В. П. Глухов основы психолингвистики высшая школа 2005


Глава 3. Основы психолингвистической теории



страница4/26
Дата12.05.2016
Размер1.8 Mb.
ТипУчебное пособие
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   26

Глава 3. Основы психолингвистической теории

§ 1. Концепция Московской психолингвистической школы

Отечественная психолингвистика с самого начала ее зарождения складывалась и развивалась как теория речевой деятельности. С середины 30-х гг. XX века в рамках психологической школы Л. С. Выготского интенсивно развивался деятельност-ный подход, в наиболее полной и завершенной форме представленный в работах А. Н. Леонтьева (1974; 1977 и др.). Само понятие деятельности, в философском плане восходящее к идеям Г. Гегеля, в истории отечественной психологии связано с именами И. М. Сеченова, П. П. Блонского, С. Л. Рубинштейна. Общепринятая в отечественной науке психологическая концепция деятельности А. Н. Леонтьева и его учеников (143, 8, 9, 56, 101) непосредственно опирается на подход, намеченный в трудах Л. С. Выготского и С. Л. Рубинштейна. Согласно концепции А. Н. Леонтьева, «...Всякая предметная деятельность отвечает потребности, но всегда опредмеченной в мотиве; ее главными образующими являются цели и, соответственно, отвечающие им действия, средства и способы их выполнения и, наконец, те психофизиологические функции, реализующие деятельность, которые часто составляют ее естественные предпосылки и накладывают на ее протекание известные ограничения, часто перестраиваются в ней и даже ею порождаются» (141, с. 9).

В структуру деятельности (по А. Н. Леонтьеву) входят мотив, цель, действия, операции (как способы выполнения действий). Кроме того, в нее входят личностные установки и результаты (продукты) деятельности.

Человеческая деятельность существует как действие или цепь действий. «Если из деятельности мысленно вычесть действия, — подчеркивает А. Н. Леонтьев, — то от деятельности вообще ничего не останется. Это же можно выразить и иначе: когда перед нами развертывается конкретный процесс — внешний или внутренний, — то со стороны мотива он выступает в качестве деятельности человека, а как подчиненный цели — в качестве действия или системы, цепи действий» (там же, с. 13-14).

Различные виды деятельности можно классифицировать по разным признакам. Главным из них является качественное своеобразие деятельности — по этому признаку можно разделить трудовую, игровую, познавательную деятельность как самостоятельные виды деятельности. Другим критерием является внешний (материальный), или внутренний, мысленный характер деятельности. Это разные формы деятельности. Внешние и внутренние формы деятельности взаимосвязаны и переходят друг друга в процессах интериоризации и экстериоризации (9, 56, 101, 197 и др.). При этом действие одного вида может входить как образующий элемент в деятельность другого вида: теоретическое действие может входить в состав практической, например трудовой деятельности, трудовое действие — в состав игровой деятельности и т. д.

По мнению А. А. Леонтьева, речевая деятельность представляет собой специфический вид деятельности, не соотносимый непосредственно с «классическими» видами деятельности, например с трудом или игрой. Речевая деятельность «в форме отдельных речевых действий — обслуживает все виды деятельности, входя в состав актов трудовой, игровой, познавательной деятельности. Речевая деятельность как таковая имеет место лишь тогда, когда речь... самоценна, когда лежащий в ее основе, побуждающий ее мотив не может быть удовлетворен другим способом, кроме речевого» (139, с. 63).

Согласно концепции Московской психолингвистической школы, речевая память человека не является пассивным хранилищем сведений о языке. Это динамическая (подвижная) функциональная система. Кроме того, существует постоянное взаимодействие между процессом приобретения речевого опыта и его продуктом. Другими словами, получая новую информацию речевого плана, человек не только перерабатывает ее, но и перестраивает всю систему своего речевого опыта. Это позволяет считать речевую деятельность достаточно сложной самоорганизующейся системой. В центре внимания психолингвистики находится именно организация и механизмы речевой деятельности и поведения человека, а также особенности их становления и функционирования.

С.Л.Рубинштейн (196, 197) ввел понятие «фазного строения» акта деятельности (в дидактических целях нередко употребляют выражение «горизонтальная структура» деятельности, чтобы противопоставить ее «вертикальной», иерархической). Первой фазой или первым этапом деятельности является ее мотивация, продуктом которой выступает интенция (намерение) и соответствующая установка. Вторая фаза акта деятельности — ориентировочные действия. Третья фаза — планирование деятельности. Четвертая фаза — исполнительная, это реализация плана. Наконец, последняя, пятая фаза — это фаза контроля.

Применительно к речевой деятельности эта «горизонтальная» схема выступает как фазная структура процесса порождения речевого высказывания (речевого действия). Она включает, следовательно, звено мотивации и формирования речевой интенции (намерения); звено ориентировки; звено планирования; звено реализации плана (исполнительное) и, наконец, звено контроля. Впервые такую фазную трактовку речепорож-дения дал Л. С. Выготский (47).

Особой проблемой психологии человека и психолингвистики является соотношение речевой деятельности и деятельности общения (А.А.Леонтьев, 131, 139). Общение определяется в психологии как деятельность по решению задач социальной связи. Деятельность общения выступает как общий тип специфически человеческой деятельности, частными проявлениями которой являются все виды взаимодействия человека с другими людьми и предметами окружающей действительности.

Главным и универсальным видом взаимодействия между людьми в человеческом обществе является речь, речевая деятельность. Таким образом, деятельность общения и речевая деятельность рассматриваются в общей психологии как общее и частное, как целое и часть. Речь в этом случае может рассматриваться как форма и, одновременно, способ деятельности общения. «Речевая деятельность, — считает А. А. Леонтьев, — есть специализированное употребление речи для общения и в этом смысле — частный случай деятельности общения» (139, с. 64).

Следует, однако, учитывать, что речевая деятельность не ограничивается рамками общения, коммуникации в человеческом обществе. Она играет огромную роль в жизни человека; становление и развитие РД теснейшим образом связано со становлением и развитием всей личности человека в целом. А. А. Леонтьев подчеркивает, что «речевые действия и даже отдельные речевые операции могут входить и в другие виды деятельности, в первую очередь — в познавательную деятельность» (там же, с. 64). Как справедливо указывает И. А. Зимняя (95, 98), речь, речевая деятельность является неотъемлемой составной частью личности человека, она теснейшим образом связана с его сознанием. Таким образом, РД является одним из важнейших условий осуществления интеллектуальной деятельности (познание, осознание, аналитико-синтетическая деятельность, творчество).



Следует подчеркнуть, что язык, выступающий как основное средство речевой деятельности и являющийся ее неотъемлемой составной частью, по определению Л. С. Выготского, есть единство общения и обобщения (как продукта интеллектуальной деятельности), — в этом и состоит его сущность. Соотношение и взаимосвязь РД и деятельности общения может быть отражено в виде следующей достаточно простой схемы.




§ 2. Основные положения психолингвистической теории

Основные положения психолингвистической теории могут быть выражены в виде следующих постулатов (А. А. Леонтьев, 1997, 2003 и др.).

§   Единицами психолингвистического анализа являются элементарное речевое действие и речевая операция (в «предельном» варианте — целостный акт речевой деятельности).

§   Эти единицы должны нести в себе все основные признаки речевой деятельности. К ним относятся:

1.        предметность деятельности (направленность на тот или иной предмет);

2.        целенаправленность, т. к. любой акт деятельности характеризуется конечной, а любое действие — промежуточной целью, достижение которой, как правило, прогнозируется субъектом;

3.        мотивированность (при этом акт деятельности человека, по А. А. Леонтьеву, является, как правило, полимотивированным, т. е. побуждается несколькими мотивами, слитыми в единое целое);

4.        иерархическая организация деятельности, включая иерархическую организацию ее единиц, и

5.        фазная организация деятельности. Таким образом, в концепции Московской психолингвистической школы единицы психолингвистического анализа выделяются и характеризуются в «деятельностной парадигме» (139, с. 65).

§   Организация речевой деятельности основывается на «эвристическом принципе» (то есть предусматривает выбор «стратегии» речевого поведения). По мнению А. А. Леонтьева, «психолингвистическая теория должна: а) предусматривать звено, в котором осуществлялся бы выбор стратегии речевого поведения; б) допускать различные пути оперирования с высказыванием на отдельных этапах порождения (восприятия) речи; в) наконец, не противоречить экспериментальным результатам, полученным ранее на материале различных психолингвистических моделей, построенных на иной теоретической основе» (139, с. 67). По данным экспериментов А. А. Леонтьева, Л. Блумфилда (131, 26) и др. исследователей, разные дети в процессе речевого развития могут избирать разные стратегии усвоения языка.

§   Деятельность субъекта по отношению к окружающей действительности опосредована отображением этой действительности (143).

По А. А. Леонтьеву, любая психологическая теория речевой деятельности должна исследовать, прежде всего, взаимоотношения опосредованного языком образа мира человека и речевой деятельности как коммуникативной деятельности. Исходя из этого, психолингвистическая теория сочетает в себе деятельностный подход и подход в плане отображения. В структуре деятельности человека отображение выступает, прежде всего, в виде ориентировочного звена. Соответственно и в структуре речевой деятельности предметом исследования психолингвистики должны быть этап (фаза) ориентировки, результатом которого является выбор соответствующей стратегии порождения или восприятия речи, а также этап планирования, предполагающий использование образов памяти (139, с. 69).

§   Выбор того или иного способа реализации деятельности уже представляет собой «моделирование будущего» (139, с. 70). Оно, по словам Н. А. Бернштейна, «...возможно только путем
экстраполирования того, что выбирается мозгом из информации о текущей ситуации, из «свежих следов» непосредственно предшествовавших восприятий, из всего прежнего опыта индивида, наконец, из тех активных проб и прощупываний, которые относятся к классу действий, до сих пор чрезвычайно суммарно обозначаемых как «ориентировочные реакции» (23, с. 290). Такая преднастройка к действиям, опирающаяся на прошлый опыт, может быть названа вероятностным прогнозированием (238, с. 127—128.) В речевой деятельности вероятностному прогнозированию принадлежит очень важная роль.

§   В основе восприятия речи лежат процессы, частично воспроизводящие процессы ее порождения. Это говорит об активном характере процессов восприятия человеком обращенной речи. В наиболее общей форме такое понимание процесса речевосприятия изложил Дж. Миллер: «Слушатель начинает с предположения о сигнале на входе. На основе этого предположения он порождает внутренний сигнал, сравниваемый с воспринимаемым. Первая попытка, возможно, будет ошибочной; если так, то делается поправка и используется в качестве основы для следующих предположений, которые могут быть точнее. Этот цикл повторяется... до тех пор, пока слушатель не сделает выбора, отвечающего соответствующим требованиям» (169, с. 251). Указанный теоретический постулат, выступающий в форме утверждения об активном характере процессов речевосприятия, в зарубежной психолингвистике нашел свое отражение в модели «анализ через синтез».



§ 3. Основные разделы психолингвистики



Теоретическая психолингвистика.
В современной психолингвистике можно выделить две основные области психолингвистических исследований (136, 137). Одна из них ориентирована на моделирование речевой деятельности и речевого общения, вторая — прежде всего на моделирование языковой способности и лишь вторично — на речевую деятельность. В рамках второй области в психолингвистике в свою очередь выделяются два направления теоретических и экспериментальных исследований: 1) психосемантика (В. Ф. Петренко, А. Г. Шмелев и другие [179, 272]) и 2) исследование внутреннего лексикона человека как субъекта речевой деятельности (А. А. Залевская [88, 90] и др.). Первый подход связан с исследованием различных аспектов коммуникативной деятельности человека, второй — опирается на изучение когнитивной (познавательной) деятельности.

Большое место в психолингвистических исследованиях занимает проблема семантики слова. Психосемантика, как особая область психолингвистики, изучает проблему происхождения, строения и функционирования индивидуальной системы знаний, опосредованной знаками языка. Психосемантика исходит из положения, что язык удваивает наш мир. Вот как писал об этом А. Р. Лурия: «Человек имеет двойной мир, в который входит и мир непосредственно воспринимаемых предметов, и мир образов, объектов отношений и качеств, которые обозначаются словами. Таким образом, слово — это особая форма отражения действительности. Человек может произвольно вызывать эти образы независимо от их реального наличия и, таким образом, может произвольно управлять этим вторым миром» (155, с. 40).

В теоретической психолингвистике к концу XX столетия практически сложилось еще несколько направлений, сосредоточенных на теоретическом и экспериментальном исследовании специфических проблем речевой деятельности. К ним относится, во-первых, рефлексивная психолингвистика, или «психолингвистика психолингвистики». Она направлена на моделирование не спонтанных речевых процессов, а тех процессов, которые осуществляются в форме сознательной интеллектуальной деятельности. Другими словами, это «психолингвистика осознанной или сознательно контролируемой речи» (139, с. 149). Данная проблема получила наиболее полное рассмотрение в трудах представителей Московской психолингвистической школы. У истоков этих исследований стояли А. Н. Леонтьев с его концепцией уровней осознания деятельности, П. Я. Гальперин — с теорией управления усвоением умственных действий и, что особенно важно, Л. С. Выготский, который, собственно, и должен считаться основателем рефлексивной психолингвистики (139, с. 149—150).

К новым направлениям относится и психолингвистика развития {developmentalpsycholinguistics), моделирующая процессы формирования языковой способности и особенности речевой деятельности в онтогенетическом развитии человека.

Специальная область психолингвистических исследований, сосредоточенных на выявлении конкретно-языковой и национально-культурной вариантности языковой способности и речевой деятельности человека, носит название этнопсихолингвистика.

Владение двумя языками называется билингвизмом. По возрасту, в котором происходит усвоение второго языка, различают ранний и поздний билингвизм. Различают также билингвизм рецептивный (воспринимающий), репродуктивный (воспроизводящий) и продуктивный (производящий). Последний из них является основой для изучения иностранного языка.

Свою специфику имеет психолингвистика художественной, в особенности поэтической (стихотворной) речи. Это направление психолингвистики (т. н. психопоэтика) еще только складывается.

К теоретической психолингвистике примыкают некоторые недавно оформившиеся направления психологии человека и психологии речи. Сюда относится теория речевой коммуникации, наиболее полно представленная в трудах Е. Ф. Тарасова (224 и др.), и семиосоциопсихология, пропагандистом которой в отечественной психолингвистике является Т. М. Дридзе (72). К этому же кругу исследований относятся психолингвистические исследования проблемы языковой нормы и культуры речи (112 и др.).


Прикладная психолингвистика.
Главной прикладной областью психолингвистики является обучение языку в широком смысле. (Обучение родному языку носителей этого языка, обучение иностранному языку в школе и вузе, овладение вторым языком в условиях языковой среды и др.)

Не менее важная по значимости сфера приложения психолингвистики связана с проблемой патологии развития (в широком смысле) и, следовательно, с коррекционной педагогикой и психологией, с афазиологией, патопсихологией и психиатрией.

В последнее время данные, полученные в психолингвистических (теоретических и экспериментальных) исследованиях, находят все более широкое практическое применение. Так, начиная с 70-х гг. прошедшего столетия прикладная психолингвистика находит свое применение также в инженерной, космической, военной психологии.

В 60—70-х гг. прошедшего столетия резко возрос интерес к психолингвистике среди специалистов судебной психологии и криминалистики. Сформировался даже особый вид экспертизы — судебно-психолингвистическая экспертиза. Психолингвистический анализ используется в судебной психологии для определения правдивости высказываний и идентификации личностных особенностей и пола автора анонимного текста.

Наконец, особую, весьма интересную сферу приложения психолингвистики составляют вопросы политической психологии, пропаганды, деятельности средств массовой информации, рекламы.

Эти области психолингвистики относятся к наиболее значимым и в то же время наиболее разработанным сферам приложения психолингвистики к практике. В реальной общественной жизни человека сфера применения психолингвистики значительно шире. Совершенно особая сфера — это, например, приложение психолингвистики к проблеме искусственного интеллекта, машинного перевода, созданию информационно-поисковых систем и другим практическим задачам, предполагающим использование электронно-вычислительной техники. Так, большая роль принадлежит прикладной психолингвистике в разработке систем автоматического распознавания текста и голоса, а также в решении задачи создания аппаратных систем искусственного интеллекта. Еще одна сфера приложения психолингвистики — это проблемы шифровки и дешифровки текстов*.



Междисциплинарность психолингвистики.

В рамках психолингвистики проводятся исследования, ориентированные на философские аспекты языкознания и психологии. К их числу относятся работы по проблемам взаимодействия языка и мышления, языка и сознания; становления человеческого сознания в онтогенезе и филогенезе (история возникновения языка в ходе общественно — исторического развития).

Близка психолингвистике и герменевтика как наука о понимании текстов. Порождение и восприятие текста рассматриваются в ней с точки зрения восприятия и «истолкования» человеком окружающей действительности. В герменевтике, как и в психолингвистике, принят постулат о множественности интерпретаций текста (что означает, что каждый читатель понимает текст по-своему, на основе своего личного — познавательного и «речевого» — опыта).

Кроме того, в психолингвистике есть ряд областей, изучающих проблемы, «традиционно» являющиеся предметом исследования культурологии и национальной психологии. В частности, общим положением является утверждение, что расхождения в языковых картинах мира обусловлены не только структурой языка, но и различным видением мира носителями этого языка.

Неречевое поведение не является объектом анализа в лингвистике — оно относится к области психологии и этнографии. Но поскольку неречевое и речевое поведение неразрывно связаны в реальном общении, то такие явления входят в сферу исследования «психолингвистики речевого воздействия» и этнопсихолингвистики. Этнопсихолингвистика описывает особенности той или иной культуры в ее языковом проявлении, включая также язык жестов, мимики и телодвижений, используемых представителями того или иного этноса.

К психолингвистике близка и социолингвистика, в частности, такое ее направление, как тендерная лингвистика, изучающая различия в «языковом поведении» мужчин и женщин.

В отечественной психолингвистике имеется раздел, связанный с массовой коммуникацией. Теория массовой коммуникации изучает восприятие текстов для радиои телепередач, эффективность воздействия газетных текстов, влияние на сознание человека политических плакатов и лозунгов, рекламы.

Можно также говорить и об идеологическом языке как объекте психолингвистики. Большое внимание уделяет этой проблеме Татьяна Слама-Казаку — главный редактор Международного психолингвистического журнала и президент Международного общества прикладной психолингвистики (International Society of Applied Psycholinguistics).

В данном пособии в качестве предмета для освещения выбраны те проблемы и аспекты современной психолингвистики (как теоретической, так и прикладной), которые, на наш взгляд, имеют определяющее значение для профессиональной подготовки коррекционного педагога (прежде всего, учителя-логопеда). Выбранные нами для рассмотрения разделы психолингвистики содержат те теоретические и предметно-методические знания, которые составляют основу подготовки специалиста, занимающегося формированием и коррекцией речи детей и взрослых в условиях общего и речевого дизонтогенеза. Знание изучаемых психолингвистикой закономерностей формирования и осуществления речевой деятельности человека, традиционно сложившихся «норм» и правил использования знаков языка в речемыслительной деятельности является необходимой теоретической базой для практического, профессионального усвоения методики коррекционной логопедической работы.

Для ознакомления с содержанием тех разделов психолингвистики, которые не имеют определяющего значения для «предметной» профессиональной подготовки педагога-дефек-толога, а выполняют в большей степени общепознавательную функцию, расширяя и дополняя знания, полученные студентами при изучении учебных дисциплин «Психология человека» и «Общее языкознание» (например, этнопсихолингвистика, психопоэтика, психолингвистика в инженерной психологии и др.), мы отсылаем наших читателей к учебной и научно-популярной литературе отечественных специалистов, вышедшей в свет в последнее десятилетие и, прежде всего, к работам А. А. Леонтьева (136, 139, 204, 244 и др.).



Каталог: psiho
psiho -> Психология журналистики
psiho -> Агрессия, её проявление в детском возрасте и методы коррекции агрессивного поведения детей
psiho -> Программа коррекции агрессивного поведения ребенка младшего школьного возраста
psiho -> Л. Я. Гозман, Е. Б. Шестопал
psiho -> Социокультурное становление личности ребенка с проблемами психического развития средствами искусства в образовательном пространстве 19. 00. 10 коррекционная психология
psiho -> Психолого-акмеологическое сопровождение подростков с делинквентным поведением: концепция, модель, технологии 19. 00. 13 психология развития, акмеология


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   26


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2019
обратиться к администрации

    Главная страница