Взаимосвязь уровней тревожности и механизмов адаптации личности в период юности



Скачать 457.52 Kb.
страница2/2
Дата15.05.2016
Размер457.52 Kb.
#13096
ТипАвтореферат
1   2

В ситуации психологического тестирования ситуативная тревожность статистически значимо чаще встречается в экспериментальной группе и в контрольных группах 1 и 2 и значимо реже – в контрольной группе 3, что подтверждает нашу гипотезу (Табл. 2). Получены статистические различия по переменной между ЭГ и КГ1; между КГ3 и остальными группами (ЭГ, КГ1 и КГ2). В психологической литературе отмечается низкая ситуативная тревожность у спортсменов, обусловленная привычностью для них ситуации оценки, в связи с особенностями их профессиональной деятельности. (Соколовский Б.Д., 2003). Спортсменам часто приходится сталкиваться с ситуацией подобной оценки (проверка на допинг, сдача нормативов, контроль функциональной готовности к соревнованиям, проверка волевых качеств в ходе соревнований и подготовки к ним). В остальных исследуемых группах ситуация оценки вызвала повышение ситуативной тревожности, что свидетельствует о высокой ценности внешней оценки для данного возраста и о том, что спортсмены специально обучаются приёмам овладения тревожными состояниями.

Определяя тревожность как реакцию личности на угрожающие ситуации, важно понять, какие именно ситуации оцениваются субъектом как тревогогенные (§ 3.4. «Локализация тревожности в личностных и социальных сферах»). Способность личности к осознанию ситуаций как нейтральных или тревожных рассматривалось нами как важное основание для регуляции субъектом напряженных состояний. Она характеризуется возможностью соотносить тревожность с конкретной социальной ситуацией или личностной особенностью (сферой) и определяется как способность к опредмечиванию тревожности. Для операционализации этого конструкта использовался термин «локализация тревожности». Проверялась гипотеза: существует взаимосвязь между уровнем личностной тревожности и способностью к её опредмечиванию.

С целью проверки гипотезы была разработана и применялась «Методика ранжирования тревогогенных ситуаций». Ее суть состоит в ранжировании предлагаемых испытуемому стандартных ситуаций от наиболее (ранги 1, 2) к наименее тревогогенным (5, 6). Ситуации поделены на два блока: личностные сферы (ценностная, потребностная, сфера способностей, когнитивная, эмоциональная, сфера доверия) и социальные ситуации (взаимоотношения в семье, взаимоотношения в школе, межличностные отношения со сверстниками, интимно-личностные взаимоотношения с противоположным полом, сфера досуга, ситуации в общественных местах). Результаты показали следующее:


  • Чем выше уровень личностной тревожности, тем менее конкретно опредмечивается тревожность, т.к. ситуации/сферы не дифференцируются по степени тревожности.

  • Высокая значимость ценности здоровья (ЭГ, КГ3) сопряжена с локализацией тревожности преимущественно в сферах личности (сходство по всем сферам, кроме сферы способностей), однако, наличие способности справляться с тревогой у спортсменов вносит различия в социальные сферы: наиболее тревогогенными являются такие ситуации как взаимоотношения в семье, в школе, интимно-личностное общение с противоположным полом, межличностные отношения со сверстниками.

  • Фрустрация потребностей (ЭГ, КГ2, КГ3), сопряженная с высокой тревожностью, определяет локализацию тревожности в таких сферах личности как потребностная сфера, сфера эмоций, сфера доверия, и слабее связывают тревогу со сферой ценностей, способностей и когниций.

  • Сходство трех контрольных групп (КГ1, КГ2, КГ3) определяется идентичностью в ранжировании социальных ситуаций, таких как взаимоотношения в школе, межличностные отношения, интимно-личностные отношения, которые отмечаются как тревогогенные и таких как досуг и ситуации в общественных местах, которые отрицаются как тревогогенные.

Обобщая полученные нами данные, отметим, что у испытуемых, которые чаще находятся во фрустрирующих ситуациях (экспериментальная группа и контрольные группы 2 и 3) значимо чаще, чем у их сверстников без ограничений возможностей здоровья (контрольная группа 1), встречается высокая личностная тревожность, локализованная в личностных сферах (потребностная сфера, эмоции, сфера доверия). На основе этого можно сделать вывод о подтверждении гипотезы.

В § 3.5. «Индивидуальные типы адаптации личности» проверялась гипотеза о том, что типы индивидуального приспособления к условиям социальной среды характеризуются сочетанием уровней ситуативной и личностной тревожности с уровнями адаптации личности. В диссертации в качестве адаптации изучался не столько процесс приспособления к конкретным социальным условиям, сколько способность (готовность) личности к адаптации к изменяющимся или трудным условиям среды, т.е. адаптируемость, приспособляемость.

Таблица 3. Кластерный анализ данных по показателям ситуативной, личностной тревожности и адаптации


кластера

n (кол. чел. / %)

СТ

ЛТ

КГА

ЭГ

КГ 1

КГ 2

КГ 3

1

92 /

23


У

В

В

37

10

12

33

43

55

59

2

151 / 37,75

Н

У

У

33

33

25

60

30

40

45

3

66 /

16,5


Н

Н

В

9

28

22

7

21

25

63

4

91 / 22,75

В

В

Н

21

29

41

0

52

57

37

Прим.: В – высокий уровень тревожности или адаптации, У – умеренный уровень тревожности или адаптации, Н – низкий уровень тревожности или адаптации; СТ – ситуативная тревожность, ЛТ – личностная тревожность, КГА – адаптация. Цифры указывают на количество человек в каждом кластере из групп ЭГ, КГ1, КГ2, КГ3.

Для проверки гипотезы применялся кластерный анализ, который позволил сгруппировать показатели ситуативной и личностной тревожности и адаптации в кластеры (типы) по всей выборке в целом и в каждой группе испытуемых (Табл. 3).

По результатам кластерного анализа выделено четыре типа индивидуального приспособления к внешним условиям:

1) Умеренно адаптивный тип – сочетание низкой ситуативной тревожности, умеренной личностной тревожности и среднего уровня адаптации;

2) Парадоксально адаптивный тип – сочетание умеренной ситуативной тревожности, высокой личностной тревожности и высокого уровня адаптации;

3) Традиционно адаптивный тип – сочетание низкой ситуативной и личностной тревожности с высоким уровнем адаптации;

4) Традиционно неадаптивный тип – сочетание высокой ситуативной и личностной тревожности с низким уровнем адаптации.

При статистической обработке результатов (критерий φ – угловое преобразование Фишера) было обнаружено, что для ЭГ типичными являются парадоксальный и умеренно адаптивный типы, для КГ1 – умеренно адаптивный и традиционно адаптивный типы, для КГ2 – традиционно неадаптивный тип, для КГ3, так же, как и для ЭГ, – умеренно адаптивный и парадоксальный типы.

В параграфе 3.6. «Направления и типы реакций на фрустрацию у юношей/девушек с различной степенью ограничения возможностей здоровья» рассматривалась связь типов реакции на фрустрацию с типами индивидуальной адаптации, и выделялись аллопластические механизмы, которые позволяют личности адаптироваться при разных уровнях тревожности.

С целью выделения механизмов адаптации была выбрана определенная процедура анализа данных. Для этого типы адаптации были представлены в порядке убывания их ресурсозатратности: наиболее ресурсозатратным был выбран парадоксальный тип, а наименее – неадаптивный тип. Типы адаптации, на основании критерия ресурсозатратности располагались таким образом: парадоксальный тип → умеренно адаптивный тип → традиционно адаптивный тип → традиционно неадаптивный тип. Понятие «ресурсозатратности» было введено для того, чтобы подчеркнуть, с одной стороны, что существует возможность успешной адаптации даже при высоком уровне личностной тревожности, путём обращения к определённым личностным ресурсам, а, с другой стороны, отметить, что адаптационный процесс при высоком уровне тревожности является более сложным и требует от субъекта особых способов регуляции тревожности. Аллопластические механизмы адаптации выделялись на основании оценки изменения реакций на фрустрацию как проявлений адаптационного поведения при переходе от наименее к наиболее ресурсозатратным типам адаптации. В этом состоял принцип выделения механизмов адаптации личности при разных уровнях тревожности и типах адаптации.

Проверялись гипотезы: 1) Типы адаптации (парадоксально адаптивный тип, умеренно адаптивный тип, традиционно адаптивный тип, традиционно неадаптивный тип) связаны с определённой спецификой реакций на фрустрацию; 2) Существуют различия в механизмах адаптации между людьми в зависимости от значимости ценности здоровья и возможности/невозможности удовлетворения значимых потребностей.

Для проверки первой гипотезы была проанализирована взаимосвязь выделенных нами типов адаптации с направлениями и типами реакций на фрустрацию. В ходе анализа было установлено, что парадоксально адаптивный тип сопряжён с экстрапунитивной направленностью реакций на фрустрацию. Испытуемым экспериментальной группы (слабовидящие), для которых парадоксальный тип является типичным, свойственны экстрапунитивные реакции с фиксацией на удовлетворении потребности, которые, как было установлено ранее, в целом связаны с высокой личностной тревожностью. Показано, что экстрапунитивные реакции с фиксацией на удовлетворении потребности способствуют успешной адаптации личности только при наличии у неё соответствующих ресурсов, в противном случае, такие реакции не приводят к успешной адаптации. Традиционно адаптивный тип, напротив, исключает экстрапунитивные реакции, что подчёркивает связь экстрапунитивности с высоким уровнем личностной тревожности. Умеренно адаптивный тип в целом характеризуется высокой вариативностью реакций с фиксацией на удовлетворении потребности по их направленности, что позволяет субъекту удовлетворять потребности, обращаясь к различным внутренним и внешним ресурсам. Наличие связи типов адаптации с направлениями и типами реакции на фрустрацию подтверждает первую из двух гипотез, сформулированных в этом параграфе.

Обобщение результатов проводилось средствами факторного анализа по показателям ситуативной и личностной тревожности, адаптации, направлениями и типами реакций на фрустрацию. В каждой группе была выделена своя структура факторов. В целом установлено, что высокая личностная тревожность во всех группах сопряжена с экстрапунитивностью, тогда как низкая личностная тревожность, напротив, связана с импунитивностью. В 1 и 2 контрольных группах были выделены идентичные факторы, включающие высокие показатели по ситуативной и личностной тревожности, низкие показатели по адаптации в сочетании с экстрапунитивными реакциями с фиксацией на удовлетворении потребности. В экспериментальной группе типичной связи тревожности и адаптации не выявлено по факторному анализу. В контрольной группе 3 высокая тревожность сопровождается высокой адаптацией, при этом выражена экстрапунитивность в сочетании с самыми разными типами реакций на фрустрацию.

Для проверки второй гипотезы в соответствии со сформулированным выше принципом выделения аллопластических механизмов адаптации были сопоставлены изучаемые группы испытуемых. В таблице для каждой группы представлены разные по ресурсозатратности типы адаптации и соответствующие им реакции на фрустрацию. Изменение типа и направленности реакций на фрустрацию формулировали в виде определенного механизма адаптации (Табл. 4).

Анализ данных проводили в следующем порядке:

(1) Сравнение наиболее контрастных групп – экспериментальная группа (слабовидящие) и основная контрольная группа (юноши/девушки без ограничений возможностей здоровья) – ЭГ и КГ1. Эти группы различаются как по критерию значимости ценности здоровья, так и по критерию возможности/невозможности удовлетворения значимых потребностей. Сопоставление данных, полученных в наиболее контрастных группах, позволяет выделить способы адаптации при разных уровнях личностной тревожности.

(2) Сравнение контрольных групп 1 и 2 (юноши/девушки без ограничений возможностей здоровья и их сверстники с незначительными ограничениями возможностей здоровья) – КГ1 и КГ2. В этих группах ценность здоровья отрицается как значимая, однако, в юношеском возрасте ограничения возможностей здоровья (даже незначительные) существенно затрудняют удовлетворение значимых потребностей, следствием чего является высокая личностная тревожность.

(3) Сравнение данных наиболее близких по выделенным критериям групп – экспериментальная группа (слабовидящие) и контрольная группа 3 (юноши/девушки, профессионально занимающиеся спортом) – ЭГ и КГ3. В этих группах отмечается высокая значимость ценности здоровья и частая фрустрированность значимых потребностей: у слабовидящих это обусловлено ограничениями возможностей здоровья, а у спортсменов – необходимостью постоянно показывать высокие спортивные результаты и угрозой потери здоровья. Такое сравнение позволило нам конкретизировать механизмы адаптации, специфичные для людей с ограниченными возможностями здоровья и для спортсменов, дифференцировать аутентичные и «выученные» способы адаптации.

Таблица 4. Типы адаптации и соответствующие им направления и типы реакций на фрустрацию в четырёх обследованных группах

Типы

адаптации

Направления и типы реакций на фрустрацию в группах

ЭГ

КГ 1

КГ 2

КГ 3

Парадоксально

адаптивный

E+NP

не типичен

не типичен

E+OD(!)

лидерство, руководство

подчеркивается наличие препятствия, выражается ужас

Умеренно адаптивный

баланс E=I=M

+ NP


E+NP

баланс E=I=M

+ NP, но c акцентом на I+ED



M+OD

разнонаправленные реакции, но с фиксацией на удовлетворении потребности

лидерство, руководство

разнонаправленные реакции, но с фиксацией на удовлетворении потребности

ситуация как фрустрирующая

отрицается



Традиционно адаптивный

не типичен

I + (ED/NP)

M+OD

M+ED

решение проблемы берется на себя, хороший исполнитель, чувство вины

ситуация как фрустрирующая отрицается

ответственность сведена до минимума, осуждение избегается

Традиционно неадаптивный

E+OD

E+NP(!)

E+NP(!)

не типичен

подчеркивается наличие препятствия, выражается ужас

безусловное лидерство, жесткая, негибкая позиция

безусловное лидерство, жесткая, негибкая позиция


Прим.: Е – экстрапунитивность, I – интропунитивность, М – импунитивность, OD – фиксация на препятствии, ED – фиксация на самозащите, NP – фиксация на удовлетворении потребности. (!) – реакция на фрустрацию выражена значительно.

Анализ реакций на фрустрацию (Табл. 4) в экспериментальной группе позволил выделить характерный для нее механизм актуализации тревоги, который заключается в ситуативном повышении тревожности в ситуациях адаптации. Кроме этого в этой группе испытуемых при сопоставлении разных по ресурсозатратности типов адаптации выделены механизм трансформации тревоги в активную целенаправленную деятельность и механизм дифференциации общего чувства тревоги (смысл механизмов раскрывается ниже).

При сравнении результатов юношей/девушек с незначительными ограничениями здоровья (КГ2) с их сверстниками без таких ограничений (КГ1) оказалось, что группы, которые являются схожими (но не идентичными) по степени соматического здоровья, демонстрируют одинаково низкий уровень адаптации при высокой тревожности. Принцип выделения механизмов адаптации в этих группах также позволил определить их некоторое сходство. Показано, что типичной стратегией поведения при низкой адаптации и высокой тревожности является безусловное лидерство, жесткая, негибкая позиция (E+NP), которая рассматривалась как своеобразная фиксация на проблеме. При этом механизм адаптации, который можно выявить, сопоставив реакции на фрустрацию при неадаптивной стратегии поведения с реакциями на фрустрацию при умеренно адаптивном поведении, состоит в приспособлении к ситуации путем трансформации тревожности в целенаправленную активность, в переходе с фиксации на проблеме к ее разрешению. Этот прием был назван механизмом трансформации тревоги в активную целенаправленную деятельность, и актуализируется в контрольной группе 1.

В контрольной группе 2 (Табл. 4) успешная адаптация при высоком уровне тревожности встречается редко: для этой группы переход от неадаптивного типа к умеренно адаптивному возможен за счет типичной для нее стратегии I+ED – чувство вины, угрызения совести, т.е. за счет возможной вариативности типов реакции на фрустрацию. Этот механизм достаточно слабо проявляется в КГ2, однако его также следует выделить. Он состоит в дифференциации реакций на фрустрацию, в разделении глобального чувства тревоги на отдельные проблемы, с которыми справиться легче, чем с недифференцированным чувством «коренной тревоги». Этот механизм был назван дифференциацией общего чувства тревоги, которая проявляется в разных по направленности реакциях на фрустрацию в сочетании с «фиксацией на удовлетворении потребности».

Сравнение наиболее сходных групп (ЭГ и КГ 3) показало преобладание в них и наиболее ресурсозатратных типов (парадоксально и умеренно адаптивный типы) и позволило выделить механизм актуализации тревоги, заключающийся в ситуативной регуляции тревожных состояний, как общий для этих групп способ адаптации и как основной для группы людей, профессионально занимающихся спортом (Табл. 4).

В целом по всей выборке испытуемых можно отметить связь высокой тревожности с экстрапунитивными реакциями с фиксацией на удовлетворении потребности, однако, одних испытуемых такие реакции на фрустрацию приводят к дезадаптации (традиционно неадаптивный тип), а других – к более успешной адаптации (парадоксально адаптивный тип). В экспериментальной группе актуализируются все три выделенных аллопластических механизма адаптации. У каждой из контрольных групп преобладает один из них – либо механизм трансформации тревоги в активную целенаправленную деятельность (КГ1), либо механизм дифференциации общего чувства тревоги (КГ2), либо механизм актуализации тревоги (КГ3). В этом и состоит специфика изучаемых групп испытуемых. Успешность адаптационного процесса тесно связана с наличием (или отсутствием) внутриличностных условий, выступающих в роли ресурсов адаптации.

В заключительном параграфе диссертации (3.7. «Особенности самоотношения у юношей/девушек с разной степенью ограничения возможностей здоровья») определены ресурсы, в качестве которых рассматриваются характеристики самоотношения субъекта.

Проверялась гипотеза: существуют различия по факторам самоотношения у юношей/девушек с разными типами адаптации.

Анализ самоотношения проводили с помощью методики исследования самоотношения С.Р. Пантилеева. При обобщении результатов учитывались показатели модальностей самоотношения, а именно соотношение их уровней: высокий уровень самоуважения и аутосимпатии, т.е. позитивное самоотношение, и низкий уровень самоуничижения, т.е. негативное самоотношение, соответствуют позитивному смыслу «Я», высокие показатели, как по позитивному, так и по негативному самоотношению – конфликтному смыслу «Я», низкие показатели по позитивному и высокие показатели по негативному самоотношению – негативному смыслу «Я».

Таблица 5. Итоговые результаты исследования



Типы

адаптации

Преобладающие личностные смыслы в группах

ЭГ – Амбивалентный смысл «Я»

КГ 1 – Позитивный личностный смысл

КГ 2 – Негативный личностный смысл

КГ 3 – Конфликтный смысл «Я»

Парадоксально адаптивный

Механизм актуализации тревоги;

Механизм дифференциации общего чувства тревоги;

Механизм трансформации тревоги в активную целенаправленную деятельность; Аутопластический механизм компенсаторного характера


Механизм трансформации тревоги в целенаправленную активную деятельность

Механизм дифференциации общего чувства тревоги

Механизм актуализации тревоги

Умеренно адаптивный

Традиционно адаптивный

Традиционно неадаптивный

Испытуемым, профессионально занимающимся спортом (контрольная группа 3), свойственно сочетание высоких показателей по фактору «Самоуважение», средних (с тенденцией к высоким) показателей по фактору «Аутосимпатия» и высоких показателей по фактору «Самоуничижение», т.е. конфликтный смысл «Я». У испытуемых без каких-либо ограничений возможностей здоровья отмечается сочетание средних (с тенденцией к высоким) показателей по фактору «Самоуважение», средних (с тенденцией к высоким) показателей по фактору «Аутосимпатия» и низких показателей по фактору «Самоуничижение», что означает преобладание у испытуемых данной группы позитивного личностного смысла «Я».

В контрольной группе 2 (испытуемые с незначительными ограничениями возможностей здоровья) низкие показатели по фактору «Самоуважение» сочетаются с низкими показателями по фактору «Аутосимпатия» и с высокими показателями по фактору «Самоуничижение», что означает преобладание у испытуемых данной группы негативного личностного смысла.

Испытуемые с ограниченными возможностями здоровья (экспериментальная группа) демонстрируют не характерное ни для одной из контрольных групп сочетание средних (с тенденцией к низким) показателей по фактору «Самоуважение», средних (с тенденцией к высоким) показателей по фактору «Аутосимпатия» и низких – по фактору «Самоуничижение». Такое сочетание факторов второго порядка было обозначено как амбивалентный смысл «Я». Причины такого своеобразия личностного смысла испытуемых с ограниченными возможностями здоровья состоят в реализации аутопластического механизма компенсаторного характера, действующего по следующей схеме: снижение уровня самоуважения компенсируется за счёт повышения уровня аутосимпатии, что не позволяет повышаться самоуничижению и формироваться негативному личностному смыслу «Я».

Позитивный личностный смысл (контрольная группа 1) в сочетании с умеренно адаптивным типом характеризуется успешной реализацией склонности к лидерству и руководству – аллопластический механизм трансформации тревоги в активную целенаправленную деятельность, ресурсы позитивного самоотношения и умеренная личностная тревожность позволяют личности довольно успешно (умеренный уровень адаптации) адаптироваться. Позитивный смысл «Я» (контрольная группа 1) также может соответствовать традиционно адаптивному типу. Данный тип характеризуется низким уровнем личностной и ситуативной тревожности и высоким уровнем адаптации и реализуется в интропунитивных реакциях, вариативных по типу (с фиксацией на самозащите или с фиксацией на удовлетворении потребности). При этом, решение проблемы субъект берёт на себя, оценивает степень трудности ситуации и, исходя из этого либо пытается защититься от разрушительной силы ситуации, либо нацеливается на ее разрешение.

В целом, позитивный личностный смысл отрицательно связан с высоким уровнем личностной тревожности и не описывает особенности адаптации при высоком уровне личностной тревожности.



Негативному личностному смыслу (контрольная группа 2) соответствует традиционно неадаптивный тип, который характеризуется сочетанием высокого уровня ситуативной и личностной тревожности с низким уровнем адаптации личности. Личностные ресурсы здесь недостаточны для успешной реализации стремления к лидерству и руководству, попытка руководить не приводит к успеху, потребность в руководстве фрустрируется, что не позволяет регулировать тревожность и обеспечивать адаптацию. Слабо выражен аллопластический механизм дифференциации общего чувства тревоги.

В целом показано, что при разных личностных смыслах экстрапунитивные реакции с фиксацией на удовлетворении потребности могут соответствовать разным типам адаптации личности, что подчёркивает большое значение ресурсов самоотношения для успешности процесса адаптации.

При конфликтном смысле «Я» (контрольная группа 3) отмечается парадоксальный тип адаптации. Ресурсы позитивного самоотношения позволяют успешно адаптироваться к социальному окружению, несмотря на высокий уровень личностной тревожности. Здесь ситуативная оптимизация тревожности (аллопластический механизм актуализации тревоги) происходит с помощью экстрапунитивных реакций с фиксацией на препятствии. В данном случае фиксация на препятствии не означает подчёркивания своей беспомощности в трудной ситуации, но, напротив, является способом оценки степени ее трудности. Ситуативное снижение тревожности в ситуации оценки указывает на наличие возможности снижать влияние тревожности за счёт повышения осведомлённости о ситуации: чем более предсказуема и знакома ситуация, тем легче с ней справиться. Отличие этой группы от остальных показывает, что выделенные способы адаптации, скорее всего, являются следствием специального обучения, и неаутентичны. Также при конфликтном личностном смысле (контрольная группа 3) отмечается умеренно адаптивный тип, при котором реакции на фрустрацию также фиксированы на препятствии, но отличаются импунитивной направленностью. При этом фрустрирующая сила ситуации отрицается, что также позволяет ситуативно оптимизировать тревожность (снижать уровень ситуативной тревожности с умеренного до низкого).

При амбивалентном личностном смысле (экспериментальная группа) действует аутопластический механизм компенсаторного характера, заключающийся в компенсации самоуважения за счёт повышения аутосимпатии, что препятствует повышению самоуничижения и формированию негативного самоотношения. Механизм раскрывает специфику «извлечения» внутриличностных ресурсов адаптации, при этом, высокая аутосимпатия обеспечивает успешную реализацию всех трех выделенных аллопластических механизмов адаптации. Сочетание экстрапунитивности и фиксации на удовлетворении потребности (аллопластический механизм трансформации тревоги в активную целенаправленную деятельность) в случае действия компенсаторного механизма, способствует оптимизации ситуативной тревожности, так как соответствует парадоксальному типу адаптации, позволяет регулировать ее уровень (аллопластический механизм актуализации тревоги). Амбивалентный смысл «Я» (экспериментальная группа) также может соответствовать умеренно адаптивному типу. Здесь компенсация самоуважения за счёт повышения аутосимпатии связана с фиксацией на удовлетворении потребности, но направления этих реакций варьируются (экстра-, интро- и импунитивные реакции), что подтверждает действие выделенного ранее механизма дифференциации общего чувства тревоги, который заключается в способности субъекта варьировать направления реакций на фрустрацию, сохраняя мотивированность на решении проблемы.

В целом, из этого можно сделать вывод о том, что аутопластический механизм компенсаторного характера нацелен на оптимизацию тревожности в ситуациях оценки за счёт фиксации на удовлетворении потребности, стремления к разрешению проблемы.

Полученные результаты позволяют сделать следующие выводы:

1) Установлено, что трудность удовлетворения значимых потребностей, связанная с ограничениями здоровья, сопряжена с высокой личностной тревожностью.

2) Доказано, что в юношеском возрасте между людьми с разной степенью ограничения возможностей здоровья существуют различия по уровню ситуативной тревожности, что связано с различием в способах адаптации личности.

3) Выделены типы индивидуальной адаптации, характеризующиеся сочетанием уровней ситуативной и личностной тревожности с уровнем адаптации личности: умеренно адаптивный тип; традиционно адаптивный тип; парадоксально адаптивный тип; традиционно неадаптивный тип.

4) Выявлена способность к опредмечиванию тревожности, которая заключается в когнитивной проработке причин собственной тревожности, а именно, в локализации тревожности в конкретных личностных и социальных сферах, что позволяет поддерживать её оптимальный уровень.

5) Определены особенности локализации тревожности в исследованных группах, связанные с уровнем личностной тревожности;

6) Выделены аллопластические механизмы адаптации, реализуемые в направлениях и типах реакции на фрустрацию: механизм актуализации тревоги, механизм дифференциации общего чувства тревоги, механизм трансформации тревоги в активную целенаправленную деятельность.

7) Выделен аутопластический механизм адаптации компенсаторного характера, заключающийся в компенсации низкого самоуважения за счёт высокой аутосимпатии.

Содержание диссертации отражено в следующих публикациях:



Публикации в журналах, рекомендованных ВАК:

1. Кузнецова О.В. Типы реакций на фрустрирующие ситуации при разном уровне личностной тревожности. // Вестник Костромского государственного университета им. Н.А. Некрасова. № 2. Кострома. 2007. С. 114-118. (0,6 п.л.).



Публикации в других научных изданиях:

2. Кузнецова О.В. Компенсаторные способы реакции на фрустрацию у людей с физическими недостатками. // Научный поиск: Сб. научных работ студентов, аспирантов и преподавателей / Под ред. проф. А.В. Карпова. ЯрГУ, Ярославль, 2006. С. 167-176. (0,4 п.л.). (Соавтор. Харламенкова Н.Е.).

3. Кузнецова О.В. Реакции на фрустрацию как способы совладания с трудностями // Совладающее поведение: Современное состояние и перспективы. М.: Изд-во «Институт психологии РАН», 2008. С. 289–307. (0,9 п.л.). (Соавтор. Харламенкова Н.Е.).

4. Кузнецова О.В. Механизмы преодоления тревожности в раннем юношеском возрасте. Материалы международной научно-практической конференции. Астрахань. 2006. С. 214-216. (0,2 п.л.).

5. Кузнецова О.В. Индивидуальные типы адаптации к условиям социальной среды. материалы XI Всероссийской научно-практической конференции «Образование в России: медицинские, педагогические, психологические, экологические аспекты». Калуга. 2007. С. 127-132. (0,3 п.л.).

6. Кузнецова О.В. Особенности преодоления тревожности у детей с нарушениями зрения. Тезисы международной научно-практической конференции "Психология совладающего поведения". Кострома. 2007. С. 307-309. (0,2 п.л.).

7. Кузнецова О.В. Адаптация проективных (рисуночных) методов для людей с нарушениями зрения. // Потенциал личности: комплексная проблема. Тамбов. 2007. С. 274-279. (0,3 п.л.).

8. Кузнецова О.В. Реакции на фрустрацию в условиях рассогласования ситуативной и личностной тревожности у юношей и девушек, профессионально занимающихся спортом. Тезисы 1 всероссийской научно-практической конференции «Психология психических состояний». Казань, 2008. С. 341-344. (0,2 п.л.).




Каталог: engine -> documents
documents -> Мета-аналитические исследования в психологии
documents -> 2012 Раздел Методология психологии, предмет и методы психологического исследования
documents -> Программа вступительного экзамена в аспирантуру по специальности 19. 00. 13 психология развития, акмеология
documents -> Роль акцентуаций характера в самореализации личности
documents -> Индивидуально-психологические предпосылки выбора профессии в подростковом и юношеском возрасте 19. 00. 13 психология развития, акмеология
documents -> Восприятие выражения целого и частично закрытого лица
documents -> Личностно-ориентированная экспертиза профессиональной пригодности летчиков
documents -> Программа вступительного экзамена в аспирантуру по специальности 19. 00. 03 Психология труда, инженерная психология
documents -> Федеральное государственное бюджетное учреждение науки
documents -> Взаимосвязь социально-психологических характеристик и жизненной перспективы личности

Скачать 457.52 Kb.

Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2




База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2022
обратиться к администрации

    Главная страница