В психологию


Тема 37. Психология памяти: основные подходы, факты, закономерности. Классические исследования. (наверх)



страница44/106
Дата12.05.2016
Размер8.34 Mb.
1   ...   40   41   42   43   44   45   46   47   ...   106

Тема 37. Психология памяти: основные подходы, факты, закономерности. Классические исследования. (наверх)


Основные подходы уже представили. Будет три вопроса, которые будут соответствовать констатирующему (описательному), затем конструктивно-техническому и собственно исследовательскому подходам. Разумеется, названия подходов условны. Классическая памяти начиналась с эксперимента как всякая психология. Но первой задачей было описание базовых мнемических способностей.

Первый вопрос. Выявление первичных мнемических способностей и описание их проявлений. Изучение памяти в классической психологии сознания и поведения.


Подчеркнем ещё раз что тут является предметом исследования. Это произвольная и непосредственная память (память тела, привычка). Рассмотрим в этом вопросе два направления, которые во многом конфликтуют, психология сознания и поведения. Но в области исследования памяти у этих направлений много общего. Чистая элементарная память имеется в виду, прежде всего именно моторная память, поэтому здесь имя Д.Уотсона. Но исторически центральным автором в этом вопросе будет психолог сознания представитель классического ассоцианизма Г.Эббингауз, который поставил о том, что является памятью чистой непосредственной даже для речевых процессах, то есть о памяти в её высоком развитии.

Уотсон это тот случай, когда наиболее четкими представляются определения памяти. Эти два ученых принципиально экспериментаторы. Изучать можно память тела, но при этом желательно учитывать (что в большей степени делает Эббингауз) внутреннюю активность субъекта.

Итак первое что делает Уотсон. Память суть f(t) и первые её исследователи параметр t используют. На временной оси нужно представить три последовательных во времени события или три части. А) Период научения, который обычно характеризуется определенным числом проб, необходимых для достижения установленного критерия. Б) Период без практики (отдыха, неупражнения), который собственно ничего как таковой не скажет, если не учесть третий. В) Период возобновления результата научения навыка.

Навык – есть сумма (комбинация) отдельных движений, которая стала единым целым. Именно протяженность во времени характеризует навык (сам процесс его образования). Уотсон будет рассматривать зависимость двигательного навыка от всех трех названных периодов, но разумеется лишь последняя часть возобновления навыка является критерием его существования или сохранения. Уотсон здесь во многом напоминает классического ассоцианиста. Первый вопрос – почему сохраняется навык? Потому, что составляющие части навыка включаются в единую комбинацию и начинают функционировать совместно. Второй вопрос – почему разрушается навык? Потому что в период Б отдельные части формируемого навыка включаются в другие комбинации и поэтому общая организация навыка разрушается.

Память описывается как мнемическая способность в зависимости от двух факторов. Первый – это время. Второй – характер запоминаемого материала. Речь о времени трех названных периодов. Прежде всего время периода научения (упражнения). Знаменитый пример жонглирование двумя мячами до первого падения. Начало и конец формирования навыка – первая проба 5 подбрасываний до первого падения (устанавливаемый критерий 105 подбрасываний). Для достижения критерия потребовалось 42 дня.

Затем уже Уотсон заметил, что создание двигательного навыка зависит от распределения проб в период научения. Это распределение должно быть оптимальным. В памяти привычке (моторной) нельзя частить, спрессовывать материал. Материал должен быть распределен во времени. И конечно для Уотсона важный фактор – время периода без практики. В начале периода критерий был 1500 знаков за 10 минут. Время периода без практики 135 дней. В конце было от 1365 до 1390 знаков за 10 минут. Потеря в моторной памяти является незначительной.

Зависимость памяти от материала. В бихевиоризме всё зависит от того, какие именно двигательные механизмы участвуют в образовании навыка. Если собственно двигательная память, то опора на инстинктивные врожденные механизмы, отсюда и малая потеря в двигательной памяти. Но если брать навыки связанные с речью, то потеря будет гораздо значительнее. Если только память тела, то потеря незначительна. Если опора на память духа (связанной с речью), то результат будет разрушаем.

Г.Эббингауз об общей мнемической способности души. Он как всякий психолог сознания опирается на представление о нём. Сознание неделимо на части и следовательно нельзя было начинать с выявления отдельных способностей. Память считается общей способностью души. Естественное движение сознания стремится к сужению к центру. Этим процессом внимания можно было бы управлять. Но для структурности требуется наличие и способности к расширению. Расширяться сознание должно за счёт привлечения новых элементов. Можно расширять сознание за счёт укрупнения единиц. События связываются в единое целое.

Эббингауз опирается на явление ассоциации. Явления наблюдаемые в единой близкой временной последовательности могут составлять единое целое. Формулируется закон, являющийся основой для проведения мнемических предписаний изучения памяти.

Если какие-то душевные образования когда-нибудь заполняли сознание одновременно или в близкой последовательности, то впоследствии повторение одних членов этого прежнего переживания вызывает представление и остальных членов, даже если первоначальные причины теперь отсутствуют. Представления об одних частях целого может вызвать представление о других. Два замечания. Если обычно диагностика это изучение индивидуальных различий, то у Эббингауза цель снять индивидуальные различия и описать чистую способность памяти, а для этого нужно применить методический приём.

У субъекта отбирают средства. Память суть ассоциативная способность. Эббингауз пытается отобрать у испытуемого возможности для ассоциирования по смыслу слов. Он избирает материал СГС (согласная-гласная-согласная), единица запоминания бессмысленный слог. Далее выделяются законы мнемической организации названных элементов.

Берём всё ту же временную ось, п.ч. законы мнемической организации прежде всего зависят от времени. 1) Единовременное предъявление элементов. Сколько будет запомнено испытуемым элементов с одного предъявления. За единицу времени можно запомнить ограниченное число элементов. 2) Если взять более крупную группу элементов, которую трудно запомнить с одного раза. То окажется необходимым повторять. Метод заучивания рядов (списков). Эббингауз точно фиксирует результаты, чем длиннее ряд тем больше требуется повторений. А если число повторений ограничено, то запоминаются прежде всего крайние элементы ряда (фактор края). Схожим образом восстанавливается восприятие мира в инвертирующих очках (от периферии к центру).

3) Увеличим количество материала ещё раз. И возникнет проблема распределения материала во времени. Эббингауз поручает ученику Йост изучить, как следует запоминать материал. Сразу (все повторения одно за другим) или между этими периодами упражнения должны существовать промежутки. Простые эксперименты Йоста показали, что оптимальна вторая стратегия. Закон Йоста561. Повторение заново (новое повторение) подкрепляет более старую ассоциацию и поэтому связи, которые устанавливаются между частями, должны иметь соответствующие периоды отдыха.

Например когда для экзамена надо заучить материал, то конечно распределение во времени необходимо. Но когда материал спрессовывается, моторная память страдает, но увеличивается число ассоциаций. Сопоставление смыслового материала приводит к новым ассоциациям.

А что если промежуток оказался слишком большим. Возникает проблема забывания. За эту проблему Эббингауз приобрел известность. Проблема забывания. Со временем связи между элементами распадаются. Конструкции комбинации бессмысленного материала стираются. Речедвигательная память зависит от времени. Противоположный забывания процесс сохранения. Метод называется кривая забывания/сохранения в зависимости от времени. Метод сбережения. Для того, чтобы получить одну точку на кривой, где по ОХ – t, а по ОУ - % сбереженного материала, Эббингауз делал следующее.

Одной порцией запоминаемого материала был набор бессмысленных единиц СГС 8*13 (104 слога). Под метроном повторялись эти бессмысленные единицы до первого полного их воспроизведения. После заучивания через полчаса пытается воспроизвести материал заново. И теперь применяется метод повторного заучивания, при котором обнаруживается, что требуется меньшее количество проб. Последняя точка на временной оси – месяц. Чтобы получить вторую точку Эббингауз заучивал новый материал.

Это интересно, п.ч. кривая забывания получила частный вид. Именно на первых парах при малых промежутках времени коэффициент сбережения резко падал. Затем достигало некоторого единого уровня и на больших промежутках время уже не столь существенно. Критики Эббингауза говорили, что всё дело в методике. На первых порах вмешивался фактор интерференции562. Эббингауз удерживал в памяти сразу несколько списков и естественно они могли интерферировать, влиять друг на друга. Тем самым была объективно поставлена проблема механизмов забывания. Один вариант – угасание материала со временем. Второй вариант – смешение и взаимное влияние элементов.

Зависимость памяти от материала. а) Зависимость от характера (специфики) материала. При СГС за один раз можно запомнить 6-7 единиц, 8-9 слов или 10-12 цифр. б) Принадлежность к связному целому. Даже если испытуемый лишён возможности ассоциировать по смыслу, у него остаются иные возможности. Заучивание стихов по сравнении с СГС протекало в 10 раз быстрее. Прежде всего возможность ритмической организации. в) Относительное сходство или различие элементов ряда. При неоднородности элементов подключается гештальтпсихология. Единицы запоминаемого материала могут рассматриваться как фигуры на фоне.

Ученица К.Левина Ф.Ресторф исследовала память. Эффект Ресторф563 характеризует однородность/разнородность запоминаемого материала. Если разнородные элементы перемежаются с большим количеством однородных, то они сохраняются лучше. Если периферия однородна, то центр запоминается лучше. Более известен другой эксперимент Ресторф. Более сложный и из нескольких серий. Основной материал можно поместить как на однородном так и на разнородном фоне.

Первая серия. Испытуемым предъявляется слог на фоне 9 чисел. Вторая серия. Фигура – 1 число и 9 слогов периферия. Третья серия. Только разнородный материал, 1 слог, 1 число, фотография, формула, рисунок, пуговица. И тогда каковы результаты. Есть подсчёт того, как запоминается слог и число. Если они представляют собой фигуру на фоне, то процент запоминания – 70%. Если тот же материал стоят на разнородном фоне, то процент – 40%. И наконец если слоги или числа находятся в фоне (т.е. представляют собой однородный материал), то процент самый низкий – 22%.

Движемся по подходам из 36 темы. В рамках первого вопроса находились в первом подходе. Можно сформулировать 3 итога. 1) Память понимается как общая универсальная способность. Характерно использование некоторого универсального языка. 2) Постановка специальной мнемической задачи и исследование зависимости результата от временной организации. 3) Исследователи выделяют чистую память в отсутствии специальных средств. Учитывается также мотивация и внимание субъекта. Чистую память можно уподобить некоторой мнемической машине для запоминания и поскольку нет средств это натуральная память.

Из первого во второй конструктивно-технологический подход. Здесь уже основной фигурой является не только исследователь, но и строитель мнемотехник (средств запоминания). На переходе ко второму подходу встречаем а) повышение эффективности запоминания; б) оснащение субъекта средствами (как правило внешними); в) организацию мотивации (внимание) как возможность взаимосвязи памяти с другими психическими функциями.

Третий подход собственно-исследовательский. И здесь появляюются задачи а) исследовать внутренние механизмы работы памяти, а также выявить условия функционирования; б) изучить внутренние процессы переработки материала (информации при переходе в когнитивную психологию);


в) включить память в более широкий контекст. Рассмотреть память как деятельность.

Второй вопрос. Становление опосредствованного запоминание или конструирование искусственных (внешних) средств для повышения эффективности запоминания.


Для конструктора основной интерес в построении мнемотехник (внутренних а потом и внешних средств для запоминания). А исследователь рассматривает роль мнемотехник в формировании памяти как психической функции, регулируемой самим индивидом.

Рядом с Выготским могут быть поставлены П.Жане (который данную память именуют памятью-рассказом), Ф.Бартлетт (который первым поставил вопрос о том, что делает человек когда он запоминает; также в его работах 30-х годов впервые было введено понятие «схема»).

Итак память как ВПФ. Если мы формируем память, то какую именно. И Выготский и Жане будут говорить о роли речи в развитии памяти. Немного отличается классификация уровней развития памяти Блонского. Это двигательная, эмоциональная, образная и речевая (словеснологическая) память. Уровней развития памяти несколько больше, чем в параллелограмме развития. Следует обратиться к феномену натуральной (не в смысле непосредственной как таковой) памяти. Носителем её является человек на первом уровне личностного и психического развития. Это туземец или натуральный человек.

Леви-Стросс говорил, что в психическом есть что-то сырое и варёное. Обращаемся к этому материалу по тому, что известно, что память туземца является феноменальной по своим результатом по сравнению с памятью современного человека. Мы говорим о развитии памяти, но парадокс в том, что т.н. натуральная память является эффективней. Более того три первых уровня (движение, эмоции, образ) по Блонскому тоже могут быть средствами для запоминания. Это память не основана на использовании знаков, но какие-то средства всё-таки есть.

Какие средства предшествуют знакам, позволяют феноменально удерживать материал. Прежде всего туземцы прекрасно ориентируются на местности, чувство места, чувство направления. Достаточно совершенный способ ориентации в среде. Ну и удивительные священные ритуалы туземцев. В течении нескольких дней распевают песни и танцуют, что тоже требует мнемической работы. Песни распеваются на незнакомом туземцам языке. Здесь память ещё не является связанной с познанием.

Ведущую роль играют уровни движения, эмоций и образный. У феноменальной памяти туземцев три характеристики: а) детальная точность отражения реальности (язык туземцев необычайно сложен и при этом не имеет обобщенных понятий, только индивидуальные образы, конкретность и уникальность объекта); запоминание ради ориентации в реальности, от которой зависит его жизнь. Память-жизнь, потому что память пока не выделенная функция, ориентированная на индивидуальные особенности объектов; б) неизменная последовательность при запоминании: составить себе образ реальности обязательно значит действовать в ней, туземец делает специальные пометки, включая своё действие в изображение реальности, составление когнитивных карт. Мнемическим средством является и само движущееся тело человека. Есть ли у туземцев обобщенное требующее знаковости понятие числа? И да и нет. Нет п.ч. понятий аналогичных числам немного (один, два, три, много и очень много). Но всё-таки на практике туземец умеет считать (вождь прекрасно ориентируется в том, сколько воинов). Совсем другие числа-жесты – это участки человеческого тела или изображения. Расположение на теле выступает как средство запоминания. в) полная аффективность памяти; она не только жестко упорядочивает материал, но любое представление слито с аффективным переживанием (страха, радости, восторга и т.д.).

А вообще-то говоря память ли это? Выготский называл это именно памятью, а не мышлением. Это только память, но не мышление. Ребёнок мыслит, п.ч. помнит, а взрослый помнит, п.ч. мыслит. А Жане был более строг, п.ч. он подобные явления наблюдал в клинике, где примерно те же феноменальные проявления демонстрировали люди с нарушениями. Он говорил, нет это ещё не память, а собственно памятью Жане именовал память связанную с речью (память-рассказ). Но в общем это память до связи с речью.

Настанет момент, когда из данной феноменальной натуральной памяти появятся разные направления. А в данном случае пока имеются некоторые тождества. И их по-крайней мере три: а) тождество языка как средства понимания реальности и как средства управления поведением (если враг узнал мой язык, то он сможет с помощью него управлять моим поведением); б) тождество памяти-тела и памяти-духа (необходимо запоминать телом и превратить запоминание в автоматизм, вот зачем нужны священные ритуалы, время от времени нужно доучивать); здесь нет разделения на кратковременную и долговременную память; всё необходимое для жизни нужно помнить перманентно; в) тождество социального и культурного. Тождество социального индивида и пока включенной в него личности. Запомнить здесь это помимо прочего устранить разницу между Я и Мы, стать членом своего социального целого и тогда овладеешь техниками управления собственным поведением.

Эти три тождества с неизбежностью должны распасться. Цитата из интервью писателя У.Эко: «В одном из диалогов Платона бог по имени Тот демонстрирует египетскому фараону несколько изобретений, в том числе письменность. И предлагает фараону эти изобретения как подарки. Одно из возражений фараона поступивших в ответ: одно из самых великих достояний человека, быть может основа всего его существа это память, а ты предлагаешь мне изобретение, которое сделает память ненужной ибо слово начертанное на папирусе застынет, а значит твоё изобретение нанесет вред и должно быть отвергнуто. В возражении есть важное – протез ослабляет орган. С появлением колеса меньше ходим пешком, от перископа и трубы слабеет зрение, а письменность приводит к ухудшению памяти». Возможный диалог между фараоном и Гермесом.

Первое возражение фараона: письменный знак облегчит и может даже уничтожит феноменальную естественную память и поэтому не нужен. Ответ Гермеса (Тота) мог быть таким: язык это только язык, т.е. это посредник памяти, который изменит её структуру, память станет опосредствованной знаком.

Второе возражение фараона: человек обленится и не сможет постоянно работать со всем своим опытом, возникнет различие между долго и кратковременной памятью, а значит может измениться представление мира и он станет полон случайностей. Ответ Гермеса: но тогда можно будет осознавать свой опыт с помощью знаков, составлять схемы понимания реальности. И этот опыт можно обогащать и преобразовывать при встрече с каждой новой ситуацией.

Третье возражение фараона: ослабнут социальные связи т.е. человек выйдет из под контроля коллективного Мы и в этом случае в страхе погибнет, п.ч. не может жить без опеки. Ответ Гермеса: раз уж появился письменный знак, то это возможность со-держать свой собственный опыт уже без опеки, самостоятельного существования, диалога с миром, разделения Я и Мы. Это похоже на то, когда ребенок заявляет о себе «Я сам» в три года.

В каком-то смысле фараон опоздал со своими возражениями и тождества уже распались. И появилось различие между памятью, включенной в жизнь и памятью-познанием как самостоятельной психической функцией. Знаменитое мнемосредство Выготского – узелок на память. При распаде первичных тождеств настаёт пора развязать узелки, что же такое эти мнемосредства.

Всякий распад тождеств всегда содержит и возможность своей альтернативы. Когда память начинает быть связанной с новыми средствами. Хотел попасть в современное сознание, но что-то не случилось. Есть вариант вернуться к архаичной памяти, возврата. А можно смело перейти к знаковой памяти. Вариант архаичной памяти достаточно точно описал П.Жане. Здесь сохраняются характеристики феноменальной, но они из достоинств становятся недостатками.

Жане описал знаменитый клинический случай пациентки Арен, которая пережила тяжелый аффект смерти матери. Она забыла о смерти матери на уровне памяти-рассказа (как человек), но не забыла на архаичном уровне. У неё появились навязчивые движения, связанные с восприятием деталей аффектогенной ситуации, причем они имеют четкую неизменную последовательность. Эта архаичная реминисценция (некая прапамять) охвачена аффектом.

Сравнительные характеристики реминисценции и памяти-рассказа.






Реминисценция

Память-рассказ

1

Автоматизировано точное повторение движений, неизменность последовательности движений.

Позволяет переструктурировать материал, возможность изменений применительно к новым обстоятельствам.

2

Как последовательность длится нерационально долго, субъект становится неприспособленным к жизни. Непрерывность воссоздания до целого.

Экономная и не мешает настоящим (реально выполняемым сейчас) действиям, значит прошлый опыт преобразуется, схематизируется.

3

Асоциальность, аффект разрушает память.

Социальное действие, начинается с возможности ответить на вопрос.

Раз есть распад, то имеются негативные и позитивные аспекты. Жане представил негативные. Такая память, существующая при выпадении из социума, дочеловеческая. Нет памяти чистой, есть патологический феномен. Негативный вариант перехода от прапамяти к памяти-рассказу. Открывая позитивный вариант, заметим, что как только наблюдается распад тождеств, можно говорить о технике памяти. Память как ремесло, отдельная функция. Вариант продуктивного роста её состоит в том, что она должна стать памятью-познанием. По Выготскому образования в первобытном сознании являются комплексами, а те в свою очередь достаточно надежные средства сохранения материала, его удержания. И далее память как возможность понимания материала, а не только удержания. Связь памяти с мышлением и появление понятия мнемической задачи и средств её решения.

Задача / Функции памяти

Цель

Технический приём (уровень комплексов)

Осознание приёма (уровень понятий)

Полнота представления ситуации

Охват материала или ситуации

Метод мест или его архаичный вариант – метод зацепок. Составление т.н. замкнутых рядов и уже не рядов, а таблиц. Пока здесь нет выделения структурных признаков.

В качестве возможности осуществляется выделение признаков, которое затем предполагает их соотнесение. В конечном итоге когнитивная схема.

Последовательность деталей ситуации

Сохранение порядка

Попарная связь элементов последовательности, составление целостных цепей. Встроенность элементов друг в друга. Укрупнение564 единиц.

Последовательность содержит причинно-следственную связь. Группировка укрупненных единиц в классы и рассматрение отношений между ними. Схемы логического рассуждения.

Точность

Буквальное воспроизведение материала, интерес к детали

Различные способы кодирования. Единица более дробная. Составление сцепок.

Возможность декодирования, ресцепление узелков. Осознание приёма, изменение признака материала. Формируются собственно знаки.

Пример метода мест – пациент Лурии. Замечаем переход от рядов к структурам. Каждый охотник желает знает где сидит фазан – это цепь, которая не имеет никакого другого смысла, кроме как цветовой. Современные популярные песни. «Ксюша юбочка из плюша» - что это такое вообще? Это важнейшее мнемосредство, которое подкреплено аффективно. Двигающийся на дискотеке похож на туземца тем, что он осваивает одно из мнемосредств. Нужен именно танец, потому что важно сохранение порядка. На пластинках составлялись последовательности песен.

Окончанием вопроса будет характеристика двух видов памяти-жизни и памяти-познания по четырем функциям ВПФ по Выготскому.

а) Память социальна по существу. Память-жизнь или прапамять есть форма социального поведения, тождественного с культурными средствами управления им. Запоминаемое и средства едины, как едины индивидуальное и общественное. Память-познание есть разделение социального и культурного. Сохранение возможности осуществлять действие совместно и поначалу понимать, а потом всё более четко осознавать своё участие в нём. Возможность самостоятельного управления поведением. Появление действий памяти, выступающей как решение задач.

б) ВПФ опосредствована по характеру. Память-жизнь: средствами являются аффективно-моторные (изобразительные) комплексы, соединение восприятия движения и аффекта в едином средстве. Детальная передача опыта, основанная на моторной привычке и закрепленная аффективно. Память-познание: отделение аффективного от когнитивного. В описании Блонского находим отдельно двигательную, эмоциональную и образную память, п.ч. мы уже познаем уровни развития памяти, как связанной с познанием. Исчезновение деталей и обретение схем. Когда мы развиваемся с неизбежностью что-то и теряем.

в) ВПФ произвольны по формированию. Память-жизнь: ещё нет различия между произвольным и послепроизвольным, нет различия между насилием и усилием. Никто не заставляет запоминать. Память-познание: появляется это различие и понятие мнемической задачи. Память опосредствована и произвольна.

г) ВПФ память-жизнь системна по строению. Сенсорный регистр, кратковременная и долговременная память, эти системы на данном этапе едины и не выделяются как самостоятельные. Память-познание: тут долговременное сохранение опыта отделяется от настоящей работы с этим опытом.

Память когда-то это прежде всего сохранение социального опыта, традиций. А память-познание выделяется как самостоятельная психическая функция. И возможность овладеть ею есть у каждого индивида.

Третий вопрос. Исследования процессов (механизмов) запоминания и закономерных условий их осуществления.


Здесь уже только память, связанная с познанием. Классики связывали эффективность запоминания с временем. Некие хранилища, у каждого из которых есть ограничение во времени. А в современных подходах другой принцип, сохранение определяется не временем запоминания, а характером задачи и характером внутренней работы, требующей осуществления этих задач. Классическая последовательность меняется местами - сохранение материала во времени есть функция от работы с ним. В классике память именовалась способностью. В современных - память – это формируемый функциональный орган по решению определенных задач. 1) Заучивание рассматривается как решение задачи. 2) Решение мнемической задачи связано с деятельностью, в которую задача включена. 3) Запоминание материала связано с его местом в структуре выполняемой деятельности.

1) На примере двигательной памяти, запоминание как решение задач. Классика – Д.Уотсон, современный – Н.А.Бернштейн. Как развести формирование двигательного навыка у этих двух авторов. Для Уотсона это формирование есть организация движений во времени. Для Бернштейна – решение двигательной задачи, построение движения, выполнение программы движения, которая может уточняться по ходу выполнения. Уотсон изучал факты. Бернштейн начинает рассматривать как создаваемый факт (артефакт) и поэтому ему необходимо смотреть внутренний процесс этого построения. Для Уотсона определяющим фактором при формировании является количество повторений, каждая проба как неизменный факт. Бернштейн показывает, что повторение поверхностное условие формирования. Повторение без повторения, каждая новая проба что-то изменяет в процессе выполнения программы, в самом субъекте. Расширяющее повторение, связанное с постоянной коррекцией. По Бернштейну навык можно постоянно совершенствовать. У Уотсона навык есть набор или цепочка последовательных стадий выполнения движений. У Бернштейна уровневая концепция двигательного навыка. Не распределение во времени а тип двигательной задачи. Общий принцип – развертка фоновых уровней. Прекращений действий в операции, анализ структуры выполняемого действия.

Навык это конечно функциональное образование, которое зависит от типа задачи и условий её выполнения. Но не только двигательная память, а любая мнемическая способность является именно таким функциональным образованием.

2) Связь решения мнемической задачи с целостной структурой деятельности, в которую она включена. Основным автором тут является К.Левин гештальтпсихолог. Левин не изучает память ради неё самой, а как артефакт, как последствие выполнения других действий. Явления запоминания и забывания могут с одной стороны зависеть от объективных внешне фиксируемых факторов. Левин не изучает память связанную с восприятием. Его интересы глубже, память связанная с мотивацией. Бартлетт заметит, что запоминание селективно. Или Фрейд сказал бы, что забывают п.ч. не хотят запоминать. Левина не интересует эта базовая мотивация, а интересует ситуативная мотивация, от которой зависит настоящее выполнение действия. Взаимодействие субъекта с объектом происходит в мотивационном поле. Квазипотребность субъективный эквивалент, объективный – валентность объекта. В мотивационном поле формируются напряжения, связанные с целевой структурой действия. Память это тоже функция от сохранения целевой структуры действия.

Эффект Зейгарник – это общая зависимость непроизвольного сохранения материала от того, что действие было прервано. Этот эффект исследовался детально. Действие должно быть прервано в тот момент, когда целевая структура с необходимостью возникла, а само действие ещё не произошло. Действие прерывается в неожиданный момент, чтобы напряжение в мотивационном поле сохранилось. Второе внутреннее условие – это установка на запоминание снижает силу эффекта. Если испытуемый соглашается с экспериментатором, то эффекта может не наблюдаться полностью. Но в отчете будут прерванные действия и содержание действий выполненных.

Другая ученица К.Левина – это Г.В.Биренбаум. Тема её работы как бы дополняет исследование Зейгарник – забывание тоже непроизвольное. Забывание намерений формально, но этим занимается психоанализ. А Биренбаум и Левина интересует более тонкая вещь – когда намерение может сохраняться, а соответствующее ему действие не сохраняется.

Способность воспроизвести ранее приобретенное знание и выполнить знакомое действие. И тогда само явление забывания открывается нам в следующем контексте. Ведь забыть – это прежде всего забыть о самом содержании намерения, например вытеснить его аффективно. Левин изучает забывание, при котором целевая структура существует, напряжение не снято, но не выполняется вовремя не воспроизводится соответствующее действие.

Обычно опыты в левиновских (и Биренбаум) экспериментах проходят несколько дней. Испытуемый выполняет задания, фиксирует их на бумаге и ставит подпись в конце каждого листа. Во время опытов бывают перерывы и интересно посмотреть как будет выполнять инструкцию испытуемый после перерыва. Во время перерыва испытуемый может быть довольно активно. Но после происходят интересные изменения – испытуемый забывает ставить подпись на листе бумаги. Т.е. формально целевая структура временно распадается. Но инструкцию испытуемый не забыл, потому что на следующий день без всякого напоминания он продолжает выполнять инструкцию полностью, ставя свою подпись. Забывание подписи после перерыва – это явление замещения, временное разрушение целевой структуры. Опыты продолжаются, в мотивационном поле происходят все те же задачи и целевая структура восстанавливается.

Левин продолжает рассуждать о том, что может привести к подобным фактам временного разрушения целевой структуры помимо введения паузы. Также это резкое изменение валентности (например, испытуемому внезапно предлагают листы другого цвета или формата). Или, например, замещение прямое (например содержательное). Например, задание нарисовать на листе свою красивую бумагу. Он её нарисовал, а подпись поставить забыл. Содержание замещает. Испытуемый пытается произвольно удержать в памяти намерение. Иногда испытуемый знает, что он чего-то не сделал и именно поэтому забывает выполнять действие соответствующее намерению. Всем приходилось носить в кармане письмо, чтобы опустить его в почтовый ящик. Испытуемый такой горд тем, что помнит о своём намерении. Но именно это преувеличенное намерение вытесняет само действие. И возвращаясь домой обнаруживает, что письмо осталось в кармане. Хотя Левин говорит о квазипотребностях, но не отрицает и базовых потребностей. Если намерение сталкивается с некоторыми базовыми потребностями, то оно заведомо может быть забыто.

Третье направление. Изучается зависимость запоминания материала от его места в структуре выполняемого действия. Предыдущее направление говорило: запоминаем (или забываем) тогда, когда сохраняется целостная структура действия. А здесь структура у субъекта есть, но интересует то, какова сама структура выполняемого действия. Если Левин изучал забывание намерений и соответствующих действий, то в данном направлении запоминание содержания выполняемого действия.

Основное положение П.И.Зинченко и А.Смирнова: память это как бы артефакт, побочный продукт всякой выполняемой деятельности. Речь идёт прежде всего о непроизвольном запоминании, собственно мнемической задачи у испытуемого может не быть. Если материал забывается или запоминается, то это зависит не просто от времени, а от типа решаемой задачи. Иными словами резкое противопоставление ассоцианизму. Затем Зинченко замечает, что явление непроизвольного запоминания не является результатом прерванного действия. А является продуктом от того места, которое занимал материал в структуре выполняемого действия.

Эксперимент Зинченко прост. Много дополнительных специальных факторов, но чистая инструкция. Испытуемым предлагают задачи разного содержания с одним и тем же материалом. Материал суть 15 картонных карточек, на которых изображены различные предметы и в углу стоит цифра. Испытуемым предлагается выполнять с этим материалом 2 различные задачи. Первая группа испытуемых классифицирует предметы на карточках. Вторая группа выстраивает карточки по числам. Место задачи в структуре выполняемого действия определяет продуктивность непроизвольного запоминания. В первой группе прежде всего запоминали предметные значения. Во второй группе – цифры. Гипотеза: на что обращал внимание, то и запомнилось.

Зинченко хочет доказать, что не само по себе внимание определяет непроизвольное запоминание, а всё-таки место в структуре выполняемого действия. Второй эксперимент Зинченко, направленный не только на подтверждение гипотезы, но и на уточнение вопроса с вниманием. Группа взрослых и группа детей. Им предлагают одно и то же задание. Им дают числа, о запоминании которых будут спрашивать. С числами надо выполнить определенные арифметические операции и затем составить задачу на материале выполненных действий. Задание было совершенно идентичным для обеих групп и тогда различие в запоминании должно если произойдет благодаря различию испытуемых. Результат оказался таким, что дети запоминают числа лучше, чем взрослые. Для детей запоминаемые числа находились на уровне действий. Выполнение арифметических задач на уровне действий. А у взрослых это было на уровне операций, а значит запоминание происходило с меньшей вероятностью.

А.А.Смирнов исходит из предположения о том, что любая выполняемая деятельность имеет мнемическую направленность. И, следовательно, её продуктом может быть запоминание материала. Эта мнемическая направленность может быть как не произвольной, так и произвольной. Надо упомянуть опыты Истоминой. Чтобы повысить мнемическую направленность надо сделать деятельность ведущей. Надо воспользоваться смыслообразующей функцией мотива для повышения продуктивности выполнения какой-то деятельности.

В опытах Истоминой предлагалась участникам игра в магазин. Игровая ситуация существенно повышала результат мнемических действий. Лучше запоминали числа с ценами на продукты из игры. В других опытах испытуемые запоминали то, что мешало выполнять указанные действия (вовремя успеть на работу в институт). Именно неожиданность. Опрашивали испытуемых о том, что они запомнили по пути на работу. Однажды попытались вспомнить о пути на работу. Одна женщина эмоционально вспомнила как на узкой тропинке перед глазами широкая спина мужчины и она никак не могла его обойти.

Несколько слов о произвольной направленности. Она более ярко выражена. Мнемическая направленность присутствует в сознании как намеренная потребность и выступает в виде специфических мотивов и установок: а) полнота запоминаемого материала; б) точность; в) последовательность; г) прочность во времени; д) своевременность.

Общий вывод из опытов Зинченко и Смирнова поможет войти в следующую тему. Они упоминаются и сегодня современными когнитивными психологами как особое направление. Запоминание – есть результат работы с материалом, выполнения определенной задачи. Запоминание не есть результат времени как такового, а именно мнемической работы. Либо судить о памяти во времени либо по характеру работы с материалом.


Каталог: book -> common psychology
common psychology -> На подступах к психологии бытия
common psychology -> А. Н. Леонтьев Избранные психологические произведения
common psychology -> Л. Я. Гозман, Е. Б. Шестопал
common psychology -> Конрад Лоренц
common psychology -> Мотивация отклоняющегося (девиантного) поведения 12 общие представления одевиантном поведении и его причинах
common psychology -> Берковиц. Агрессия: причины, последствия и контроль
common psychology -> Оглавление Категория
common psychology -> Учебное пособие Москва «Школьные технологии»
common psychology -> Александр Романович Лурия Язык и сознание
common psychology -> Лекции по введению в психотерапию для врачей, психологов и учителей


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   40   41   42   43   44   45   46   47   ...   106


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2019
обратиться к администрации

    Главная страница