В психологию



страница69/106
Дата12.05.2016
Размер8.34 Mb.
1   ...   65   66   67   68   69   70   71   72   ...   106


157 ГИПНОЗ (англ. hyрnosis; от греч. hyрnos – сон) – особое психофизиологическое состояние (отличное от сна и бодрствования), возникающее под влиянием направленного психологического воздействия – внушения. Значительное повышение восприимчивости к внушению сочетается в Г. с резким понижением чувствительности к действию всех др. факторов (вплоть до полной анестезии в глубоком Г.). Первостепенное место в возникновении и протекании Г. принадлежит психологическим факторам: характеру воздействий, исходящих от гипнотизера (целенаправленности внушающего влияния, искренности и выразительности интонации при внушениях, стройности и последовательности их смыслового содержания); установкам испытуемого (определяющим его отношение к соц. среде, личности гипнотизирующего, к самой процедуре Г.). Отличительной чертой Г. является строгая, не свойственная сну и бодрствованию избирательность в усвоении и переработке информации.

Принято выделять 3 стадии Г.: сонливость, гипотаксию, снохождение (сомнамбулизм; от лат. somnus – сон + ambulo – хожу). 1-я стадия характеризуется легкой мышечной слабостью и небольшой дремотой; пациент может легко, по собственному желанию открыть глаза, встать и прервать сеанс. На этой стадии Г. пациент лежит в состоянии приятного покоя, отдыха и, по субъективному отчету, спящим себя не считает. 2-я стадия — гипотаксия – отличается полной мышечной слабостью; в этой стадии можно вызвать внушенную каталепсию — восковидную гибкость мышц, которая иногда возникает и без внушения, спонтанно. В отчетах пациенты говорят о том, что чувствовали себя в состоянии побороть сонливость и открыть глаза, но хотелось лежать и слушать голос гипнотизера. 3-я стадия представляет собой наиболее глубокую степень Г., когда пациент совсем или почти не воспринимает посторонние раздражители и поддерживает контакт через очаг раппорта только с гипнотизером: пациенту можно внушить галлюцинаторные переживания; изменить характер его реакций на первосигнальные раздражители; заставить ходить, отвечать на задаваемые вопросы, выполнять действия, соответствующие внушенной ситуации (скакать на лошади, грести, катаясь на лодке, ловить бабочек, собирать цветы, отмахиваться от пчел, прогонять собак и т. д.). На этой стадии можно добиться возрастной регрессии с поведением и речевой продукцией, соответствующими внушенному, чаще детскому, возрасту; легко добиться полной потери чувствительности к болевым раздражениям и выключения др. анализаторов; можно производить постгипнотические внушения, т. е. приказания о выполнении к.-л. действия спустя заданное время после гипнотизации. В глубоком Г. можно наблюдать расщепление личности, когда загипнотизированные «живут» двойной жизнью (за себя и за внушенный образ). Еще один эффект гипнотического воздействия – отрицат. галлюцинации, т. е. внушенное невидение реально существующих предметов, что может проявляться на протяжении долгого времени после выхода из Г. Но возможности внушения не безграничны. При попытках внушить пациенту покушение с помощью бутафорского оружия у него возникала нервная сшибка, заканчивавшаяся истерическим припадком.

Знакомство с явлениями Г. существовало у людей с незапамятных времен. К первым попыткам объяснения природы Г. следует отнести учение Ф. А. Месмера о животном магнетизме (XVIII в.). В 1784 г. Шастенэ де Пьюисегюр, занимаясь магнетическими пассами, открывает наиболее глубокую стадию Г. – искусственный сомнамбулизм («лунатизм»). В 1813 г. аббат Фариа впервые ввел методику словесного погружения в Г. Джеймс Брэйд в трактате «Нейрогипнология» (1841) впервые использует термин «Г.», который вытеснил слово «магнетизм». С этим фактом связывают начало эры научной гипнологии.

Во 2-й пол. XIX в. вокруг понимания сущности Г. возник спор между 2 фр. школами – нансийской (И. М. Бернгейм), где Г. описывали как результат того, что человек (гипнотик) поддается внушающему влиянию гипнотизера, не обнаруживая при этом выраженной критики к внушению (по их выражению: «Г. нет, есть только внушение»), и сальпетриерской, или парижской (Ж. М. Шарко), в которой Г. понимался как болезненное состояние, связанное с истерией. Шарко, изучая явления Г. на больных, страдающих истерией, выделял след. стадии Г.: каталепсия, летаргия, сомнамбулизм. Оппонируя Шарко, нансийцы утверждали, что Г. связан исключительно с внушением, а не с патологической, истерической природой самого Г.

В ряду рос. физиологов, изучавших Г., необходимо назвать В. Я. Данилевского, который дал экспериментальное обоснование единства природы Г. у человека и животных, и В. М. Бехтерева, который делил Г. на 3 стадии (малый Г., средний и глубокий) и впервые предложил сочетать Г. с самовнушением. Ученик В. М. Бехтерева В. П. Протопопов высказал гипотезу о том, что состояния Г. м. б. объяснены с помощью принципа доминанты (А. А. Ухтомский). По Протопопову, Г. есть не тормозное состояние, но особая форма бодрствования, аналогичная состоянию человека при концентрации внимания на 1 раздражителе (своего рода реакция сосредоточения). И. П. Павлов указывал на то, что физиологическую основу Г. (у животных и человека) составляет процесс торможения в коре больших полушарий. С этой т. зр. Г. есть частичный сон, состояние, переходное между бодрствованием и сном, при котором на фоне заторможенных с разной степенью интенсивности участков коры присутствует бодрствующий, сторожевой пункт, обеспечивающий возможность раппорта. С т. зр. отечественной психотерапии (В. Е. Рожнов, А. М. Свядощ, И. З. Вельвовский) Г. нельзя смешивать с внушением. Неверным также является положение о том, что Г. возникает только в результате речевого воздействия. В Г. можно погрузить не только человека, но и животных. А вот способность воспринимать словесные внушения присуща только человеку.

Свою трактовку природы Г. дал З. Фрейд: это бессознательное перенесение на личность гипнотизера врожденных воспоминаний о племенном вожде и вытесненных отношений сына к отцу (источником последних является комплекс Эдипа), что и создает неодолимую власть гипнотизера.

Одним из последних течений в области гипнотерапии является подход М. Г. Эриксона. Его ученик, С. Гиллиген, назвал этот подход кооперативным, т. к. в нем предполагается сотрудничество клиента и гипнотизера, основанное на принципах утилизации и гибкости: терапевт учитывает стереотипы самопроявления субъекта, рассматривает их как основу возникновения транса, использует нестандартные, адаптивные команды. Сначала он следует за текущим поведением субъекта, а затем начинает им руководить. Путь к трансу всегда уникален, транс возникает из межличностного взаимодействия на уровне ощущений, когда обе стороны становятся все более восприимчивыми друг к другу. Для этого терапевт должен выработать у себя восприимчивое состояние дефрейминга, в котором он отказывается от собственных шаблонов и «усваивает» (утилизирует) новую «реальность» (клиента). Транс должен создать и у клиента дефреймированное (т. е. неискаженное) самовосприятие. Важны также идеодинамика (действие кажется текущим автоматически, без участия и усилия субъекта) и подчинение логике «оба/и» (человек идентифицируется с обеими сторонами взаимодополняющего деления на «это» и «то», «внутри» и «вовне», «субъект» и «объект»). См. Гипнопедия. (И. М. Романенко)


158 АРТЕФАКТ (англ. artifact, artefact).1. В культурно-исторической психологии А. – искусственное средство деятельности: орудия и знаки (в т. ч. слово, символ и т. д.). Син. (но не всегда) медиатор. Следует пояснить, что человек в своей деятельности и жизни пользуется не только искусственными средствами, но и природными (напр., энергией ветра, солнечным теплом, пещерами, тенью от дерева и т. п.). Кроме того, термин «медиатор» относится к людям-посредникам в разных сферах деятельности.2. В широком смысле А. – любые продукты (и даже отходы) жизни и деятельности человека. Иногда из предельно широкого понимания А. выделяют в особую категорию духовные продукты (ментифакты), в силу чего А. – это любой материальный объект культуры, в т. ч. измененный человеком природный объект. А. и ментифакты противопоставляются натурфактам. См. также Артефакт эксперимента. (Б. М.)

159 НЕВРОЗЫ (от греч. neuron – жила, нерв) – группа «пограничных» функциональных нервно-психических расстройств, проявляющихся в специфических клинических феноменах при отсутствии психотических явлений.

Н. имеют полифакторную природу. В этиологии Н. определенную роль играют след. факторы: биологические (наследственность и конституция, длительные соматические заболевания); социально-психологические (неблагоприятные семейные обстоятельства, неправильное воспитание); факторы, имеющие психологическую природу (преморбидные особенности личности, психические травмы и т. п.). Для клинической картины Н. характерно сочетание нарушений высшей нервной деятельности и соматовегетативных расстройств с субъективными переживаниями (чувством тревоги, собственной неполноценности, переживаниями, связанными с конфликтной психотравмирующей ситуацией, и др.).

Среди Н. выделяют неврастению, Н. страха, истерический Н. и Н. навязчивых состояний.Неврастения является следствием перенапряжения, истощения н. с., переутомления. Термин «неврастения» ввел М. Бирд в 1869 г. (букв. «нервная астения, слабость»). Клиническое проявление неврастении – синдром раздражительной слабости (невыносливость к сильным раздражителям, подавленное настроение и т. п.). Работоспособность нарушается вследствие ослабления внимания и повышенной утомляемости. Нередко наблюдаются плохой сон, головные боли, сексуальные нарушения. У детей неврастенические реакции возникают чаще всего после перенесенных инфекций на почве общей соматической слабости.

Чувство страха в клинической картине различных Н. занимает большое место. Если синдром страха – ведущий, можно говорить о Н. страха. Непосредственной причиной Н. страха могут стать остро и длительно действующие психические травмы (разлука с близкими, болезнь и смерть близких и др.). Страх может выступать как общее неопределенное немотивированное состояние повышенной тревожности и как локализованный страх, относящийся к определенной части (органу) тела или конкретной ситуации (страх высоты, замкнутых пространств и т. п.). (См. Фобии.)

При истерическом Н. (см. Истерия) клиническая симптоматика может проявляться в моторной сфере (судорожные припадки, астазия, абазия), в виде сенсорных и речевых нарушений (истерическая глухота, слепота, мутизм) и вегетативно-висцеральных расстройств (рвоты, поносы, нарушения сердечно-сосудистой деятельности и др.). Характерная черта указанных расстройств – это, как правило, их небольшая глубина, демонстративность переживаний, их четкая ситуативная обусловленность. У детей истерические реакции имеют ряд особенностей: наиболее частыми нарушениями у них могут быть энурез, заикание, анорексия.Н. навязчивых состояний чаще возникают у людей с особым складом характера, у которых с раннего детства отмечается тревожность, повышенная ригидность, неуверенность в себе, мнительность. Нередко возникают навязчивые страхи (фобии) – кардиофобия, канцерофобия, страх покраснения (см. Каспера симптом) и др. Особенно часто навязчивые страхи (боязнь острых предметов, темноты, закрытых дверей и т. п.) наблюдаются у детей. Симптомами навязчивости могут выступать также навязчивые мысли, воспоминания, движения и действия, характеризующиеся критическим к ним отношением со стороны больного.

В лечении Н. наряду с общеукрепляющими мероприятиями и медикаментозными воздействиями ведущая роль принадлежит психотерапии. (Е. Т. Соколова)



 АРТЕФАКТ (англ. artifact, artefact).1. В культурно-исторической психологии А. – искусственное средство деятельности: орудия и знаки (в т. ч. слово, символ и т. д.). Син. (но не всегда) медиатор. Следует пояснить, что человек в своей деятельности и жизни пользуется не только искусственными средствами, но и природными (напр., энергией ветра, солнечным теплом, пещерами, тенью от дерева и т. п.). Кроме того, термин «медиатор» относится к людям-посредникам в разных сферах деятельности.2. В широком смысле А. – любые продукты (и даже отходы) жизни и деятельности человека. Иногда из предельно широкого понимания А. выделяют в особую категорию духовные продукты (ментифакты), в силу чего А. – это любой материальный объект культуры, в т. ч. измененный человеком природный объект. А. и ментифакты противопоставляются натурфактам. См. также Артефакт эксперимента. (Б. М.)

160 ПСИХОЗ (англ. psychosis) – психическое заболевание с определенной (но не всегда ясной) этиологией, патогенезом и клинической картиной, включающей выраженные формы психических расстройств, специфические сочетания которых составляют психопатологические синдромы.

161 ЗДОРОВЬЕ (англ. health) – в соответствии с определением ВОЗ (1948): «Здоровье – это состояние полного физического, душевного и соц. благополучия, а не только отсутствие болезней или физических дефектов». Существует ряд др. определений: 1) индивидуальное З. – естественное состояние организма на фоне отсутствия патологических сдвигов, оптимальной связи со средой, согласованности всех функций (Г. З. Демчинкова, Н. Л. Полонский); 2) З. представляет собой гармоничную совокупность структурно-функциональных данных организма, адекватных окружающей среде и обеспечивающих организму оптимальную жизнедеятельность, а также полноценную трудовую жизнедеятельность; 3) индивидуальное З. – это гармоничное единство всевозможных обменных процессов в организме, что создает условия для оптимальной жизнедеятельности всех систем и подсистем организма (А. Д. Адо); 4) З. – это процесс сохранения и развития биологических, физиологических, психологических функций, трудоспособности и соц. активности человека при максимальной продолжительности его активной жизни (В. П. Казначеев). В широком смысле З. определяется возможностью организма адаптироваться к новым условиям с минимальными затратами ресурсов и времени.

Неотъемлемой составляющей общего З. является психическое З. (mental health). Выделяются след. составляющие психического З. (по ВОЗ): 1) осознание и чувство непрерывности, постоянства и идентичности своего физического и психического Я; 2) чувство постоянства и идентичности переживаний в однотипных ситуациях; 3) критичность к себе и своей собственной психической деятельности и ее результатам; 4) адекватность психических реакций силе и частоте средовых воздействий, соц. обстоятельствам и ситуациям; 5) способность управлять своим поведением в соответствии с соц. нормами (правилами, законами); 6) способность планировать собственную жизнедеятельность и реализовывать ее; 7) способность изменять способ поведения в зависимости от смены жизненных ситуаций и обстоятельств.

Один из основателей антипсихиатрии Мишель Фуко отстаивает позицию, в соответствии с которой психическая болезнь – выдумка (фикция) общества.

Б. С. Братусь выделяет 3 уровня психического З.: 1) уровень психофизиологического З. определяется особенностями нейрофизиологической организации психических процессов; 2) уровень индивидуально-психологического З. характеризуется способностью человека использовать адекватные способы реализации смысловых устремлений; 3) уровень личностного З. (наивысший) определяется качеством смысловых отношений человека.

Вектор здоровье-болезнь, в отличие от вектора норма-патология, носит ступенеобразный характер: здоровье → предболезнь → психическое заболевание непсихотического уровня → психоз, т. е. болезнь имеет механизм возникновения и развития, характеризуется прогредиентностью. К болезни (нозос) относят шизофрению, маниакально-депрессивный психоз (биполярное аффективное расстройство) и др. (Ю. В. Гущин)


162 ПАРАЛИЧ (от греч. paralysis – расслабление) – мед. термин для полной утраты двигательной функции тех или иных мышц, наступающей вследствие поражения двигательных аппаратов центральной или периферической н. с. Частичная потеря двигательной функции называется парезом (от греч. paresis – ослабление). Иногда термин «П.» используется также для обозначения потерь среди сенсорных, когнитивных или мотивационных функций. См. Бульбарный паралич, Гемиплегия, Детский церебральный паралич.

 ПСИХОЗ (англ. psychosis) – психическое заболевание с определенной (но не всегда ясной) этиологией, патогенезом и клинической картиной, включающей выраженные формы психических расстройств, специфические сочетания которых составляют психопатологические синдромы.

163 НАВЯЗЧИВЫЕ СОСТОЯНИЯ (англ. obsessions; от лат. obsessio – осада) – мысли, сомнения, страхи, влечения, действия, возникающие у человека вопреки его желанию. Син. обсессии, невроз Н. с. Отдельные нестойкие Н. с. могут появляться у совершенно здоровых людей. Постоянные и непреодолимые Н. с. – признаки ряда психических заболеваний. Больные, страдающие Н. с., относятся к ним критически и понимают их болезненность и бессмысленность.

В психопатологии особенно распространены след. навязчивые страхи (фобии): агорафобия – страх пространства; гипсофобия – высоты; клаустрофобия – закрытых помещений; канцерофобия – раковой болезни и др. Навязчивые мысли проявляются в стремлении вновь и вновь разрешать ненужные и даже бессмысленные вопросы, бесцельно считать предметы, мучительно вспоминать неприятные события. Навязчивые сомнения могут проявляться в неуверенности в точности и завершенности своих действий (напр., запер ли дверь, погасил ли свет). Навязчивые влечения (см. также Компульсии) выражаются в стремлении совершить к.-л. бессмысленный, аморальный или опасный поступок (напр., броситься с высоты, клептомания). Навязчивые действия обычно обусловлены навязчивыми страхами и сомнениями и являются как бы защитными от действия др. видов Н. с. (напр., бесконечная проверка своих действий при навязчивых сомнениях, многократное мытье рук при страхе заражения). Ср. Персеверации.



164 КОМПЛЕКС ЭДИПА (англ. Oediрus comрlex) – одна из важнейших концепций фрейдовского психоанализа. Объясняет становление индивида как соц. (морального) субъекта и формирование высшей психической инстанции (Суперэго), в результате чего индивид делается личностью. Интерпретирует также глубинные мотивы взаимоотношений между детьми и родителями. Концепция К. Э. не только отсылает к античному миру об Эдипе, но и сама, как и многие др. концепции психоанализа, в определенной степени является мифом. Мифологичность означает не ложность, но символически-аллегорическую форму выражения идеи, обычно для науки не характерную. Именно в виде мифа К. Э. вошел в контекст западной культуры XX в.

В наиболее известном варианте суть К. Э. такова: мальчик испытывает сексуальное влечение к собственной матери и агрессию к отцу, занимающему возле матери место, желанное для сына. Агрессия сочетается не только со стремлением, но и с невозможностью занять место отца. Это сочетание приводит в действие механизм идентификации (с отцом) – мальчик «становится» на его место и даже как бы преображается в него, но в идеально-символическом плане, а не в действительности. Идентифицируясь с отцом, мальчик перенимает черты взрослого мужского поведения (мужскую соц. роль), но главное – систему моральных инструкций и запретов, присутствующих у взрослого (отца). Эта система – моральная цензура сознания – образует т. н. Суперэго (Сверх-Я), представляющее в индивидуальной психике соц. нормы и являющееся одним из 3 основных элементов, образующих, согласно З. Фрейду, структуру личности (Ид, Эго, Суперэго). Данная ситуация, происходящая внутри семьи, была ассоциирована с античным мифом об Эдипе, который убивает отца и женится на матери (инцест). Наличие мифологического сюжета, в котором выражался строжайший запрет на оба этих деяния, понималось Фрейдом как свидетельство того, что в раннем (первобытном) обществе сожительство с матерью и убийство отца были обычным делом (соответствующим естественной мотивации), на которое впоследствии, с развитием общества, был наложен запрет (табу), глубоко укоренившийся в культуре всех народов.

Изложенная концепция К. Э. представляет крайний и психологически упрощенный случай. В реальности, по Фрейду, ребенок идентифицируется не только с родителем, чье место хотел бы занять, но и с объектом своего влечения, т. е. с обоими родителями. При этом влечение мальчика к матери и агрессия к отцу могут не выражаться отчетливо. Одна из идентификаций (с отцом или с матерью) начинает доминировать лишь в подростковом возрасте, при нормальном развитии совпадая с полом ребенка. Вместе с тем, идентифицируясь с обоими родителями, ребенок усваивает черты обоих родителей, и его Суперэго складывается из моральных представлений как отца, так и матери.

Женская версия К. Э. – комплекс Электры. Здесь мифологическая ассоциация – сюжет, в котором микенская царевна Электра убивает собственную мать за то, что та убила своего мужа (отца Электры). В этом сюжете Фрейд увидел влечение Электры к отцу, хотя в мифе о нем речи нет. Комплекс Электры специально и подробно в психоанализе не рассматривается, т. к. считается во всем сходным с К. Э.

Критика концепции К. Э. в основном состоит в отрицании необходимости, всеобщности элементов К. Э. в развитии каждого индивида и в интерпретации К. Э. как психической аномалии. Др. вариант критики – утверждение, что сам К. Э., равно как и особая значимость сексуальных переживаний, «запретного плода», и их вытесняемость в бессознательное, наполненность бессознательного исключительно сексуальной мотивацией (пансексуализм), – феномены современных Фрейду семейных и общественных нравов, утратившие со 2-й трети XX в. конкретно-житейскую активность. Очевидно, обе критические версии, как и ряд эмпирических исследований, воспринимают К. Э. не как психоаналитический миф, а как научную идею. Представителям психоанализа более импонирует то, что концепция К. Э. активно используется в западной культурологии (начало чему положил сам Фрейд) и в искусстве (литературе, кинематографе). (Е. З. Басина)


165 СНОВИДЕНИЕ (англ. dream) – непроизвольный поток полимодальных образов в состоянии сна (см. Сон), которые обычно переживаются спящим как подлинная реальность. Процент отчетов о С. значительно выше, когда человека будили во время фазы быстрого сна, по сравнению с фазами медленного сна, однако содержание С. в разных фазах сна не отличается существенно. Особая категория С. – т. н. «люцидные С.», во время которых человек сознает, что он спит; при этом отдельные лица могут произвольно регулировать содержание С.

Анализу содержания С. большое внимание уделялось в психоанализе. Этой теме посвящена первая крупная книга З. Фрейда – «Толкование сновидений» (1900). Фрейд считал, что С. есть осуществленное желание, его образы не являются совершенно бессмысленными, их функция заключается в репрезентации субъекту скрытых смыслов его бессознательного, но смысл С. м. б. понят только при символическом анализе, техника которого идентична обычной технике психоанализа. «Работа С.» (термин Фрейда) противоположна работе анализа. Переработка информации в С. сводится к 3 основным процессам: 1) сгущение (концентрация) образов вплоть до их контаминации (наложения друг на друга); 2) смещение (замещение), когда некий скрытый элемент проявляется в виде отдаленной ассоциации, намека; 3) символизация – превращение мысли в символические зрительные образы (см. Мышление образное). Наиболее подробно связь символики С. и символов, проявляющихся в религии, мифах и др., была исследована К. Юнгом. Юнг считал, что символы в С. являются проявлением не только личного бессознательного, но и коллективного, которое в С. использует архетипические символы (см. Аналитическая психология, Психотерапия интерактивная). (Б. М., И. М. Романенко)



166 ВЛЕЧЕНИЕ (англ. drive) – непосредственное эмоциональное переживание потребности (нужды) в чем-либо; побуждение, еще не опосредствованное сознательным целеполаганием. В психологической литературе чаще всего встречаются 2 трактовки. Одна делает акцент на его недостаточной осознанности, тогда как другая ставит В. в непременную связь с органическими потребностями (в пище, воде, наркотиках, гормонах и т. д.; а также в избежании болезненных состояний, вызываемых дискомфортными условиями). Оба этих взгляда имеют под собой основание, но в целом являются слишком односторонними. На самом деле В. м. б. и плохо, и хорошо осознанным (см., напр., Гомосексуализм). Недостаточная осознанность В. бывает связана не столько с отсутствием представления о его объекте, сколько с непониманием существа потребности в нем. Человек обычно в той или иной степени знает, к чему именно его влечет, но очень часто не может дать себе отчета в причине этого В. Столь же неправомерно сводить В. к проявлению одних лишь органических потребностей.

Сущность В. м. б. понята только при учете принципиального отличия мотивации поведения человека от мотивации поведения животных. У последних актуализированная, отраженная в эмоциональном переживании потребность мотивирует их активность непосредственно. Если же у животного возникает сразу несколько побуждений, то верх берет просто самое сильное из них. Действия животных непроизвольны. Для взрослого нормального человека, наоборот, типична произвольная активность, первым условием которой является способность к рефлексии, к осознанию своих собственных В. и либо к принятию их, либо отвержению. Возникновение В. образует начальный этап мотивационного процесса. На смену этому этапу приходит этап «желания» («хотения»), возникающего в результате сознательного решения последовать тому или др. побуждению. См. Либидо, Наркомания.


Каталог: book -> common psychology
common psychology -> На подступах к психологии бытия
common psychology -> А. Н. Леонтьев Избранные психологические произведения
common psychology -> Л. Я. Гозман, Е. Б. Шестопал
common psychology -> Конрад Лоренц
common psychology -> Мотивация отклоняющегося (девиантного) поведения 12 общие представления одевиантном поведении и его причинах
common psychology -> Берковиц. Агрессия: причины, последствия и контроль
common psychology -> Оглавление Категория
common psychology -> Учебное пособие Москва «Школьные технологии»
common psychology -> Александр Романович Лурия Язык и сознание
common psychology -> Лекции по введению в психотерапию для врачей, психологов и учителей


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   65   66   67   68   69   70   71   72   ...   106


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2019
обратиться к администрации

    Главная страница