Высшее образование


ГЛАВА V. ОСНОВНЫЕ ИСТОЧНИКИ ВЛИЯНИЯ МАКРОФАКТОРОВ НА СОЦИАЛИЗАЦИЮ



страница5/24
Дата12.05.2016
Размер2.78 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   24

ГЛАВА V. ОСНОВНЫЕ ИСТОЧНИКИ ВЛИЯНИЯ МАКРОФАКТОРОВ НА СОЦИАЛИЗАЦИЮ




§ 1. СТРАНА



Страна - феномен географически-культурный. Это террито­рия, выделяемая по географическому положению, природным услови­ям, имеющая определенные границы. Она обладает государственным суверенитетом (полным или ограниченным), а может находиться под властью другой страны (т.е. быть колонией или подопечной территорией). На территории одной страны могут существовать несколько государств (вспомним разделенные Германию и Вьет­нам, а сегодня Китай и Корею).

Природно-климатические условия тех или иных стран различ­ны и оказывают прямое и опосредованное влияние на жителей и их жизнедеятельность. Географические и климатические условия принуждают жителей страны из поколения в поколение к преодо­лению существующих трудностей либо облегчают труд, а также хозяйственное развитие страны (Я. Щепаньский).

Как полагал Мишель Монтень, люди в зависимости от кли­мата того места, где они живут, более или менее воинственны, более или менее умеренны, склонны к послушанию или непо­слушанию, к наукам или искусствам. Это суждение небеспочвен­но, хотя не следует преувеличивать влияние климата на поведение человека.

Географические условия и климат страны влияют на рождае­мость и плотность населения. Так, два острова имеют практиче­ски одинаковую площадь - Куба и Исландия. Но географическое расположение и климат во многом обусловили то, что население Кубы в двадцать раз больше, чем в Исландии. И это несмотря на то, что уровень жизни исландцев неизмеримо выше по сравнению с кубинцами.

Геоклиматические условия влияют на состояние здоровье жи­телей страны, распространение ряда болезней, наконец - на ста­новление этнических особенностей ее жителей.

В качестве иллюстрации последнего обратимся к характери­стике природно-климатических условий России и их роли в ста­новлении особенностей ее жителей, данной выдающимся русским историком Василием Осиповичем Ключевским:


«Верхнее Поволжье, составляющее центральную область Великороссии... отличается заметными физическими особенностями... обилие лесов и болот, преобладание суглинка в составе почвы и паутинная сеть рек и речек, бегу­щих в разных направлениях. Эти особенности и положили глубокий отпеча­ток как на хозяйственный быт Великороссии, так и на племенной характер великоросса... своенравна... природа Великороссии. Она часто смеется над самыми осторожными расчетами великоросса; своенравие климата и почвы обманывает самые скромные его ожидания и, привыкнув к этим обманам, расчетливый великоросс любит подчас, очертя голову, выбрать самое что ни на есть безнадежное и нерасчетливое решение, противопоставляя капризу природы каприз собственной отваги. Эта наклонность дразнить счастье, иг­рать в удачу и есть великорусский авось...

...природа отпускает ему мало удобного времени для земледельческого тру­да и... короткое великорусское лето умеет еще укорачиваться безвременным нежданным ненастьем. Это заставляет великорусского крестьянина спешить, усиленно работать, чтобы сделать много в короткое время и впору убраться с поля, а затем оставаться без дела осень и зиму. Так великоросс приучался к чрезмерному кратковременному напряжению своих сил, привыкал работать скоро, лихорадочно и споро, а потом отдыхать в продолжение вынужденного осеннего и зимнего безделья. Ни один народ в Европе не способен к такому напряжению труда на короткое время, какое может развить великоросс; но и нигде в Европе, кажется, не найдем такой непривычки к ровному, умеренному и размеренному, постоянному труду, как в той же Великороссии...

Невозможность рассчитать наперед, заранее сообразить план действий и прямо идти к намеченной цели заметно отразилась на складе ума великорос­са, на манере его мышления. Житейские неровности и случайности приучили его больше обсуждать пройденный путь, чем соображать дальнейший, боль­ше оглядываться назад, чем заглядывать вперед. В борьбе с нежданными метелями и оттепелями, с непредвиденными августовскими морозами и ян­варской слякотью он стал больше осмотрителен, чем предусмотрителен, вы­учился больше замечать следствия, чем ставить цели, воспитал в себе умение подводить итоги за счет искусства составлять сметы. Это умение и есть то, что мы называем задним умом».
Следует, однако, иметь в виду, что выводы В.О. Ключевского не проверялись строго научными исследованиями (да и не могли быть проверены). Поэтому они интересны как размышления круп­ного историка, иллюстрирующие, но не доказывающие, влияние природных условий на психический склад представителей русско­го этноса.

Таким образом, природно-климатические условия первоначаль­но определяют историческое развитие страны, но нельзя говорить об однозначной и однонаправленной зависимости между геогра­фической средой и социально-экономическими процессами, куль­турным развитием страны, а тем более социализацией человека.

Природно-географические условия - это всего лишь своеоб­разные «рамки» процесса социализации. Не играя в нем само­стоятельной роли, они в совокупности с другими факторами оп­ределяют некоторые его специфические особенности. То, как объ­ективные условия страны влияют на социализацию человека, во многом определяется тем, как их используют и учитывают в своей жизни сложившиеся в стране этносы, общество и государство.

§ 2. ЭТНОС



Об этносе или нации. Этнос (или нация) - исторически сложившаяся устойчивая со­вокупность людей, обладающих общим менталитетом, националь­ными самосознанием и характером, стабильными особенностями культуры, а также осо­знанием своего единства и отличия от других подобных образований (понятия «этнос» и «нация» не идентичны, но мы будем употреблять их как синонимы).

Особенности психики и поведения, связанные с этнической при­надлежностью людей, складываются из двух составляющих: биоло­гической и социально-культурной.

Биологическая составляющая в психологии отдельных людей и целых народов складывалась под влиянием ряда обстоятельств. На протяжении тысячелетий все нации формировались на своей этнической территории. (Наличие такой территории - обязатель­ное условие формирования этноса, но необязательное условие его сохранения - сейчас многие народы живут в рассеянии.) Веками люди адаптировались к определенному климату, ландшафту, соз­давали специфический тип хозяйствования для каждой природной зоны, свой ритм жизни.

Признание биологической составляющей этнической принад­лежности, не сопровождаемое утверждениями о превосходстве од­ной расы над другой, одного народа над другими (что является расизмом, шовинизмом, фашизмом), лишь констатирует глубинные основания этнических различий, но не утверждает преобладания этих различий в психике и поведении конкретного современного человека. В актуальной жизни значительно большую роль играет социально-культурная составляющая психики и поведения людей.

В современных модернизированных странах национальная принадлежность человека в большой мере, а нередко и главным образом определяется, с одной стороны, языком, который он считает родным, иными словами, культурой, стоящей за этим языком. С другой - она осознается самим человеком в связи с тем, что его семья относит себя к определенной нации и соответственно бли­жайшее окружение считает его принадлежащим к ней.

Соответственно, например, русский - тот, кто идентифицирует себя с русской историей и культурой, а тем самым и со страной, в которой все формы социальной жизни ориентированы в конеч­ном счете именно на эту культуру и на общие для данной нации историю и систему ценностей.

То есть этнос, нация - явление историко-социально-культурное. Роль этноса как фактора социализации человека на протяже­нии его жизненного пути, с одной стороны, нельзя игнорировать, а с другой - не следует и абсолютизировать.

Социализация в том или ином этносе имеет особенности, ко­торые можно объединить в две группы - витальные (буквально - жизненные, в данном случае биолого-физические) и ментальные (фундаментальные духовные свойства).



Витальные особенности социализации. Под витальными особенностями социализа­ции в данном случае имеются в виду способы вскармливания детей, особенности их физиче­ского развития и т. д. Наиболее явные различия наблюдаются между культурами, сложившимися на разных континентах, хотя есть и собственно межнациональные, но менее явно выраженные различия.

Например, в Уганде, где мать постоянно носит младенца на се­бе и дает ему грудь по первому требованию (это характерно для многих африканских и ряда азиатских культур и несвойственно, например, европейским), бросается в глаза невероятно быстрое развитие ребенка в первые месяцы жизни. Трехмесячный малыш уже может несколько минут сидеть без опоры, шестимесячный встает, имея опору, девятимесячный начинает ходить и вскоре лепетать. Однако около восемнадцатимесячного возраста (после того, как его отняли от груди и от матери) ребенок начинает те­рять опережение в развитии, а затем отстает от европейских норм, что, видимо, связано с особенностями пищи.

Тесная связь физического развития с пищей видна на примере Японии. Когда вследствие стремительного экономического раз­вития и определенной американизации образа жизни японцы существенно изменили рацион питания, значительно изменилось их соматическое развитие: старшие поколения значительно усту­пают младшим по показателям роста и веса. В то же время сохра­нение в рационе питания японцев большой доли морепродуктов можно считать одной из причин того, что у них самая большая продолжительность жизни. Предполагать это позволяет анало­гичная ситуация с потреблением морепродуктов норвежцами, также держащими одно из первых мест в мире по продолжитель­ности жизни.

В ситуации, когда в развитых странах резко уменьшилась в связи с научно-техническим прогрессом необходимость в физиче­ских усилиях человека, большую роль в физическом развитии людей играет спорт. В тех странах, где он стал неотъемлемым элементом образа жизни, отмечается лучшее физическое развитие людей. Естественно, что в этих странах срабатывают оба условия -и улучшение питания, и спортивные занятия, а также третье об­стоятельство - улучшение медицинского обслуживания.

Недостаточность этих условий в России привела к высокой дет­ской смертности и заболеваемости, плохому физическому развитию больших групп детей, подростков, юношей, сокращению продол­жительности жизни. Так, по различным данным, к середине 90-х гг. XX в. гармонично развитых - с правильным телосложением, с со­ответствием роста и веса - было всего 8,5% всех школьников с I по XI классы. У 40-45% школьников отмечались отклонения на уров­не функциональных расстройств, которые при неблагоприятных условиях могут привести к серьезным заболеваниям. 25-35% имели хронические заболевания. Наконец, лишь 12-15% юношей могли быть признаны абсолютно годными для службы в армии.

О менталитете этноса. Влияние этнокультурных условий на социа­лизацию человека наиболее существенно оп­ределяется тем, что принято называть мента­литетом (понятие, введенное в начале XX в. французским ученым Л. Леви-Брюлем).

Менталитет - это глубинный духовный склад, совокупность коллективных представлений на неосознанном уровне, присущий этносу как большой группе людей, сформировавшейся в определен­ных природно-климатических и историко-культурных условиях.

Менталитет этноса определяет свойственные его представите­лям способы видеть и воспринимать окружающий мир и на ког­нитивном, и на аффективном, и на прагматическом уровнях. Мен­талитет в связи с этим проявляется и в свойственных представите­лям этноса способах действовать в окружающем мире.

Так, исследования показали, что у народов Севера, сформиро­вавшихся и живущих в специфических природно-климатических условиях, образно названных Джеком Лондоном «белым безмол­вием», отмечается специфическая традиция восприятия звука, своеобразный этнический звукоидеал, который влияет на особен­ности эмоциональных проявлений у представителей северных этносов и на поведенческом уровне.

Другой пример. Финны стали употреблять в пищу грибы лишь во второй половине XIX в. Исследователи объясняют это следую­щим образом. В течение многих столетий финны, живя в суровых климатических условиях, считали, что человек добывает все необ­ходимое для жизни тяжелым трудом в борьбе с природой. Грибы же - творение природы - можно было собирать легко и просто, а раз так, то финский менталитет не рассматривал их как нечто пригодное для жизни человека.

И еще одно свидетельство проявления менталитета в культур­ных установках, свойственных представителям различных наций. Исследование, проведенное в пяти европейских странах в конце 80-х гг. XX в., выявило весьма любопытную ситуацию. Среди анг­личан оказалось наибольшее число равнодушных к искусству и больше всего приверженцев «строгих наук» - физики и химии. Близкими к англичанам в этом аспекте оказались немцы. А вот среди французов, итальянцев, испанцев (народов романской группы) людей, высоко оценивающих искусство, намного больше тех, для кого приоритетны физика и химия.

Обобщая различные данные, можно сделать вывод о том, что менталитет этноса, проявляясь в стабильных особенностях его культуры, определяет главным образом глубинные основания восприятия и отношения его представителей к жизни.

Конкретизируя это положение, можно говорить о том, что менталитет этноса во многом определяет: отношение его пpeдcтaвителей к труду и специфические традиции, связанные с трудовой деятельностью; представления об удобствах быта и домашнем уюте; идеалы красивого и некрасивого; каноны семейного счастья и взаимоотношений членов семьи; нормы полоролевого поведе­ния, в частности понятия о приличиях в проявлении чувств и эмо­ций; понимание доброты, вежливости, такта, сдержанности и т.д.

В целом менталитет характеризует оригинальность культуры то­го или иного этноса. Как писал французский этнолог Клод Леви-Стросс: «Оригинальность каждой из культур заключается прежде всего в ее собственном способе решения проблем, перспективном размещении ценностей, которые общи всем людям. Только значи­мость их никогда не бывает одинакова в разных культурах».



Менталитет и стихийная социализация. Влияние менталитета этноса очень велико во всех аспектах социализации человека. Об этом свидетельствуют следующие примеры. В процессе полоролевой социализации влия­ние менталитета осуществляется благодаря характерным для него эталонам «мужественности» и «женственности». Они подразуме­вают определенный набор черт характера, особенностей поведе­ния, эмоциональных реакций, установок и т.д. Эти эталоны относительны, т.е. их содержание не совпадает в культурах разных этносов. Крайние варианты расхождения эталонов «мужествен­ности» и «женственности» показала американский антрополог Маргарет Мид на примере трех племен Новой Гвинеи. У Арапешей оба пола кооперативны и не агрессивны, т.е. феминизирова­ны по нормам западной культуры. У Мундугуморов оба пола грубы и некооперативны, т.е. маскулинизированы. У Чамбула картина обратная западной культуре: женщины доминантны и директивны, а мужчины эмоционально зависимы.

Велико влияние менталитета этноса на семейную социализацию. Это можно проиллюстрировать на таком примере. В Узбекистане родительская семья в значительно большей мере, чем в России и Прибалтике, служит образцом для молодежи - особенно в том, что касается воспитания детей. Различия особенно велики в брачных установках. До 80% узбеков считают согласие родителей на брак обязательным, а развод при наличии детей недопустимым. А около 8,0% эстонцев не считают согласие родителей обяза­тельным и 50% вполне допускают развод и при наличии детей.

Влияние менталитета этноса очень выпукло проявляется в сфе­ре межличностных отношений. Так, этнические нормы в большой мере определяют стиль общения младших со старшими, величину возрастной дистанции, специфику восприятия ими друг друга вообще и как партнеров по общению в частности. В Японии, на­пример, при общении людей разного возраста старший практиче­ски сразу присваивает себе форму общения в виде монолога, и младший это принимает как само собой разумеющееся, просто внимая говорящему.

Большую роль менталитет играет и в формировании межэтни­ческих установок, которые, зарождаясь в детстве, будучи весьма устойчивыми, нередко превращаются в стереотипы.



Менталитет и воспитание. Менталитет этноса влияет на воспитание подрастающих поколений как относительно социально контролируемую социализацию в связи с тем, что включает в себя имплицитные концепции лично­сти и воспитания.

Имплицитные (т.е. подразумеваемые, но несформулированные) теории личности, присущие каждому этносу, есть совокупность неких представлений, несущих в себе ответы на ряд вопросов: каковы природа и возможности человека? Чем он является, может и должен быть? и др. Ответы на эти вопросы образуют имплицит­ную концепцию личности (И.С. Кон).

На воспитание, с моей точки зрения, менталитет влияет и в связи с тем, что у этноса как естественное следствие наличия имплицит­ных концепций личности имеются имплицитные концепции воспитания. Именно они во многом определяют, чего взрослые добиваются от детей и каким образом они это делают, т.е. содержание взаимо­действия старших и подрастающих поколений, его стиль и средст­ва. Имплицитную концепцию воспитания этноса можно рассмат­ривать как неосознаваемую центральную ценностную ориентацию в социальном поведении взрослых по отношению к подрастающим поколениям.

От имплицитных концепции личности и воспитания во многом зависит возможность сбалансированности адаптации и обособле­ния человека в национальной общности, т.е. то, насколько он может стать жертвой социализации. В соответствии с имплицит­ными концепциями личности и воспитания этническое сообщест­во признает или не признает те или иные типы людей жертвами неблагоприятных условий социализации, а также определяет отно­шение к ним окружающих.

Содержание этих концепций во многом определяет позицию человека как объекта социализации, а также ожидаемые и допус­каемые в конкретном этносе меру и характер его субъектности и субъективности в процессе социализации.




Каталог: book -> pedagogics
pedagogics -> Н. Г. Чернышевского коповой андрей сергеевич агрессивное поведение подростков монография
pedagogics -> Анна Константиновна Луковцева Психология и педагогика. Курс лекций
pedagogics -> Теория л. С. Выготского и деятельностный подход в психологии
pedagogics -> 1. проблема социального сиротства и пути ее решения
pedagogics -> Людмила Валентиновна Корнева Психологические основы педагогической практики: учебное пособие
pedagogics -> Катаева А. А., Стребелева Е. А. Дошкольная олигофренопедагогика: Учеб для студ высш учеб, заведений. — М.: Гуманит изд центр владос, 2005. — 208 с
pedagogics -> Книга для педагога-дефектолога Стребелева Е. А
pedagogics -> Шпаргалка по психологии и педагогике предмет педагогической психологии
pedagogics -> Основные проблемы возрастной и педагогической психологии на современном этапе развития образования
pedagogics -> Ольга Александровна Фиофанова Психология взросления и воспитательные практики нового поколения: учебное пособие


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   24


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2019
обратиться к администрации

    Главная страница