Занятие по развитию оптимальных межличностных отношений у несовершеннолетних, изменению поведения, формирования положительного отношения к себе и окружающим людям (40-46 с.)


Несовершеннолетних правонарушителей разделяют на 6 групп



страница2/7
Дата11.05.2016
Размер0.53 Mb.
ТипЗанятие
1   2   3   4   5   6   7

Несовершеннолетних правонарушителей разделяют на 6 групп

(В.Л. Васильев)

1. Младенческий возраст (от момента рождения до 1 года).

2. Следственной и судебной практике известны крайне редкие случаи допроса детей группы раннего детства (от 1 года до 3 лет)

3. Дошкольный возраст (от 3 до 7 лет)

4. Младший школьный возраст (от 7 до 11 лет)

5. Подростковая группа.(от 11 до 15 лет). Для этого возраста порой характерны излишняя самоуверенность и самолюбие, неуравновешенность поведения, некоторая склонность к фантазии.

6. Юные правонарушители (от 15 до 18 лет) в целом действуют психические закономерности, характерные уже для взрослого человека, однако у некоторых юношей и девушек этого возраста могут отмечаться неправильные нравственные оценки наряду с повышенным стремлением к независимости.


В психологии этот возраст называется критическим. С. Хол полагал, что подростковая стадия в развитии индивида соответствует эпохе романтизма и воспроизводит эпоху хаоса, когда природные устремления человека, сталкиваются с требованиями социальной жизни. Согласно его представлениям, наиболее характерной чертой подростка является противоречивость поведения, которая может представлять подростковый комплекс.

Специфику поведения подростков во многом помогают объяснить присущие им стереотипы поведения, или подростковые реакции, которые выявил и описал А.Е. Личко.

Реакция эмансипации – стремление высвободиться от навязчивой опеки, руководства, контроля, покровительства взрослых. Реакция может распространяться не только на старших лиц, но и на установленные взрослыми правила, порядки, законы, все, что ценится и уважается в обществе. Эта реакция является для подростков одной из форм самоутверждения. Проявления этой реакции весьма разнообразны – от эпизодического «бунта» против родительской власти до демонстрации своего стремления поступать «самостоятельно».

Реакция увлечения – хобби-реакция - наиболее характерная для подросткового возраста особенность. Подросток может посвящать тому или иному увлечению все свободное время даже в ущерб учебной деятельности, отдыху (интеллектуально-эстетические, телесно-мануальные, лидерские, накопительные эгоцентрические, азартные увлечения, информативно-коммуникативное хобби).

Реакция группирования со сверстниками характеризуется инстинктивным тяготением подростков к сплочению, объединению со сверстниками. Подростковые группы отличаются однородной направленностью, территориальной общностью, борьбой за господство на своей территории.

Реакция отказа возникает при резкой перемене ситуации (отрыв от семьи, переезд на новое местожительство и т.п.) и проявляется в отказе от контактов, другой какой-нибудь деятельности.

Реакция оппозиции возникает как активный протест против чрезмерных требований, предъявляемых к подростку, а также как следствие резкого уменьшения привычного внимания со стороны взрослых, родителей или близких лиц. Эта реакция может проявляться весьма разнообразно – от прогулов в школе и побегов из дома до кражи и попыток самоубийства.

Реакция имитации проявляется в подражании определенному лицу

или образу. Чаще всего подросток подражает кому-либо из своих товарищей, более популярному в среде сверстников и более в чем-либо преуспевающему. Иногда в роли образца для подражания выступает отрицательный «герой», нередко имеющий судимость.

Отрицательная реакция имитации выражается в том, что все поведение строится как противоположное определенному образцу.

Реакция компенсации проявляется в том, что свою слабость и неудачи в одной области подросток стремится восполнить успехами в другой (например, неудачи в школе могут компенсироваться (восполняться) смелостью, отвагой, рискованным поведением в уличных компаниях).

Реакция гиперкомпенсации выражается в упорном стремлении подростка добиться успехов (признания среди сверстников) именно в той области, где он слаб.

Значительную роль в формировании отклоняющегося поведения несовершеннолетних (дефектов социализации) играют некоторые особенности указанных лиц.

В исследованиях отмечается повышенная, даже максимальная готовность к патологическому, асоциальному реагированию на неблагоприятные условия у подростков с акцентуациями характера.

Подростковые акцентуации характера – крайние варианты нормы, при которых отдельные черты характера чрезмерно усилены, вследствие чего обнаруживается избирательная уязвимость в отношении определенного рода психогенных воздействий при хорошей и даже повышенной устойчивости к другим.

Акцентуации характера подростков выявил и детально изучил А.Е. Личко.

Тактика психолого-педагогического воздействия должна исходить не из подавления, а из искусной переориентации подростка на интересующую его социально полезную деятельность, где он сможет удовлетворить свои лидерские способности.

Лабильный тип. Главная черта таких подростков – крайняя неустойчивость настроения, которое меняется слишком часто под воздействием малозаметных для окружающих поводов. Этих подростков отличают глубокие чувства, искренняя привязанность к тем, кто их любит и уважает. Они способны на преданную дружбу.

Реакция эмансипации выражена умеренно, она усиливается в случае неблагоприятной семейной обстановки, когда такие подростки рвутся из дома. Тяга к группированию со сверстниками также выражена умеренно. В группе на роль вожака они никогда не претендуют.

«Слабым звеном» является эмоциональное отвержение со стороны близких лиц. Длительная неблагоприятная обстановка в сочетании с недоброжелательным вниманием со стороны окружения, эмоциональным отвержением со стороны близких может толкнуть такого подростка на поиски эмоциональных контактов в асоциальных компаниях.

Шизоидный (интравертный) тип. Главными чертами подростков с данным типом акцентуации является замкнутость, погруженность в мир далеких от реального мира мыслей. Они малоспособны устанавливать контакты со сверстниками вследствие недостаточно развитой интуиции, способности сопереживать. Реакция группирования со сверстниками выражена слабо вследствие замкнутости и отгороженности.

Делинквентное поведение встречается редко; если правонарушения совершаются (предпочтительно воровство), то, как правило, в одиночку, с целью добиться признания среди сверстников.

Эпилептоидный (возбудимый) тип. Некоторые черты этого типа обнаруживаются еще в детстве. Ребенок может часами плакать, его трудно утешить. Довольно рано выявляются садистские наклонности: такие дети любят мучить животных, дразнить малышей и издеваться над ними. Главной чертой эпилептоидного подростка является склонность к периодам злобно – тоскливого настроения, сопровождающую накипающим раздражением и поиском того, на котором можно сорвать зло. С этим тесно связана аффективная взрывчатость. В таком состоянии подросток может нагрубить, оскорбить, ударить, способен яростно крушить все, что попадает под руку.

Реакция эмансипации у эпилептоидных подростков протекает очень тяжело, т.к. дело может доходить до проявления крайней озлобленности и мстительности по отношению к родным. Реакция группирования со сверстниками сопряжена со стремлением к властвованию, желанием занять позицию безусловного лидера.

Слабым местом этой акцентуации является неспособность унять свое властолюбие, необузданная ревность. Воспитание в жестоких условиях часто способствует проявлению острых аффективных реакций, создавая почву для делинквентных и криминальных поступков.

Истероидный (демонстративный) тип. Отличительной чертой подростков этого типа является беспредельный эгоцентризм, ненасытная жажда к своей персоне. Им присущи лживость и фантазирование. Делинквентность сводится к прогулам, нежеланию учиться и работать, т.к. «серая жизнь» им не по вкусу. Склонны к вызывающему поведению в общественных местах.

Реакция эмансипации может иметь бурные внешние проявления - побеги из дома, конфликты с родными, требования свободы и самостоятельности. Реакция группирования со сверстниками связана с претензиями на лидерство.

Слабым местом истероидного подростка является эгоцентризм, неспособность занять видное положение среди сверстников, поэтому они тяжело переживают утрату внимания окружения, удары по самолюбию. Все это может привести к острым аффективным реакциям демонстративного типа, включая имитацию попыток самоубийства, а также нарушения поведения, уход в асоциальные компании.

Неустойчивый тип. С детства отличаются непослушанием, трусливы, боятся наказаний, легко подчиняются другим детям. С первых классов школы не желают учиться.

Вместе с тем, рано обнаруживается повышенная тяга к развлечениям, безделью. Легко идут на мелкие кражи, тянутся к уличным компаниям. Стремятся испытать сильные и острые ощущения, для чего употребляют алкоголь, принимают наркотики, совершают хулиганские поступки.

Реакция эмансипации у неустойчивых подростков выражается в стремлении высвободиться из-под родительской опеки, чтобы развлекаться. Реакция группирования проявляется в тяготении к асоциальным компаниям. Трусость и недостаточная инициативность не позволяют им занять здесь лидирующее положение. В групповых правонарушениях их используют в качестве исполнителей.

Конформный тип. Главная черта этого типа – постоянное соглашательство с тем, что диктует непосредственное окружение. Их главное качество – жить «как все». Попав в дурную среду, они постепенно усваивают все ее обычаи и привычки, поэтому могут быть легко втянуты в групповые правонарушения.

Конформные ребята предпочитают плыть по течению, им не свойственна инициативность, смелость решительность, оригинальность в суждениях и поступках.

Реакция эмансипации ярко проявляется только в том случае, если родители, педагоги, старшие пытаются оторвать конформного подростка от привычной группы. Реакция группирования со сверстниками выражается в «растворении» в своей привычной группе.

Самое уязвимое, слабое место конформного подростка - неспособность противостоять дурному влиянию.

А.Е. Личко приводит следующие данные вовлечения перечисленных подростковых акцентуатов в девиантное поведение: на неустойчивый тип акцентуации характера попадает 76 % делинквентного поведения, на эпилептоидный – 61%, на истероидный – 52%, на шизоидный – 44%, на гипертимный и лабильный тип по 36% ].

Каждому типу акцентуации характера присущи определенные особенности делинквентного поведения. У неустойчивых обнаруживается два возрастных пика отклоняющегося поведения: один совпадает с переходом в 4-5 классы школы – от одного учителя к более сложной программе обучения, другой попадает на окончание 9-летнего образования и переход в ПТУ. Причем делинквентность неустойчивых в 90% случаев сочетается с ранней алкоголизацией.

У гипертимов начало делинквентности в 50% случаев падает на предподростковый возраст – 10 – 12 лет.

Отклоняющееся поведение у истероидов начинается в разные годы – от 10 до 15 лет. У них обнаруживается особая склонность к воровству, мошенничеству, хулиганским действиям.

Начало делинквентности у эпилептоидов связано с драками, жестокими избиениями.

У начало отклоняющегося поведения у шизоидов в 60% случаев относится к более старшему подростковому возрасту – к 15 – 16 годам. Они более склонны к сексуальным правонарушениям.

Преступность несовершеннолетних обусловлена взаимным влиянием отрицательных факторов внешней среды и личности самого несовершеннолетнего. Чаще всего преступления совершают так называемые «трудные» педагогически запущенные подростки и юноши.

В ряде исследований отмечается, что для юных правонарушителей характерен низкий уровень развития познавательных и общественных интересов.

Характеристика современных детей группы риска в подростко­вом возрасте дает малооптимистичную картину, но специалист, работающий с ними, должен уметь четко видеть перспективы их будущего и помочь им сделать первые шаги к изменению себя.

По данным социологических и психологических исследований, под­ростки-правонарушители имеют следующие особенности:

- отсутствие ценностей, принятых в обществе (творчество, по­знание, активная деятельность в жизни); они убеждены в своей ненужности, невозможности добиться в жизни чего-то своими силами, своим умом и талантом, занять достойное положение среди сверстников, добиться материального благополучия;

- проекция на себя неудачной жизни собственных родителей;

- эмоциональное отвержение подростков со стороны родите­лей и одновременно их психологическая автономия;

- среди социально одобряемых ценностей у них на первом месте — счастливая семейная жизнь, на втором — материальное благополучие, на третьем — здоровье; в то же время эти ценности представляются подросткам недоступными; высокая ценность в сочетании с недосягаемостью порождает внутренний конфликт — один из источников стресса;

- «подкрепление» потери ценности образования для подрост­ков группы риска

- те, кто плохо учился или совсем не учился, а в жизни преуспел (имеет машину, гараж и т.д.); о реальных путях достижения таких «ценностей» подростки не задумываются;

- повышенный уровень тревожности и агрессивности;

- стремление к «красивой», легкой жизни, удовольствиям;

- искажение направленности интересов — свободное времяпрепровождение в подъезде, на улице — только подальше от дома, ощущение полной независимости (уходы из дома, побеги, ситуа­ции переживания риска и т.д.) .

Психологи (Л.С.Выготский и др.) выделили основные груп­пы главных интересов подростков. К ним относятся: эгоцентри­ческая доминанта — интерес к собственной личности; доминан­та усилия — тяга подростков к сопротивлению, преодолению, к волевым напряжениям, что может проявляться в упрямстве, ху­лиганстве, борьбе против авторитетов, протесте и т.д.; доми­нанта романтики — стремление к неизвестному, рискованному, к приключениям, к героизму.

Продолжение этих изменений в подростковом возрасте мы находим в трудах Д. Б. Эльконина, ко­торый выделил симптомы развития. К ним относится возникно­вение трудностей в отношениях со взрослыми (негативизм, уп­рямство, безразличие к оценке их успехов, уход из школы, уве­ренность в том, что все самое интересное происходит вне шко­лы и т.д.). Подростки начинают вести дневники, тайные тетра­ди, в которых они свободно, независимо, самостоятельно выра­жают свои мысли и чувства.

Появляются особые детские компании (поиски друга, кто может понять), что приводит к возник­новению неформальных подростковых сообществ.

По данным А.Л. Лихтарникова, у подростков, лишенных ро­дительского попечения, представления о счастливом человеке и о счастье значительно отличаются от представлений детей из нор­мальных семей.

Наиболее распространенными ответами подрост­ков группы риска об основных показателях счастья являются: еда, сладости (много торта), игрушки, подарки, одежда.

Опыт переживания одиночества подростками группы риска составляет 70 %. Выхода из состояния одиночества не видят толь­ко 1 %, а остальные видят избавление от него в поиске друга, обретении семьи, достижении компромисса в конфликтных ситу­ациях, изменении эмоционального состояния.

Способы такого из­менения у многих подростков неконструктивны (например, вы­пить, покурить, пойти погулять и т.д.).

Дети старшего школьного возраста, являющиеся правонарушителями, характеризуются особым процессом социализации.

- несформированность волевой сферы, отсутствие целеустрем­ленности, направленной на будущую жизнь; чаще всего целеуст­ремленность проявляется лишь в достижении ближайших целей: получить желаемое, привлекательное;

- несформированность жизненных планов, жизненных ценно­стей, потребность в удовлетворении только самых насущных по­требностей (еда, одежда, жилище, развлечения);

- низкая социальная активность, желание быть незаметным, не привлекать к себе внимания;

- склонность к аддитивному (саморазрушающему) поведению — злоупотребление одним или несколькими психоактивными веще­ствами, обычно без признаков зависимости (курение, употребле­ние алкоголя, легких наркотиков, токсичных и лекарственных веществ и т.д.); это может служить своеобразной регрессивной формой психологической защиты.

Многочисленные исследования, проводимые зарубеж­ными и отечественными специалистами, позволили со­ставить общий психологический портрет личности несовершеннолетнего правонарушителя, с помощью которого можно выделить его основ­ные характерные черты.

Личность правонарушителя характеризуется сочетанием ис­терических и эксплозивных черт, высоким уровнем не­вротизма и фрустрированностью, приводящей к прорыву барьера социальной адаптации, выраженной диссоциальностью; обнаруживают фи­зическую агрессию (более характерную для лиц, совер­шающих преступления против личности, как-то убийства, изнасилования). Обна­руживают высокий уровень притязаний, завышенную самооценку, или заниженную самооценку.

Следует отметить, что центральным звеном в формировании личности несовершеннолетнего правонарушителя является мотивация преступного поведения.

Криминальная цель субъекта возникает вследствие личностной приемлемости преступного способа удовлетворить потребности или разрешения проблемной ситуации. Необходимость принятия цели предопределяется побуждением – мотивом. Мотив отражает то, ради чего субъект совершает действия, в то время как цель предопределяет способ и непосредственный результат действий.

Отдельные поступки, а тем более поведение человека в целом, в том числе и преступное, в основном направляется не одним, а несколькими мотивами, находящимися в сложных иерархических отношениях. Среди них имеются ведущие, которые и стимулируют поведение, придают ему личностный смысл.

Кроме того, именно ведущие мотивы носят неосознаваемый характер. По этой причине преступники во многих случаях не могут объяснить, почему они совершили преступление. Источниками мотивов могут быть внешние и внутренние факторы (в зависимости от этого выделяют внешнюю и внутреннюю мотивацию преступного поведения). Внутренние источники побуждений представляют собой потребности и притязания, личностные ценности, требующие защиты и обеспечения своего блага, жизненные планы, привычные атрибуты жизнедеятельности и т.д. Внешними источниками мотивов выступают условия жизнедеятельности или конкретные обстоятельства, в которых возникает проблемная ситуация, например угрожающая некоторым личностным ценностям, затрагивающая интересы. Возникновение мотива и принятие цели обусловливается личностно своеобразным восприятием и оценкой внешних условий и обстоятельств ситуации (т.е. процессом социальной перцепции). Таким образом, мотивообразование и социальная перцепция «обеспечивают» принятие цели в преступном поведении.

Процесс криминогенной мотивации, его логика и составные части представлены в виде 6 стадий на рис.1.


Первая стадия

Возникновение потребности

Вторая стадия

Поиск путей устранения потребности





Третья стадия

Определение направления действий

Четвертая стадия

Осуществление действий





Пятая стадия

Получение вознаграждения за осуществленные действия




Шестая стадия

Устранение потребности


Рис. 1. Стадии развития криминогенной мотивации

Потребность проявляется в виде того, что человек начинает ощущать, что ему чего-то не хватает (возникновение потребности). Раз потребность возникла и создает проблемы для человека, он начинает искать возможность ее устранить: удовлетворить, подавить, не замечать (поиск устранения потребности). Далее человек фиксирует, что и какими средствами он должен сделать, что добиться, что получить, чтобы устранить потребность (определение направления действий). На четвертой стадии (осуществление действий) человек затрачивает усилия для того, чтобы осуществить действия, которые в конечном счете, должны дать возможность получить что-то, чтобы устранить потребность. Проделав определенные действия, человек либо непосредственно получает то, что он может использовать для устранения потребности, либо то, что он может обменять на желаемый для него объект (пятая стадия). На данной стадии выясняется, насколько выполнение действий дало желаемый результат, В зависимости от этого происходит либо ослабление, либо сохранение, либо усиление мотивации к действию. На шестой стадии в зависимости от степени снятия напряжения, вызываемого потребностью, а также от того, стимулирует ли устранение потребности ослабление или усиление мотивации к деятельности до возникновения новой потребности, либо продолжает искать возможности и осуществлять действия по устранению потребности.

Можно выделить криминальные и криминогенно значимые мотивы, которые выступают условиями, способствующими принятию криминальных целей (способов) действий преступного поведения.

I. Криминальные мотивы – мотивы, порожденные криминальной потребностью, которая проявляется в форме влечения к совершению определенного вида общественно опасного деяния. Криминальная потребность представляет привычку систематического совершения определенных видов преступных действий либо возникнуть в результате действий иного психологического механизма.

Такого рода мотивы проявляются как влечения к совершению: краж, сексуально-насильственных действий, истязаний определенных категорий людей; убийств, актов вандализма, учинения пожаров и т.д. Импульсивно возникающее непреодолимое влечение к совершению определенного общественно опасного деяния относят к психической болезни – патологии влечений.

II. Криминогенно значимые мотивы порождаются социально - дезадаптивными потребностями, удовлетворение которых правомерным способом является весьма затруднительным либо вообще не может быть осуществлено.

Эти мотивы могут представлять ряд типов (по Шиханцову):

1) Мотивы, порожденные гипертрофированными аморальными влечениями, удовлетворение которых субъект реально не может обеспечить правомерным путем либо это удовлетворение связано с криминальным риском – алкоголизм, наркомания, пристрастие к азартным играм, к дракам, в половой распущенности и др.

2) Мотивы, порожденные гипертрофированными потребностями (притязаниями), т.е. потребностями, уровень которых явно завышен, не соответствует индивидуальным или социальным

3) Мотивы, обусловленные нуждой в разрядке устойчивых эмоциональных состояний субъекта.

4) Мотивы, проявляющиеся в остром переживании отрицательного чувства по отношению к определенным социальным субъектам и объектам, выступающим как правоохраняемые ценности.

5) Мотивы, порождаемые потребностями в социально - «отчужденном» образе жизни, личностные потребности (которые могут стать жизненными целями) приобщения к группе противоправной направленности, приобретая авторитета среди лиц, совершившего преступления.

6) Мотивы, вызванные неадекватной в нравственном и юридическом плане оценкой условий.

Можно выделить следующие мотивы антисоциальной деятельности: мотивы самоутверждения (статусные), защитные, замещающие, игровые мотивы, мотивы самооправдания.

1) Мотивы самоутверждения. Потребность в самоутверждении проявляется в стремлении человека утвердить себя на социальном, социально-психологическом и индивидуальном уровнях. Достигается это путем совершения таких поступков, которые, по мнению человека, способствуют преодолению каких-либо психологических изъянов, слабостей и в то же время демонстрируют сильные стороны личности (например, серии сексуальных убийств).

2) Защитная мотивация. В данном случае страх перед вероятной агрессией обычно стимулирует совершение агрессивных действий (убийства, изнасилования).

3) Мотивы замещения. Суть замещающих действий состоит в том, что если первоначальная цель становится недостижимой, то лицо стремится заменить другой – доступной. Благодаря «замещающим» действиям происходит разрядка (снятие) нервно-психического напряжения в состоянии фрустрации.

4) Игровые мотивы. Этот тип мотивации достаточно распространен среди воров, расхитителей, особенно мошенников, которые совершают преступления не только, а во многих случаях и не столько ради материальной выгоды, сколько ради игры, доставляющей острые ощущения.

а) Игровая активная мотивация, характеризующаяся тем, что представители данного типа испытывают постоянное влечение к острым ощущениям, что толкает их на поиск возбуждающих рискованных ситуаций.

б) Игровая демонстративная мотивация.

Лица данного типа стремятся произвести сильное впечатление на окружающих, занять лидирующее положение в преступной группе.

5) Мотивы самооправдания: отрицание вины. Искреннее осуждение таких действий встречается редко, но при этом вслед за признанием обычно следуют рассуждения, направленные на то, чтобы свести вину к минимуму (здесь действуют механизмы психологической самозащиты, снижающие, нейтрализующие или совсем снимающие барьеры нравственно-правового контроля при нарушении уголовно-правовых запретов). Именно на этой основе происходит самооправдание и внутреннее высвобождение от ответственности за совершаемой и совершенное преступление.

Подросткам присущи такие особенности, как недостаток социального опыта, повышенная эмоциональная возбудимость, склонность к подражанию; противоречивость и неустойчивость в поведении и во взглядах; подверженность посторонним влияниям. Им свойственно желание казаться взрослыми и поэтому путем неправомерных поступков они демонстрируют свою «взрослость».

Объяснение отклоняющегося поведения как «защитно- компенсаторного» образования строится с учетом личности подростков в отношении устойчивости к средовым (социальным) ситуационным воздействиям.

Так, при исследовании влияния переживания критических ситуация подростками на развитие их отклоняющегося поведения выделено три формы переживания, в каждой из которых возможно как преодоление критической ситуации, так и наоборот.

Первая форма – «реактивная». Характеризуется возникновения состояния фобического круга, нервно-психического напряжения. Проявляющиеся ситуационные защитные автоматизмы – реакция оппозиции, эмоционального дисбаланса, дезорганизации и пессимизма. На данном этапе возможно как конструктивное преодоление ситуации, так редукция эмоционального напряжения, при которой конфликтообразующая почва остается.

Вторая форма – «совладающая». Происходит более глубокое осмысление ситуации, результатом чего являются личностные изменения: концентричность – эксцентричность, устойчивость – неустойчивость личностного баланса. У подростков складывается субъективный образ ситуации, они начинают использовать стратегии совладания как осознанные способы преодоления ситуации.

Третья форма – «защитно-компенсаторная». Происходит включение стилевых защитных автоматизмов, в основе которых лежат сформированные на основе прошлого опыта индивидуальные стили переживания. Преобладание позитивного опыта преодоления определяет выработку конструктивных стилей переживания, способствующих разрешению критической ситуации. Когда доминирует негативный опыт преодоления, то результатом является

развитие защитно-компенсаторных образований, проявляющихся в различных формах отклоняющегося поведения .

Механизм влияния переживания критических ситуаций на личность и поведение подростков представлен на схеме 1. Отклоняющееся поведение подростков является одним из результатов влияния переживания критических ситуаций, выступая при этом в качестве защитно-компенсаторного поведенческого образования.
Дефекты правовой социализации

Отклонения в поведении детей и подростков могут быть обусловлены следующими группами причин: а) социально-педагогической запущенностью, когда ребенок, подросток ведет себя неправильно в силу своей невоспитанности, отсутствия у него необходимых позитивных знаний, умений, навыков или в силу испорченности неправильным воспитанием, сформированностью у него негативных стереотипов поведения; б) глубоким психическим дискомфортом, вызванным неблагополучием семейных взаимоотношений, отрицательным психологическим микроклиматом в семье, систематическими учебными неуспехами, несложившимися взаимоотношениями со сверстниками в коллективе класса, неправильным (несправедливым, грубым, жестоким) отношением к нему со стороны родителей, учителей, товарищей по классу и т.д.; в) отклонениями в состоянии психического и физического здоровья и развития, возрастными кризами, акцентуациями характера и другими причинами физиологического и психоневрологического свойства; г) отсутствием условий для самовыражения, разумного проявления внешней и внутренней активности; незанятостью полезными видами деятельности, отсутствием позитивных и значимых социальных и личных жизненных целей и планов; д) безнадзорностью, отрицательным влиянием окружающей среды и развивающейся на этой основе социально-психологической дезадаптацией, смещением социальных и личных ценностей с позитивных на негативные.

Таким образом, самыми криминогенно-опасными элементами процесса социализации являются дефекты в структуре общения, в социальном контроле, в выполнении социальных ролей, что в конечном итоге приводит к формированию у личности искаженной (деформированной) структуры потребностей. Наиболее опасны эти дефекты в детском и подростковом возрасте, когда закладываются основы личности.

В качестве основных сфер возникновения критических ситуаций у подростков с девиантным поведением были выявлены: сверстники, семья, школа, внутренний мир, милиция.

Семья, школа, группа сверстников – естественная среда для всех детей, подростков. Они являются важнейшими социализирующими факторами личности несовершеннолетних.

Из всех дефектов правовой социализации личности наиболее социально опасны дефекты социализации в семье.

Правильная социализация индивида предполагает усвоение им морально-правовых норм и правил поведения в обществе. Первостепенное значение в усвоении этих норм детьми, подростками принадлежит семье.

Условия семейного воспитания несовершеннолетнего служат отправной точкой формирования многих мотивов поведения. Семья должна максимально обеспечить приспособление ее членов к условиям общественной жизни, выполнению социальных норм, готовность занять определенное место в общественной системе, т.е. перед ней стоит задача социализации индивида.


Криминогенное влияние со стороны семьи

Дефекты правовой социализации наблюдаются «по вине» семьи в следующих случаях: 1) родители словесно и на деле (своими поступками) утверждают аморальные или асоциальные образцы поведения. В этом случае может произойти прямое усвоение детьми норм асоциального поведения; 2) родители словесно придерживаются нравственных общепринятых норм поведения, но совершают действия, им противоречащие. В этом случае у детей воспитываются аморальные установки; 3) родители применяют неправильные методы воспитания.

Семьи, для которых характерны наиболее глубокие дефекты правовой социализации, провоцирующие детей на совершение правонарушений и преступлений, криминологи называют неблагополучными.

Криминогенная семья – такая, члены которой совершают преступления. Преступное поведение взрослых членов семьи демонстрирует детям, подросткам образец антиобщественного поведения, порождает или углубляет внутрисемейные конфликты, усиливает ее криминогенный потенциал.

Согласно криминологическим исследованиям, судимость одного из членов семьи увеличивает вероятность совершения преступления другими членами семьи, прежде всего несовершеннолетними, в 4-5 раз. Каждый четвертый из осужденных несовершеннолетних проживал с судимыми братьями и сестрами.

Значительную криминогенную опасность представляют аморальные семьи. Аморальные семьи характеризуются систематическим нарушением нравственных норм, дезорганизацией семейного микроклимата, ссорами, а также драками между родителями на глазах у детей, что наносит детям сильную психическую травму.

Такие семьи калечат детей не только нравственно, но и физически. Они не обеспечивают им должного интеллектуального и эмоционального развития, формируют психопатические черты характера, своевременно не выявляют различного рода заболевания, причиняют травмы в результате побоев, выгоняют их из дома. Подростки вынуждены скитаться на улице, по подъездам и вокзалам. Оказавшись в позиции изолированных, не находя понимания и поддержки в семье, в школе, среди одноклассников и педагогов, они начинают искать товарищей на стороне, в уличных компаниях.

В криминогенных и аморальных семьях дефекты правовой социализации наиболее в концентрированном виде выражены и в структуре общения, практически отсутствует должный социальный контроль, искажается процесс усвоения социальных ролей, что в итоге приводит к формированию у детей, подростков деформированной структуры потребностей, ее примитивизации.

В итоге формируется асоциальная личность. Формирование такой личности происходит в виде реакции протеста и связанное с ней отрицание общепринятых нравственно-правовых норм.

Проблемная семья характеризуется соперничеством между родителями за главенствующее положение в семье, разобщенностью, изоляцией между детьми и родителями. Проблемные семьи во многих случаях создают условия для криминогенного формирования несовершеннолетних, поскольку в них нарушается процесс социального контроля, отсутствуют эмоциональные связи между родителями и детьми.

Определенные сложности в процессе правовой социализации складываются в неполных семьях.

Один из негативных факторов неполной семьи связан с явлением эмоционального дискомфорта, который испытывает ребенок, подросток в такой семье. Такая ситуация порождает у детей, подростков повышенный интерес к своим переживаниям, пренебрежение к переживаниям взрослых, недоброжелательство к отцу или матери, бросивших семью.

Наибольший эмоциональный дискомфорт испытывают мальчики, воспитывающиеся без отца. В семьях без отца возрастает опасность феминизации мальчиков, которые боятся этого и начинают проявлять маскулинность в поведении: они склонны к агрессивности, драчливости, грубости.

Как и в проблемных семьях, здесь дефекты правовой социализации проявляются в ослаблении или даже отсутствии надлежащего социального контроля, в ослаблении эмоциональных связей подростка и родителя.

Псевдоблагополучная семья отличается ярко выраженным деспотическим характером, безоговорочным доминированием одного из родителей, полным подчинением ему остальных членов семьи, наличием жестких взаимоотношений, применением физического наказания как основного средства воспитания.

Систематическое физическое наказание в раннем возрасте может привести к утрате отзывчивости, способности сочувствовать и сопереживать другим людям. По отношению к родителям, часто наказывающим, вырабатывается негативизм, который впоследствии может перейти во враждебность.

Судебная практика показывает, что в подобных семьях дети часто убегают из дома, бродяжничают, совершают кражи и другие преступления.

В семьях подобного типа дефекты правовой социализации проявляются в использовании неодобряемых форм социального контроля над детьми, в духовной разобщенности родителей и детей.

Существует связь между недостатками в системе функционирования школы с преступностью несовершеннолетних. Школе как главному после семьи агенту правовой социализации принадлежит важная роль в нравственно-правовом воспитании детей и подростков.

Микросреда, в которой вращается современный подросток, весьма неблагоприятна. Особенно благоприятную обстановку для появления отклонений в сфере морали и поведения создает среда, с ее анонимностью, безличным характером взаимоотношений между людьми, с большой степенью свободы, с обширным ассортиментом отрицательно влияющих экономических, социальных и культурных факторов. Освобождение от традиционных норм, ценностей, отсутствие твердых образцов поведения и моральных границ, ослабление социального контроля способствуют росту отклоняющегося и саморазрушающего поведения в подростковой среде.

Одной из особенностей подростковой преступности является ее виктимологический характер.

Так, можно выделить внешние факторы, влияющие на поведение детей и подростков:

I. Процессы, происходящие в обществе:

- отсутствие ясной позитивной государственной идеологии, направленной на изменение иерархии общественных ценностей;

- несовершенство законов и работы правоохранительных органов, безнаказанность преступлений;

- безработица (явная и скрытая);

- отсутствие социальных гарантий государственной поддержки экономически несостоятельных семей с детьми;

- разрушение и кризис традиционных институтов социализации подрастающего поколения (детских и юношеских организаций, семьи, школы);

- пропаганда насилия и жестокости через СМИ;

- отсутствие своевременной и квалифицированной диспансеризации детей, позволяющей выявлять физические и психические нарушения здоровья детей и подростков, оказывать им помощь по итогам диспансеризации;

- недоступность для детей качественного бесплатного дополнительного образования (кружков, секций и др.);

- доступность табака, алкоголя, наркотиков.

II. Состояние семьи, ее атмосфера:

- неполная семья;

- материальное положение семьи (как бедность, так и богатство);

- низкий социально-культурный уровень родителей;

- отсутствие семейных традиций;

- стиль воспитания в семье (отсутствие единых требований к ребенку, жестокость родителей);

- отрицание самоценности ребенка;

- удовлетворение потребностей детей (их недостаток и избыток);

- злоупотребление родителями алкоголя, наркотиков и др.;

- попустительское отношение родителей к употреблению детьми психоактивных веществ.

III. Выявление факторов риска, идущих от организации внутришкольной жизни (несовершенство организации управления процессами обучения и воспитания, профессиональная несостоятельность части учителей, внедрение новых учебных программ, низкий уровень развития и учебной мотивации детей и др.).

Перечисленные факторы риска носят внешний, объективный характер. Однако помимо негативных внешних, объективных воздействий на ребенка оказывают влияние внутренние факторы риска. К ним относятся: ощущение собственной незначимости и ненужности, низкая самооценка, неуверенность в себе, недостаточный самоконтроль и самодисциплина, незнание или неприятие социальных норм и ценностей, неумение критически мыслить и принимать адекватные решения в различных ситуациях, неумение выражать свои чувства и реакции на себя самого и других людей.

Стихийные неформальные группы подростков и дефекты правовой социализации несовершеннолетних.

В процессе правовой социализации личности подростка большое влияние оказывают неформальные группы сверстников, которые возникают на основе совместной досуговой деятельности.

Недостаток внимания со стороны взрослых – не единственная причина, побуждающая подростка искать группу сверстников. Не менее важный мотив – стремление к неформальному общению, эмоциональному общению. Конечная цель такого эмоционального общения состоит не только в проведении досуга, но и получении подростком информации об отношении сверстников к нему, т.е. в определении своего личного статуса.

Первоначально подростки сплачиваются на основе одинаковых возможностей и одинаковой бесконтрольности свободного времени. Они стремятся удовлетворить потребность в таком общении, которое дает возможность избежать отрицательных эмоций, связанных с их статусом «изолированных» и «отвергаемых» в формальных группах (классе, школе).

Таким образом, общение подростка со сверстниками в неформальных группах позволяет удовлетворить следующие потребности: 1) в безопасности (защищенности); 2) в снятии нервно-психического напряжения; 3) в понимании, сочувствии, сопереживании; 4) в дружбе; 5) в самостоятельности, независимости, автономии от взрослых; 6) в положительной оценке, уважении со стороны равных себе сверстников (завоевание личного статуса); 7)в утверждении себя, завоевании популярности, признании; 8) в получении новой информации; 9) в достижении эмоционального комфорта.

Этапы негативного развития группы:

1) На первом этапе негативного развития группы связи ребят в ней неглубоки, случайны, группы аморфны, признанного вожака нет. Членами такой группы являются «трудные» подростки.

2) На втором этапе, если группа сохраняется, она стабилизируется, численность ее уменьшается, в ней появляется вожак. Члены таких групп уже регулярно совершают не только аморальные поступки, но и серьезные правонарушения – кражи, хулиганские действия.

3) На третьем этапе деформации группа начинает жить по своим узко групповым нормам, оправдывающим асоциальное поведение. Лидером группы в большинстве случаев становится лицо, отбывшее наказание. Девиантное поведение членов группы перерастает в преступное.


Социально-психологический механизм влияния криминогенной группы на поведение ее членов:

1) Криминогенная группа является базой формирования взглядов и установок, лежащих в основе преступного поведения.

Психологическим механизмом, с помощью которого группа оказывает давление на своего члена, является конформизм. Посредством конформизма вначале осуществляется частичная идентификация подростка с криминогенной группой, при которой он только внешне подчиняется нормам группы. Впоследствии она переходит в полную, жесткую идентификацию, при которой подросток усваивает ценности, взгляды, нормы группы.

2) Идентификация подростка с криминогенной группой приводит к ослаблению внутренних тормозов, мотивов, препятствующих совершению преступления, а также уменьшению чувства личной ответственности. В основе этого лежат механизмы психологической защиты, которые снижают, нейтрализуют социальный контроль. Именно на этой основе происходит самоопределение и внутреннее высвобождение от ответственности за совершаемые преступления.

Для подавляющего числа обследованных преступников характерно стремление снять с себя ответственность за совершенные преступления, переложить вину на других лиц или обстоятельства.

Было установлено, что в основе совершения насильственных преступлений, особенно хулиганства, разбойных нападений, лежит психологический механизм – гиперкомпенсация, т.е. стремление устранить ощущение какой-то мнимой или действительной неполноценности, доказав себе и окружающим сверхценность своей личности (показать свою силу, смелость, бесстрашие, способность к риску).

3) Криминогенные группы наглядно демонстрируют их членам образцы крайне безнравственного и преступного поведения. В данном случае к психологическому механизму регуляции поведения подростков добавляется подражание.

Склонность подростков к подражанию в значительной степени определяется их возрастными особенностями. Подражание способствует выработке у них сложного, социально значимого поведения.

4) Криминогенная группа является фактором, в значительной степени снижающим у подростков страх перед возможным уголовным наказанием. В результате – даже лишение свободы не редко не рассматривается как позор для членов самого несовершеннолетнего и его семьи.

Нередко досуговые криминогенные группы превращаются в преступные. Преступную группу отличает четко проявляющаяся ориентация ее членов на преступное поведение. Их связывает преступная деятельность и прямое предпочтение антиобщественных ценностей либо тех, которые достигаются преступным способом (Нормы криминогенных групп, хотя и противоречат официальным, но все-таки жестко не определяют поведение их членов как преступное).

Молодые люди, являющиеся членами преступных группировок, постоянно испытывают чувства, основанные на коллективном выплеске агрессии. В силу того, что агрессия не является социально одобряющим качеством, эти импульсы гасятся самим человеком, который их испытывает. В противоположность принятого в обществе поведения, член преступной молодежной группировки не считает необходимым сдерживать, испытываемую им агрессию, т.к. окружающие его сверстники, его друзья одобряют ее. Более того, в группировках наблюдается прямая зависимость статуса конкретного члена от его степени агрессивности: чем более агрессивен конкретный молодой человек, тем более высокое положение он занимает в иерархии группировки.

Признаком более полной идентификации себя с преступной средой является наличие у некоторых подростков таких атрибутов преступной субкультуры, как татуировки. Обычно татуировка служит символическим отражением специфических подростковых поведенческих реакций – эмансипации, группирования со сверстниками. Так, например, парящая птица, солнце с расходящимися лучами, разорванные кандалы являются эмансипационными символами «свободной жизни». Крест обозначает судимость; знак «зона»- пять точек символизируют четыре наблюдательные вышки и подростка между ними; топор рядом со знаком «зоны» («смерть в тюрьме») показывает желание навечно слиться с преступным миром.

Криминальные последствия, которые реально переживает общество в результате противоправных действий, совершаемых группой несовершеннолетних, безусловно, более значительны, чем последствия от действия преступника-одиночки.

Повышенная импульсивность, жестокость, интенсивность и ситуативность групповых преступлений, совершаемых подростками, достаточно часто существенно отягощают последствия таких преступлений, доводят их до уровня более высокого в сравнении с тем, который наблюдается даже в результате противоправных действий взрослого населения .

Рассматривая развитие криминальной мотивации несовершеннолетних правонарушителей, нельзя не отметить той регулирующей, динамической роли, которую играют в мотивационных процессах эмоции человека, некоторые его эмоциональные состояния, теснейшим образом, связанные с появлением той или иной потребности, с возможностью ее удовлетворения в конкретной жизненной ситуации. Причем связь потребностей и эмоциональных процессов в генезисе преступного поведения бывает настолько сильной, что, и юристы, и психологи, отмечают то, что эмоциональные состояния и чувства выполняют мотивообразующую функцию.

Учитывая эту важную роль эмоциональных процессов в мотивационной основе некоторых преступлений, законодатель ввел в УК РФ в качестве обстоятельства, смягчающего ответственность, понятие аффекта – сильного душевного волнения (ст. 107 УК РФ).

Анализ преступлений, совершенных в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения, показывает, что виновные чаще всего объясняют свое поведение аффективными переживаниями, чем потребностью совершить противоправные действия.

Влияние социальной среды на личность проявляется в общественном и индивидуальном сознании. Сам процесс усвоения личностью общественного сознания, в том числе и группового, представляет собой не что иное, как процесс формирование личности. Индивидуальные особенности усвоения общественного сознания часто определяются не самим содержанием сознания, его объективной значимостью, а обстоятельствами жизни данного человека, т.е. его местом в системе общественных отношений, жизненным опытом, образованием, воспитанием.


Мотивационные особенности преступного поведения несовершеннолетних

Подросткам присущи такие особенности, как недостаток социального опыта, повышенная эмоциональная возбудимость, склонность к подражанию; противоречивость и неустойчивость в поведении и во взглядах; подверженность посторонним влияниям. Им свойственно желание казаться взрослыми и поэтому путем неправомерных поступков они демонстрируют свою «взрослость».

Одна из особенностей такого возраста – потребность в самореализации. До недавнего времени в России уделялось большое внимание созданию различных возможностей для самореализации детей, подростков через различные организации. В настоящее время у них практически не удовлетворена потребность в самореализации посредством совместной деятельности и общения. Таким образом, многие подростки, оставшись без заинтересованного внимания взрослых, пытаются самореализоваться в религиозных обществах, в различных диско-клубах, тусовках, а также в организациях асоциальной деятельности.

Однако, круг мотивов преступлений, совершаемых подростками, ограничен, чем у взрослых преступников. Им специфична мотивация самоутверждения в группе, престижно-потребительские интересы, враждебность к «чужим» и т.п.



Каталог: data
data -> «высшая школа экономики»
data -> Программа дисциплины «Российский и мировой рынок pr»
data -> Программа дисциплины «Методы исследований в психологии и образовании»
data -> «высшая школа экономики»
data -> Методическая работа по аспектам Business English и Banking Transactions Список учебно-методических материалов 2007г
data -> «высшая школа экономики»
data -> Программа «Совершенствование преподавания социально-экономических дисциплин в вузах»
data -> Программа дисциплины теории личности для направления 030300. 62 «Психология»
data -> Программа дисциплины «Современные концепции личности»


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2019
обратиться к администрации

    Главная страница