В психологию


Раздел 3. Человек как субъект познания, или психология познавательных процессов



страница31/106
Дата12.05.2016
Размер8.34 Mb.
1   ...   27   28   29   30   31   32   33   34   ...   106

Раздел 3.

Человек как субъект познания, или психология познавательных процессов.


(наверх)
Название раздела совпадало с темой 7 первого раздела. В этой теме мы узнали следующее:

1. Есть различение: субъекта деятельности и субъекта познания. Субъект деятельности в его высоком развитии – это личность. Помимо прочего и прежде всего, учитывается мотивационная, потребностная, эмоционально-волевая сфера субъекта. А в разговоре о субъекте познания мы условно отвлекаемся от мотивационной сферы, но… Субъект познания – это конечно абстракция. Если у него есть мотивация, то познавательная мотивация.

2. Было различие сознания и познания. Сознание есть условие познания. Сознательное представление мира (даже мифологическое, первобытное) человеку необходимо, без него он не человек. Личность рождается дважды так и здесь в один момент человек не просто сознаёт себя, но начинает познавать, то есть иметь знания. До сих пор мы могли позволить себе говорить на языке символов, знаков, метафор и т.д. То теперь мы стремимся к знаковому, а значит к понятийному языку. Здесь тоже будет немало символических метафор. И тем не менее здесь как бы иная цель. Не просто понять, а построить знание. Ребенок, когда рождается, он говорит, а знаков у него нет, знаками он не владеет. Значит его представление мира подобно представлению первобытному, это символическое представление. В жизни каждого есть период, когда символическое представление есть, а понятийного нет. Любая метафора, схема в этом разделе не только средство понимания мира (объекта, ситуации, человека и т.д.), но прежде всего объяснительная схема (принцип).

3. Как только мы начинаем заниматься наукой о познании, мы имеем право на анализ, а значит на выделение отдельных процессов. Разделение души на части, выделение отдельных способностей. Это и есть познавательные процессы. Когда-то мы выделяли две группы: первая - ощущение, восприятие, мышление (объединены словом «знание»; это собственно познавательные процессы); вторая - память, внимание, воображение (здесь имеем дело с психическим временем человека прошлым настоящим и будущим).

В этом разделе будет три части. Первая: введение в психологию познания. Вторая: экспериментальная психология 413собственно познавательных процессов (ощущение, восприятие, мышление). Третья: универсальные психические процессы (память, внимание, воображение).

В каждом подразделе будет семь тем.

Часть первая. Введение в психологию познания.

Тема 22. Общая характеристика когнитивной психологии.


Здесь название уже есть и ключевое слово будет «познание». Ещё одно название этой темы – «Познание и реальность». Потому что для мыслящего человека всегда есть риск отрыва от реальности. А дальше ключевые слова пойдут таким образом: 23 – «виды» (познавательных процессов), 24 – «действие» (развивается познание в практическом действии), 25 – «образ», 26 – «речь» (знаковая), 27 и 28 – «подходы» (к изучению познания).

Первый вопрос. Теоретические предпосылки когнитивной психологии. Понятие когнитивной схемы.


Когнитивная психология появилась (приходится повторять какие-то фразы из введения) недавно с одной стороны (забегая вперёд, яркий представитель теоретик и историк этого направления Гарднер Харольд) годом современного рождения можно считать 1956 г. Тем не менее, это конечно самая древняя наука, но в особом смысле. Она началась тогда, когда возникла философия, т.е. в 6 в. до н.э.

Проблемы науки о познании остаются и сейчас. По-видимому, можно выделить три таких фундаментальные проблемы, которые обсуждали уже древние Платон и Аристотель.



Первая – это организация знания. Как структурировано знание. Ключевое слово – структура. Вторая – познание имеет определенные средства своего функционирования. Функциональная система414, функциональный орган415, блок переработки информации. Но всё это - некое средство или механизм осуществления определенной функции и ключевое слово тут – функция. Третья – проблема порождения знания. Интересен здесь, загадочен, в каком-то смысле чудесен сам процесс порождения знания. Скажем, почему ребенок говорит, хотя не может знать правил использования языка. Ключевое слово – процесс. Хотя сюда же можно поставить слово развитие. Филогенез, онтогенез, историогенез. А у когнитивного психолога появляется термин актуалгенез, т.е. как осуществляется сам процесс, как субъект развивается в процессе решения задачи.

Структура, функция, генез. Когнитивная психология современная как раз и возникла с проблемы взаимодействия этих трех аспектов. Попробуем наметить предпосылки когнитивной психологии по знакомому алгоритму. Как психология сознания, психология неосознаваемого и психология поведения.



Первое направление – психология сознания.

Вообще-то говоря можно было бы очень подробно обсудить, что по сути дела первая психология, возникающая вместе с методом интроспекции, занималась, прежде всего, внутренним опытом человека. А для когнитивного психолога это будет называться внутреннее знание. Слово «знание» лучше заменить на - «репрезентация416 Внутренняя репрезентация знания.

Поясним слово репрезентация. Нам знакомо слово представление. Что это означает. Условно обращаемся к первобытному человеку, у которого чистого знания ещё нет. У него есть презентация, представление мира и себя в нём. А когда знание появляется, то представление должно возникнуть как бы заново, должно повториться. Отсюда и получается второе представление – репрезентация.

Кроме того слово представление так или иначе связано с одним важным понятием. Нам встречалось в позднем варианте Леонтьевских работ как образ мира. Всегда есть проблема – разделил душу на части, выделил, процессы отдельные и сразу сказал: «А как теперь всё построить в целостную картину мира?» У психологов сознания Титченера, Вундта, Джемса были свои ответы. Но они использовали термин «сознание». Метафоры сознания, которые они предлагали.

Спросим у Вундта: как устроен опыт? И он ответит, что устроен примерно так же, как выступает для нас сознание – это структура. Структура имеет центр и периферию. Раз структура значит нечто устойчивое.

Титченер как бы довёл до предела эту структурную метафору. Выделял элементы сознания. Элементы сознания – это как раз и есть единицы измерения знания. Скажем, ощущения. Но мы помним, что сама модель сознания по Титченеру называется волна внимания. Волна, значит, что даже структуралист Титченер вводит представление о процессе. Значит, сознание протекает.



Уильям Джемс. Его метафора – это как раз и есть поток сознания. Решается серьёзнейшая проблема структуры и процесса. Когнитивные психологи, начиная от Джемса, считают бессмысленным выделять какой-то элемент структуры. Скажем какую-то категорию в нашем знании (библиотека, письменный стол и т.д.). В каждом этом элементе структуры протекает какой-то процесс, это функционирующая структура. Джемс говорил, что сознание (а следовательно и знание тоже) надо рассматривать как орган жизнедеятельности вообще. Сознание нужно для того, чтобы упорядочить жизнедеятельность. Знание необходимо, чтобы устранить хаос.

Первые когнитивные психологи были людьми с техническим образованием. Подобные рассуждения им остались бы неведомы. У Джемса они нашли довольно точную предпосылку. Маленькая деталь: в когнитивной психологии приучаемся рядом с именем автора писать год.

Джемс 1890г. В этом году вышла книга Джемса «Принципы психологии» (или «Психология») основная теоретическая работа. За год до этого Джемс открыл лабораторию. Деятельный американец побывал у Вундта посмотрел как там всё устроено и повторил на своей Родине.

Так вот что привлекло когнитивных психологов у Джемса. Главным образом это касается внимания и памяти. У Джемса в каждом факте открывается и система понятий.

Вот мы что-то слушаем, читаем текст. Что мы наблюдаем. Мы можем условно выделить два вида памяти – первичную и вторичную. Первичная память, прежде всего, характеризуется тем, что происходит сейчас, в данный момент. Когда мы что-то слушаем или читаем, то весь материал внутреннее проговаривается нами, с ним происходит какая-то работа. Кто-то скажет про это «внутренний голос», но Джемс бы уточнил, что это некая система «ухо-голос». Слышу и проговариваю услышанные слова, чтобы они отложились в сознании. Воспринимаемый материал прорабатывается. Из первичной памяти материал довольно легко можно взять. Нет проблемы вспомнить. Эта первичная память полностью открыта для извлечения информации.

Потом это ушло и куда попало. Во вторичную память. Это уже некое темное (в смысле сенсорной ясности – все не так ясно как раньше: и в смысле доступности) хранилище. Отсюда уже информацию трудно извлечь.

В смысле блока первичная/вторичная память называют исследователей Норман и Во (1965г.). Они уже ссылаясь на Джемса строят единую схему памяти. А позже, два других исследователя - Аткинсон и Шифрин (1968г.), предлагают общую схему переработки информации, где есть уже три блока: рабочая память (кратковременная) и долговременная (где сохраняется переработанный прошлый опыт).

Джемс представил (дал основания) единый процесс переработки информации. Разговор о внимании пока опущен.



Второе направление. Психология поведения.

Психология поведение тоже разделяется на этапы – классический и современный этап. Дж. Уотсон и Э. Толмен. Когнитивная психология возникла в противовес классическому бихевиоризму. Но что было взято из бихевиоризма? Когнитивные психологи требуют объективности. У Уотсона внешнее наблюдение было критерием объективности. А раз внешнее наблюдение, значит всё внутреннее исключено. Так вот когнитивные психологи в критике классических представлений о субъекте без внутренней активности подвергли критике. И именно поэтому в данном направлении когнитивные психологи считают своим предшественником Э.Толмена (1948г.).

Толмен в свою очередь. Самое главное – что есть промежуточная переменная между стимулом и реакцией, есть внутренняя активность у любого субъекта. Толмен показал, кстати, что свобода воли есть и у крыс. Толмен называл себя крысиным психологом. Рационализация – это rats, крысионализация. Толмен позволил перейти к иному правилу объективности. Говорить о внутренней активности животного, говорить о представлениях у животных нет никакой возможности по классическим критериям Уотсона. Но есть такая возможность по Толмену. Вводим если какое-то понятие необходимо для объяснения поведения, то его вводят.

Толмен известен в опытах с латентным научением. Толмен предложил понятие когнитивной карты. В 1948г. Когнитивная карта у крыс – это внутренняя репрезентация представление местности (лабиринта). Мы ввели слово карта. Для когнитивного психолога это уже отдельный разговор. Маленькое замечание. Не нужно думать, что это те карты, которые продаются в магазинах. Это отнюдь не так. Здесь возникает важная проблема: познание и реальность. Для того, чтобы реально ходить по местности ещё не известно как эту местность надо представлять.

Маленький пример. Представим что вы почтальон. Вам даётся несколько адресов, телеграмм с адресами в данном городском районе. И вы не знаете, как туда идти и просите дать карту. А опытный почтальон говорит, что в этой карте не поймешь ничего, заблудишься (в английском Ливерпуле в путеводителях написано «с какой картой не ходи всё равно заблудишься»). Опытный почтальон говорит, что надо нарисовать как пройти. Подходите к человеку и он вам даёт не привычную карту, а на оборотах конвертов он рисует, как вам пройти от одного адреса к другому. Когда ты входил в подъезд, всё было одним образом. А когда выходишь уже на 180 градусов наоборот. Когнитивная карта зависит от способа действия на местности. Аналог понятии образ, схема и мн. др.

Ещё один источник. Неосознаваемое. Мы его проходили на примере психоанализа. Когнитивная психология строится в противовес психоанализу. И это понятно, не только потому что психоанализ занимается мотивацией, а значит личностью. Но и потому, что там масса непроверяемых метафор. Психоанализ это не только теория, это развернутое терапевтическое учение.

Вопрос психоаналитика остаётся – это вопрос о механизмах. Фигура З.Фрейда не оставляет нас и в этом разделе. Первая работа врача Фрейда была проектом психологии физиологической. Там всё сводил отнюдь не к либидозной энергии. «Где найти первооснову?» Фрейд хотел изучать механизмы тела в буквальном смысле.

Опираясь на одного из историков когнитивной психологии М. Айзенка, скажем, что ближайшей предпосылкой в данном направлении считается нейропсихология конца 19 века. Идея была такая, что были созданы предпосылки учения о мозговой локализации психических функций. Т.е. идея в том, что у психических процессов есть свои физиологические механизмы. Сегодня это когнитивная нейрофизиология417. Но когнитивный психолог в собственном смысле не считает себя физиологом. У него есть другая метафора. Мозг это компьютер. И если век назад искали механизмы психических функций в субстрате мозга, то в конце 1940-х начале 50-х появилась электронно-вычислительная техника.



Миннесотский Технологический Институт, где стали впервые моделировать высшие познавательные процессы с помощью процессов элементарных информационных. И сама метафора что мозг и человек являются компьютером, стала одной из важных метафор когнитивной психологии. Вместе с этой метафорой пришёл язык и понимание того, что каждый познавательный процесс – это процесс переработки информации.

Остается, и это главное, ответить на вопрос. Разбили знание на процессы. Как теперь реконструировать эти части в целое? Такая попытка осуществляется с помощью понятия когнитивной схемы.


Второй вопрос. Понятие когнитивной схемы.


Само введение этого понятия имеет значение разработки основной проблемы организации знания. Это понятие появляется на фоне других более общих. Например, в прошлый раз мы говорили о когнитивных картах. Понятия типа карт появляются при создании т.н. ИИ.

Исследователь из МТИ – Минский, вводит понятие «frame» («рамка418»). Или даже лучше сказать рамочная структура, иногда переводят как рамочная сеть. Суть понятия – это попытка объединить процессы переработки информации с помощью некоторого целостного понятия, даже некой категории. Рамка предполагает наличие некоторого контекста. Скажем, опознать объект или ситуацию, отнести к некоторой категории помогает контекст, т.е. рамка.

Здесь же мы должны упомянуть понятие образ мира, введенное Леонтьевым. Когнитивная карта, рамка учитывающая контекст и, наконец, образ мира (самое широкое понятие). Помимо того, что есть частные конкретные образы каждого объекта или ситуации есть и целостный образ мира, который позволяет сформировать каждый конкретный образ.

С.Д.Смирнов разрабатывает идею Леонтьева. Одна из его статей называется «Мир образов и образ мира». Мир образов предполагает некую совокупность конкретных, частных, индивидуально-конкретных отображений объектов и событий. А целостный образ мира – суть контекст, рамка, когнитивная карта, которая позволяет идентифицировать каждый конкретный объект или событие.

Уже собственно когнитивные психологи не занимаются абстрактными трудно-исследуемыми категориями как образ мира, они стремятся выделить понятие, которое можно точно операционально определить. Для каждого объекта или ситуации появляется понятие когнитивная схема.

В самом общем виде. В одном из последних словарей 1990г., редактором и автором которого является М.Айзенк, определяется схема так. Используется не единственное число схема, а множественное. Предполагается, что сами схемы упорядочены в более общие структуры.

Когнитивные схемы содержат структурированные группы понятий, которые включают базовые знания о событиях, действиях, сценариях поведения, сформированные в прошлом опыте. Таким образом мы догадываемся, что понятие когнитивных схем впервые появляется при исследовании памяти.

Когнитивные психологи считают автором понятия схема человека, который исследовал память уже в нашем веке. Он интерпретировал классические исследования памяти. Ф. Бартлетт 1932г. Основная идея Бартлетта. Он занимается так называемым избирательным или селективным запоминанием. Основная его идея состоит в том, что при работе с материалом, для его запоминания и затем воспроизведения этот материал активно преобразуется. Бартлетт противопоставляет свою идею о преобразовании материала классическим исследованиям.

Первые исследователи памяти были психологами сознания, даже точнее представителями ассоцианизма. Основной исследователь памяти, работавший в конце прошлого века – Г. Эббингауз. Привычные закономерности памяти открыл именно он. Но о какой памяти говорил Эббингауз? Он пытался, как психолог сознания, исследовать чистую собственно память (подобно чистым ощущениям, собственно мышлению). Сегодня бы её назвали механическим запоминанием или репродуктивным, без помощи каких-либо специальных средств. По существу это напоминает заучивание какого-то текста или списка слов. Это запоминание в идеале должно быть направлено на бессмысленный материал. Субъект не должен понимать смысла материала. И Эббингауз изобрел такой материал – специальные трехбуквенные слоги согласная-гласная-согласная.

Бартлетт не отрицает Эббингауза. Он говорит, что подобного рода чистую память мы не используем в жизни. В жизни предполагается не механическая репродуктивная работа, а работа продуктивная. Запоминаемый материал преобразуется при работе с ним. Известный эксперимент Бартлетта в большой аудитории. Избирательное запоминание или преобразование материала предполагает передачу его другому лицу, передачу материала несколько раз и на каждом шаге материал изменяется. Немножко напоминает испорченный телефон. Скажем, фразу с деталями или картину жанровую нужно описать или пересказать другому участнику. Пусть картина находится перед глазами одного испытуемого, а другой её не видит. Задача того кто видит картину – как можно подробнее описать картину, дать детальное изображение и пересказать для второго человека для того, чтобы второй пересказал третьему и так далее несколько раз.

Провести этот опыт интересно, п.ч. результат противоречит обыденным ожиданиям. Казалось бы всё ясно в инструкции: перескажи для другого. Тем не менее, уже на втором и третьем шаге резко, быстро исчезают второстепенные детали. Перед тем как исчезнуть эти детали подчас меняют места. То, что было вверху, может оказаться внизу и т.д. Могут исчезать также и детали значимые. Скажем, стоит стол, на столе клетка, в клетке птица, к клетке тянется кошка. Так вот в пересказе даже такая деталь как кошка может исчезать и исчезает. И уже через 5-6 шагов остаётся 3-4 значимых объекта. Например, стол и клетка. А затем, сколько не пересказывай, это содержание будет уже оставаться без изменений.

Это и есть когнитивная схема ситуации. Отражает ли она саму ситуацию? Пожалуй, нет, она её существенно огрубляет. Но одна из функций строго выполняется – схема позволяет опознать ситуацию. Если схема, прежде всего, относится к памяти, т.е. к прошлому, то следующий шаг от памяти от прошлого к будущему опыту, к воображению, к процессу предвосхищения или прогнозирования.



У.Найссер 1981г. рассматривает схему уже не только как средство памяти, а как средство, позволяющее сформировать ожидание, точнее образ, картину ожидаемого результата действия. Схема позволяет предвосхищать. Главное, что Найссер фиксирует, что схема – это одновременно и результат и средство познания. Т.о. первоначально слово схема – это своеобразная упаковка для получения знания, которая позволяет его перерабатывать и предвосхищать.

В наших лекциях часто используются когнитивные схемы. Если отрефлексировать наш собственный опыт по конспекту можно увидеть типовую схему 2х2. Значит, получаются четыре каких-то класса или категории, которые затем можно наполнять любым материалом, но схема остается неизменной. Схема – это ещё и форма, позволяющая работать с любым материалом. Далее, наиболее удобная схема состоит из шести единиц – двух столбцов и трех строчек. Т.о. мы, например, различали особенности житейской и научной психологии и ещё не один раз. Данная схема не просто позволяет упаковать опыт, но создать его определенное понимание. Схема включает важные различения дифференциации. Схема работает не только с памятью, но и с мышлением.

Преобразование материала это его осмысление, понимание. И когда материал уходит в смысловую долговременную семантическую память, он осмыслен и подлежит категоризации. Наконец в каком-то смысле предел, для того чтобы строить схемы в указанном смысле. Это схема 3х3 состоящая из девяти клеток. Вспомним о Дж. Миллере, который зафиксировал объем рабочей памяти 7 +/- 2.

И вот тогда от схемы памяти переходим к интеллектуальной схеме. В этом смысле слово схема имеет давнюю историю. В названном значении слово схема используется часто философами, скажем у Канта.

Здесь основным именем будет имя швейцарского психолога Жана Пиаже. По сути, мы впервые знакомимся с этим автором именно в данном разделе, хотя какие-то сведения о нем уже есть. Пиаже сложнейший автор и наиболее интересный. В строгом смысле Пиаже не относится к когнитивным психологам. Он используется когнитивными психологами, но он автор совершенно самостоятельного направления.

Познакомимся с основными понятиями Ж.Пиаже. Слово схема появляется у него не сразу, а когда понадобилось определить единицу интеллекта. Но что для Пиаже интеллект в общем виде? Два определения интеллекта. Одно определение интеллекта использует понятия из биологии, а другое – из логики. Один современный автор учебника О.К.Тихомиров в своей работе «Психология мышления» остроумно и показывает визитную карточку Пиаже как био-логическую концепцию.

Первое определение с использованием биологических метафор. Исследователи личности тоже использовали понятие организма из биологии. Используется понятие развивающегося организма. Интеллект – это высшая форма адаптации субъекта к окружающей среде. Пиаже заметит, что среда и приспособление к ней требует её определенного отражения. В среде мы встречаем значимые для субъекта объекты или ситуации. Пиаже уточняет первое определение. Интеллект – это высшая форма равновесия между субъектом и объектом. Уточнение слова среда, словом объект требует определенного представления об объекте.

Сначала слово схема не более как слово языка для Пиаже. Вначале он слово схема вводит, популяризует. Схема – есть представление об объекте. Заметим, что представление об объекте, зависящее от способа оперирования с ним.

Развернутое шире определение схемы в контексте изучения интеллекта. Если интеллект это адаптация к среде, то у него есть два аспекта. И термины вновь из биологии, но с новым смыслом. Первый аспект адаптации – это ассимиляция419, это процесс присвоения любого материала посредством наличных, имеющихся у субъекта представлений, наличных схем. Это означает, что ассимиляция – суть такой процесс, где сами схемы не меняются, меняется материал, но представление объектов и ситуаций остаются прежними. Если представить себе человека только с ассимилятивным процессом. Это крайность, когда у человека ригидное жесткое сознание, представление не меняется, несмотря на постоянно меняющийся материал. Это будет расстройство мышления, которое Блейлер назвал аутизмом или аутистическим мышлением. Только в процессе ассимиляции происходит ориентирование на внутреннее, на себя. Любая ситуация для такого условного человека будет выступать как типовая, как вообще не требующая мышления.

Второй аспект, название второго процесса – аккомодация. Пиаже имеет в виду изменение, преобразование наличных схем при встрече с новым материалом. Вновь представим условного субъекта, у которого есть только аккомодация. В строгом смысле у такого человека вообще нет схем, п.ч. каждая ситуация представляется настолько новой, что представление о ней нужно строить заново. Такой субъект попадет в неловкое положение в том смысле, что раз нет собственных схем, значит нужно пользоваться чьей-то чужой схемой, такой субъект вынужден подражать другим, вынужден что-то имитировать. Нередко две этих условных крайности сходятся в шизофрении. Это патология, получаемая при разделении этих двух процессов.

Подлинная схема, адекватное представление об объекте – есть равновесие между ассимиляцией и аккомодацией. Раз Пиаже занимается развитием интеллекта, то это равновесие не будет устойчивым. Противоречие между этими двумя процессами создает движение, благодаря которому интеллект развивается. Противоречие намечает идеал развития интеллекта.

Второе определение интеллекта по Пиаже. Интеллект – система логико-математических операций. Каждое слово здесь требует разъяснения. Прежде всего, слово система. И Пиаже и многие основатели когнитивной психологии испытали на себе влияние системного подхода. Идея состоит в том, что части (логические операции) взаимозависимы. Они, грубо говоря, не появляются по отдельности, а только в системе, координировано. Эти части оказываются сгруппированными в понятия и операции.

Кстати говоря, когда мы во введении получали представление о концепции Выготского, то встречали слово система как одного из свойств высшей психической функции. ВПФ построена на материале многих функций. Каждая стадия развития интеллекта это всегда координация каких-то частей. Практическое действие, наглядное представление об объекте или логическая операция.

Теперь к слову логическая операция. Применимо к конкретному материалу логические операции появляются далеко не сразу. А об интеллекте Пиаже хочет говорить даже тогда, когда, скажем, ребенок ещё не владеет речью. Пиаже – генетический психолог хочет найти источник логических операций и находит его в практических действиях с объектами. Эти действия уже содержат свою логику в своей разумности. Раз действия скоординированы, значит, развитие интеллекта уже началось. Логическая операция когда-то была практическим действием. Но действие внешнее, а логическое оперирование – это внутренняя работа. Логическая операция – суть интериоризованное, вращенное внутрь практическое действие.

У Пиаже четыре этапа. Если интеллект есть в действии в логике, то эти два вида так и будут называться практический и понятийный интеллект. И тогда надо посмотреть, что такое схема объекта в этих двух видах интеллекта. Маленькие примеры из Пиаже и Выготского. Первая книга Пиаже была переведена в 1932г. и называлась «Речь и мышление ребенка», а книга Выготского вышла в 1934г. и называлась «Мышление и речь». Совпадение не случайно эти книги перекликаются.

Какова схема в практическом интеллекте. Для нас это интеллект животных, интеллект без речи. Часто исходим из того, что схема объекта образ представление о нем уже есть у животного. На перцептивной стадии можно наблюдать, как животное демонстрирует экстраполяционный рефлекс420. Тележка с приманкой въезжает в тоннель и собака бежит к выходу из тоннеля. Представление о приманке устойчиво. Пиаже говорит, что такая схема появляется далеко не сразу, есть процесс развития.

От рождения до появления речи в первые полтора-два года мы найдем свидетельство того, что схема объекта пока отсутствует, нет постоянства схемы объекта, а значит, нет разумного действия с ним.

Типовая ситуация. Ребенок в кроватке, над ним висит погремушка, ребенок дергает за шнурок и погремушка гремит. Казалось бы, есть координация, причинно-следственная связь (дернул за шнур и погремушка гремит). Но Пиаже говорит, что здесь-то схемы, пожалуй, ещё нет. Если снять погремушку и греметь рядом с ребенком, то ребенок начинает, как бы дергать за шнур по привычке. Эти два события совпадают, близки во времени, но здесь пока нет причинно-следственной связи.

Связь появится только тогда, когда ребенок станет активно экспериментировать с объектом. Например, когда в коляске ребенок бросает объект раз за разом. Здесь происходит, говорит Пиаже, активная аккомодация схем, моторных практических схем. Ребенок каждый раз отслеживает траекторию объекта и соотносит её с выполненным движением. И здесь-то и возникают моторные схемы или моторные понятия. Не просто моторные, а сенсомоторные понятия, п.ч. у данного ребенка как у активного экспериментатора соотносится восприятие предмета и действие с ним.

Пример из патологии. Человек с мозговым нарушением так отвечает на вопрос о предмете. Ему показывают мяч и спрашивают: «Что это такое?» И он не может опознать объект. Нет понятийной схемы. А когда мяч перед ним ударяет об пол и мяч несколько раз отскакивает, то больной сразу опознал и сказал что это мяч.

И вот когда ребенок заговорил. Каждое слово ребенка – это потенциально представление об объекте, это схема объекта. И если подниматься к высшим формам мышления, то каждое слово суть понятие. Очевидно, что для когнитивных психологов слова – суть понятия, категориальная сеть.

Пиаже и Выготский заметят и обогатят когнитивную психологию. Ребенок заговорил? Да, слова есть. Ребенок как может, спрашивает о словах, желая их узнать. Показывает пальцем и слушает, расширяет словарный запас. Однако, должен быть период, когда слова есть, а понятий нет. Речь уже появилась, а понятийное мышление возникнет далеко не скоро. Такой период будет иметь название у Пиаже дооперациональным.

Можно ли тут говорить о схеме? Можно, но в широком смысле. Ведь представление об объекте всё-таки есть. Будущий понятийный интеллект, где знаковая речь используется в своей главной функции. Знак замещает, именует конкретный объект. Есть связь знак-объект. Эта связь должна появиться. А мы посмотрим на представления до понятий.

Когда ребенок говорит, взрослый думает, что за словами ребенка стоит понятие взрослых. И тут взрослый оказывается в ситуации центризма. Здесь возможность ошибки думать о ребенке как о маленьком взрослом. Пиаже боролся с этим представлением. Он говорил о том, что ребенок – это качественно особое образование. Это он заимствовал у Л.Леви-Брюля. Была острая дискуссия о первобытном мышлении.

Так что же стоит за словом ребенка? Понятие, будущее содержание каждого слова обладает важным качеством – это обобщение по определенным признакам. Если вы что-то обобщили в понятие, то сказали, что есть какой-то общий признак, принадлежащий всем таким объектам или ситуациям. Но сначала общего признака нет.

И тогда как это назвать? Синкретическое образование (синкрет)421. За словом ребенка тоже стоит обобщение, но обобщение без объективных оснований. Синкрет – это хаос или неструктурированный набор. Когнитивный психолог едва ли будет изучать синкрет, его интересует понятие. А Пиаже использует и синкрет. В содержание синкрета входит объект, эмоциональное отношение к нему, ситуации, в которых этот объект наблюдался, люди которые при этом присутствовали и само звучание слова.

Во второй теме введения, говоря о Фрейде, пояснялось, что было для Фрейда раннее детство 2-3 года. Этот возраст затем, когда ребенок станет взрослым, забывается. Человек начинает помнить себя с 3-4 лет. А почему спросим у когнитивных психологов? А п.ч. до этого у него нет когнитивных схем как чисто понятийных. Ребенок начинает строить эти схемы тогда, когда вступает в активный диалог с взрослым. А до этого это синкреты. Пример из Выготского. Простолюдин из далекого села приезжает в университетский город и студент рассказывает ему о звездах. Узнает о формах, о размерах об удаленности звезд и т.д. Простолюдин благодарит студента и замечает, что осталось не ясным с помощью каких стекол узнали названия звезд, как могли этого увидеть? Это признак синкретического мышления. Ребенка спрашивают, может ли собака называться коровой? Ребенок скажет, что, наверное, может. Но собака должна иметь рога и давать молоко.

Между прочим, сегодня материал в когнитивной психологии это т.н. когнитивная психотерапия. Коротко её смысл. Он в том, что между каким-то травмирующим событием и его последствием (тревогой депрессией) есть важный переход – интерпретация события неверная. Расширяется область когнитивных схем, это теперь не только схемы упаковки, не только понятия, но это теперь и двигательные схемы и прежде всего схемы понимания ситуации, которое может быть и неверным.

Теперь все равно верна схема или нет. Важно, что схема дает понимание или представление картины в целом. Отдельная схема как представление об объекте предполагает представление того мира, в котором действует человек. Действия в буквальном смысле. Должен быть некоторый фундамент понимания мира для его познания.

В психологии личности говорилось об оппозиции природа / культура. В мифе такой оппозиции нет. Часто где говорят о культуре подчеркивается природная нужда и образуются аффективные комплексы. И что делается Пиаже? Он одно определение интеллекта биологическое, природное. А другое определение интеллекта относится к культуре мышления, к логике. И субъект проделывает историю, проходит сложнейший путь от природы к культуре, он развивается как природный механизм. Он вынужден приспособиться к логическим формам. Развитие интеллекта – есть своеобразное вращивание природного организма в культурную форму.

Такое вращивание проходит не безболезненно. Поэтому не всегда удается в терапевтических концепциях. Но Пиаже показал адекватный путь от природы к культуре.

Третий вопрос. Основные направления когнитивной психологии.


Напомним о том, что когнитивную психологию можно определять в весьма широком смысле. Когнитивные психологи считают своими предшественниками Платона и Аристотеля. Но есть официальный год рождения когнитивной психологии – 1956г. Так считает Ховард Гарднер. Когнитивная революция.

Когнитивная психология активно оформлялась как общественное движение. В МИТ проходила конференция, где значимыми докладчиками были следующие люди. Во-первых, это Д. Миллер. В строгом смысле когнитивная психология считается от Миллера, с магического числа 7 плюс минус 2, то есть с рабочей памяти. Тогда начинается проблема о преобразовании информации и, следовательно, предшествующем её отборе. Миллер предложил ещё одну идею и в этом смысле что-то добавил к Вундту. Дело не в том, сколько чисел в памяти (единиц информации), но важно, что занять такую ячейку может любой схематически организованный материал.

Возникает не только проблема единиц информации. А таких единиц, которые можно считать единицей преобразования знаний. Мест ограниченное число, но каждая ячейка может расширяться по своему содержанию. Зависимость рабочей памяти от материала всё же существует. Объем рабочей или кратковременной памяти422 будет разный для букв или цифр, для бессмысленных слогов или для осмысленных слов. Единицей можно считать не только слово, но и фразу. Не только изобразительный материал, но и число рисунков. Объектов, имеющих структуру. И если рабочая память является центральным образованием, то у неё есть предшественник и есть блок, в который поступает информация далее. Этот следующий блок – семантическая долговременная память. Сенсорный регистр связан с восприятием, а семантический – с мышлением.

На той же конференции выступили два исследователя, с именами которых связаны модели построения первых компьютерных моделей процесса решения задач – Ньюэлл и Саймон. Они впервые поняли мышление как процесс переработки информации, а позже именно они дали конкретное определение. Мышление – суть процесс решения задач. Значительно позже в 1972г. Ньюэлл и Саймон ввели понятия пространства задачи, внутреннее или пространство решаемой задачи. Для них было значимо, что человеческое мышление в принципе модулируемо с помощью ЭВМ. Отдельная проблема – сравнение человеческого и ИИ. Но это не проблема для Н и С. Для них даже высшие формы мышления сводятся к процессам переработки символов.

Н и С пытались сымитировать прежде всего решение практических задач. Для когнитивной психологии в узком смысле принципиально рассматривать те этапы, где уже есть знание, понятия и логика. Для этого было значимо сформулировать начальное состояние и состояние целевое. В пространстве задачи выделялось исходный пункт и целевой.

Для испытуемых Н и С было два логических высказывания, две логических формулы – условие и требование. И условие нужно было преобразовать в требование. На выбор предлагались правила преобразования, позже названные операторами. Испытуемый должен был пройти определенный пошаговый путь от начала к цели. Результатом был определенный набор операторов. У каждого испытуемого был свой протокол. Затем протоколы обобщались, и оптимальный путь назывался алгоритмом.

Вот начало. Построение алгоритмических программ, но либо молодость, либо поспешность в доказательстве возможностей компьютеров. Для моделирования были избраны творческие деятельности, такие как шахматная игра, сочинение музыки и т.д. И как только перешли к моделированию творческих деятельностей (не строго, а в смысле создания чего-то нового) то возникла проблема, что творчество невозможно по алгоритму. Значит, должен смениьтся термин, должно появиться новое понятие заменяющее понятие творчество.

Эвристика. Когнитивный психолог сравнит алгоритм и эвристику. Алгоритм это перебор вариантов решения, в пределе полный перебор. А значит, движение по алгоритму может занимать много времени и, значит, обязательно будет успешный результат. А эвристика? Это уже не перебор, а выбор. Эвристика – это правило эффективного сокращения возможных вариантов решения (позволяющее выбирать), не гарантирующее успешный результат. Эвристика была довольно быстро освоена в психологии, и возникло направление – эвристическое программирование. Любые современные программы могут быть интерпретированы как определенные совокупности эвристик (частных и общих).

На той же конференции выступил исследователь языка, речи. Язык – суть система знаков, одна из форм организации знания. Наум Хомский423. Предметом исследования (а значит и моделирования) являются здесь процессы порождения и понимания речевых высказываний. Понимание порождения и понимания речевых высказываний до Хомского и после него.

До него был собственно лингвистический этап. Шли собственно от языка и его структуры. Эту структуру понимали как подчиняющуюся закономерности. Человек каждое новое высказывание подбирает с определенной степенью вероятности. Это связано с понятием Минского «рамка». Ячейки связаны с другими с определенной вероятностью. Вот одна модель. Единица – ячейка.

Были и другие модели, где единицы были отражающими не отдельное слово, а целое предложение. Предполагалось, что в нашем языковом опыте знание хранится целыми формами группами. Группа подлежащего, группа сказуемого. И когда порождается развернутая письменная речь, адекватное высказывание то есть группа подлежащего и сказуемого.

Хомский внёс две основных идеи. В самом общем виде, он показал, что реальный процесс речепорождения относительно независим от структуры языка. Структура языка – это результат, она достаточно устойчива. А Хомский подчеркнул необходимость анализа и моделирования процесса. И этот процесс был назван порождающей грамматикой. Основная идея Хомского заключается в том, что порождая высказывание, человек трансформирует, а значит, преобразуется имеющиеся у него в прошлом опыте структуры (системы ячеек, группы подлежащего или сказуемого и т.д.).

Были выявлены уровни речевой активности. На исходном уровне хранится опыт в виде ядерных предложений, отвечающих нормативному языку. Но тогда на другом уровне Хомский помещает трансформации этих ядерных предложений, правила преобразования их. Это та же идея, которая была у Н и С, которая говорилась об операторах.

Довольно скоро в середине 60-х Хомский предлагает ещё одну модель, продолжающую данное психолингвистическое направление. Обращается к семантике языка. Помимо поверхностных уровней, где речь идет о грамматике, есть уровень глубинной семантики, на котором Хомский несколько спекулятивно предположил существование некоторых языковых универсалий, исходных смысловых единиц.

Человек слушает текст, ему подается сигнал. И он должен сказать, в каком месте текста был сигнал. Оказывается, что правильно опознать местоположение этого сигнала очень трудно, он всегда бывает смещен. Предположение Хомского в том, что этот сигнал смещается на стык на границу двух глобальных семантических единиц. Пока единица не осуществлена полностью, не прослушана и не проговорена, человек отмечает единицы словопорождения.

Не грамматика отражает семантику, а семантика определяет грамматическое строение речи. Как рядом с Пиаже имя Выготского, так и здесь. Выготский говорит, что всегда есть разделение в планах речи на внешний и внутренний, грамматический и семантический план. И собственно речепорождение, речемыслительная деятельность начинается с семантики. Мотив деятельности – суть выражаемая мысль.

Хочется упомянуть с самого начала. Многие считают, что моделируется все психические процессы. Но адекватно надо заметить, что машины порождающие язык созданы и довольно успешно работают. Но машины, понимающие язык, определяют некоторое ограничение информационного подхода. Когда язык порождают, то уже понимают. А вот когда язык понимают, то нужна какая-то встречная активность. Процессы понимания и порождения взаимосвязаны. Когда я понимаю текст, то в ответ порождаю собственные гипотезы понимания.

Второе событие, произошедшее в том же году, которое отмечает Гарднер – это Дартмутская конференция, на которой собрались представители когнитивных наук, занимавшиеся ИИ. Гарднер считает, что проблематика моделирования ИИ возникла в конце 50-х г. На этой конференции были представители компьютерного направления.

И вот проблема, которая была поставлена в 1956 году, затем в 60-х была темой острых дискуссий и остается сейчас постоянно присутствующей. Проблема соотнесения информационного и психологического подхода к интеллекту. Для тех, кто собрался на той конференции, такой проблемы не было. Для них информационный подход был как бы современным психологическим подходом. Но тогда звучали замечания некоторых методологов.

Некоторые философы на вопрос может ли машина мыслить, говорили очень спокойно, что это всего лишь неверно поставленный вопрос. В науке его ставить бессмысленно. Может ли машина мыслить – странный вопрос, ведь машина – это то, что действует по алгоритму, и как его не совершенствуй, а мышление, прежде всего, продуктивный творческий процесс424. Но разговор шёл на другом языке и философов не слушали.

По существу. Речь не о том, чтобы уподобить человека машине. А о том, что можно сымитировать с помощью машины. Есть какие-то области в психологии, которые подлежат моделированию и есть те, которые выходят за эти границы. Для продолжения разговора воспользуемся работами О.К.Тихомирова.

В теоретическом отношении работы Тихомирова есть испытание того, что можно моделировать, а что за границами. Рассмотрим мышление как деятельность вслед за Леонтьевым, Лурией. Операциональный уровень (в смысле Леонтьева как способы выполнения действий), например информационный процесс преобразования определенного символа – на этом уровне любой процесс решения задач заведомо моделируется. Почему? П.ч. операции (это ещё Леонтьев сказал) неосознаваемы, автоматизированы, поэтому они по определению моделируются с помощью машины.

Поднимаемся на уровне действий и встречаем массу проблем. П.ч. действие – это и есть процесс решения задачи. Мыслительный процесс, интеллектуальный, эвристический. Моделируется ли этот процесс? Он моделируется там, где материал задачи освоен испытуемым, скажем хорошо знаком ему. Моделируется там, где уже не нужен инсайт, где уже есть понимание ситуации.

Один из предшественников эвристического программирования – Джордж Пойа, прекрасно выразил саму проблематику. Он выделяет типовые эвристики. Скажем, мечта учителя математики – выделить универсальную эвристику, такую стратегическую программу, которая позволяла бы решать любые задачи. Он строит такую программу и говорит, что любую задачу надо решать и с начала и с конца. Не только от условий идти, но и от требований к условиям. Опытный математик сразу же видит решение. Но эвристика не гарантирует результат, поэтому в данный момент решение может не произойти, не будет понимания ситуации, не будет инсайта. И это центральное звено не моделируется.

Об этом же О.К.Тихомиров находит специфическую психологическую проблему. Эмоциональная регуляция мыслительной деятельности. Машина не испытывает эмоций. Процесс, когда автоматизировано можно смоделировать, а вот эмоциональное предвосхищение решения нельзя смоделировать. Представитель информационного подхода вспомнит об оценке какого-то элемента задачи, оценке какой-то тактике стратегии решения. Так вот программы оценки и придания значимости элементам решения задач могут быть построены. Поэтому сама функция эмоций смогла быть смоделирована.

Что не обсуждают представители информационного подхода, но обязаны обсуждать психологи? Это уровень познавательной мотивации. Здесь психолог заведомо прав. Здесь представитель когнитивной психологии заведомо исключил мотивацию из своего анализа.

Когнитивная психология имеет, грубо говоря, два качественно разных этапа. Первые психологи, изучавшие память, внимание, мышление сосредоточились на моделировании механизмов мышления. Весь процесс переработки информации был разбит на блоки каждый с какими-то характеристиками. И здесь когнитивные психологи почувствовали риск уйти от реальности.

У.Найссер, пожалуй, одним из первых обратил внимание на то, что закономерности информационных процессов должны быть проверены на экологическую валидность425. Это новый этап – путь к экологической психологии. Теперь есть желание изучать человеческую деятельность. Речь идет об учете тех в широком смысле средовых влияний, в которых существует человек.

Всё больше исследуют не отдельные элементарные процессы, а процессы повседневные. Например, когнитивные психологи занимаются и дают ответы на житейскую психологическую проблему о внезапном совпадении узнавания тех или иных фактов. Де жа вю, уже видел. Люди считают, что эти события они видели во сне. Эти факты объясняет когнитивный психолог, причем всякая мистика исчезает.

Третье событие, произошедшее в 1956 году. В этом же году выходит работа, которую считают переломной в проблематике формирования понятий.

Когнитивного психолога интересует непременно понятийный интеллект. В 1956г. выходит работа Джерома Брунера. Соавторами были Гуднау и Остин сотрудники Брунера. Эта работа посвящена формированию понятий и возможности моделирования этого процесса.

Брунер не только когнитивный психолог. Прежде всего, он объединяет познавательную сферу, восприятие и мышление как единый процесс переработки информации. Восприятие для Брунера – это процесс познавания образов. Это процесс отнесения объекта к категории, а это очень удобно для моделирования процесса. Другое название для перцептивного процесса – процесс принятия решений, к какой категории относить то или иное решение. Восприятия значит можно рассматривать как результат решения задач. Значит, нет строгой разницы между восприятием и мышлением.

Проблема восприятия субъектом информации интересовала ещё старинных исследователей мышления. Вюрцбургская школа уже использовала метод определения понятий, сравнения понятий друг с другом. Остается вопрос о том, как понятие образуется, как оно формируется впервые. Исследователь Ах предложил первую методику формирования искусственных понятий.

Чтобы проверить, надо создать искусственный материал, незнакомые слова. Первые такие методики были в Вюрцбургской школе. Затем был этап, когда формирование понятий исследовалось Выготским и Сахаровым, чтобы посмотреть на то, какими единицами оперирует ребенок до понятия. Каковы стадии значений слов. Одна из таких стадий – это синкрет. От синкретов ребенок переходит к т.н. комплексам и только потом появляются понятия.

Можно ли в методике Выготского-Сахарова мыслить не понятиями, а например синкретами или комплексами? Ответ: такую методику смоделировать на машине нельзя. П.ч., например, показывают фигуру и просят определить относимые к этой же группе другие фигуры. И сразу же называется общий признак данной фигуры (цвет, размер, т.е. признак). Производится поиск по общим данной группе признакам. Значит оперирование понятиями, а не чем-то, что понятиям предшествует. А на машине моделируется только понятие.

Когнитивных психологов привлекла работа Брунера, п.ч. она была этапом в развитии проблематики. Брунер изучает не то, что предшествует понятию, а он изучает стратегии понятийного поиска.

У человека, который садится за ЭВМ, уже есть хотя бы конкретные понятия. Он ищет по признакам. Брунер исследует стратегии формирования понятий, тогда когда человек уже владеет понятийным мышлением. Брунер вновь предложит испытуемым образец с понятийным признаком, задуманным экспериментатором. А испытуемым должен высказать гипотезу о загаданном понятийном признаке. У испытуемых есть два идеальных варианта. В первом – испытуемый формулирует гипотезу целостно, а значит, ввёл в неё все признаки образца. Сразу и цвет, и количество объектов и форму, и цвет фона, в общем всё. А во втором абстрактном случае – частная гипотеза или парциальная. Учёт какого-то одного признака.

После того как испытуемый выбрал гипотезу обязательно приходит к стратегии формирования понятий. В первом случае, когда всё учёл. Когда предъявят, например, объект на зеленом фоне и скажут, что это не относится к понятию. Испытуемый исключит это как что-то лишнее. Сфокусирует и тем самым угадает задуманное понятие.

Во втором случае. Испытуемый от своей предыдущей гипотезы отказывается и формулирует новую гипотезу. Происходит перескакивание к другому признаку. Сканирование 426признаков. В этой второй гипотезе нет нагрузки на память. А в первой стратегии нужно постоянно учитывать предыдущее.

Вообще-то говоря, самые смелые научные открытия делались не тогда, когда учитывалось всё, а отбрасывалось и делалось конкретное предположение. Это рискованно. Маленький итог и следующая тема. Когнитивная психология в целом изучает познавательные процессы, как процессы переработки информации. Она рассматривает этот процесс как последовательный, т.е. состоящий из определенных блоков и каждый из них имеет свою функцию. Кроме того когнитивная психология занимается моделированием этих процессов. В контакте с психологами выясняется, что же моделируется, а что – нет.

М.Айзенк говорит, что среди представителей когнитивных наук можно выделить три группы. Это психологи экспериментаторы, это представители эвристического программирования и знатоки техники, и, наконец, третьи – это нейрофизиологи. И нас будут интересовать именно первая группа исследователей.



Каталог: book -> common psychology
common psychology -> На подступах к психологии бытия
common psychology -> А. Н. Леонтьев Избранные психологические произведения
common psychology -> Л. Я. Гозман, Е. Б. Шестопал
common psychology -> Конрад Лоренц
common psychology -> Мотивация отклоняющегося (девиантного) поведения 12 общие представления одевиантном поведении и его причинах
common psychology -> Берковиц. Агрессия: причины, последствия и контроль
common psychology -> Оглавление Категория
common psychology -> Учебное пособие Москва «Школьные технологии»
common psychology -> Александр Романович Лурия Язык и сознание
common psychology -> Лекции по введению в психотерапию для врачей, психологов и учителей


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   27   28   29   30   31   32   33   34   ...   106


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2019
обратиться к администрации

    Главная страница