В. А. Чикер основное содержание работы



Скачать 287.85 Kb.
Дата12.05.2016
Размер287.85 Kb.
ТипАвтореферат диссертации
В работе основное внимание уделено методологическим вопросам. Основные категории теоретического анализа – девиантность, социальный контроль, институты социального контроля и территориальная общность – рассмотрены в их современном приложении к теме исследования. Эмпирической базой работы являются материалы социологических исследований, посвященных социальному контролю наркотизма, проведенных автором или с его участием.
Автореферат

диссертации


Работа выполнена на кафедре социальной психологии факультета психологии Санкт-Петербургского университета.

Официальные оппоненты:

Член-корреспондент Российской Академии Образования, доктор психологических наук, профессор Л.А. Петровская.

Доктор медицинских наук, профессор Б.Д. Лысков

Доктор психологических наук А.И. Захаров


Ведущее учреждение - Государственная Академия физической культуры им. П.Ф. Лесгафта.

Защита состоится "____" ______________ 1998г. в _________ час. на заседании Диссертационного совета Д063.57.24. по защите диссертации на соискание учёной степени доктора психологических наук в Санкт-Петербургском Государственном университете (199034, Санкт-Петербург, наб. Макарова, 6, факультет психологии) Санкт-Петербургском государственном университете (Университетская набережная, д.7/9).


Автореферат разослан "____" _________ 1998 г.

Учёный секретарь Диссертационного совета, кандидат психологических наук, доцент.

В.А. Чикер

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Впервой главе диссертации, - "Здоровье и болезнь: содержание социально-психологического подхода", - рассматриваются биопсихосоциальная модель болезни, концепция позитивного здоровья, место социальной психологии в изучении болезни и здоровья, механизмы влияния социально-психологических факторов на здоровье.

Рассмотрение биопсихосоциальной модели болезни предваряется характеристикой изменения каттернов болезней, нетрудоспособности и смертности в развитых странах мира. Ставшие превалентными виды патологии имеют своей важнейшей особенностью высокий удельный вес поведения индивида как фактора риска развития заболевания.

Влияние социокультурального окружения на такое изменение каттернов заболеваемости и смертности описывается моделью Д. Доржа и В. Мартина. Модель постулирует, что вариации в социокультуральном окружении индивида управляют природой и типом социальных структур и социальных организаций. Включённость в эти организации и структуры вызывает различный уровень стресса для разных членов общностей. Индивиды различаются также и по способности преодоления стресса. Неэффективное преодоление приводит к физиологическим состояниям, являющимся ________ функциональных, а затем и структурных нарушений, с исходом в болезнь или смерть.

Согласно модели все болезни можно расположить на континууме "острая-хроническая", где в левой части находятся острые инфекционные болезни, для которых влияние социально-индууированного стресса минимально, а в правой - хронические болезни, для которых минимально влияние инфекционного агента но максимально влияние стресса.

Общества с низким уровнем контроля над инфекционными заболеваниями имеют и низкий уровень контроля над поведением в сфере здоровья. Модель эмпирически подтверждена для сердечно-сосудистых заболеваний, злокачественных новообразований и сахарного диабета.

Изменение каттернов патологии повлекло за собой смещение фокуса теоретического медицинского мышления от патоцентрической парадигмы к саноцентрической парадигме. Патоцентрическая парадигма основывается на биомедицинской модели. Она включает в себя следующие основные элементы: (1) теорию возбудителя; (2) традиционную эпидемиологическую теорию; (3) клеточную концепцию; (4) механистическую концепцию организма.

Саноцентрической парадигме, в историко-медицинском плане соответствующей холистической ориентации, в наибольшей мере релевантна биопсихосоциальная модель болезни, в наиболее законченном виде представленная Т. Энгелем. Биопсихосоциальная модель основана на системной теории, и представляет упорядоченность природных феноменов в виде иерархического континуума, каждый из уравнений которого являет собой организованное динамическое целое. Личность находится в центре этого континуума.

Биопсихосоциальная модель болезни интегрирует социальные, психологические и поведенческие параметры болезни, и в современном виде (И. Снидер) включает в себя также "парадигму помощи". Модель является также непосредственно приложимой к клинической и исследовательской практике.

Чрезвычайно близкое к современному пониманию значение социально-психологических факторов в этиологии психических расстройств представлено в трудах выдающихся отечественных психиатров XIX в. - начала XX в.: П.П. Малиновского, И.П. Мержеевского В.П. Бехтерева, М.Я. Дрознеса, В.П. Сербского, а несколько позже - Л.М. Розенштейна и Р.Я. Толант. В целом же советскому периоду развития российской психиатрии, наряду с вульгарной социологизацией. присуща жёсткая ориентация на биомедицинскую модель болезни, что предопределило такое же игнорирование социально-психической проблематики и в соматической медицине. Сегодня в отечественной медицине опять наблюдается рост интереса к социально-психическим аспектам болезни и здоровья.

Существуют два основных подхода к определению болезни: (а) как к объективному трагическому поражению, оцениваемому по объективным же признакам; (б) в терминах осознания своего состояния пациентом. Оба подхода имеют свои недостатки и ограничения; комическая ориентация тяготеет ко второму признаку, рассматривая болезнь в её отношении к целостной личности, в контексте социальной жизнедеятельности, при необходимости адаптации к жизненным событиям и изменениям в определённых фазах жизненного цикла.

Психологические факторы в этиологии и патогенезе соматических расстройств традиционно выступают параметром психосоматической медицины. В диссертации показывается, что ни одно из основных теоретических положений этого направления так и не получило прочного эмпирического обоснования, а психосоматические болезни не более связаны с психологическими факторами. чем практически любое другое заболевание.

Поэтому сегодня правильнее говорить о психосоматическом подходе, современному состоянию которого наиболее отвечает основанная на теории поля К. Левина и системном подходе концепция Р.Гринкера. В концепции операционализируется система "здоровье-болезнь", формирующаяся как результат развития личности в ходе её транзакций с социальным окружением. Система включает и сому, и психику, организованна на уровнях от генетического до социокультурального, и проходит через все фазы жизненного цикла.

Далее в работе рассматривается концепция позитивного здоровья. Необходимость определения болезни и здоровья в корреспондирующих терминах заставляет многих авторов опираться в этом на модель адаптации. Показывается противоречивость в понимании адаптации, когда эта категория используется как для характеристики приспособляемых, так и дисфункциональных поведенческих проявлений. Представление о стрессе как общем адаптационном синдроме, выдвинутое Т. Селье, далеко отходит от общебиологического понимания адаптации.

Отсюда наиболее методологически корректным в понимании расстройства представляется эволюционный подход. В его рамках расстройство выступает как угрожающая существованию индивида дисфункция, т.е. неспособность некоторых психо-биологических организмов выполнить свои функции, понимаемые в эволюционном плане. Дисфункция должна восприниматься индивидом как угроза в конкретных условиях среды и согласно культурным стандартам. Показ соответствует и генетическим, и интра психологическим, и бикевиоральным теоретическим представлениям о расстройстве, причём концепт расстройства становится объяснимым в понимании связанного со здоровьем поведения.

В отечественной литературе существует около 80-и определений здоровья и около 200-т определений болезни. Показывается, что в предметно-практическом плане для социальн-психологического исследования здоровья достаточно его функциональное определение - как понятия, описывающего влияние болезни и нетрудоспособности на повседневное функционирование индивида в физическом, психическом и социальном аспектах.

Подход к здоровью как к состоянию, не сводящемуся к отсутствию болезни, получил название позитивной концепции здоровья. Для социально-психологического анализа центральным здесь является аспект психического здоровья. Исторически первой концептуализацией позитивного психического здоровья является предложенная М. Ягодой (1958 г.), и включившая критерии, отражающие "Я" - концепцию индивида и его отношение к реальности. Данная концептуализация оказалась вечной ценностью "нагруженной", трудной для использования в исследованиях и не вполне подтверждаемой эмпирическими данными.

Современная операционализация психического здоровья предложена С. Каелом и включает четыре группы индикаторов: (1) отражающие выполнение индивидом требований социальной роли; (2) описывающие состояние объективного благополучия; (3) показывающие мастерство , компетентность, личностный рост, самоактуализацию, преодоление жизненных трудностей и достижение ценностей - целей; (4) психиатрические симптомы, имеющие клиническое значение.

Описываются также не получившие столь широкого признания подходы клинически здорового научения, социального соответствия и пр. Демонстрируется, что во всех этих подходах к болезни и здоровью присутствуют следующие, соответствующие социально-психологическому уровню анализа, аспекта: (1) культуральный; (2) социальный; (3) интеракционный; (4) социальный,

Место социальной психологии в изучении болезни и здоровья определяется в диссертации на основе системного подхода по уровню анализа - индивида и группы в социокультуральной системе, Анализируются связи социальной психологии здоровья с социальной гигиеной (медициной), медицинской социологией, эпидемиологией неинфекционных заболеваний, психологией и психиатрией общностей, превентивной психиатрией, бикевиаральной медициной и превентивной психологией.

В целях выделения предмета собственно социальной психологии здоровья дается углубленная характеристика состояния теоретического и эмпирического знания, составляющего содержание названных научных направлений.

Социальная психология здоровья представляет собой центральную область психологии здоровья - научной и клинической специальности в современной психологии, уходящей своими корнями в психоанализ и психосоматическую медицину, характерной особенностью которой является использование теорией психического здоровья для понимания здоровья в целом.

Т.о. содержанием предметной области социальной психологии здоровья выступает вся совокупность социально-психологических, т.е. первично происходящих из общения, феноменов (структурный аспект) и процессов (динамический аспект), охватывающих социально - психологический уровень социальной этиологии болезней и детерминации связанного со здоровьем и болезнью поведения индивида.

В определении механизмов влияния социально-психологических факторов на здоровье ведущее объяснительное значение принадлежит концепту стресса. При этом анализ с необходимостью включает в себя 5 групп переменных: (1) объективные социальные условия, приводящие к стрессу; (2) индивидуальное восприятие стресса; (3) индивидуальные реакции на стресс; (4) отдалённые исходы и последствия воспринятого стресса и реакций; (5) индивидуальные и ситуационные обуславливающие переменные, специфицирующие отношения между первыми 4-я группами переменных.

Рассматриваются два подхода к исследованию проблемы в социальной психологии - клинический и эпидемиологический. Демонстрируется их комплиментарность в рамках общей модели "стресс-ранимость".. Здесь "ранимость" описывается факторами предиспозиции, т.е. длительно существующими поведенческими паттернами, детскими переживаниями, устойчивыми личностными и социальными характеристиками, влияющими на чувствительность индивида к болезни. "Стресс" же охватывает факторы ________, провоцирующие расстройство (акселераторы, триггеры).

Описываются и анализируются в сравнительном плане три теоретические модели влияния социально-психологических факторов на здоровье: (1) альтернативных механизмов Б. и Б. Доренвендов, (2) интегративная А.Беккера, (3) иерархическая Р.Кохрена.

Эмпирическому социально-психологическому исследованию здоровья наиболее присущ эпидемиологический тип анализа. Факторы предиспозиции и преципитации выступают здесь медиаторами или модераторами влияния ситуационных переменных на здоровье. Медиаторы это факторы, коррелирующие и со стрессом, и с реакцией, а модераторы не дают подобных корреляции, и выявляются лишь при сопоставлении субгрупп с высоким и низким уровнем фактора.

Основными такими опосредующими факторами выступают личностные черты и социальная поддержка. Приводятся результаты эмпирических исследований значения личностных факторов и поддержки, выполненные в рамках различных теоретических ориентации, показывается противоречивость полученных в них выводов. Обсуждается проблема специфичности наточенного воздействия стресса.

Современные представления о влиянии социально-психологических факторов на здоровье можно описать, исходя из "модели баланса" между человеком и его окружением. Риск для здоровья подвержен взаимовлиянию факторов психосоциальной чувствительности и резистентности, которые взаимодействуют и на социальном, и на психологическом уровнях жизненного опыта индивида.

Содержание второй главы диссертации составляют "Конкретно - методологические проблемы социально - психологического исследования здоровья".

Центральной проблемой изучения здоровья в социальной психологии является обоснованность выводов о влиянии, - прямом или опосредованном, - социально-психологических факторов на состояние здоровья индивидов и групп, т.е. валидность выводов. "Угрозы" валидности вывода проистекают из трех основных источников; (1) от методов фиксации состояния здоровья; (2) от поведенческих характеристик респондентов; (3) от способа установления связи между социально-психологическими переменными и состоянием здоровья.

Психическое здоровье как зависимая переменная социально - психологического исследования состоит из трех основных параметров; (1) психических расстройств, (2) психопатического поведения, (3)непсихологического дистресса. Первые два параметра фиксируются по средствам психиатрического диагноза. Рассматривается релевантность диагноза психиатрическому пониманию "случая", проблема использования диагноза в исследовательских целях, соответствие диагноза критериям, применяемым в отношении психометрических шкал.

Диагноз является необходимым элементом таксономической классификации болезненных расстройств, без которой нет их научного исследования. Валидность и надежность психиатрического диагноза, как показывают данные анализируемых электрических исследований проблемы, не ниже, чем у других исследуемых в психологии оценочных измерительных процедур. Описываются источники искажений, снижающих надежность диагноза.

информация о диагнозе в исследованиях берется, как правило из медицинской документации, и отражает долговременные эффекты воздействия стресса. Обсуждаются возможности и ограничения получения на основе данных медицинской документации оценок психического здоровья отдельных социальных групп, показывается неизбежность занижения при таком подходе к оценке "истинного" уровня расстройств.

Состояния психического дистресса фиксируются на основе шкал симптомов непосредственно в популяции. Применение подобных шкал основывается на континуальной модели психических расстройств, и дает значительно более точные оценки психического здоровья.

В тоже время опросники симптомов не позволяют делать клинико-диагностических выводов, нефиксируют некоторых форм расстройств, допускают контаминацию нарушений психического и физического здоровья, результаты подвержения культуральной вариации. Эти ограничения в интерпритации результатов, полученных при помощи шкал симптомов, не являются препятствием для применения шкал в целях установления социально-психологических факторов на здоровье.

Субъективное психологическое благополучие индивида, как показывают эмпирические данные, отражает соотношение негативного и позитивного аффекта, причем негативная эффективность может выступать и чертой, и состоянием личности, опосредуя субъективную оценку стресса. Самооценка здоровья является параметром общего морального состояния индивида и удовлетворенности его своей жизнью, мало отражая объективные параметры здоровья.

Оценка психического здоровья индивида и по уровню внешней (поведенческой) социальной адаптации. Соотношение её с нервно-психической (внутренней) адаптацией сегодня не прояснено. Для оценки социальной адаптации широко используются почтовые и телефонные опросы.

Несмотря на развитие стандартизованного диагностического инструментария. в социальной психологии здоровья не потерял своего значения феноменологический подход, в рамках которого изучается когнитивное личностное структурирование окружения, обуславливающее психологический комфорт и эффективное преодоление.

Для установления статистических отношений между социально-психологическими факторами и здоровьем используется три основных вида исследовательских планов; экспериментальный, кросс-секционный и лонгтитудидинальный. Классический лабораторный эксперимент мало применим в изучении проблематики социальной психологии, главным образом, по этическим причинам. Квади-эксперементальные планы, основанные на использование контрольных групп, имеют свои ограничения из-за трудности подбора адекватных групп, вызванных действием фактора само-селекции. Обсуждаются преимущества и недостатки других видов квади-экспериментальных планов - "экспериментальной симуляции" и "внутригруппового плана".

Основной исследовательской стратегией в социальной психологии здоровья остается кросс-секционный план, т.е. план, в котором все данные об индивиде, включая жизненную историю, собираются одномоментно, основанный на корреляционной методологии. Главным её недостатком, не устранённым и в современных технических модификациях, выступает невозможность генерирования выводов с направлением причинности. Другим существенным недостатком корреляционной методологии является ретроспективный характер данных о социально-психологических факторах здоровья, что делает их подверженными искажениям памяти. Обзор экспериментальных исследований проблем позволяет утверждать, что воспоминания о значимых переживаниях, даже детского возраста, остаются точными через длительное время.

Кроме того, корреляционная методология порождает проблемы линейности связей и низких корреляций. Рассматриваются эмпирические исследования названных проблем, разработанные на их основе статистические и теоретические объяснительные модели. Обсуждается сформулированная в рамках корреляционной методологии проблема "множественной причинности, порождающая " парадокс интегративного подхода, когда необходимо учесть так много переменных, что они не могут быть изучены в каком либо одном исследовании.

Лонгитудинальный план повышает обоснованность причинного вывоза, хотя и вызывает трудности в методически корректной реализации. Отбор признаков для изучения по лонгитудинамичному плану может быть выполнен только на основе аккумуляции данных кросс-секционных исследований по конкретной проблеме в конкретной ситуации.

Исходя из рассмотренных конкретно - методологических предпосылок был выполнен наш цикл социально-психологических исследований здоровья, результаты которых образуют эмпирическую основу диссертации (см.табл).

таблицу впечатать

Предметом рассмотрения третьей главы диссертации является "Поведение, связанное со здоровьем и болезнью". Здесь описываются и критически анализируются основные теоретические модели данного вида социального поведения, излагаются теоретические и эмпирические данные о поведении, направленном на сохранение и укрепление здоровья, и о поведении при заболевании.
Поведение связанное со здоровьем - это любая активность личности, основанная на убеждении, что подобная активность служит целям здоровья, предупреждения болезни или выявления болезни на асимптоматической стадии течения. Поведение, связанное с болезнью, это, соответственно, любая активность, приводящая личность к осознанию болезни, и направленная на определение своего здоровья, а так же обнаружение пригодных для лечения средств.

Из теоретических моделей поведения, связанного со здоровьем и болезнью, исторически первой явилось модель убеждений о здоровье предложенная И.Розенштоком и Дгр.Киршем. Модель постулирует, что центральное значение для принятия личностью решения об обращении за превентивной медицинской помощью, принадлежит мотивации, определяющей и восприятие соответствующей информации , и действия. Модель включает два основных класса переменных ; (1) психологическое состояние готовности к определенным специфическим действиям и (2) степень, в которой личность убеждена в способности таких действий редуцировать угрозу здоровью, Параметры модели специфицируют характеристики готовности и убеждения, на которых она основана, а также вытекающие из этих характеристик альтернативные действия.

Биокультуральная модель Т. Фабреги предполагает три возможных пути манифестации болезни в поведении: (1) интерференцию с определённым типом поведения, (2) нарушение поведения личности в основных социальных ролях, (3) влияние на когнитивную сферу. Под влиянием этих переменных принимается решение об обобщении за медицинской помощью, проходящее ряд стадий, и основанное на оценке личностью затрат и выгод от обращения.

Модель "параллельных реакций" Т. Левенталя описывает условия соблюдения людьми рекомендаций по сохранению и укреплению здоровья, и основана на пошаговой модели коммуникационного процесса. Модель построена на следующих четырёх базисных предположениях: (1) активность личности, (2) прохождение информации по двум параллельным путям - репрезентации угрозы болезни и эмоциональной реакции, (3) стадийность, (4) иерархичность переработки информации на конкретном и абстрактном уровнях. Модель включает в себя параметр жизненного цикла индивида.

Модель стадий самоиницируемых изменений в поведении Дж. Прохазки исходит из понимания адиктивного поведения как поддерживаемого психологическим дистрессом. Самоиницируемые изменения в поведении проходят стадии: (1) действия, (2) размышления, (3) выполнения, в основе которых, в зависимости от вида поведения, могут лежать различные интрапсихические процессы.

Теория социального научения находит своё приложение в исследованиях связанного со здоровьем поведения прежде всего, в виде конструкта локуса контроля. Когнитивистская ориентация представлена теорией "разумного действия" М. Фишбейна. Согласно ей, непосредственными детерминантами поведения являются интенции. Убеждения не могут быть непосредственно использованы для предсказания и изменения интенций и поведения, но выступают объяснительными переменными, поскольку через них влияют на поведение все внешние детерминанты.

Показано, что все приведённые модели исходят из теории социальной мотивации К. Левина, используют в качестве объяснительных переменных аттитьюды или убеждения, и основаны на предположении на предположении о возможности получения соотношения затрат/выгод по каждому виду связанного со здоровьем поведения. При описании моделей анализируются эмпирические исследования, в той или иной мере демонстрирующие их эвристическую ценность. "Ключевые" элементы описанных моделей верифицировались и нашли подтверждение в результатах наших исследований, кроме подхода с позиций теории социального научения. Отсюда можно заключить, что данные модели вполне релевантны культуральным особенностям российской популяции.

Все виды поведения, направленного на сохранение и укрепления здоровья, можно подразделить на превентивное и протективное поведение, объединенные их первичной превентивной (профилактической) ценностью для индивида. К ним примыкает медицинское, или технологическое, поведение, имеющее вторичную превентивную ценность.

Устойчивые каттерны такого поведения имеют тенденцию быть частью особого жизненного стиля, характеризующегося способностью личности предвидеть проблемы и активно их преодолевать. Связанное со здоровьем поведение происходит, таким образом, от общих жизненных каттернов, отражающих социальные ценности, психологическое благополучие и интегрированность личности в доминантной для данного общества культуре.

В нашем цикле исследований изучались четыре вида связанного со здоровьем поведения, имеющих первичную ценность для индивида, - снижение алкоголизации, отказ от курения, рациональное питание и рекреационная физическая активность.

По каждому из этих видов поведения рассматриваются: проблемы формирования данного вида поведения в жизненном цикле; объяснительные модели, выдвинутые в рамках различных теоретических ориентации; результаты эмпирических исследований, подтверждающие или опровергающие существующие объяснительные модели; современные представления об эффективности различных подходов к коррекции данных видов поведения. Демонстрируется неблагоприятное воздействие переживаемого дистресса на все виды связанного со здоровьем поведения.

Количественный анализ результатов 11-и отечественных исследований с последующим сравнением с собственными данными показывает генерализуемость наших результатов для популяции бывшего СССР. Описываются и обсуждаются результаты по проблемам зависимости связанного со здоровьем поведения от воспринятой угрозы здоровью, _________________ отдельных видов поведения, их спонтанной реакции.

Демонстрируется зависимость уровня связанного со здоровьем поведения от действия социально-структурныых факторов. Половые роли воздействуют на связанное со здоровье поведение через культуральный контекст, формирующий социальные ожидания к поло-ролевому поведению.

Влияние семейной группы анализируется на основе экобихевиорального подхода, "фокусом" которого является проблема соотношения "прав" и "ответственности" за здоровье. Ответственность за здоровье принадлежит семье, что выражается в формировании соответствующего поведения у ребёнка, координации связанных с жизненным циклом семьи, изменений с ходом исторического времени, адекватной реакции на изменения концепций здоровья, развитие у членов семьи позитивных видов связанного со здоровьем поведения, наилучшим использованием профессиональной помощи, обеспечением личностного роста и развития.

Влияние возраста и стадии жизненного цикла проявляется в снижении уровня поведения риска ("выгорании") в поздних фазах жизни. Влияние места индивида в социально-стратификационной структуре общества реализуется на трёх уровнях: (1) интернализации связанных со здоровьем норм; (2) утилизации ресурсов, обусловленной включенностью в социальные сети; (3) мотивации здоровья. Все виды связанного со здоровья поведения обнаруживают отчётливый т.н. "классовый градиент".

Из видов поведения, имеющую вторичную превентивную ценность для индивида, в нашем цикле исследований изучалось прохождение профилактических медицинских осмотров. Отношение к профилактическим осмотрам на поведенческом уровне выступает проявлением более общего отношения к обращению за профессиональной помощью. Центральным звеном в изучении названного отношения выступает комилайенс, т.е. согласие с медицинскими советами и рекомендациями. В определённом смысле всю профилактику можно определить как проблему комилайенса.

Формализованный анализ 8-и отечественных исследований показывает, что российской популяции превалирует позитивный аттитьюд к профилактическим осмотрам. Наши данные демонстрируют, что наибольший комилайенс ассоциирован с проблемами соматического здоровья, несколько меньший - с проблемами нервно-психического здоровья, и минимальный - с личными и семейными проблемами.

Мотивация самостоятельного обращения формируется на основе субъективной репрезентации факторов здоровья, а та, в свою очередь, на основе опыта переживания болезненной симптоматики и контактов с работниками здравоохранения. Вариация уровня комилайенса в больших социальных группах имеет как сходство, так и отличия, по сравнению с закономерностями, выявленными в западных исследованиях. Установленные отличия затрагивают отдельные возрастные и профессионально-статусные группы.

Поведение при заболевании характеризуется, прежде всего, тем "основным фактором", что большая часть медицинской помощи существует независимо от формализованной системы здравоохранения. Это самолечение исторически включённое в целостную социокультуральную систему; популярная система помощи соотносящаяся с помощью со стороны членов непосредственного социального окружения; народная система, представленная целителями (химерами).

Предпочтение людьми формальной или неформальной помощи определяется аттитьюдами к здоровью, но испытывает влияние и ряда других факторов, интенсивно изучаемых в последние четыре десятилетия. Обращение за профессиональной медицинской помощью может рассматриваться как один из видов комилайенса, а отказ от обращения или его откладывание - как проявление т.н. контркомилайенса, часто имеющего вполне рациональные основы.

Связанное с болезнью поведение может иметь объяснения двух основных типов: (1) структурно-ситуационного, (2) культурального. Удаётся показать, что культуральное объяснение практически полностью исчерпывается социально-психологическим подходом, однако в эмпирическом плане этот подход неизбежно пересекается со структурно-ситуационным типом объяснения.

Социально-психологический подход к объяснению связанного с болезнью поведения основан на понимании болезни как формы девиантного поведения Т. Парсонса и исследований культуральных различийй в восприятии и переживании болезненной симптоматики И. Зола. Современному состоянию знаний о поведении при заболевании соответствуют две теоретические модели: концепция роли больного Д. Механика и модель социальных сетей Е. Шухмана.

Концепция роли больного связывает обращение за медицинской помощью с переживаемым личностью дистрессом. Врач как социальная роль в наибольшей мере соответствует удовлетворению потребностей людей, испытывающих стресс или трудности в интерперсональных отношениях. Поведение в роли больного является продуктом социальных и культуральных условий, но одновременно и частью репертуара реакций преодоления.

Модель социальных сетей исходно описывает социально-стратификационные различия в обращении за медицинской помощью, объясняемые отсутствием сходства эксиектаций и субкультуральных ориентаций между пациентами и профессионалами-медиками. В современной формулировки модели субкультуральные ориентации проявляют своё воздействие в зависимости от природы внутригрупповых связей.

Обе модели находят своё подтверждение в результатах западных эмпирических исследований. Наши данные также демонстрируют существенные социально-культуральные вариации для факторов раннего обращения за профессиональной помощью, однако в отношении других компонентов модели социальных сетей результаты не поддаются однозначной интерпретации.

Далее рассматриваются факторы первичного обращения к популярной и народной системам помощи, выявленные в нашем цикле исследований, в сравнении с данными отечественных и западных авторов, характеристики обращения за профессиональной медицинской помощью.

Приведен анализ с реинтерпретацией в рамках биопсихосоциальной модели болезни результатов 6-и отечественных исследований психических расстройств у студентов, подтверждающий концепцию роли больного. В цикле собственных исследований показаны высокие объяснительные возможности данной концепции для определения причин инвалидизации пациентов с пограничными нервно-психическими расстройствами. Описываются факторы, способствующие принятию роли больного в ситуации социальных изменений.

Откладывающие обращение за медицинской помощью испытывают на себе влияние ролевого давления, социальных санкций и социальной поддержки, вариирующих в основных социальных группах населения. Социально-статусная позиция в значительной мере определяет тенденцию к идентификации с ролью больного.

Приводятся обзорные данные о психологических эффектах фармакотерапии. Показана возможность концептуализации таких эффектов в терминах теории научения. Демонстрируется связь эксцисивного использования как психотропных, так и соматотропных средств с деморализацией российского населения. Соотношение использования психофармотерапии и соматотропной терапии в лечении пациентов с различными социально-статусными позициями противоположно устанавливаемому в западных исследованиях.

В четвёртой главе диссертации излагаются и анализируются "Социально-психологические разработки и реализации профилактических программ".


Состояние профилактики в сфере здоровья в нашей стране определяется опорой на биомедицинскую модель болезни, что практически приводит к сужению содержания профилактических мер до предотвращения инфекционных заболеваний.

В области психического здоровья сегодня выделяются три основные превентативные стратегии: (1) первичная профилактика, направленная на укрепление психического здоровья и благополучия и уменьшение случаев возникновения психических расстройств в популяции; (2) вторичная профилактика, состоящая в раннем выявлении расстройств, быстром и эффективном оказании помощи, и направленная на "группы риска"; (3) третичная профилактика, охватывающая уже болеющих, и направленная на снижение уровня состояний дефекта в популяции.

Предметом социальной психологии здоровья является первичная и третичная профилактика. Для реализации названных первентивных стадий используются следующие основные методы: обучения консультатирования и кризисного вмешательства, психотерапии и тренинга. Рассматриваются теоретические основы этих методов, приводятся сравнительные оценки их эффективности.

Центральным для социальной психологии здоровья в её практических приложениях является концепт обидности, выступающий одной из теоретических основ первентивного вмешательства. Другой такой основой служит клиническая модель развития личности. В рамках концепции позитивного психического здоровья цель первентивного вмешательства заключается в достижении высокой эффективности индивида внутри конкретной общности с её социальными нормами.

Первичное вмешательство может программироваться и осуществляться на трёх уровнях: (1) индивида, (2) социальной организации, (3) общности в целом. На индивидуальном уровне модель развития реализуется в профилактических программах, ориентированных на различные стадии жизненного цикла индивида. т.е. на детей подростков или взрослых.

Альтернативой модели развития в известной мере выступает модель тенденций (психосоциальных переходов), исходящая из результатов исследований стресса в детском и подростковом возрасте. Индивид в модели рассматривается как активный субъект адаптационных задач, а условия окружения выполняют функции ресурсов преодоления. Транзиция является ролевым процессом, сопровождающимся реорганизацией сетей социального взаимодействия и поддержки.

Обсуждается проблема приложимости полученных в рамках описанных моделей эмпирических данных к практике психотерапии и психокоррекции. В литературе присутствует и позиция недопустимости такого приложения, и позиция прямого использования исследовательских вопросов. Анализируются схемы интеграции эмпирических данных в клиническую практику.

Рассматриваются подходы к превентивному вмешательству, направленные на повышение социальной компетентности взрослых, редукцию поведения "риска", а также мониторинговые процедуры контроля здоровья в течении жизненного цикла, использование семейной и целевых групп.

Профилактический подход в индустриальных организациях прошёл в своём становлении ряд этапов: (1) индивидуального консультирования самостоятельно обратившихся работников; (2) массовые программы помощи больным алкоголизмом; (3) программы помощи занятым, объединивших клинически ориентированные и организованно ориентированные программы, с включением задач редукции поведения "риска"; (4) интеграции индустриальных профилактических программ с профилактическими программами в школах и общностях.

Специально рассматриваются причины сопротивления, оказываемого в организациях реализации профилактических программ. Показывается, что в основе такого сопротивления лежит стремление организаций к сохранению стабильности, т.к. её утрата подрывает способность организации к выживанию.

Описываются существующие подходы к оценке эффективности программ. Она всегда высока, если основывается на субъективных аттитьюдных участников, однако не удаётся показать влияние программ на производительность и здоровье работающих при использовании более строгих критериев оценки. Анализируется новый подход к оценки эффективности программ, основанный на "клинических пробах".

Центральным звеном индустриальных профилактических программ являются программы управления стрессом. Специфицируются исследуемые в них техники и процедуры в зависимости от социально-профессиональной позиции работника. С этой точки зрения анализируются подходы обогащения труда и организационного развития. Демонстрируется высокая культуральная специфичность названных подходов к управлению стрессом.

Программы профилактики предназначенные для реализации в общностях в целом, имеют в своей основе одну из следующих теоретических моделей.

(1) Модель "принятия-диффузии" постулирует. что для принятия профилактических рекомендаций существуют три критических параметра: (а) тяжесть случая, наступающего при неприятии рекомендации; (б) вероятность возникновения случая; (в) эффективность рекомендуемого поведения для предотвращения этого случая. Уровень принятия рекомендаций в общности можно повысить путём "диффузии" информации через существующие в общности социальные сети.

(2) Модель "коммуникации - поведенческих изменений" основывается на положении о том, что информационное сообщение может ассоциироваться с процессом социального научения только благодаря значению, приобретаемому в конкретном культуральном контексте. Влияние компаний в средствах массовой коммуникации на связанное со здоровьем поведение описывается в модели как "двухфазный поток информации".

Отдельно анализируется модель убеждающего воздействия сообщения средств массовой коммуникации В. Мактуира, используемая для социально-психологического обеспечения эффективных кампаний в общностях.

(3)Модель социального маркетинга представляет собой концептуальную рамку, состоящую из следующих четырёх компонентов или рыночных инструментов: (а) продукт; (б) выгода, или вознаграждение; (в) место, т.е. распределение продукта; (г) продвижение; и включает в себя, кроме того, две дополнительные переменные - "позицию" и "политику". Модель позволяет с большой полнотой учесть культуральные особенности и стадии жизненного цикла представителей целевой группы.

Ориентация на формирование связанного со здоровьем убеждений, аттитьюдов и видов поведения в западных обществах является сегодня ведущей при разработке профилактических программ на уровне общностей, по сравнению с ориентациями на использование сетей социальной поддержки и на повышение благосостояния членов общности.

Изложение теоретического материала иллюстрируется примерами конкретных профилактических программ, получивших наибольший резонанс и методическую критику в литературе. Рассматриваются проблемы: социального управления программами: изменения целей и содержания программ в периоды экономических спадов: негативных эффектов продолжающейся реализации программ, не вытекающих из биомедицинской модели болезни.

На материалах эмпирических исследований, выполненных в США, показывается, что использование людьми различных видов помощи подвержено историческому тренду. Описываются причины зарождения и характеристики альтернативных видов помощи в общностях, констатируется их высокая эффективность.

Долее анализируются основные профессиональные роли, - врача (промышленного врача, психиатра, врача общей практики, педиатра) и психолога, - применительно к реализации профилактических программ. Попытки расширения функций врача в школах, индустриальных организациях и общностях не привели к переориентации врачей на превентивные задачи. Это объясняется несоответствием теоретических социально-психологических моделей помощи реальному содержанию ролевых функций врача. Включение психолога во врачебную практику повышает не только эффективность лечения пациентов с психическими проблемами, но и повышает удовлетворённость врачей своей деятельностью. На сравнительных эмпирических данных показывается крайне низкая включённость психологов в медико-психологическое обслуживание в России.

Завершает главу анализ эффективности программы третичной профилактики алкоголизма, построенной на методе "целевого зарока". Метод является типичными для альтернативной помощи, осуществляемой на профессиональной основе, имеет глубоко исторические корни и утилизирует широкий набор социально-психологических техник вмешательства. Пример



по своему содержанию

данного исследования наглядно характеризует социальную психологию здоровья как "науку об искусстве медицины".

В "Заключении" подводятся основные итоги диссертационного исследования, показываются перспективы использования представленных в нём материалов в научных и практических целях,

По теме диссертации автором опубликованы следующие научные работы, общим объёмом 15,0 п. л.

1. Социально-психологический климат как гигиенический фактор производственной среды. //Социальное планирование в промышленности и проблемы его эффективности. Л. Изд-во ЛГУ, 1978, сс.131-144 (в с оавт. с Р.Н. Хавской). 0,9 п.л.

2. Социологические и социально-психологические качества медицинского обслуживания населения крупных городов.// Проблемы социального развития крупных городов. Л. Изд-во ЛГУ, 1982, сс.68-74. 0,5 п.л.

3. Социальная экология города. // Проблемы социального развития крупных городов. Л. Изд-во ЛГУ. 1982. сс. 74-80. 0,4 п.л.

4. Методическое обеспечение массовых психопрофилактических обследований.// Теория и практика диспансеризации в неврологии и психиатрии. Л. Изд-во Лен. научно-исслед. психоневрологического ин-та им. В.М. Бехтерева. 1988. сс. 100-104. 0,3 п.л.

5.Массовые психопрофилактичаские исследования в промышленности (эпидемиологический подход).// Актуальные вопросы психиатрии: Материалы IV научной отчетной сессии НИИ психического здоровья ТНЦ АМН СССР. Вып.IV. Томск. Изд-во Томского ун-та. 1989. сс.32-34.0,1 п.л.

6.(Соотношение биомедицинской и социально-психологической моделей психический расстройств в программах третичной профилактики).// Социальная психиатрия: фундаментальные и прикладные исследования. Материалы симпозиума (Ленинград, 4-5окт. 1989г.). Л. Изд-во Лен. научно-исслед. ин-та им. В.М. Бехтерева. 1990. сс. 98-102. 0,2 п.л.

7. Совершенствования системы лечения больных пограничными нервно-психическими расстройствами в условиях крупного города: Методические рекомендации. СПб. Психоневрологический ин-т им. В.М. Бехтерева. 1992. (в соавт. с Ю.Я. Тупициным, А.Э. Львовским, Т.В. Алхазовой). 0,6 п.л.

8 Тест нервно-психической адаптации.// Вестник гиинологии и психиатрии. 1992. №3.сс. 46-53. 0,6 п.л.

9. Социально-эпидемиологичиская оценка факторов нервно-психической адаптации работающих в условиях крупного промышленного предприятия.// Вестник гиинологии и психиатрии.1993. №1(4). сс. 40-48. 0,6 п.л.

10. Диагностика пограничных нервно-психических расстройств в социально-психиатрическом исследовании. // Диагностика и реабилитация в психиатрии. СПб. Изд-во Психоневрологического ин=та им. В.М. Бехтерева. 1993. сс. 155-161. 0,5 п.л.

11. (Психическое здоровье населения и социальное насилие). Второй "круглый стол" по проблемам социального насилия. // Молодёжь ; Цифры. Факты. Мнения. 1994. N 1, с.152. 0,1 п,л,

12. Нервно-психическое здоровье населения Санкт-Петербурга. // Петербург начала 90-х; безумный, холодный, жестокий... СПб. Благотворительный фонд " Ночлежка". 1994. сс. 49-53, 175-178 (на русском и английском языках) 0,7 п.л.

13. Социологическое исследование общего и нервно-психического здоровья молодежи. // Социология молодежи. Кн. III. Гл. XI. М. Ин-т молодежи. 1995. сс. 3-29. 1.5 п.л.

14. "Дело генерала Петра Григоренко" и новое его эхо. // Независимый психиатрический журнал. 1995. N 2. сс. 67-72. 0.7 п.л.

15. Значение психопрофилактической помощи работающим на крупных промышленных предприятиях условиях экономического склада. // Материалы XII съезда психиатров России (Москва. 1-4 ноября 1995 г.). М. Российское общество психиатров. 1995. с.55. (в соавт. с Ю,В, Шаламайко). 0,1 п.л.

16. Социально-психиатрический анализ проблем трансформации советского общества. // Девиантное поведение и социальный контроль в посттоталитарном обществе; Тезисы докладов международной конференции (Санкт-Петербург. 27-29 июня 1996 г.). СПб. Ин-т социологии РАН. 1996. сс. 25-26. 0,1 п.л.

17. Клинико-статистическое исследование эффективности метода целебного зарока в комплексной терапии алкоголизма. Сообщение 1. Основные социальные и клинические характеристики изучаемого контингента больных. // Вестник психотерапии. 1995. N 2 (7). сс. 9-40. ( в соавт. с Т.И. Григорьевым. на русск. и англ.яз.). 1,9 п.л.

18. Клинико-статистическое исследование эффективности метода целебного зарока в комплексной терапии алкоголизма. Сообщение 2. Кросс-секционный анализ. // Вестник психотерапии. 1996. N 3(8). сс. 9-36. (в соавт. с Т.И. Григорьевым). 1,3 п.л.

19. Клинико-статистическое исследование эффективности метода целебного зарока в комплексной терапии алкоголизма. Сообщение 3. Многомерный анализ и обсуждение. // Вестник психотерапии. N 4 (9). сс. 9-40 ( в соавт. с Т.И. Григорьевым). 2,1 п.л.

20. Стресс социальных изменений. // Петербургская социология. 1997. N1. сс. 19-26. 0,4 п.л.

21. Историко-культуральная детерминация повреждающего воздействия стресса социальных изменений на населения России. // Поиски исторической психологии; Сообщения и тезисы докладов международной конференции (Санкт-Петербург, 21-22 мая 1997 г.). СПб. Третья Россия. 1997. Часть вторая. сс. 116-119. 0,2 п.л.

22. Насилие в армии как фактор детерминантных каттернов поведения в современном российском обществе. // Насилие в современном мире; Международная конференция (Санкт-Петербург, 27-29 июня 1997 г.). СПб. Ин-т социологии РАН. 1997. сс. 48-50, 97-99. ( на русск. и англ. Яз.). 0.3 п.л.



23. Аддитивное поведение населения петербургского региона; мета-анализ результатов шести независимых исследований. // Человек общества; тенденции социальных изменений. Материалы международной научно-практической конференции (Санкт-Петербург, 24-26 сент. 1997г.). СПб. - Минск - Ростов Н/Д. 1997. Вып. 1. сс. 301-303. 0,1 п.л.

24. Социальный контроль алкоголизации. // Социальный контроль над девиантностью в современной России. СПб. Ин-т социологии РАН . 1998. сс. 32-45. 0,8 п.л.
Каталог: data -> uploads
uploads -> Физическое и душевное состояние орел 2004
uploads -> Программа повторения к экзамену по психологии
uploads -> Ю. Ю. Елисеев. Психосоматические заболевания
uploads -> Консультация для педагогов «Наблюдения в природе с детьми раннего возраста»
uploads -> Проблема развития одаренных детей. Формы учебной деятельности. Кемерово – 2004
uploads -> Лекция Речевое общение: природа, особенности, роль и место в деятельности государственного служащего
uploads -> Учебное пособие «Психическое здоровье и защитные механизмы личности»
uploads -> В. А. Одинокова // Девиантность в обществе потребления: Коллективная монография
uploads -> Лекция 28 февраля 2001 года


Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2019
обратиться к администрации

    Главная страница