в дошкольном возрасте приводит к значительному увеличению процента инвалидности и институциализации. Существующие в нашей стране способы доставки услуг ориентируются в основном на дорогостоящую и малоэффективную стационарную помощь, которая обостряет проблему стигматизации детей-инвалидов и их семей, как "неполноценных", и порождает их сепарацию и дискриминацию в обществе. Профессионалы, работающие в области психиатрии, практической психологии и социальной работы ориентированы на весьма скромные государственные возможности своих ведомств, их автономию, что препятствует межсекторальному сотрудничеству, междисциплинарному подходу к реабилитации детей-инвалидов. В результате этого происходит дополнительная дифференциация детей, ущемляющая их права. «Двойная стигматизация» детей с отклонениями в психологическом развитии негативно проявляется на уровне общественного сознания и приводит к увеличению явного или скрытого сиротства.

В то же время нельзя не признать, что проблемы аутичных детей и подростков признаны специфичными и требующими соответственно специфических методов и форм коррекции в десятках стран и также Президиумом АПН СССР (1989 г), а статистика детского аутизма потрясает: 20-25 на 10000 новорожденных, что больше, чем слепых и глухих вместе взятых. Для таких детей существуют спецсады и спецшколы, а для аутичных – нет. В Томске на учёте в 1999 году было 28 маленьких аутистов, в 2000 г. – 35, а в 2003 году уже более сотни детей признаны психиатрами аутичными. И это статистика по детям, воспитывающихся в семьях, а сколько «неучтенных» детей-аутистов находится в детских домах?

Либерализация российского общества конца 80-х — начала 90-х годов привела к коренному изменению законодательной базы в этой области. К настоящему моменту в значительной степени подготовлены необходимые условия (законодательная основа) для постепенной интеграции детей с нарушениями развития в сообщество здоровых сверстников. Существует Письмо Министерства образования России № 03-51-5ин/23-03 от 15.01.2002 года «Об интегрированном воспитании и обучении детей с отклонениями в развитии в дошкольных образовательных учреждениях», в котором говорится: «…необходимо придать процессу интегрированного воспитания и обучения организованный характер, обеспечив каждому ребенку, имеющему отклонения в развитии, уже с раннего возраста доступную и полезную для его развития форму интеграции. Внедрение в практику дошкольных образовательных учреждений специального воспитания и обучения позволяет расширить охват детей необходимой коррекционно-педагогической и медико-социальной помощью, максимально приблизить ее к месту жительства ребенка, обеспечить родителей (законных представителей) консультативной поддержкой, а также подготовить общество к принятию человека с ограниченными возможностями». Но в нашей стране сложилась парадоксальная ситуация: прогрессивные изменения законодательства оказалась невостребованными и почти не коснулись практики. Для того чтобы разрешить возникшее противоречие и на практике реализовать идею интеграции “особого” ребенка в общество, необходимо создать эффективную систему реабилитации такого ребенка. Эта система обязательно должна охватывать все стадии его жизненного пути - от ранней помощи до включения выросшего ребенка в общественно-полезный труд, гарантирующий ему достойную жизнь в нормальном социуме. Семья, оказавшаяся перед выбором: оставить ребенка или сдать в интернат, должна видеть модели отработанного жизненного маршрута, которым ребенок пойдет дальше, включающие дошкольное учреждение, учебу в школе, а затем - приносящую удовлетворение и пользу другим работу; разнообразные формы досуга для таких детей. Родителям важно видеть всю перспективу жизненного пути ребенка: ведь если ребенок успешно абилитирован в дошкольном и школьном детстве, а после этого оказывается не включенным в общественные отношения, постепенно утрачивая набранный потенциал, без всякой перспективы на дальнейшую социальную адаптацию и интеграцию в обществе — для него и семьи это полная катастрофа. Только наличие реальной жизненной перспективы у ребенка может снять с такой семьи хроническое эмоциальное напряжение.

Около 20 лет назад в развитых странах стало ясно, что дети-инвалиды и их семьи не могут получать адекватную помощь от сектора здравоохранения, где услуги предоставляются фрагментарно, неадекватно и чрезмерно полагаются на внутрибольничное лечение. В результате акцент был перемещен на предоставление компетентных и координированных услуг, основанных на понятии психиатрической помощи сообщества; на участие семьи в принятии решений о помощи своим детям; на индивидуальное лечение и социальную поддержку семье, что называется, трансмуральным сервисом. Трансмуральное обслуживание считается особенно полезным детям с серьезными эмоциональными нарушениями, которым необходимо оказывать комплексную помощь согласованными действиями разных служб.

В нашей стране дети с выраженными расстройствами коммуникации получают профессиональную помощь со стороны специалистов в малых коррекционных группах, но этого явно недостаточно. Учитывая высокую нейропластичность мозга и высокие поведенческие подражательные способности в детском возрасте, реально предположить, что контакты со здоровыми детьми будут наиболее благоприятным фактором для развития способностей у детей с аутизмом. Имеются исследования, показывающие, что совместное со здоровыми детьми воспитание и обучение детей-инвалидов помогает формированию у последних социальных навыков и удовлетворительной социализации в будущем. Это важно и для развития здоровых детей, поскольку затрагивает механизмы формирования базовых человеческих потребностей и навыков партнерства, поддержки, терпимости, проявлений альтруизма, ответственности в горизонтальном контакте, что является важной основой для развития гражданского общества. При этом за каждым ребенком, имеющим отклонения в развитии, сохраняется необходимая ему специализированная психолого-педагогические помощь и поддержка.

В Томске работа по созданию интегративных пространств для детей, особенно с тяжелым нарушением в развитии, только началась.

Положение же детей с аутизмом очень незавидно. Обычно они оказываются в спецучреждении для умственно отсталых детей, хотя дети с нарушением в эмоционально-волевой сфере требуют совершенно особого, иного подхода к обучению и воспитанию. Такая «интеграция» не способствует развитию ни умственно отсталых детей, ни детей с аутизмом. А те, кому повезло «больше» и они воспитываются дома, всё равно фактически заперты в четырёх стенах, не имея возможности даже дистанционного обучения.

В г. Томске по данным Детского медико-педагогического центра при Томской областной клинической психиатрической больнице диагноз «Ранний детский аутизм» (РДА) ранее и по настоящее время устанавливается детям в возрасте 3-5 лет. В данный период мать ребёнка уже не может находиться на обеспечении государства, она вынуждена помещать его в детское учреждение. В Томске существуют всего 2 группы в специализированном детском доме, рассчитанные не более чем на 20 детей, которые принимают аутичных детей (1-2 ребёнка на группу). Но пребывание аутичного ребёнка в такой группе осложнено проблемами с поведением (не ест, не спит), разностью диагнозов находящихся в группах больных детей (синдром Дауна, умственная отсталость различной степени тяжести, ДЦП с сочетанными дефектами). Обычно ребёнок проводит в группе 3-4 часа. Детей с синдромом РДА, отягощённым агрессией и самоагрессией, не принимают даже в эти группы. Кроме того, достаточная удалённость детского дома от места жительства ребенка заставляет родителей отказаться от его дневных услуг или возложить полную ответственность за воспитание больного ребёнка на государство и отдать его в детский дом.

Но есть родители, полные сил и здоровья, которых переполняют надежда и любовь к своему ребенку, и они идут за помощью в Детский медико-педагогический центр. Специалисты центра (психиатры, психологи, логопеды, даже массажисты) нацеливают родителей на коррекцию поведения ребёнка, на возможность частичного излечения (так называемое размывание аутизма), зачастую предлагая устройство ребёнка на определённый период (лишь один месяц в году) в стационар Детского медико-педагогического центра под наблюдение и необходимое лечение. Не исключены вопросы с их стороны (ведущие специалисты многое повидали): не задумывались ли родители о передаче опеки над ребёнком государственным учреждениям? В состоянии ли родители прогнозировать будущее семьи с таким больным? Что вообще родители знают об этом заболевании: его истоки, течение, последствия?

Но ни 3-часовое пребывание в садике, ни единоразовое лечение в Детском центре, не облегчает жизни родителям аутистов-малышей, а зачастую только усложняет её отсутствием минимального планирования, что исключает возможность какой-либо социализации родителей и оказывает огромное психологическое давление на всех членов семьи ребёнка-аутиста. Отсутствие ранней систематической помощи маленьким аутистам приводит ребёнка к статусу «Инвалид детства».

Родители учатся жить с аутичным ребёнком; приспосабливаются из последних сил: находят специалистов по абилитации, находят «братьев и сестёр по несчастью» для взаимопомощи и взаимоподдержки, изучают литературу и обогащаются навыками воспитания аутистов, стараются по-возможности трудоустроиться – и всё это с тайной надеждой: коррекционная школа поможет. К счастью, в Томске существует школа (правда пока единственная), где в 3-х специальных экспериментальных классах обучаются аутичные дети-инвалиды старше 7 лет: муниципальное специальное (коррекционное) образовательное учреждение для обучающихся с отклонениями в развитии – специальная (коррекционная) школа № 39 VIII вида г. Томска.

И сейчас на первый план выступает проблема отсутствия дошкольного образовательного учреждения, в котором бы ребенок с аутизмом был не просто принят «на хранение», но и получил развитие, обучение и воспитание, адекватное его нарушению, а также был подготовлен к социализации и, по возможности, интегрирован в среду детей с нормой развития2.

Цивилизованное мировое сообщество, соблюдая права ребенка, уже во многом отказалось от сегрегирующей системы воспитания и образования особых детей. Для того чтобы ребенок был адаптирован, независимо от характера нарушения в развитии или заболевания, он должен с раннего возраста расти и воспитываться в среде нормальных сверстников. Для того чтобы ребенок с особенностями в развитии имел возможность интегрироваться в общество, необходимо создать соответствующую среду и условия для такой интеграции. К процессу интеграции особого ребенка нужно подходить очень осторожно и осуществлять его поэтапно. В городе Томске на настоящий момент отсутствует даже подобие интегративной среды для детей с тяжелыми психическими нарушениями, хотя все большее число специалистов, работающих в дошкольных детских учреждениях, осознают существующую в ней потребность.

Томская региональная общественная благотворительная организация помощи детям-инвалидам «Двери надежды» с сентября 2003 года начала сотрудничество с ГДОУ Центр развития ребенка детский сад № 81 в рамках проекта «Клуб выходного дня для детей с аутизмом» (поддержанного ТООФ «Центр Общественного Развития»). Детский сад открыл двери для детей с тяжелыми формами психоневрологической инвалидности, обозначив, таким образом, новое направление работы своего коллектива. С января 2004 г. в ГДОУ функционирует группа для детей с нарушениями интеллектуального развития, эмоционально-волевой сферы и двигательными нарушениями. Приоритетные задачи в работе этой группы: преодоление дисгармоничности развития «особого» ребенка, коррекционное обучение и воспитание, повышение его адаптационной способности с целью дальнейшей поэтапной интеграции ребенка-инвалида в среду здоровых сверстников.

На сегодняшний день ТРОБО «Двери надежды» в партнерстве с ГДОУ разработали и представили к участию в грантовых конкурсах еще три совместных проекта: «Преодоление аутизма с помощью туризма и спорта» (Программа «Новый день») и «Интеграция детей-инвалидов в спортивно-игровом пространстве» (Благотворительный фонд «Надежда Детей»).

Полномасштабный проект по организации интегративного пространства в ГДОУ № 81 для детей с тяжелыми нарушениями в развитии на базе группы «Маленький принц» представлен на конкурс Программы АРО "Помощь детям-сиротам России" в марте 2004 года. Разрабатывая модель интеграции аутичных детей в среду здоровых сверстников в условиях ДОУ, мы тщательно изучили опыт коллег из Москвы и С.-Петербурга по созданию интегративных групп и детских садов, познакомились с различными вариантами организации интегративного пространства. Современный опыт построения особых пространств по преодолению изолированности и интенсификации развития детей с ограниченными возможностями в рамках различных учреждений обращает на себя внимание принципиальными моментами.

Во-первых, большая часть интегративных пространств ориентирована на включение в среду традиционно развивающихся сверстников детей со средней или легкой степенью нарушения в развитии. Мало кто решается заявлять о своем намерении работать с ребенком, меющим тяжелый, зачастую сочетанный дефект. И если такие дети попадают в интегрированное образовательное пространство, то в количестве не более одного-двух человек на группу. Но статистика по детям с тяжелой психоневрологической инвалидностью не утешительна. И при такой системе организации работы по интеграции большая часть таких детей остается «за бортом». Одна из категорий детей, к интеграции и социализации которых нужно подходить с большой осторожностью, это дети с нарушениями эмоционально-волевой сферы, дети с серьезными умственными отклонениями. В данном случае интеграция не должна быть средством, она становится конечной целью поэтапной, кропотливой работы по обучению и воспитанию. Проще и эффективнее осуществить интеграцию ребенка даже с множественными нарушениями в развитии, если у него сохранная эмоционально – волевая сфера. Такой ребенок в той или иной степени стремится к контакту, и многому обучается и научается, контактируя с нормальными сверстниками, даже на основе простого подражания. Не таков ребенок с РДА с его закрытостью, гиперсензитивностью, тревожностью и многими другими поведенческими проблемами. Процесс социализации ебенка с РДА всегда несет для него много травмирующих моментов, поэтому интеграция ребенка-аутиста превращается в многошаговую работу, ювелирной сложности и точности, особенно, если задаться целью интегрировать не одного ребенка, а группу детей. Учитывая печальную статистику по детям-аутистам дошкольного возраста, не посещающим никаких детских учреждений, мы задались целью разработать и воплотить в жизнь такую модель интеграции, которая отражала бы интересы и давала шанс на развитие максимального количества детей с РДА.

Во-вторых, представляется странной и несправедливой критика в отношении специализированных коррекционных учреждений. Для того чтобы ребенок с нарушениями в развитии мог быть успешно интегрирован в среду нормальных сверстников, он должен быть максимально подготовлен к этому процессу, иметь предварительный опыт социализации. Работа соответствующих коррекционных групп «Особый ребенок», в рамках комбинированных дошкольных учреждений в этом плане становится бесценной.

В-третьих, условия обучения и воспитания для детей с тяжелыми нарушениями в развитии должны быть как можно лучше приспособлены к данному типу отклонения. В начальный период пребывания «особого» ребенка в дошкольном учреждении, он больше нуждается в защите, чем в интеграции.



На наш взгляд, при организации реабилитационной работы с детьми с особыми образовательными потребностями необходимо придерживаться ряда основных принципов:

  • Подготовка специалистов, обладающих фундаментальными знаниями, для наиболее полного понимания всех особенностей развития и поведения ребенка с тем или иным дефектом.

  • Для каждого ребенка должна быть создана индивидуальная программа реабилитации, основанная на базе исследования и обширной диагностики.

  • Внешняя среда должна быть адаптирована к дефекту.

  • Главный упор в обучении должен быть сделан на развитии функциональных навыков общения.

  • Методы работы должны учитывать специальные проблемы, связанные с тем или иным дефектом.

Учитывая вышеизложенные принципы, а также сложившуюся социально-экономическую ситуацию в отношении «особых» детей, принимая во внимание все сложности, с которыми сталкиваются ДОУ в настоящее время, мы предлагаем поэтапную стратегию интеграции ребенка с тяжелым нарушением в развитии в условиях детского сада. С целью создания условий адекватного развития аутичного ребёнка, его интеграции для предотвращения социального сиротства; для воспитания толерантности, эмоционально-нравственного развития воспитанников детского сада, нами уже сейчас решаются неотложные задачи:

  • Разработка, подготовка и создание условий для построения интегративного пространства на базе действующей группы детского сада для кратковременного пребывания детей с аутизмом.

  • Разработка и внедрение модели поэтапной (пошаговой) интеграции ребёнка с аутизмом в условиях дошкольного учреждения.

  • Осуществление поэтапного перехода от частичной и стихийной интеграции ребенка с аутизмом к системной интеграции в условиях детского сада.

  • Осуществление систематической комплексной помощи детям, страдающим аутизмом, через совершенствование разработанного ранее вида услуг - коррекционно-диагностических занятий в созданном по проекту интегративном пространстве.

  • Привлечение новых методик и инструментария для коррекционной работы с аутичными детьми.

  • Повышение квалификации специалистов в области коррекции детского аутизма.

  • Формирование у здоровых детей и их родителей навыков партнерских отношений с особыми сверстниками, воспитание лояльности, терпимости, гуманизма.

  • Формирование гуманного отношения здорового окружения к семьям детей с ограниченными возможностями с целью профилактики социального сиротства.

  • Организация взаимодействия между ТРОБО «Общество помощи инвалидам детства «Двери надежды», дошкольным образовательным учреждением № 81 «Центр развития ребёнка», Детским медико-педагогическим центром, органами власти, учреждениями образования и здравоохранения, которое включает в себя реальную, конкретную действенную помощь и психологическую поддержку аутичным детям-инвалидам и членам их семей, в результате которого формируется система помощи любым семьям с аутичными детьми.

  • Обеспечение максимальной широты контактов и досуга.

  • Организация работы с общественным мнением с целью размывания стигмы особого ребенка.

Для этого на первом этапе в ГДОУ создается группа кратковременного пребывания (с 8.00 до 15.00), численностью 6 человек (с постепенным увеличением до 8), для детей разного возраста и разной степени тяжести психоневрологического нарушения. В течение первых трех месяцев ведется обширная уточняющая диагностика, итогом которой становится индивидуальная программа развития ребенка. Одновременно с диагностическими, проводятся и обучающие занятия. Специалисты внимательно наблюдают и оценивают, насколько успешно ребенок адаптируется к условиям новой среды, вносят необходимые изменения в развивающее и игровое пространство. Далее, в зависимости от степени готовности ребенка, начинается работа по его интеграции, путём организации различных совместных видов деятельности с детьми соответствующей возрастной группы в сопровождении личного ассистента. Предполагается постепенное увеличение времени пребывания, как детей с нарушением развития в группе с нормой, так и здоровых детей на занятиях в группе «Маленький принц». Нами разработана, согласована с родителями3 и поддержана детьми система сопровождения 2-3 здоровыми ровесниками одного особенного ребенка. Итогом работы становится интегрирование ребенка с нарушением в развитии в соответствующую возрастную группу. В зависимости от тяжести дефекта это время будет различным для всех детей группы «Маленький принц», может случиться так, что кто-то из детей не сможет быть интегрирован вообще. Но если успех достигнут, на освободившееся место мы имеем возможность принять нового ребенка. Планируется постепенный переход от режима кратковременного пребывания к режиму полного дня.

Одним из приоритетных направлений является работа с детьми-инвалидами из детских домов, как на территории детского сада, так и непосредственно с выездом в детские дома. У ГДОУ № 81 и нашей организации уже есть такой опыт взаимодействия с детскими домами № 1 и «Орлиное гнездо». Но для того, чтобы эта интеграция состоялась, требуется кропотливая подготовительная коррекционная работа с ребенком-инвалидом. Момент социализации является сложным как для детей с аутизмом, проживающих в семьях, так и для детей-инвалидов, воспитывающихся в детских домах, поскольку, если ребёнок-аутист живёт в постоянной изоляции в силу своего расстройства, то ребёнок в коррекционном детском доме вдвойне изолирован: сегрегирован по болезни и вследствие режимных ограничений детских домов. Как правило, ребёнок-инвалид из спецучреждения оказывается вторично аутизированным и неспособным включиться в социум. Процесс интеграции становится реальным и эффективным не столько в досуговых мероприятиях, сколько в полезной совместной деятельности. И возможное дальнейшее развитие данного нашего проекта видится в выстраивании взаимодействия и совместной работы с коррекционными детскими домами.

Детям недостаёт доброты, добрых людей вокруг. И это не зависит от того, где ребёнок живёт и на каком языке говорит. Просто наше общество задыхается от равнодушия и жестокости. И потому очень хочется создать такое пространство, где не было бы места злобе и насилию. Поэтому совместная предварительная работа ТРОБО «Двери надежды» и ГДОУ № 81 является чрезвычайно актуальной и перспективной. Очевидно, что в г. Томске необходимо и с большой долей вероятности возможно осуществление данного проекта:

1. Наличие заинтересованных лиц и организаций

- целевая группа – дети-инвалиды и их семьи;

- ГДОУ № 81, предоставляющее площадку и кадровые ресурсы;

- специалисты, имеющие опыт работы с аутичными детьми и их семьями;

- партнёрские отношения с общественными организациями города Москвы – РОБО «Общество помощи аутичным детям «ДОБРО», Московский Фонд поддержки интегративного образования «Шаг навстречу»;

- опыт первых шагов интеграции у партнёров проекта – Центр раннего развития Томского Хобби-центра – в досуговой деятельности;

- заинтересованность в развитии услуг для семей детей-инвалидов со стороны муниципальных учреждений – ДМПЦ, детский дом № 1, школа № 39;


  • партнёрство с общественной организацией «Дом природы», вносящее новизну в проектную деятельность обеих организаций.

  1. Научная и материальная база:

  • открытие филиала МГОПУ в Томске с дефектологическим факультетом, со специальностью «Специальная психология» на факультете «Педагогика и психология»;

  • открытие факультета «Клинической психологии и психотерапии» в Сибирскои государственном медицинском университета;

  • наличие солидной и известной в научных кругах школы психиатров – Томской областной клинической психиатрической больницы

  1. Апробирована модель комплексной помощи аутичным детям и их семьям на базе общественной организации, открытие экспериментальных классов индивидуального обучения аутистов в коррекционной школе № 39.

  2. Создана общественная организация «Общество помощи инвалидам детства «ДВЕРИ НАДЕЖДЫ», объединяющая родителей и специалистов в команду единомышленников.

  3. Ведутся переговоры по созданию Попечительского Совета организации.

  4. Налажены партнёрские отношения с учреждениями образования, здравоохранения и социальной защиты, установлено взаимопонимание с органами власти.

  5. Налажены стабильные партнёрские отношения с различными общественными фондами социальной поддержки и развития.

Вся предыдущая и дальнейшая проектная работа организации «ДВЕРИ НАДЕЖДЫ» направлена на создание самостоятельных структур в рамках государственных учреждений, способных осуществлять коррекционную и реабилитационную работу без дальнейшей грантовой поддержки. Однако нужно всегда помнить, что контроль за деятельностью в области специального образования должен осуществляться также и общественными организациями, представляющими интересы пользователей, то есть детей с ограниченными возможностями здоровья и их родителей (законных представителей). Без общественного контроля баланс интересов государства и пользователя невозможен.

В рамках тезисов можно только обозначить и наметить основные направления нашей работы. Большая часть членов нашей организации являются не только специалистами, но и родителями больных детей, поэтому в завершение нам хочется сказать, что интеграция не должна быть самоцелью. Мы не хотим, чтобы, как пишут многие уважаемые авторы, нормальные дети стали милосерднее, гуманнее и сострадательнее, общаясь с нашими детьми, для этого в каждой группе может быть организован уголок живой природы. Мы хотим, чтобы эти дети научились смотреть на наших детей, как на равных себе, общаться без предубеждения и предрассудков.

Закончить хочется удивительными словами Сент-Экзюпери: «Знаешь, отчего хороша пустыня? Где-то в ней скрываются родники…»

НОВЫЙ ПОДХОД К ДИАГНОСТИКЕ И ПАТОГЕНЕТИЧЕСКОЙ ТЕРАПИИ ЭНУРЕЗА С ЗАТЯЖНЫМ ТЕЧЕНИЕМ
К.Ю. Ретюнский*, Н.А. Корнетов**, Л.В. Слукина**
*Уральская государственная медицинская академия,

г. Екатеринбург, Россия

**Сибирский государственный медицинский университет, г. Томск, Россия
Актуальность исследования проблемы энуреза определяется значительной распространенностью в популяции, недостаточным пониманием и изученностью патогенеза страдания, низкой результативностью терапевтических мер, нередко носящих взаимоисключающий характер. Недостаточная эффективность помощи при неорганическом энурезе в подавляющем большинстве случаев приводит к нарушению социального функционирования формирующейся личности ребенка. Отнесение энуреза, согласно МКБ-10, в раздел F-98: «Другие поведенческие и эмоциональные расстройства, начинающиеся обычно в детском и подростковом возрасте» не способствовало уточнению патогенетических механизмов страдания.

В Центре психического здоровья детей и подростков Свердловской областной клинической психиатрической больницы на протяжении последних лет проводилось комплексное исследование детей и подростков, страдающих неорганическим энурезом с затяжным течением. При этом благодаря современным достижениям нейрофизиологии были тщательно изучены центральные механизмы энуреза. В ходе исследования с помощью клинико-анамнестических, клинико-динамических, клинико-психопатологических, психологических (нейропсихологических), психофизиологических, электрофизиологических и нейровизуализационных (УЗДГ) диагностических методов была сформулирована гипотеза патогенеза энуреза с затяжным течением и предложены принципы эффективной терапии.

Было установлено, что в происхождении энуреза определенную роль играют биологические и средовые факторы. Среди биологических факторов решающее значение принадлежит наследственной предрасположенности и резидуально-органической церебральной недостаточности, обусловленной повреждающим воздействием на мозг патогенных факторов в пре- и перинатальном периоде. Последующая клиническая динамика энуреза и соболезненных нарушений обусловлена декомпенсацией и неполной компенсацией нарушенных функций, а также процессами возрастного созревания систем мозга, что характерно для динамики психических расстройств психоорганического круга.

Достоверность органической дисфункции мозга при энурезе верифицирована диагностическим комплексом данных, полученных при неврологическом, электрофизиологическом, нейропсихологическом и нейровизуализационном исследовании.

Так, ЭЭГ-исследование при энурезе свидетельствовало о преобладании двух типов ЭЭГ-картины: пограничного и патологического. Преимущественная локализация очагов патологической активности при энурезе отнесена преимущественно к лобно-центральным и височно-теменным отделам коры головного мозга. Соотнесение отчетливых эпилептиформных паттернов ЭЭГ с клиническими проявлениями психоорганических расстройств может свидетельствовать о том, что центральными в развитии энуреза с затяжным течением являются механизмы, схожие с эпилептогенезом.

Нейропсихологическое обследование указывает на нарушения высших психических функций, указывающих на церебральную дисфункцию с функциональной недостаточностью лобно-височно-теменных, срединных и подкорковых отделов головного мозга.

Нейровизуализационное обследование в 90,9% устанавливает допплерографические признаки нарушения мозгового кровотока с усилением линейной скорости кровотока артерий вертебробазилярного бассейна, признаками нарушения внутричерепного венозного оттока при гипертензионно-гидроцефальном синдроме, ауторегуляторные реакции вазоспастического типа. В условиях функциональных нагрузок отмечалась гиперконстрикторная реакция сосудов мозга. В 77,0% случаев установлена экстравазальная компрессия сосудов на уровне сегментов шейных отделов позвонков С1-С2, что указывает на перинатальную травму с дислокацией позвонков в шейном отделе.

Таким образом, убедительные клинико-параклинические данные позволяют утверждать, что энурез с затяжным течением представляет собой патологическую систему, включающую корковые, стволово-ретикулярные, таламические структуры с нарушениями интрацентральной регуляции головного мозга. При этом центральным патогенетическим механизмом, запускающим патологическую систему, является эпилептогенез. По выражению А.И. Болдырева, промежуточное положение между невротическими расстройствами и известными формами эпилепсии ставит энурез в ряд нарушений, расположенных пограничным образом по отношению к эпилепсии. Концептуализация терапевтической модели строилась на том, что в основе энуреза с затяжным течением лежит сформированная патологическая разноуровневая система с центральным механизмом эпилептогенеза. Поэтому тактика ведения и терапия строились на выделении фаз терапии с достаточной длительностью и непрерывностью лечения с необходимым комплексом средств и препаратов патогенетического влияния.

Как показал клинический опыт, использование к лечению энуреза с затяжным течением использование такого подхода позволило не только оптимизировать терапию, добиться высокого качества ремиссий, выздоровления, но и повлиять на соболезненные энурезу психические нарушения психоорганического круга. Последний фактор обеспечивал адаптацию более высокого качества у детей и подростков с энурезом.

Среди принципов патогенетической терапии энуреза – раннее вмешательство, «у истоков заболевания», непрерывность, длительность, комплексность, применение средств, направленных на патогенетические звенья заболевания.

Трехфазовая модель терапии отражает современную технологию медикаментозного лечения энуреза (рис.)


Острая

фаза


терапии



Фаза

продолжающейся

терапии



Фаза поддерживающей

(противорецидивной)

терапии


2,5-3 месяца

2 года

1,5-2 года




Каталог: upload -> iblock
iblock -> Контрольные (экзаменационные) вопросы по философии
iblock -> Понятие агрессии и причины ее проявления в детском возрасте
iblock -> Об итогах работы в 2014 году учреждений культуры, спорта и молодежной политики и перспективах развития сферы культуры, спорта и молодежной политики в муниципальном районе Благовещенский район Республики Башкортостан
iblock -> Учебное пособие для студентов очной и заочной формы обучения по специальности 021100 «Юриспруденция»
iblock -> Рекомендации по организации обучения детей с задержкой психического развития в условиях общеобразовательных учреждений
iblock -> Проблемы социально-психологической адаптации студентов первого курса
iblock -> Программа профилактики аддиктивных форм поведения среди студентов колледжа
iblock -> Программа вступительного экзамена в магистратуру по направлению 030300 «Психология»для абитуриентов, не имеющих базовой подготовки
iblock -> Процесс международных переговоров
iblock -> Примерная программа курса дисциплины «Современные конфликты и проблемы их урегулирования»


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2019
обратиться к администрации

    Главная страница