Вопросы профилактики аддиктивного поведения в подростковом возрасте



страница4/4
Дата12.05.2016
Размер256 Kb.
1   2   3   4

Аномальная линия: Путаница ролей. Смещение и смешение временных перспектив: мысль не только о будущем, но и о прошлом. Концентрация душевных сил на самопознании, сильно выраженное стремление разобраться в самом себе в ущерб отношениям с внешним миром. Полоролевая фиксация. Потеря трудовой активности. Смешение форм полоролевого поведения, ролей в лидировании. Путаница в моральных и мировоззренческих установках (24, с.221).

В концепции Ж.Пиаже в подростковом возрасте осуществляется “последняя фундаментальная децентрация – ребенок освобождается от конкретной привязанности к данным в поле восприятия объектам и начинает рассматривать мир с точки зрения того, как его можно изменить. Согласно Ж. Пиаже в этом возрасте окончательно формируется личность, строится программа жизни” (13, с.297).

Концепция Д.Б.Эльконина отмечает “центральное новообразование подросткового возраста - возникновение представления о себе как “не о ребенке”; подросток начинает чувствовать себя взрослым, стремится быть и считаться взрослым, он отвергает свою принадлежность к детям, но у него еще нет ощущения подлинной взрослости, но зато есть огромная потребность в признании его взрослости окружающими” (13, с.300).

Многообразные виды взрослости изучены и выделены Т.В. Драгуновой: подражание внешним признакам взрослого; равнение подростков мальчиков на качества настоящего мужчины; социальная зрелость; интеллектуальная взрослость и др.

Л.И.Божович считала, что расхождение между возникшими потребностями и обстоятельствами жизни, ограничивающими возможность их реализации, характерно для каждого возрастного кризиса. В подростковом возрасте происходят кардинальные преобразования в самых различных сферах психики, значительным изменениям подвергается мотивационная сфера. Только в переходном возрасте возникают и оформляются нравственные убеждения. В конце переходного периода актуализируется такое новообразование как самоопределение. Оно “характеризуется осознанием себя в качестве члена общества и конкретизируется в новой общественно значимой позиции” (13, с.304).

Рассматривая психологические аспекты взросления, известный немецкий психиатр Х.Ремшмидт придает значимость таким аспектам как “приспособление к своему телу и его изменениям, когнитивное и личностное развитие, половое созревание и специфичные для каждого пола проблемы, а также отделение от семьи” (17, с.93). Актуальным становится сравнение себя со сверстниками. В данном случае, широкая изменчивость процессов роста и плохое представление об этих процессах в сочетании с болезненным вниманием к представлениям о норме могут стать причиной снижения самооценки и чувства собственной значимости. Важная черта, приобретаемая в юности – способность к интроспекции - самонаблюдению.

Говоря о факторах, влияющих на развитие личности, Ремшмидт отмечает, что структуру личности не определяют влияния генетической и конституциональной основы и биологической перестройки. Процесс созревания решающим образом зависит от окружающей среды, от возможностей потенций развития претвориться в действительность. Определенную роль играют семья, социальное положение и референтная группа [то есть группа. С которой личность сравнивает себя – С.Б.]. Однако нельзя недооценивать характер трудностей, возникающих у подростков в связи с проблемами полового созревания. И.С.Кон пишет о важности того “как сам подросток воспринимает, переживает и оценивает пубертатные изменения и события, подготовлен ли он к ним, вызывают они испуг или радость и т.д.” (7, с.202). “Трудности психосексуального порядка, пожалуй, чаще встречаются у тех, кто стоит в стороне” от обсуждения запретных тем со сверстниками, “чьи эротические переживания не находят вербализации и поэтому уходят вглубь и закрепляются.

Не в силах принять свою собственную формирующуюся сексуальность, такие подростки бессознательно стараются отгородиться, спрятаться от “фактов жизни” с помощью психологических защитных механизмов” (7, с.211). Один из этих механизмов – аскетизм (подчеркнуто презрительное отношение и враждебное отношение к чувственности, как к чему-то грязному, низменному. Еще одна типичная для подростков установка защиты – интеллектуализация (демонстрация отсутствия интереса к чувственному). “Хотя требования моральной чистоты и самодисциплины сами по себе вполне положительны, их гипертрофия влечет за собой искусственную самоизоляцию от окружающих, высокомерие и нетерпимость, за которыми кроется страх перед жизнью” (7, с.211-212).

Центральной задачей периода взросления является поиск личностной идентичности – “чувства самотождественности, собственной истинности, полноценности, сопричастности миру и другим людям” (20, с.186). Согласно Эриксону, каждый человек переживает несколько критических фаз идентичности. “Концепция идентичности, разработанная Эриксоном на основе психоаналитических представлений… …позволяет подойти к пониманию психических проблем взросления. К важнейшим конфликтам этого возраста относятся следующие:


  • Диффузия идентичности: кратковременная или длительная неспособность “Я” сформировать идентичность. Такие молодые люди не могут выработать свои ценности, цели и идеалы; сталкиваясь с проблемами развития, они не в состоянии завершить психосоциальное самоопределение. Они избегают адекватных и характерных для их возраста требований и возвращаются на более раннюю ступень развития, в известной степени оправдывающую их поведение.

  • Диффузия времени: нарушение чувства времени, проявляющееся двояким образом. Либо возникает ощущение жесточайшего цейтнота, либо человек чувствует себя одновременно молодым и старым. Нередко с диффузией связаны страх или желание смерти.

  • Застой в работе: нарушение естественной работоспособности, в большинстве случаев сопровождающееся диффузией идентичности. Подростки либо неспособны сосредоточиться на необходимых и соответствующих их возрасту задачах, либо чрезмерно поглощены бесполезными для дальнейшего развития вещами в ущерб всем остальным занятиям.

  • Отрицательная идентичность проявляется прежде всего в отрицании всех свойств и ролей, которые в норме способствуют формированию идентичности (семейные роли и привычки, профессиональные, полоролевые стереотипы и т. д.). Часто дело доходит до ярко выраженного презрения ко всем ценностям” (17, с.122-123).

Важную фазу развития проходит в период взросления установка относительно собственной личности – я-концепция. В рамках юношеских кризисов часто становится заметным диссонанс между реальной и идеальной я-концепциями. “Я-концепция развивается под влиянием первичного опыта социализации в семье. С возрастом большое значение приобретают внесемейные факторы”. “Неблагоприятная Я-концепция (слабая вера в себя, боязнь получить отказ, низкая самооценка), возникнув, приводит в дальнейшем к нарушениям поведения” (17, с.124-125).

Кризисы периода взросления – явление распространенное, но их часто недооценивают или наоборот считают очень опасными. Кризисы могут стать причиной различных форм отклоняющегося поведения и личностных нарушений. Важно вовремя выявить кризис и правильно его квалифицировать. “Эти кризисы чреваты возникновением экстремальных ситуаций, если переживания и действия подростка приводят к искажению отношений с действительностью или делают его опасным для себя самого или для окружающих” (17, с.290). В качестве синонима термина “кризисы взросления” Ремшмидт предлагает понятие “варианты нормальных переживаний и форм поведения в период взросления”. Среди различных форм кризисов можно назвать следующие (17, с.290-304): нарушения полового развития; кризисы идентичности и авторитетов; переживания отчуждения: деперсонализация (изменение восприятия самого себя) и дереализация (изменение восприятия окружающей обстановки); нарушение оценки своего физического облика (дисморфофобии); нарцистические кризисы [то есть кризисы поглощенности самим собой – С.Б.]; суицидальные попытки; асоциальность, делинквентность [проще говоря, хулиганство – С.Б.] и социальная запущенность.

Ремшмидт раскрывает еще один важный для периода взросления аспект – роль семьи (17, с.135-147). “Отношение к семье в ходе взросления меняется следующим образом:


  1. Созревание когнитивных и эмоциональных функций может привести к тому, что молодые люди используют свои новые способности в форме критики, сомнений и противодействия ценностям, установкам и образу действий взрослых. Часто это ведет к конфликту с родителями, особенно если в семье господствует нетерпимый и ограничительный стиль воспитания.

  2. В процессе социализации группа ровесников в значительной степени замещает родителей. Такое “обесценивание” последних – проблема, самостоятельно решаемая каждой из сторон.

  3. Перенос центра социализации из семьи в группу ровесников приводит к ослаблению эмоциональных связей с родителями и замене их взаимоотношениями со многими людьми (группами), меньше влияющими на личность как целое, но формирующими определенные формы ее поведения.

  4. Отход от родительского дома отражается не на всех формах поведения, взглядах и установках.

  5. Не смотря на уменьшение влияния семьи в период взросления она остается важной референтной группой. Хотя процесс отрыва от семьи – обязательное условие достижения самостоятельности, обособление от родителей в большинстве случаев временное и неполное, прекращающееся после достижения молодыми людьми независимости” (17, с.136-137).

А. Е. Личко обращает внимание на особые поведенческие модели – специфически подростковые поведенческие реакции на воздействия среды (12, с.19-25). Им выделены следующие реакции:

  • Реакция эмансипации: проявляется в стремлении высвободиться из-под опеки, контроля, покровительства старших. Это связано с борьбой за самостоятельность, самоутверждение. Способствуют этому такие факторы как чрезмерная опека, мелочный контроль, лишение минимальной самостоятельности, третирование подростка как ребенка.

  • Реакция группирования со сверстниками: почти инстинктивное тяготение к сплочению.

  • Реакция увлечения – хобби реакция. Увлечения могут лежать в основе нарушения поведения. Это происходит в силу чрезмерной интенсивности увлечения, когда ради него забрасываются все остальные важные дела и обязанности.

  • Реакции, обусловленные формирующимся сексуальным влечением.

  • Детские поведенческие реакции: отказ от контактов, игр, пищи; оппозиция, имитация (положительная и отрицательная), компенсация и гиперкомпенсация.

Патологическим детское поведение становится, когда реакции распространяются за пределы той ситуации и микрогруппы, где они возникли, если они сопровождаются невротическими расстройствами и если затрудняют или нарушают социальную адаптацию.

В связи с проблемой ухода от реальности актуальным является вопрос, касающийся особенностей преодоления трудностей и эмоционального стресса. Трудности, с которыми сталкиваются подростки, разнообразные стрессовые воздействия, требуют от них определенных стратегий преодоления препятствий. Личность подростка претерпевает “либо поступательное развитие с формированием адаптивного поведения, либо дезадаптацию, саморазрушение” (19, с.53). Различные формы поведения подростков представляют собой варианты преодоления стресса. Подростковый возраст – это период, в котором увеличиваются требования к психофизиологическим потенциям. Наряду с формированием “структурно-функциональных и социо-психологических позиций”, формируются “кризисные и конфликтные паттерны поведения” (19, с.53). Эти паттерны производятся стрессорами среды. От того, как отвечает подросток на предъявляемые ему требования среды, какие способы и стили преодоления стресса у него проявляются и закрепляются, зависит развитие личности в подростковый период и дальнейшие перспективы.

Английский термин “копинг” (coping), относительно четко сформулированный к 80-м годам, определяет "процесс конструктивного приспособления, в результате которого данное лицо оказывается в состоянии справиться с предъявленными требованиями таким образом, что трудности преодолеваются, и возникает чувство роста собственных возможностей, а это, в свою очередь, ведет к положительной самооценке" (17, с.149 – 150).

Н. А. Сирота и В. М. Ялтонский, следуя подходу Р. Лазаруса, рассматривают копинг как “деятельность личности по поддержанию или сохранению баланса между требованиями среды и ресурсами, удовлетворяющими этим требованиям” (18, с.63). Они рассматривают ряд особенностей преодоления эмоционального стресса подростками (18, с.56-57):



  1. Механизмы преодоления эмоционального стресса у подростков определяют развитие и формирование различных вариантов поведения, приводящих к адаптации, либо дезадаптации индивида. Эти поведенческие модели могут сменять друг друга, претерпевая определенное прогрессивное развитие, и могут носить ригидный, фиксированный характер с последовательным усложнением, приводящим к возникновению нарушений.

  2. Механизмы преодоления эмоционального стресса представляют собой сложные паттерны личностно-средового взаимодействия, включающие концепцию “Я”, контроль, системы вербальной, невербальной коммуникации и другие составляющие.

  3. Реализация механизмов преодоления стресса происходит на различных взаимозависимых уровнях: эмоциональном, когнитивном, соматическом, поведенческом. Наиболее четко измеряемым уровнем реализации механизмов преодоления стресса у подростков является поведенческий уровень.

  4. Преодоление стресса подростками может иметь гетеро- и аутоагрессивную направленность, быть связанным с экстернальной либо интернальной по отношению к среде направленностью контроля, эмпатическими, аффилятивными тенденциями [С.Б. не знает, что такое "аффилятивный"], чувствительностью к отвержению.

  5. Выраженным влиянием на преодоление стресса обладает система социальной поддержки индивида и способность к ее восприятию.

  6. В подростковом возрасте механизмы преодоления стресса носят динамический и транзиторный характер, обеспечивают развитие индивида, способствуют или препятствуют включению биологических и социальных факторов риска развития поведенческих, психосоматических и психических нарушений.

Н. А. Сирота и В. М. Ялтонский на основе своих исследований копинг-поведения подростков разработали три теоретические модели (18, с.64 – 70):

  1. Модель активного адаптивного функционального копинг-поведения. Для этой модели характерно сбалансированное использование соответствующих возрасту копинг-стратегий с преобладанием активных стратегий, направленных на разрешение проблем и поиск социальной поддержки, преобладание мотивации на достижение успеха над мотивацией избегания неудач, готовность к активному противостоянию среде. Психологический фон для преодоления стресса обеспечивают следующие личностно-средовые копинг-ресурсы: позитивная Я-концепция, развитость восприятия социальной поддержки, интернальный локус контроля над средой, эмпатия и аффилиация, относительно низкая чувствительность к отвержению, наличие эффективной социальной поддержки.

  2. Модель псевдоадаптивного дисфункционального копинг-поведения. Основные признаки данной модели характеризуются сочетанием в использовании как пассивных, так и активных базисных копинг-стратегий, базисной копинг-стратегии поиска социальной поддержки в качестве ведущей; повышенным удельным весом стратегий, не соответствующих возрасту; дефицитом навыков активного использования стратегии разрешения проблем и заменой ее на копинг-стратегию избегания и фармакологический механизм реализации данной стратегии. Наблюдается неустойчивость, флюктуация мотивации [то есть колебания потребностей] то на достижение успеха, то на избегание неудачи. Низкая эффективность блока личностно-средовых копинг-ресурсов: неустойчивая, негативная, искаженная Я-концепция; низкий уровень восприятия социальной поддержки; неустойчивый, низкий уровень интернальности; относительно высокое развитие эмпатии и аффилиации, отсутствие расхождения между реальными и идеальными компонентами самооценки.

  3. Модель пассивного, дисфункционального копинг-поведения. Характеризуется преобладанием пассивных копинг-стратегий над активными, дефицитом социальных навыков разрешения проблем, интенсивным использованием детских копинг–стратегий, не соответствующих возрасту. В качестве ведущей используется копинг- стратегия “избегание”. Преобладает мотивация избегания неудачи. Неготовность к активному противостоянию среде, подчиненность ей; негативное отношение к проблеме, оценка ее как угрозы; псевдокомпенсаторный, защитный характер поведения, отсутствие направленности на стрессор, как причину психоэмоционального напряжения. Низкая эффективность функционирования блока личностно-средовых ресурсов: негативная, слабосформированная Я-концепция, неразвитость восприятия социальной поддержки, эмпатии, аффилиации, интернального локуса контроля. Относительно высокая чувствительность к отвержению.

Подводя итог вышесказанному, мы можем выделить следующие особенности подросткового периода, которые являются группой факторов риска в формировании аддиктивного поведения:

  • Повышенный эгоцентризм;

  • Тяга к сопротивлению, упрямству, протесту, борьбе против воспитательных авторитетов;

  • Амбивалентность и парадоксальность характера;

  • Стремление к неизвестному, рискованному;

  • Обостренная страсть к взрослению;

  • Стремление к независимости и отрыву от семьи;

  • Незрелость нравственных убеждений;

  • Болезненное реагирование на пубертатные изменения и события, неспособность принять свою формирующуюся сексуальность;

  • Склонность преувеличивать степень сложности проблем;

  • Кризис идентичности;

  • Деперсонализация и дереализация в восприятии себя и окружающего мира;

  • Негативная или несформированная Я-концепция;

  • Гипертрофированные поведенческие реакции: эмансипации, группирования, увлечения, сексуальные, детские (отказ от контактов, игр, пищи, имитация, компенсация и гиперкомпенсация);

  • Низкая переносимость трудностей;

  • Преобладание пассивных копинг-стратегий в преодолении стрессовых ситуаций.

Направленность профилактической деятельности в связи с проблемой аддиктивного поведения.

Аддиктивная стратегия взаимодействия с действительностью приобретает все большие масштабы. Сложившаяся в нашем обществе традиция бороться с последствиями не решает проблему должным образом. Борьба с последствиями требует огромных затрат: физических, моральных, финансовых. Само по себе избавление от алкогольной или наркотической зависимости еще не означает полного исцеления. К сожалению, недооценивается разрушительный характер общих для всех видов аддиктивного поведения механизмов, в основе которых лежит стремление к уходу от реальности. Эти механизмы не исчезают со снятием зависимости. Избавившись от одной зависимости, человек может оказаться во власти другой, потому что неизменными остаются способы взаимодействия со средой. Молодое поколение заимствует эти образцы. Образуется замкнутый круг, выйти из которого очень непросто. Детское аддиктивное поведение - явление довольно распространенное. Но уделять внимание важно не только крайне тяжелым формам этого явления. Большого внимания требуют к себе те, чей уход от реальности пока еще не нашел своего яркого выражения, кто только начинает усваивать аддиктивные паттерны поведения в трудных столкновениях с требованиями среды, кто потенциально может оказаться вовлеченным в разные виды аддиктивной реализации.

Профилактика аддиктивного поведения особую значимость приобретает в подростковом возрасте. Во-первых, это нелегкий кризисный период развития, отражающий не только субъективные явления процесса становления, но и кризисные явления общества. А во-вторых, именно в подростковом возрасте начинают формироваться очень важные качества личности, обращение к которым могло бы стать одной из важнейших составляющих профилактики аддикции. Это такие качества как стремление к развитию и самосознанию, интерес к своей личности и ее потенциалам, способность к самонаблюдению. Важными особенностями этого периода являются появление рефлексии и формирование нравственных убеждений. Подростки начинают осознавать себя частью общества и обретают новые общественно значимые позиции; делают попытки в самоопределении.

Этапами профилактической деятельности могут стать следующие составляющие:



  • Диагностический, включающий в себя диагностику личностных особенностей, которые могут оказать влияние на формирование аддиктивного поведения (повышенная тревожность, низкая стрессоустойчивость, неустойчивая я-концепция, низкий уровень интернальности, неспособность к эмпатии, некомуникабельность, повышенный эгоцентризм, низкое восприятие социальной поддержки, стратегия избегания при преодолении стрессовых ситуаций, направленность на поиск ощущений и др.), а также получение информации о положении ребенка в семье, о характере семейных взаимоотношений, о составе семьи, о его увлечениях и способностях, о его друзьях и других возможных референтных группах.

  • Информационно-просветительский этап, представляющий собой расширение компетенции подростка в таких важных областях, как психо-сексуальное развитие, культура межличностных отношений, технология общения, способы преодолевания стрессовых ситуаций, конфликтология и собственно проблемы аддиктивного поведения с рассмотрением основных аддиктивных механизмов, видов аддиктивной реализации, динамики развития аддиктивного процесса и последствий.

  • Тренинги личностного роста с элементами коррекции отдельных личностных особенностей и форм поведения, включающие формирование и развитие навыков работы над собой.

Профилактика аддиктивного поведения должна коснуться всех сфер жизни подростка: семьи, образовательной среды, общественной жизни в целом.

В семье для подростка значимыми факторами являются эмоциональная стабильность и защищенность, взаимное доверие членов семьи. Подросток нуждается в умеренном контроле его действий и умеренной опеке с тенденцией к развитию самостоятельности и умения принимать ответственность за свою собственную жизнь. Роберт Т. и Джина Байярд в связи с этим пишут: “…поражает контраст между теми детьми, которые сопротивляются” чрезмерному “контролю родителей, и теми, кто не делает этого. Иногда способный ребенок оказывается настолько зависимым от решений, принимаемых родителями, что достигает зрелости совершенно неготовым к самостоятельной жизни” (1, с.52).

В сфере образования необходим пересмотр некоторых подходов в воспитании и преподавании учебных предметов. В связи с проблемой аддиктивного поведения актуальны такие стороны школьной жизни, как адекватная учебная нагрузка детей, придание особой значимости личностному аспекту, касающемуся и детского, и педагогического контингента. Целесообразно включение в образовательный цикл предметов, интегрированных курсов, спецкурсов и факультативов, направленных в своем содержании на расширение объема знаний о реальной жизни (см. информационно-просветительский этап профилактической деятельности и этап тренингов личностного роста). Данная информация необходима для обретения свободы выбора, для развития адаптивных способностей и понимания важности умения жить в реальной жизни и решать жизненно-важные проблемы без страха перед действительностью, и пользуясь разнообразными активными стратегиями преодоления стресса.

Полноценная профилактика аддиктивного поведения невозможна без участия в ней средств массовой информации – авторитетного и популярного пропагандистского органа. На представителей этой мощной индустрии должна быть возложена моральная ответственность за качество информационной продукции и за ее содержание. В печатных изданиях и телевизионных программах информация для подрастающего поколения в настоящее время носит в основном развлекательный характер. Дети воспринимают средства массовой информации, особенно телевидение, только как развлечение, что может уводить их от проблем реального мира в целом и проблем подросткового возраста в частности.

В подростковом возрасте “решающее значение приобретает стремление детей найти свое место в обществе” (22, с.163). “Подростки стремятся определить свое место в жизни, активно ищут идеал – “делать жизнь с кого?” (22, с.165). В связи с этим, очень важно, какие образцы поведения предлагает общество. В общественной жизни большую роль может играть система психологической и социальной поддержки подростков, обеспечивающая помощь молодому поколению в становлении, в здоровом удовлетворении потребностей.

Направленность на людей – “своеобразная психологическая повернутость к людям” (3, с.65) – в существенной мере зависит от того, насколько сами люди, общество в целом направлено на подрастающее поколение. Поэтому формирование таких важных качеств для межличностных отношений, как эмпатия, доброжелательность, готовность к сотрудничеству и др. попадает под зависимость от готовности общества отвечать подросткам тем же.

Неоценимый вклад в профилактику аддикций может внести культура религиозных чувств, если она ориентирована не на уход от реальности бренного мира, а, напротив, наделяет человека высшей духовной и нравственной силой для противостояния трудностям и аддиктивным влечениям. А также для формирования уважительного отношения к своей личности и личностям окружающих, что явилось бы крепким фундаментом для строительства межличностных отношений.

ЛИТЕРАТУРА.



  1. Байярд Р.Т., Байярд Д. – Ваш беспокойный подросток. - М.:Семья и школа, 1995.

  2. Берн Э. Игры, в которые играют люди. Люди, которые играют в игры. – СПб.: Специальная литература, 1995.

  3. Бодалёв А.А. Личность и общение. – М., 1995.

  4. Горьковая И.А. Нарушения поведения у детей из семей алкоголиков. – Обозр. психиат. и мед. психол., 1994/3, с.47-54.

  5. Ершова Т.И., Микиртумов Б.Е. – Обозр. психиат. и мед. психол., 1995/1, с.55-63.

  6. Кан-Калик В.А. Грамматика общения. – М., 1995.

  7. Кон И.С. Введение в сексологию. – М.: Медицина, 1989.

  8. Кон И.С. Психология ранней юности. – М.: Просвещение, 1989.

  9. Короленко Ц.П. Работоголизм – респектабельная форма аддиктивного поведения. – Обозр. психиат. и мед. психол., 1993/4, с.17-29.

  10. Короленко Ц.П., Донских Т.А. Семь путей к катастрофе. – Новосибирск, 1990.

  11. Короленко Ц.П. Аддиктивное поведение. Общая характеристика и закономерности развития. – Обозр. психиат. и мед. психол., 1991/1, с.8-15.

  12. Личко А.Е. Подростковая психиатрия. – М., 1979.

  13. Обухова Л.Ф. Детская (возрастная) психология. Учебник. – М.: Российское педагогическое агентство, 1996.

  14. Полищук Ю.И. Психические расстройства, возникающие у людей, вовлечённых в деструктивные религиозные секты. – Обозр. психиат. и мед. психол., 1995/1.

  15. Положий Б.С. Психологическое здоровье как отражение социального состояния общества. – Обозр. психиат. и мед. психол., 1994/4.

  16. Рахматшаева В. Грамматика общения. – М.: Семья и школа, 1995.

  17. Ремшмидт Х. Подростковый и юношеский возраст. Проблемы становления личности. – М.: Мир, 1994.

  18. Сирота Н.А., Ялтонский В.М. Копинг-поведение и психопрофилактика психосоциальных расстройств у подростков. – Обозр. психиат. и мед. психол., 1994/1, с.63-74.

  19. Сирота Н.А., Ялтонский В.М. Преодоление эмоционального стресса подростками. Модель исследования. – Обозр. психиат. и мед. психол., 1993/1, с.53-59.

  20. Словарь практического психолога. – Минск: “Харвест”, 1997.

  21. Стресс жизни: Сборник. – СПб.: ТОО “Лейла”, 1994.

  22. Фельдштейн Д.И. Проблемы возрастной и педагогической психологии. – М. 1995.

  23. Фрейд З. Психоаналитические этюды. / Составление Донского Д.И., Круглянского В.Ф. – Мн.: ООО “Попури”, 1996.

  24. Шевандрин Н.И. Социальная психология в образовании. – М.: Владос, 1995

 
Каталог: document1
document1 -> Личностно-ориентированная экспертиза профессиональной пригодности летчиков
document1 -> Межпоколенные отношения как ресурс совладающего поведения
document1 -> Особенности структурных компонентов я-концепции коммуникативно успешной личности 19. 00. 01 общая психология, психология личности, история психологии
document1 -> Взаимосвязь увлеченности работой и профессионального выгорания
document1 -> Гендерные различия в отношениях российских предпринимателей к конкуренции и партнерству
document1 -> Социально-психологические детерминанты успешного приемного родительства
document1 -> Принципы и методы выявления одаренных детей
document1 -> Взаимосвязь самооценки личности и характеристик исполнительской деятельности
document1 -> Нравственно-ценностная регуляция эмоционального выгорания в профессиональной деятельности
document1 -> Иерархическая организация поведения


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2019
обратиться к администрации

    Главная страница