Введение в визуальную социологию



Дата19.05.2016
Размер74 Kb.
 Петр Штомпка

ВВЕДЕНИЕ В ВИЗУАЛЬНУЮ СОЦИОЛОГИЮ1
Мой интерес к визуальной социологии возник сравнительно недавно. Я занимался фотографией как хобби на протяжении 40 лет. И всегда, когда посещал другие страны, делал множество фотографий, так как естественно, что когда кто-то едет за границу, его интересуют экзотические явления, отличающиеся от того, что есть у него в стране, и он стремится сделать фотографии. Это типичная ситуация, когда человек заинтересован в том, чтобы запечатлеть и сохранить в памяти свои впечатления и опыт пребывания в другой стране. Так, благодаря своим академическим поездкам на конференции, конгрессы, симпозиумы, встречи, я собрал большую коллекцию фотографий. Я преподавал в США, в Австралии, в некоторых экзотических местах, вроде Тасмании. В течение года я преподавал в Тасмании (Hubert University), преподавал в Буэнос-Айресе и других местах. И при мне всегда была моя камера, чтобы делать снимки.

И вот, дойдя до определенного уровня своей карьеры, я решил совместить профессию и хобби и заняться тем, что я очень люблю (помимо преподавания и науки). Так я начал преподавать визуальную социологию своим польским студентам. Базой была фотография, поскольку у меня нет опыта в съемках фильма. Поэтому мы решили этого не затрагивать с моими студентами и ограничиться только традиционной фотографией. И начали дискуссию о том, каким образом фотография может быть полновесной основой для социального понимания.

Отправным пунктом было то, что в современном обществе, особенно в период позднего модерна, в окружающем нас большом мире все более важными становятся визуальные элементы. Общество становится все более «видимым», поскольку оно все больше структурируется «образно», разного рода картинками, включая рекламу, билборды, моду и разного рода технологические продукты потребления, например, автомобили, и все другие, которые обычно являются очень красочными, разнообразными и останавливают взгляд. Все это определенным образом презентируется нам, когда мы представляем себе современный город. Если вы оглядитесь вокруг, то увидите множество вещей, которых вы никогда не увидели бы, скажем, в деревне XIX века.

 Итак, современное общество становится все более и более «видимым» (визуально насыщенным). Если это так, то это означает, что нам следует уделять больше внимания такому простому методу социологического исследования как наблюдение.

Наблюдение было очень важным методом у первых социологов и, конечно же, у социальных антропологов, исследовавших экзотические общества в отдаленных регионах, а также у этнографов. Но позднее методы визуального наблюдения были вытеснены такими инструментами, как методы математической формализации, интервью. Вместо изучения картинки, стали изучать, как люди формируют государство, вместо наблюдения за тем, чем конкретно они занимаются. В течение долгого времени социологи больше внимания уделяли тому, что люди говорят, чем тому, что они реально делают. А то, что человек делает — это «видимо», т.е. поддается наблюдению. Вы можете оглянуться вокруг себя и увидеть очень много.

Итак, это стало отправной точкой, а дальше мы стали думать о возможных способах использования визуального материала. В общем, имеются два пути, здесь я буду говорить только о том, чему я сам обучал, о моем собственном опыте, думаю, могут быть и другие варианты. Один из путей — это просто идти и наблюдать общество, фиксируя то, что видишь, на камеру. Камера помогает. Как показал мой собственный опыт, если я иду с камерой, то смотрю по-другому, чем когда иду без камеры. Когда я иду с камерой, я фокусируюсь, стараюсь найти что-нибудь интересное. Это как будто ты на охоте или в экспедиции. Обычно, когда я просто иду по улице, я не замечаю отдельных вещей, только отмечаю разницу между «смотреть» и «видеть»: смотреть — означает регистрацию впечатлений, взгляд – сфокусирован. Ты стремишься найти ответы на вопросы, которые сам поставил.

Камера помогает сосредоточенности, помогает выбрать, какие предметы важны, и какие незначительны, поскольку камера всегда дает рамку (фрейм) той части мира, куда устремлен наш взгляд. И такое фреймирование позволяет отделить более важное от менее значимого, вырезая его из общей картины, что уже привносит социологический смысл. Естественно, это важно как просто фиксация увиденного, но также для последующего сопоставления и, более того, — для поиска закономерностей, т.е., для обнаружения определенных регулярностей социальной жизни. Например, когда вы сравниваете образы (фотографии) различных периодов существования той же самой или схожей социальной реальности.

Если вы будете сравнивать образы моего города начиная с периода, когда я еще был студентом, и год за годом дойдете до сегодняшнего дня, вы увидите определенный процесс; вы сможете заметить громадный и чрезвычайно важный процесс цивилизационного прогресса, изменение жизненного стиля, и нечто, что является достаточно доступным для понимания: я говорю об изменении «цветности» жизни: от серого ко все более насыщенным цветам. Это — метафора, уверен, это также характерно и для Москвы, как и для любого большого города мира: цветность меняется в сторону все большего насыщения. Так на основе серии фотографий вы можете сопоставить контрастные моменты этого процесса.

Я организовывал несколько таких проектов с моими студентами. Они отправлялись на серию съемок. К примеру, в этом году у меня было два фото-задания для студентов, и это стало основой при проведении экзамена. Вместо экзамена они дают мне пять фотографий из одного задания и пять фотографий из другого.

Фотографии из одного задания были достаточно сложными. Серия должна была состоять из нескольких фотографий, сделанных по аналогии с конкурсом, объявленным известным культовым фотографом Мэн Реем (Man Ray). Они должны были сделать фотографии, фокусирующиеся на какой-то одной проблеме. В данном случае проблема звучала так: жизнь и деятельность, направленные на общественное благо, на общую пользу. Чтобы суметь сфотографировать это, вы должны много размышлять, найти нужную ситуацию. Перед моими студентами встала сложная задача. Размышляя над ней, они начали интенсивные поиски. Некоторые, конечно, подумали о помощи бедным людям.

Другие убеждали меня, что даже в "нормальной" жизни есть некоторые ситуации, сцены, которые могут рассматриваться как способствующие общественному благу. Поэтому не обязательно это волонтерская работа, это может быть и просто профессиональная работа, если конечно правильно выбрать ракурс подачи. Посмотрим, что из этого получится.

Другая серия фотографий была более простой, это было просто, но требовало большого воображения. Вы знаете о нашей традиции празднования Рождества. Мы — католическая страна, и, соответственно, празднование Рождества является очень важным событием в жизни семьи, церкви. Так, я попросил своих студентов после поездки домой на Рождество принести мне серию фотографий, описывающих Рождество как семейное событие, как религиозное событие и как коммерческое явление. Три аспекта одного явления. Коммерческая деятельность, связанная с религией, является одним из аспектов этого праздника, когда Рождество становится отличной возможностью для продажи товаров, походов в магазины и т.д. В случае с Польшей религия и семья представляют собой достаточно сильный союз, поскольку 90% граждан Польши считают себя католиками. Итак, очень интересно, как это явление может быть отслежено в фотографиях. Это стало первой частью нашей работы. Мы отобрали несколько тем, подобрали к ним фотографии, и в классе начали дискуссию по поводу наших фотографий.

Есть второй важный момент при использовании фотографических материалов: использование их в качестве основы для интерпретации. Конечно, здесь имеется множество возможностей, например, интерпретация коммерческих изображений, используемых в маркетинге. Можно также интерпретировать фотографии с позиции тендерной проблематики, или как они описывают маскулинность.

Как надо смотреть на фотографию, чтобы выстроить значения, интерпретировать ее? Я знаю несколько направлений, по которым может происходить интерпретация, и попытаюсь их описать.

Для начала, естественно, надо поставить вопрос о мотивации автора; что хотел сказать фотограф, почему он сделал именно эту, а не другую фотографию. Это можно назвать коллаж-интерпретацией или гуманистической интерпретацией.

Кроме того, существует также социологическая интерпретация: какой тип социального взаимодействия представлен на данной фотографии, какие структуры, какой тип интеракции, какой тип личностных отношений и т.д. Это тип структурной интерпретации.

Может быть также культурная интерпретация: каковы нормы, вкусы, мода, представленные на изображении.

Существует множество источников «рассматривания»: фотографии в газетах, иллюстративные красочные альбомы, фотовыставки и т.д. Так, я отправил своих студентов на фотовыставку, где им предстояло отобрать одну фотографию из пяти сотен: ту фотографию, которая, на их взгляд, в наибольшей степени наполнена социологическими смыслами. Далее им следовало написать небольшую работу, на одну страницу, почему они выбрали именно ее. Потом мы читали это в классе. Далее начиналась дискуссия, которая вызывала большой интерес у моих студентов. Таким образом, это второе направление, как использовать имеющийся фотоматериал для социологической интерпретации.

После того, как я занимался таким образом со студентами на протяжении двух лет, я решил выделить время, чтобы описать это. В итоге, в этом году я выпустил небольшую книгу, она вышла в Польше, это небольшая работа по визуальной социологии, которая утверждает фотографию как исследовательский метод и рассказывает об этом методе.

Книга состоит из двух частей. Первая часть посвящена тому, как делать фотографии, вторая — об интерпретации фотографий. В той части, где я говорю о фотографии как методе, я не ограничиваюсь только наблюдением. Наблюдение — лишь один из социологических методов, где фотография может быть использована, но есть и другие методы.

К примеру, контент-анализ. Контент-анализ обычно используется при анализе текста, письменного текста, где выделяется определенное количество фраз, или концепций, или важных идей, которые сопоставляются между собой. Но схожая возможность имеется и при обращении к фотографии, здесь конечно сложнее стандартизировать метод, найти способы формализации. Но это действительно можно сделать. Например, рассматривая фотографический материал с позиции временной перспективы, можно отслеживать газетные фотоматериалы в течение определенного периода. Например, как часто политические волнения или террор иллюстративно появляются на страницах газет в течение определенного времени. Посмотреть и сравнить, как это было десять, пять лет или год назад: сопровождались ли сообщения о террористических актах визуальным материалом. Таким образом, вы проводите особый тип контент-анализа, и, возможно, обнаруживаете некоторую тенденцию.

Другой метод, когда фотография может оказаться весьма полезной, это классическое социологическое интервью. Это может помочь, когда вы берете фотографии какой-то социальной среды, в которой существуют эти люди, и показываете ее им. Вы показываете фотографии, обсуждаете их, стараясь обнаружить интересные детали о самом сообществе, взаимоотношениях, царящих в нем, выявить, кто лидер, а кто — маргинал, кто богат, а кто — беден в этом сообществе. Это достаточно просто. Гораздо проще получить необходимую информацию от респондентов, имея под рукой фотоматериал, чем просто задавать вопросы. Это еще один метод, в котором фотоматериал может быть весьма полезен.

Следующий метод — это то, что Ф. Знанецкий назвал методом анализа личных документов. Метод анализа личных документов — это изучение оригиналов документов, написанных людьми, к примеру, это письма, дневники, мемуары, содержащие какие-то непосредственные эмоции людей. Сам Знанецкий занимался изучением писем на родину польских эмигрантов из США, т.е. из страны, которая для эмигрантов была весьма экзотичной. Таким же образом можно использовать и фотографии, то есть, изучать частные коллекции фотографий. Обычно люди имеют такие коллекции, и они могут заставить нас обратиться назад, к XIX столетию, а иногда к более давним временам. Вы можете найти собрание портретов, или изображения, описывающие семейные события и т.д. Использование таких коллекций может стать очень продуктивным для понимания реальной жизни людей: что для них было важным, как тогда выглядела обстановка, чем они занимались, как осуществлялись их профессиональные карьеры и т.д.

Итак, мы видим, что имеется множество способов использовать фотографию креативно. Конечно, это — не мое изобретение, о чем я и написал в своей книге.

Относительно этого направления наметилась весьма сильная тенденция в социологии во многих странах. Так, если вы посмотрите на американскую социологию, социологические журналы начала XX столетия, то увидите, что множество гуманитарных работ было иллюстрировано фотографиями. В особенности это касается Чикагской школы социологии, где изучался город как комплекс: жизнь и явления города. Роберт Парк и другие основали эту всемирно известную школу эмпирических исследований. Они использовали фотографию как рабочий инструмент в различных исследованиях. Свои работы они сопровождали фотографиями, что можно проследить по американским социологическим журналам того времени.

Затем наступил период, когда визуальные материалы были заменены письменными отчетами, аудиозаписями интервью, которые стали доминировать так, что никто больше не заботился по поводу исчезновения фотографии как рабочего инструмента. Она вернулась к нам в восьмидесятых. И последние двадцать лет мы наблюдаем основные события, которые сопровождают этот процесс.

Моя небольшая работа по визуальной социологии также иллюстрирована моими и некоторыми другими интересными фотографиями. Наряду с этим я постарался осветить основные работы, связанные с визуальной социологией.

Я принес сюда мои фотографии, на примере которых смогу проиллюстрировать фокус своего социологического интереса. Возможно, они не достаточно хороши для экспертов в области фотографии, однако в данном случае я смогу показать вам, что нахожу социологически значимым в фотографии. В этих фотографиях вы сможете увидеть разные типы социального взаимодействия.

1-ая фотография: двое молодых людей у фонтана.

Это очень симпатичный и понятный тип интеракции между молодыми людьми. Действие происходит в Нью-Йорке, они просто сидят возле фонтана.

2-ая фотография: На фото негр-чистильщик обуви чистит ботинки состоятельному белому господину.

Это более сложный, совершенно другой тип интеракции. Здесь мы видим другую интеракцию: состоятельного господина и человека, который чистит ему обувь. На фотографии мы также отчетливо видим их расовое различие. Вы можете вывести много интересных заключений из фотографий подобного рода.

3-я фотография: На фото дети, ссорящиеся по поводу велосипеда.

Это период становления человеческих интеракций. Мы видим, что даже дети могут быть вовлечены в весьма серьезные дебаты, в данном случае по поводу велосипеда. Это один из типов взаимодействия, демонстрирующий интеракции на этапе ранней социализации, в начальном периоде человеческой жизни.

4-ая фотография: Молодая пара идет по улице, интимно обнявшись.

Данную сцену я наблюдал в Буэнос-Айресе, на главной площади, место романтичных встреч молодых людей.

Мы, конечно, легко представляем себе такой тип интеракций. Он относится к романтически-интимному типу контакта, к очень близким отношениям, это очень специфичный тип сцены. Ирвинг Гоффман, (конечно, вы знаете это имя), называл данный тип тай-сцена (tie-scene — сцена связей), которая обозначает демонстрацию дружеских отношений. Когда мы с Никитой (Покровским) встретились, мы заключили друг друга в объятия, тем самым, продемонстрировав окружающим свои дружеские отношения, то, что мы старые друзья.

Существует другой тип тай-сцены, демонстрирующий союз, единение. Когда вы гуляете со своей девушкой, вы обычно используете определенные жесты, движения, демонстрирующие окружающим, что вы ее поклонник. К примеру, вот здесь на фотографии запечатлено место отдыха в Югославии. Вы можете видеть здесь очень типичную тай-сцену между мужчиной и женщиной, которые демонстрируют окружающим, что они вместе. Они не просто идут друг рядом с другом, но это единение, как бы своего рода защита против возможного вторжения извне, которая прочитывается как «пара». Это тип сцены легко поддается расшифровке. Аналогичные сцены вы часто можете наблюдать в различных культурах и странах. Конечно, в разных культурах они будут выглядеть по-разному Возможно, данная сцена более типична для культуры Средиземноморья. Подобные сцены в разных странах имеют также много общего, что позволяет увидеть и отследить массу интересных вещей.

5-ая фотография: Группа молодых людей, готовящих любительский спектакль.

Здесь мы видим, как люди формируют группы. Группы, конечно, могут быть разные, они могут быть носителями различных смыслов. Здесь перед вами некая спонтанная группа в Бостоне, которая репетирует в стихийно созданном уличном театре. Это группа друзей, которая пытается поставить небольшую пьесу по Шекспиру. Весьма характерный тип группы, поскольку здесь есть лидер, есть человек, который находится в фокусе внимания камеры, можно обнаружить также множество других социологически значимых моментов, об этом я мог бы говорить очень долго. Вы понимаете, что я имел в виду, когда говорил, что основываясь на фотографии, можно выявить множество интересных наблюдений о характере группы. Группа, которая собирается для совместной театральной постановки, является очень интересным объектом для анализа.

6 и 7 фотографии: Массовые фотографии, изображающие народные сборища на публичных площадках.

Это площадь в Риме, итальянцы, мужчины и женщины, сидящие на площади, имели абсолютно разные причины, чтобы прийти сюда. Они собрались не на какое-нибудь представление, а просто для того, чтобы испытать чувство «быть вместе».

Другие группы сильно организованы, имеют структуру. Вот посмотрите на фото 7. Это Корея, здесь группа детей, одинаково одетых и хорошо «вымуштрованных», что точно указывает: это Северная Корея. И я сразу представляю себе, что такое Северная Корея. Ничем другим это быть не может, поскольку представленная культура весьма организована, унифицирована, действия отрепетированы. Все это можно прочитать, глядя на фотографию.

8-я фотография: Группа рыбаков занята ловлей рыбы.

Конечно, бывают группы, которые только кажутся группами, когда смотришь на них. Но в действительности это не группа. Люди удят рыбу на краю скалы в Португалии. Мы видим трех или четырех человек, которые кажутся нам группой, но они не группа, поскольку каждый из них занят индивидуальным делом. Это совсем другая история: группа людей, которые рядом, но не вместе. Такой интересный феномен.

9-ая фотография: Зрители на стадионе на теннисном матче в США.

Здесь люди тоже находятся рядом, но не вместе. Это в США, на площади в Бронксе, Толпа людей, наблюдающих что-то, пока непонятно, что. Оказывается, теннисный матч. Представлен другой тип людской толпы: сидящие рядом, но реально находящиеся в интерактивном взаимодействии, поскольку все они смотрят на мяч. Если вы теперь еще раз посмотрите на кадр, то увидите, что они даже повернули голову в одном направлении, наблюдая за мячом.

10-ая фотография: Люди, сидящие на площади в Риме.

Другой тип человеческой группы. Это на знаменитой Испанской лестнице в Риме. Здесь люди просто сидят, чтобы отдохнуть, чтобы погреться на солнце, здесь нет представления, нет теннисного матча. Все они делятся на маленькие группки, которые разговаривают, дружеские группки, но в целом общение индивидуализировано. Поэтому мы видим не реальную общность, а искусственную. Реальное сообщество требует значительно большего.

11-ая фотография: Красочно оформленные рекламой улицы разных городов.

Все мы хорошо знакомы с уличными плакатами и рекламой. Вот отдельные ее образчики на улицах Аргентины, Австралии, Зальцбурга, все они выглядят довольно сходно: коммерциализация жизни. Здесь все возможные виды рекламы, которые придают улицам цветность. Они выглядят сходно, возможно, и в Санкт-Петербурге, и в любом другом городе, где есть старая архитектура, которая пересекается с современными элементами коммерциализации.

Религия очень важная часть жизни для большинства людей. Религия имеет одну очень интересную особенность, она весьма "визуальна", она визуально структури-

рована через символы и значения. Это структурированное поле, которое наполнено изображениями, символами, орнаментами, одеждой и другими элементами подобного рода. Поэтому в различных культурах можно разглядеть много интересных визуальных феноменов, связанных с религией.

Вот, например, паломники, посещающие церковь в Мехико (Показывает еще одну фотографию). Это крестьяне, которые пришли из деревни, вокруг них характерные флаги, орнаменты, весьма типичная картина для религиозной страны.

Это уже в моем городе, Кракове. Молодые люди совершают паломничество в Церковь Девы Марии Честоховы. Протяженность пути составляет 120 км. Студенты и молодежь раз в год организуют такого рода общее событие. Они идут туда в течение трех или четырех дней, у них все организовано, в том числе места для сна.

Итак, религия имеет очень интересные визуальные элементы, которые можно легко увидеть и описать.

Однако не всегда для того, чтобы сделать "социологическую фотографию", нужно запечатлевать людей. Иногда некоторые вещи, объекты потребления сами по себе содержат социологические смыслы. Особенно, если такие вещи становятся символами. Вот что становится символом в нашем современном обществе.

12-ая фотография: Молодые парни стоят рядом с мотоциклом.

Должно быть, этот мотоцикл принадлежит вот этим молодым людям из Бостона. Они очень гордятся своим Харлеем. Я имел возможность поговорить с ними прежде, чем сделать фотографию. Они гордятся им, как символом, который дает возможность почувствовать свое превосходство над другими.

13-ая фотография: Девушки в полной экипировке мотоциклиста на большой скорости ведут мотоцикл по бесконечной дороге.

Но мотоцикл может стать символом и чего-то другого. Он может стать символом свободы. Эти девушки из Канады, которые водят Харлей, имеют совершенно иную точку зрения на мотоцикл, чем предыдущие парни. Для них мотоцикл имеет другое значение: с его помощью они хотят показать свою степень свободы, то, что они такие же, как мужчины.

Ситуация схожа, но смыслы совершенно другие.

14-ая фотография: Карета, запряженная лошадью, на улицах большого современного города.

Другой «вещный» объект, который имеет странное и различное значение в разных контекстах: карета с лошадьми. Карета — важный туристический атрибут во многих городах Европы и Америки. Если раньше она была средством передвижения, то теперь это туристическая наживка. Она изменила свой смысл, и антропологи уже исследовали данный феномен: как «вещные» объекты на протяжении времени могут менять свои культурные значения и использоваться совершенно иначе.



Итак, конечно, фотография селективна, но и само рассматривание также селективно: вы субъективны и не можете этого избежать. Это – всегда тип субъективной презентации. Но, начиная интерпретировать, вам необходимо осознавать и учитывать как свою субъективность, так и того, кто фотографировал.


1 Весной 2006 г. профессор Петр Штомпка по приглашению проф. Никиты Покровского провел мастер-класс по визуальной социологии для студентов и аспирантов факультета социологии Высшей школы экономики (г. Москва). Занятие проходило на английском языке. Здесь печатается текст устного выступления П. Штомпки на этом занятии с небольшими сокращениями. По ходу П. Штомпка демонстрировал некоторые из своих фотографий. Мы приводим краткое описание каждой из них для того, чтобы можно было понять фокус его исследовательских интересов при анализе фотоматериала.



Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2019
обратиться к администрации

    Главная страница