Зависимости



страница13/23
Дата12.05.2016
Размер2 Mb.
1   ...   9   10   11   12   13   14   15   16   ...   23

3.4.2. Интернет-аддикция

Компьютеры и информационные системы находят применение во всё новых областях человеческой практики, оказывая воздействие на психологические процессы и трансформируя не только отдельные действия, но и человеческую деятельность в целом. С психологической точки зрения, при взаимодействии человека с системами информатики происходит преобразование деятельности за счёт опосредования её знаковыми системами.

И.К.Тихомиров вслед за Л.С.Выготским пишет о трансформации и усложнении строения высших психических функций в процессе освоения и применения человеком новых информационных технологий – появлении таких психических функций, которые характеризуются работой не только со знаками, но и со знаковыми системами. Как отмечают многие авторы, существенную роль в преобразовании деятельности в настоящее время играют технологии, связанные с применением Интернета.

Высоко актуальным является изучение психологических последствий применения информационных технологий. Специалистами последовательно ставится вопрос об ответственности создателей программного обеспечения для компьютеров за последствия их применения. (Говоря о психологических последствиях применения информационных технологий, необходимо учитывать то, что они не носят исключительно негативный характер, а являются часто амбивалентными, а также могут иметь и позитивный характер).

Психологические механизмы воздействия информационных технологий на человека должны стать предметом тщательного анализа. При этом на смену локальному анализу, предметом которого являются отдельные психические процессы, навыки, операции или конкретные действия, пришёл анализ преобразований на глобальном уровне, в том числе преобразований мотивационно-личностной сферы пользователей информационных технологий и их личности в целом, а также психологических механизмов, отвечающих за такое преобразование. При этом следует учитывать, что информатизированная деятельность оказывает дифференцированное воздействие на другие виды деятельности: одни преобразования могут накладываться на другие, приводя к нейтрализации психологических последствий информатизации, а другие могут их усиливать [8, с.177].

Учитывая данный аспект, рассмотрим конкретные разновидности опосредованной Интернетом деятельности, которые потенциально способны вести к глобальным личностным преобразованиям. Несмотря на всё разнообразие активности пользователей Интернета, можно выделить три основных вида осуществляемой ими деятельности: познавательную, игровую и коммуникативную. Этим разновидностям деятельности соответствуют глобальные изменения личности:

1. Увлечённость познанием в сфере программирования и телекоммуникаций или, как крайний вариант, хакерство.

2. Увлечённость компьютерными играми и, в частности играми посредством Интернета или, как крайний вариант – игровая компьютерная аддикция (была рассмотрена нами выше).

3. Увлечение сетевой коммуникацией или, как крайний вариант – Интернет-аддикция.

Ниже нами будут рассмотрена познавательная и коммуникативная деятельность в Интернете, т.к. игровая деятельность посредством Интернета аналогична рассмотренной нами выше игровой компьютерной деятельности без применения Интернета.



Познавательная деятельность в Интернете.

Интернет и WWW предоставляют множество возможностей осуществления познавательной деятельности посредством, например, гипертекстовой навигации. Отдельной познавательной задачей может выступать выяснение организации работы Интернета как конгломерата взаимосвязанных компьютерных сетей, закономерностей хранения, сортировки, индексирования и пересылки информационных массивов, реализации поисковых механизмов и процедур, функционирования обеспечивающих такую работу информационных протоколов, телекоммуникационных устройств и программ и т.п. Профессиональные знания такого рода – удел специалистов по информационным и коммуникационным технологиям, а гипертрофированное (далеко выходящее за пределы профессиональной необходимости) увлечение поиском и применением таких знаний характеризует личностную трансформацию, известную как хакерство [8, с.178].

Посвященных данному феномену психологических исследований практически нет, широко известна лишь мифология хакеров, созданная главным образом журналистами. Но, представленная в популярных изданиях точка зрения на хакерство как на однозначно негативное направление личностного развития, очевидно, является односторонней.

При всей очевидной интернациональности хакерской деятельности можно говорить о некоторых социокультурных особенностях. Применительно к России такого рода особенности могут быть связаны с последствиями «железного занавеса» и состоянием российской экономики. В прежние времена нельзя было приобрести «западные» программные продукты и, чтобы получить возможность работать с ними, приходилось их взламывать. Таким образом, складывалась ситуация неявного поощрения хакинга государством – общим работодателем всех программистов. В настоящее время ситуация в чём-то сходна: поскольку сравнительно немногие люди или организации в России покупают лицензионные диски с текстовыми редакторами, играми или графическими пакетами, то дешёвые CD со взломанными программами пользуются большим спросом, и тем самым предоставляют работу для компьютерных пиратов и в нашей стране, и за рубежом.

Меняется содержание деятельности хакеров. Умелые и многознающие компьютерные «маги» по-прежнему верны правилу, выраженному Ш.Текл следующим образом: нелегальный хакерский поступок должен быть совершён простыми или даже элементарными средствами, но требующими огромных знаний и высокого мастерства. Однако наряду с магами – фанатичными знатоками всего, что относится к информационным технологиям, - хакерами стали себя именовать новички сравнительно низкой квалификации. При наличии общедоступного специализированного инструментария – например, «пособия по хакингу» вместе с набором программ для тестирования и взлома систем защиты, почти любой «продвинутый» пользователь Интернета способен вооружиться и поохотиться на плохо защищенную информацию. Таким образом, достичь привлекательного для хакера результата можно психологически различающимися способами: самостоятельно разработать оригинальный метод атаки на систему защиты программного продукта или сайта, либо действовать неоригинально и применить готовую технологию взлома.

Современные хакеры различаются по степени оригинальности действий и применяемых ими орудий. Широко распространена и классификация хакеров по способу деятельности – обычно различаются Software хакеры (взламывают программное обеспечение), фрикеры (телефонные хакеры) и сетевые хакеры (взламывают защиту серверов Интернета). Среди фрикеров выделяется подгруппа кардеров – взломщиков банковских кредитных карточек. Сами хакеры любят подчёркивать своё отличие от крэкеров – взломщиков систем безопасности (большинство крэкеров являются довольно посредственными хакерами). Своего рода легальными крэкерами являются самураи – гениальные подростки, чьими услугами пользуются различные партии, принимающие участие в предвыборной борьбе, адвокаты, занимающиеся защитой чьих-то авторских прав, и многие другие, кому необходимо на законных основаниях залезть в какую-нибудь систему.

Можно классифицировать хакеров и по критерию квалифицированности. Так, умелые профессиональные хакеры часто специализируются в конкретных областях (фрикинг, хакинг, кардинг и т.д.), хотя при этом стараются не терять квалификацию и в других сферах деятельности. Они совершенствуют свои знания и готовы применять их бескорыстно, хотя не отказываются от заказов. В то же время так называемые wannabee (хочу-быть-как), или «любители» низкой квалификации ринулись читать компьютерные книги и щеголять жаргонными словечками, при этом не понимая самой сути культуры и психологии хакеров, но пытаясь поднять свой престиж среди сверстников. Таким образом, можно отделить от умелых, высокоинтеллектуальных внутренне мотивированных хакеров группу малоквалифицированных подростков, для которых привлекательной кажется сама принадлежность к модному течению.

Согласно предлагаемым самими хакерами оценкам, их деятельность подчиняется не только познавательной мотивации, но и целому ряду других мотивов, среди которых корысть (в которой хакеров постоянно обвиняют), стремление добиться признания своих способностей, выразить себя, стать лучшим среди хакеров, добиться уважения, проявить себя, получить от общества то, что оно задолжало, доказать своё превосходство над компьютерами. Едва ли правомерно утверждать, что наличествует некая типичная хакерская мотивация. Иерархия мотивационных образований занимает одно из ведущих мест в формировании личности. В плане направления психического развития набор отдельных мотивов, побуждающих деятельность хакеров, амбивалентен (кроме разве что мотивов стяжательства или лести).

Существует мнение Дж.Маркофа и К.Хефнер, что хакеры – это, как правило, люди с какими-либо недостатками: упоминаются излишняя полнота, детство в неполной семье, знакомство с наркотиками, отсутствие полноценного общения со сверстниками и со взрослыми и т.д. Если это действительно так, то можно предположить, что увлечение информационными технологиями и хакинг служат компенсацией (или гиперкомпенсацией) недостаточного общения с близкими взрослыми и сверстниками в референтной группе, недостатка самоуважения [8, с.183].

Расхожим мнением стало убеждение полной асоциальности хакеров: они одиноки и не понимают других, лишены эмпатийности в общении, не сопереживают своим собеседникам, не умеют завязывать контакты, а при реализации хакерских замыслов не отдают себе отчёта в последствиях – простаивающих компьютерах, безвозвратно утерянных файлах, оторванных друг от друга и своего дела людях. Если это действительно так, то речь может идти о недостаточной выраженности потребности в общении; о несформированности коммуникативных навыков; неспособности децентрации (неспособности занять в диалоге позицию собеседника); об инфантилизме, как неготовности понимать последствия своих поступков; о несформированности моральной сферы личности; об индивидуальной системе ценностей, расходящейся с общепринятой и т.п.

Однако многие данные противоречат тезису об асоциальности хакеров. Хакеры нередко проявляют феноменальные коммуникативные навыки, в том числе и способности к децентрации, активно взаимодействуют между собой, а зачастую объединяются в группы (команды, тимы) – неформальные и формальные, причём в последнем случае – с чётким распределением ролей и выверенными до мельчайших квантов времени согласованными действиями. Неверно было бы говорить об асоциальности хакеров: в психологическом плане им, по-видимому комфортно в своём сообществе. При этом не выглядит ошибочным тезис об антиобщественной (или, во всяком случае, своеобразной) системе ценностей, принятой в данном андеграунде. Однако то же самое может быть сказано по поводу почти любого направления андеграунда, и современное общество проявляет всё большую долю толерантности, пытаясь понять и инкорпорировать ценности и модусы поведения, выработанные идиокультурными меньшинствами, что гораздо сложнее, чем просто оттолкнуть их. Более того, сообщества наших современников, ускользнувших из-под надзора социальных институтов (для подобного ускользания вполне годятся информационные технологии) становятся всё более многочисленными и должны быть признаны всё менее маргинальными.

Таким образом, те трансформации личности, которые предположительно характеризуют хакеров, являются амбивалентными – если исключить поистине крайние формы хакерства, граничащие с фанатизмом. Последний и есть по сути основной результат негативного развития, в чём бы не выражался фанатизм.



Коммуникативная деятельность в Интернете.

Коммуникативная деятельность, осуществляемая посредством Интернета, разнообразна. Существуют следующие основные виды общения в сети:

1. Общение в режиме реального времени (чат):

- с одним собеседником (выбирается определённый канал для такого общения);

- с большим количеством людей одновременно.

2. Общение, при котором сообщение к адресату приходят с отсрочкой:

- с одним собеседником (электронная почта);

- со многими людьми – участниками телеконференции (ньюсгруппы).

Кроме того, основанием для классификации видов общения в Интернете могут служить такие параметры, как:

- открытость сообщества для всех желающих вступить в общение или закрытость его для посторонних;

- наличие или отсутствие контроля за деятельностью участников, причем частными случаями контроля могут быть моделирование, негласное проникновение в закрытый для посторонних канал общения, подслушивания (lurking);

- ограничение вербальными текстами или мультимедийность [8, с.197].

Классификация могла бы быть проведена и по степени анонимности при общении в Интернете. Однако сделать это не просто из-за того, что в настоящее время происходит интенсивное экспериментирование с анонимностью от предельного самораскрытия с элементами эксгибиционизма и (или) аггравации до обмана, склонности к манипулированию и попыток фактически управлять мнением о себе. Возможность варьировать степень анонимности в общении обладает немалой притягательной силой. Часто скрываются настоящее время, возраст, социальный статус, инвертируется пол, истинные факты биографии подменяются или дополняются вымышленными, неадекватным образом представляются сведения об опыте, квалификации, компетентности, имеющихся знаниях, умениях, навыках и т.д., вместо реальных описываются социально одобряемые личностные качества.

С психологической точки зрения, подобная активность может быть охарактеризована (правда, с некоторыми оговорками), как позитивная. Действительно, при этом расширяется психологический опыт, развивается социальная компетентность, реализуются такие существенные потребности, как желание, с одной стороны, выделиться из толпы, быть замеченным и узнаваемым, а с другой, присоединиться к референтной группе (идиокультуре), спрятаться и раствориться в ней, разделив групповые ценности и почувствовав себя защищенным.

Большое значение имеют факторы новизны и непривычности опыта, позволяющего варьировать степень анонимности общения. Кроме того, подростки, как и люди более старшего возраста, высоко ценят возможность компенсировать и нейтрализовать в ходе опосредованного Интернетом общения те препятствия, которые нередко делают болезненными непосредственные контакты: действительные либо мнимые недостатки собственной внешности, дефекты речи (например, заикание), некоторые свойства характера (застенчивость и др.) или психические заболевания (аутизм и т.д.).

С параметром анонимности тесно связаны такие психологические свойства, как идентичность и самопрезентация. Возможность экспериментировать с собственной идентичностью и проигрывание разных ролей могут рассматриваться как своеобразный психологический тренинг. В условиях мультимедийного общения открываются любопытные возможности самопрезентации. Подмечено, что для передачи негативных сообщений (отказов, отрицательных отзывов и т.д.) люди предпочитают информационно-бедные формы опосредованной коммуникации (факс, письмо, телеграмма и др.) и обезличенные контакты.

А для непосредственного и (или) информационно-насыщенного общения резервируются преимущественно позитивные образы. По аналогии можно предположить, что мультимедийное самопрезентирование будет носить не только случайный и противоречивый характер, но и подчиняться индивидуально понимаемому принципу дополнительности, т.е. обдуманному выстраиванию и фиксации дополняющих друг друга образов самого себя.

К позитивным аспектам личностного развития при общении посредством Интернета могут быть отнесены перспективы преодоления коммуникативного дефицита и расширение круга общения, повышение информированности в обсуждаемых вопросах, защищенности от наиболее грубых манипулятивных действий и др.

Основной же негативной стороной коммуникативного применения Интернета можно считать формирование психологической зависимости от Интернета (Интернет-аддикцию): подобное общение способно целиком затягивать субъекта, не оставляя ему ни времени, ни сил на другие виды деятельности.

Интернет-аддикцию нередко считают прямым следствием высокой степени анонимности в ходе работы в Интернете. В более широком понимании к проявлениям зависимости от Интернета относят не только зависимость от социальных применений Сети, т.е. опосредованного общения, но и привязанность к играм в Интернете (о чём говорилось выше), электронным покупкам и аукционам; страсть к навигации по WWW; пристрастие к сексуальным применениям Интернета.

Интернет-аддикция почти единогласно признается негативным направлением трансформации личности. Хотя, например, в монографии К.Суррат утверждается, что в большинстве случаев общение посредством Интернета представляет собой просто-напросто обычное человеческое общение с поддержкой на уровне высоких технологий, и говорить о зависимости от Интернета было бы равнозначно утверждению, что люди зависят от общения между собой (последнее утверждение совершенно справедливо и не может считаться патологией).

Психологические исследования Интернет-зависимости начались совсем недавно. В настоящее время происходит активное накопление данных, изучение психологических и клинических особенностей данного феномена, формулирование практических рекомендаций по терапии Интернет-аддиктов, а также выработка контрдоводов теми, кто не склонен признавать зависимость от Интернета.

Исследователи отмечают также, что зависимость от Интернета нередко скрывает другие аддикции и психические отклонения. Зависимые от Интернета пользователи нуждаются в квалифицированной психотерапевтической помощи.
Немногочисленные и разрозненные исследовательские данные, имеющиеся в настоящее время, позволяют судить о неосознанности и разнообразии влияния, оказываемого информационными технологиями на личность. Всё вышеизложенное даёт основания полагать, что в зависимости от мотивации, целей и условий деятельности Интернет и многочисленные сетевые услуги могут быть использованы и для ухода в некий виртуальный мир, в котором трудности и проблемы реального мира отсутствуют, и в качестве своеобразной творческой лаборатории, позволяющей приобрести новый психологический опыт. Следует различать целенаправленные и спонтанные трансформации личности. В последнем случае личностные преобразования происходят спонтанно и неосознанно. В случае целенаправленного преобразования личности под влиянием Интернета и других разновидностей информационных технологий такие попытки характеризуются произвольностью и намеренностью. По-видимому, с полным правом может быть поставлен вопрос об актуализации потребности в преобразовании собственной личности и об активности субъекта в попытках удовлетворения данной потребности.

Широко распространено убеждение о негативном воздействии информационных технологий на личностное развитие. Но всё же большинство исследователей говорят об амбивалентности последствий увлечения конкретными видами деятельности, опосредованными применением Интернета. Поэтому, наряду с дальнейшим изучением феномена психологической зависимости от компьютера (в т.ч. использования Интернета), необходимо проведение основательных психологических исследований, предметом которых должны стать перспективы личностного роста посредством применения информационных технологий (в частности, Интернета).


3.5. Религиозный фанатизм

Увлечение какой-либо деятельностью, достигающее крайней степени выраженности, с формированием культа и созданием идолов, с полным подчинением человека и «растворением» индивидуальности, носит название фанатизма [51, с.122].

Чаще фанатичное отношение формируется в таких сферах, как религия (религиозный фанатизм), спорт (спортивный фанатизм) и музыка (музыкальный фанатизм).

Общей характеристикой фанатизма является выработка человеком стереотипа подчинения собственных интересов и устремлений интересам профессии, команды, музыкального коллектива, сосредоточение внимания и сил на поддержке идола и оказания всемерной и активной помощи, миссионерская деятельность. В рамках девиантного поведения в виде фанатизма человек начинает действовать по психологическим законам группы и ведомого человека, он не способен критично отнестись к высказываниям кумира, идола и осознать отклонения собственного поведения, которое может заключаться в отрыве или уходе от семьи, игнорировании работы.

Особое место в психологии девиантного поведения в связи с социально-психологической значимостью последствий занимает религиозный фанатизм. Разрушение семей, разрыв родственных и дружеских связей, резкая и кардинальная смена стереотипа жизни человека ставят эту проблему на одно из первых мест по значимости. Наибольший интерес представляет психологический аспект веры, позволяющий анализировать механизмы формирования фанатичного поведения, становление отклонений от этно- и социокультурной норм, изучение изменений, происходящих в личности под воздействием религиозной общины.

Мотивы отрыва человека от реальности и ухода в религиозную группу, подчинение себя идее и лидеру могут быть различными. Одним из мотивов могут стать психологические проблемы, с которыми индивид справиться самостоятельно не способен или считает, что не способен. Как правило, данный мотив основывается на психопатологических симптомах и синдромах, патологии характера или внутриличностном психологическом конфликте. Уход в группу фанатиков обусловлен снятием с себя ответственности за принятие решений по многим жизненным проблемам, желанием стать ведомым, искоренить в себе сомнения и неуверенность. В рамках аддиктивного поведения мотивом фанатичного поведения в группе может быть стремление уйти от однообразной, не вызывающей радости и эмоционального отклика реальности. Кумир, идол, идея, ритуал, причастность к какой-либо тайне или социальной группе, обретение новых переживаний становятся объектами аддикции [51, с.127].

Характерной особенностью религиозной веры является признание существования сверхъестественного, под которым понимается нечто, не подчиняющееся законам окружающего мира, лежащего «по ту сторону» чувственно воспринимаемых объектов. Особую роль играет феномен «избранности», формирующий, с одной стороны, чувство идентификации с группой единомышленников, «посвященных в тайну», с другой, укрепляющий чувство превосходства над другими (непосвященными) людьми.

Наиболее благоприятной почвой для возникновения отклоняющегося поведения считается сектантство. Последователи христианства считают, что секта – это «организованное общество людей, разномыслящих с … церковью, но согласных друг с другом в религиозном отношении» (Б.А.Любовик). Не существует однозначной трактовки понятия секта, поскольку межконфессиональное противостояние носит принципиальный характер. По мнению представителей «больших» (старых, склонных к монополизации веры) религий, отличительная черта секты заключена в том, что она в своих воззрениях отличается от главенствующей, не является официальной и широко распространенной в конкретной стране религией. Подобную точку зрения нельзя признать обоснованной. Можно согласиться с тем, что тоталитарные религиозные секты применяют в своей практике жёсткие психологические методы воздействия, что выражается в сознании у человека состоянием повышенной внушаемости за счёт физического и психического истощения, социальной депривации, использования трансовых состояний и т.д. В нетрадиционных религиях, как правило, большую роль играет эмоционально-психологическая сторона, оттесняющая на задний план вероучение. Это выражается в провозглашении приоритета религиозного переживания. Большое значение придаётся «боговдохновленной» форме проявления чувств и поведения верующего как свидетельству подлинной и глубокой религиозности человека. Спонтанные проявления религиозных чувств, особенно состояния транса, экстаза, интерпретируются как «просветление», как приобщение к божественной реальности, к которым стремятся адепты религиозной группы (А.Ю.Егорцев) [51, с.123].

По мнению В.В.Павлюка, религиозная секта воспитывает у своих членов «реакцию избегания», вследствие которой верующий непроизвольно, как бы автоматически, избегает тех действий, которые не одобряются группой. Привитая в ходе общения и воспитания в религиозной группе такая эмоциональная реакция блокирует возможность отступления от принятых в группе норм. Подкреплением для «реакции избегания» выступают определённые религиозные санкции со стороны группы в целом, либо её лидеров в виде неодобрения, осуждения. Чувство общности, объединенности с другими членами может быть весьма реальным психологическим фактором в религиозной группе. Угроза применения или пример применения в прошлом мер осуждения, отчуждения вызывает чувство опасения быть отверженным группой и тем самым выступает своеобразным психологическим стражем отступления от регламентированных норм повседневной жизни верующего.

Характерными особенностями воздействия тоталитарных сект на личность считаются (А.Ю.Егорцев):

1) установление жёсткого контроля над волей, сознанием и чувствами членов секты (жёсткая дисциплина; внушение чувства вины перед организацией; психологическое давление на тех, кто хочет порвать с сектой);

2) формирование психологической зависимости от лидера и организации (подавление способности к критическому мышлению; требование разрыва с критически настроенными людьми; ограничение круга общения только членами секты; отсутствие свободного времени, личной жизни вне общины) [51, с.123-124].

В рамках религиозной секты формирование религиозного фанатизма существенно облегчается, поскольку лидером и самой общиной с помощью длительных и интенсивных психологических воздействий формируется готовность не сомневаться в правильности или неправильности собственного поведения, снимается ответственность за него и как следствие волевой контроль собственной деятельности. Человек начинает действовать в соответствии с поведенческим шаблоном, навязанным группой.

Одним из актуальных, теоретически и практически значимых является вопрос о личностных особенностях, предрасполагающих к вовлечению индивида в религиозную секту, о соотношении внутренних устремлений личности, религиозной толерантности и необходимой степени активной психологической «вербовки» для становления религиозного фанатизма. Известно, что особую группу риска составляют личности, занятые интенсивными духовными поисками, стремящиеся к «полной и абсолютной Истине» (часто понимаемой как простые и однозначные ответы на сложные вопросы), а также индивиды с художественным складом мышления.

R.J.Lifton выделяет восемь элементов, проводящих к катастрофическому изменению сознания человека в религиозной группе:

1) контроль окружающей обстановки (среды) – жёсткое структурирование окружения, в котором общение регулируется, а допуск к информации строго контролируется;

2) мистическое манипулирование – использование запланированной или подстроенной, «спонтанной», «непосредственной» ситуации для придания ей смысла, выгодного манипуляторам (например, физиологические и психологические изменения при переходе на вегетарианское питание объясняют «нисхождением святого духа»);

3) требование чистоты – чёткое деление мира на «чистый» и «нечистый», «хороший» и «плохой» (тоталитарная секта – «хорошая» и «чистая», всё остальное – «плохое» и «грязное»);

4) культ исповеди – требование непрерывной исповеди и интимных признаний для уничтожения «границ личности» и поддержания чувства вины;

5) «святая наука» - объявление своей догмы абсолютной, полной и вечной истиной (любая информация, противоречащая этой истине, считается ложной);

6) нагруженный (культовым смыслом) язык – создание специального клишированного словаря внутригруппового общения с целью устранения самой основы для самостоятельного и критического мышления;

7) доктрина выше личности – доктрина более реальна и истинна, чем личность и её индивидуальный опыт;

8) разделение существования – члены группы имеют право на жизнь и существование, остальные – нет, т.е. «цель оправдывает любые средства».

По мнению Е.Н.Волкова, личность в культе переживает и проживает не свой индивидуальный «опыт», а групповой «опыт», отсюда – сильная зависимость от групповых процессов. Ответственность за принятие решений переносится с конкретной личности на группу, поэтому самые нелепые и странные решения воспринимаются и выполняются рядовыми членами как должное. В процессе приобщения человека к групповым нормам тоталитарной секты происходит формирование «удвоения» личности (R.J.Lifton), сутью которого является разделение «Я» индивида на две независимо функционирующие системы. При этом люди не испытывают чувства эмоционального дискомфорта или неустойчивости. Они не склонны к критическому осмыслению собственного положения и склонны совершать какие-либо поступки при ослабленном волевом контроле.

Разделение происходит потому, что в определённый момент член культовой группы сталкивается с тем фактом, что его новое поведение несовместимо с докультовым «Я». Поведение, требуемое и вознаграждаемое тоталитарной группой, настолько отличается от «старого Я», что обычной психологической защиты (рационализации, вытеснения и т.п.) недостаточно для жизненного функционирования. Все мысли, убеждения, действия, чувства и роли, связанные с пребыванием в деструктивном культе, организуются в независимую систему, частичное «Я», которое полностью согласуется с требованиями данной группы, но происходит это не по свободному выбору личности, а как инстинктивная реакция самосохранения в почти невыносимых – психологически – условиях (Е.Н.Волков).

Исследования привели к пониманию того факта, что практически каждая личность в условиях массированного группового давления и манипулирования базисными человеческими потребностями способна к формированию девиантного поведения в виде религиозного фанатизма. Предрасполагающим к этому фактором может становится низкая коммуникативная толерантность, семейные традиции магического и мистического мышления, некоторые характерологические и личностные особенности.

Под влиянием психологических воздействий тоталитарной секты у человека со сформировавшимся девиантным поведением в первую очередь происходит изменение всех четырёх формальных признаков сознания (по К.Ясперсу). У него нарушаются:

1) чувство деятельности – осознание себя в качестве активного существа;

2) осознание собственного единства: в каждой данный момент я сознаю, что я един;

3) осознание собственной идентичности: я остаюсь тем, кем был всегда;

4) осознание того, что «Я» отлично от остального мира, от всего, что не является «Я».

Многообразие психических феноменов, возникающих в результате пребывания человека под культовым контролем и кардинально изменяющих его поведение в сторону аномалий и девиаций, можно сгруппировать в следующие шесть блоков (Рис.15) [51, с.126].

Рисунок 15

Психические феномены,

возникающие в результате культового контроля


блок изменений сознания и самосознания

блок регресса личности



блок патологической

зависимости



блок аффективных

феноменов




Я

блок перцептивных

феноменов



блок инверсии

двигательно-

волевой сферы


блок коммуникативных девиаций

блок мыслительных

аномалий


1. Блок изменения сознания и самосознания (нарушения сознания и идентичности личности).

2. Блок аффективных феноменов – расстройств (психопатологические эмоциональные состояния (переживания) в рамках посттравматического стрессового расстройства: депрессия, манические атаки, навязчивые воспоминания и сны и т.д.).

3. Блок инверсии двигательно-волевой сферы (снижение волевой активности (апатия), способности контролировать свою деятельность, утрата спонтанности и естественности).

4. Блок патологической зависимости (формирование психологической зависимости от религиозной группы, утрата способности быть ответственным за что-либо и автономным в принятии решений).

5. Блок регресса личности (остановка интеллектуального, когнитивного, эмоционального, нравственного развития, сопровождающаяся развитием психического инфантилизма).

6. Блок перцептивных феноменов (иллюзии, галлюцинации, нарушения схемы тела, восприятия времени).

7. Блок мыслительных аномалий (использование так называемой аффективной логики, утрата критичности, склонность к образованию сверхценных и бредовых идей).

8. Блок коммуникативных девиаций (замкнутость, отчуждённость, аутизация, неспособность устанавливать доверительные отношения, утрата эмпатийности и навыков социального общения).

Таким образом, в случае религиозного фанатизма, являющегося формой аддиктивного поведения, происходит бегство от реальности в деятельность, связанную с религиозной сектой, в ущерб другим видам деятельности и в ущерб гармонии личности в целом.
3.6. Сексуальные аддикции

Оценка диагностических критериев отклонений в сексуальном поведении человека наталкивается на ряд сложностей, поскольку имеются существенные разночтения в понимании сексуальной нормы. Под сексуальными девиациями понимается любое количественное или качественное отклонение от сексуальной нормы, а в понятие нормы включается поведение, соответствующее возрастным и полоролевым онтогенетическим закономерностям данной популяции, осуществляемое в результате свободного выбора и не ограничивающее в свободном выборе партнёра (А.А.Ткаченко).

В сексологии принято разделять понятие индивидуальной и партнёрской норм. Индивидуальная оценивается, как правило, с ориентацией на биологические особенности человека и включает такие виды сексуального поведения, которые: 1) по непреднамеренным причинам не исключают и не ограничивают возможность осуществления генитально-генитальных взаимодействий, которые могут привести к оплодотворению; 2) не характеризуются стойкой тенденцией к избеганию половых (в том числе, сексуальных) контактов. Таким образом, индивидуальная норма нацеливается на анализ потенциальных возможностей человека к сексуальным контактам в силу анатомической и физиологической нормы, а также коммуникативных способностей индивида – его желания и умения выстраивать отношения с окружающими людьми, способствующие половым отношениям.

Партнёрская норма определяется как все виды сексуальной активности, сексуального поведения и сексуальных действий, имеющих место между двумя зрелыми лицами, принимаются обоими и направлены на достижение наслаждения, которые не вредят их здоровью и не нарушают норм общежития. Следовательно, в структуре партнёрской нормы выделяется принципиальное значение следующих критериев:

1. Количество одновременно взаимодействующих партнёров - нацеливает на парные сексуальные контакты, как соответствующие норме и адекватности в связи со значимостью, с одной стороны, принципа интимности для становления гармоничных сексуальных взаимоотношений, с другой, отсутствие стремления к избеганию любых партнёрских связей.

2. Зрелость партнёров – указывает на социально-психологические характеристики, в частности, возможность понимать биологический и социальный смысл сексуальных действий и быть ответственным за их последствия.

3. Стремление к достижению обоюдного согласия – осуществление свободного выбора места, времени и способа сексуального взаимодействия и не ущемление права свободного выбора партнёра, т.е. обоюдное согласие находят отражение в совпадении «диапазонов приемлемости» и «сексуальных сценариев».

4. Отсутствие ущерба собственному здоровью – реальная самооценка человека в сфере собственных сексуальных способностей и исключение поведения, наносящего вред здоровью.

5. Не причинение вреда здоровью и комфорту окружающих (в том числе партнёра) – рассматривается как учёт внешних социальных последствий сексуального действия человека, в частности циничного и оскорбляющего общественную нравственность [51, с.110].

Выделяются следующие векторы сексуальной ориентации, способные помочь в оценке нормального и аномального сексуального поведения (Рис.16) [51, с.111].

Рисунок 16



Векторы сексуальной ориентации





вектор интенсивности

филии (влечения)






вектор направленности (партнёрства)


Я

вектор телесного образа






вектор способа

реализации







Вектор интенсивности филии (влечения) – отражает количественный показатель «силы» либидо безотносительно от его направленности. К нему относят гипо- и гиперфилию.

Вектор направленности (партнёрства) определяет выбор объекта сексуального влечения на основании различных параметров: возраста, пола, национальности и этнической принадлежности партнёра, его профессии, социального статуса, одушевлённости или неодушевлённости объекта влечения, биологических или анатомических особенностей (человека, животного), количества партнёров, внешней или внутренней направленности и некоторые другие.

Вектор способа реализации указывает на приоритетность тех или иных методов и средств достижения волюстических ощущений (оргазма), среди которых выделяются механические, психологические, физиологические.

Вектор телесного образа – адекватная самоидентификация индивида и характер принятия или непринятия образа собственного тела.

Каждая из перечисленных составляющих векторов может приводить к формированию разнообразных сексуальных девиаций или их комбинаций.

Нами будут рассмотрены наиболее часто встречающиеся сексуальные девиации в рамках аддиктивного поведения.

Гиперсексуальность является одной из базовых характеристик, способствующих формированию подавляющего большинства сексуальных девиаций и перверсий (половые перверсии – болезненные нарушения направленности полового влечения или способов его удовлетворения; половые девиации не относятся к болезненным состояниям, например, мастурбация) [76, с.126].

Гипресексуальность характеризуется значительным повышением ценности сексуальной жизни для человека и вытеснением иных ценностей. Считается, что у человека существует четыре сферы жизни, которые формируют соотношение ценностей тех или иных видов деятельности (Рис.17) [51, с.112].

Рисунок 17

Сферы жизни человека


СЕКС

РАБОТА

СЕМЬЯ

ХОББИ

В случае девиаций гиперсексуальное поведение становится не столько средством для достижения удовлетворения, но и самоцелью. Появляются разнообразные формы отклоняющегося от норм права, нравственности и эстетики сексуального поведения: секс как унижение, секс как гордыня, секс как развлечение, секс как спорт, секс как работа, секс как коллекционирование и т.д.

В рамках гармоничности целями вступления человека в сексуальные контакты являются, как правило, удовлетворение коммуникативной, прокреативной и рекреативной потребностей, а мотивом - любопытство и интерес, альтруизм или эгоизм и т.д.

При гиперсексуальности обычные цели и мотивы отходят на второй план, уступая место эгоистическому мотиву, и сексуальный контакт может использоваться в так называемых несексуальных целях.

При девиантном сексуальном поведении человек склонен получать сексуальное удовлетворение, сочетая коитус с оскорблением и принуждением партнёра к вступлению в сексуальный контакт в неподходящей (неприемлемой) для него форме, в нетрадиционное для него время или с не приносящей удовлетворения интенсивностью с полным игнорированием свободного выбора партнёра. Сходное отклоняющееся поведение может быть направлено на удовлетворение гордыни человека. Вступление в сексуальные взаимодействия с целью поставить рекорд по количеству партнёров или по продолжительности одного контакта также носит характер девиации, формируя поведение по типу промискуитета (беспорядочных половых связей). В данном случае поиск объекта удовлетворения сексуального чувства приобретает навязчивый или сверхценный характер, и партнёр может обесцениваться до уровня «персонифицированного возбуждающего объекта». Все перечисленные выше формы отклоняющегося поведения формируются лишь на основе гиперсексуальной ориентации. Они выполняют роль ухода от скучной реальности в мир ярких и необычных сексуальных переживаний. Чаще всего гиперсексуальное поведение входит в структуру именно аддиктивного поведения, хотя может встречаться и при иных типах. Разновидностью гиперсексуального поведения является провоцирующее поведение без истинного желания вступать в интимные отношения (фривольность в высказываниях, сексапильность во внешности и манерах).

При аддиктивном поведении может встречаться ряд сексуальных девиаций, диагностика которых строится на несоответствии возрастной направленности влечения (адекватной для взрослого человека считается направленность на лицо близкой к нему возрастной категории).

К таким сексуальным девиациям относят педофилию (направленность сексуального и эротического влечения взрослого человека на ребёнка), эфебофилию (влечение к подросткам), геронтофилию (сексуальное влечение к партнёру старческого возраста).

При педофилии мотивом выступает попытка испытать особые, необычные, яркие и новые для индивида переживания при контакте с ребёнком. При эфебофилии мотивом поведения является «поиск непорочности», отсутствие сексуального опыта, необычные ощущения от смущения подростка. Геронтофилия при аддиктивном поведении встречается гораздо реже, чем две предыдущие сексуальные девиации. Как правило, она встречается только у мужчин и чаще всего базируется на психопатологических симптомах и синдромах.



Зоофилия является сексуальной девиацией в рамках вектора направленности влечения. Под зоофилией понимают сексуальное влечение и совершение сексуальных действий с животными. При этом животное рассматривается человеком с зоофильной ориентацией как заместительный (викарный) или суррогатный сексуальный объект. Чаще всего при данном виде отклоняющегося поведения используется коитальный генитально-анальный контакт. Необходимо отметить, что аддиктивное поведение в виде зоофилии встречается довольно редко.

При аддиктивном поведении встречаются такие сексуальные девиации как садизм (стремление подавлять сексуального партнёра, унижать его, оказывать болевое и психологическое воздействие), мазохизм (стремление человека быть униженным и подавленным), садомазохизм (представление у одного человека обеих вышеуказанных тенденций). Садистское и мазохическое поведение способствуют более высокой степени сексуальных возможностей и наивысшему оргастическому чувству.



Вуайеризм – форма сексуальной девиации, заключающаяся в получении сексуального удовлетворения при подсматривании, подглядывании (или подслушивании) за процессом обнажения или сексуальной жизни людей. Важной особенностью вуайеризма считается анонимность индивида, склонного к данному поведению. Вуайеризм может входить в структуру аддиктивного поведения, а также встречаться при других видах девиантного поведения.

Наиболее известным нетрадиционным для общества поведенческим сексуальным стереотипом является гомосексуальное поведение. Под гомосексуализмом понимают сексуальную ориентацию человека, направленную на лиц своего пола без существенного изменения идентификации собственного пола.

По мнению Brautigam, гомосексуализм делится на четыре группы:

1) псевдогомосексуализм, при котором выбор гомосексуального партнёра делается на основе несексуальных мотивов (материальных выгод, желания унизить человека и т.д.);

2) гомосексуализм периода развития;

3) гомосексуализм, обусловленный различными задержками психического развития, и входящий в структуру психических расстройств;

4) истинный гомосексуализм, обусловленный гомосексуальными наклонностями.

Вследствие многообразия и неоднозначности перечисленных разновидностей гомосексуализма можно говорить о неоднородности поведенческих проявлений. Наиболее значимым является поведение лиц с истинным гомосексуализмом. Отметим, что назвать подобное поведение болезненным и патохарактерологическим было бы неправомерно, поскольку гомосексуальная ориентация человека и вытекающее из неё поведение не обусловлены патологическими механизмами, а является лишь особым нетрадиционным видом человеческого поведения, разновидностью нормы [51, с.117].

Однако, учитывая высокую общественную значимость гомосексуального поведения, логично рассматривать некоторые его непатологические разновидности в рамках аддиктивного поведения. Суть гомосексуальной аддикции – поиск нового, не апробированного человеком способа достижения сексуального удовлетворения в случаях, когда иные способы перестают быть результативными. При гомосексуализме не происходит нарушений половой идентификации. Человек осознаёт принадлежность к полу, в котором существует и не нацелен на его смену.
В данной главе были рассмотрены некоторые варианты аддиктивной реализации. В силу высокой социальной значимости и серьёзности последствий такой формы аддиктивного поведения как злоупотребление веществами, вызывающими состояние изменённой психической деятельности, варианты химической аддикции будут рассмотрены в отдельной главе (глава 4).
Программированный контроль знаний по третьей главе

Вопрос 1. Формами аддиктивного поведения являются все за исключением:

а) нарушений пищевого поведения;

б) патологических привычек;

в) сексуальных девиаций;

г) сверхценных психологических увлечений;

д) злоупотребления веществами, вызывающими состояние изменённой психической деятельности.



Вопрос 2. Понятие партнёрской сексуальной нормы включает все нижеследующие критерии за исключением:

а) количества одновременно взаимодействующих партнёров;

б) зрелости партнёров;

в) стремления к достижению обоюдного согласия;

г) гетеросексуальной направленности влечения;

д) отсутствия ущерба собственному здоровью.



Вопрос 3. Сексуальное влечение взрослого человека к подросткам называется:

а) педофилией;

б) эфебофилией;

в) ювенилофилией;

г) геронтофилией;

д) промискуитетом.



Вопрос 4. Вуайеризм – это …

а) сексуальное влечение к кровным родственникам;

б) сексуальное влечение и удовлетворение от обнажения собственных половых органов в обществе;

в) сексуальное влечение и удовлетворение от подглядывания за обнажением других;

г) сексуальное влечение к животным;

д) сексуальное влечение и удовлетворение от контакта с лицами иной расы.



Вопрос 5. Ценностное отношение к пище и её приёму, стереотип питания в обыденных условиях, ориентация на образ собственного тела и деятельность по его формированию называется:

а) нервной анорексией;

б) нервной булимией;

в) пищевым поведением;

г) все ответы верны;

д) среди приведенных правильного ответа нет.



Вопрос 6. Для нарушений пищевого поведения характерны все параметры, кроме:

а) озабоченности контролированием веса собственного тела;

б) искажения образа своего тела;

в) изменения ценности питания в иерархии ценностей;

г) выборочного употребления продуктов.

Вопрос 7. М.В.Коркина выделяет следующие стадии нервной анорексии, кроме:

а) инициальной;

б) активной коррекции;

в) кахексии;

г) кульминации;

д) редукции синдрома.



Вопрос 8. Одним из диагностических критериев нервной анорексии является снижение веса тела на:

а) 10%;


б) 15%;

в) 20%;


г) 25%;

д) среди приведенных правильного ответа нет.



Вопрос 9. Диагностическими критериями нервной булимии являются все, кроме:

а) постоянной озабоченности едой и непреодолимой тяги к пище;

б) попыток противодействия эффекту ожирения;

в) выборочного употребления продуктов;

г) навязчивого страха ожирения.

Вопрос 10. Трудоголизм является одним из вариантов этой формы аддиктивного поведения:

а) сверхценные психологические увлечения;

б) аутоагрессивное поведение;

в) сверхценные психопатологические увлечения;

г) коммуникативные девиации;

д) неэстетическое поведение.



Вопрос 11. Наиболее часто трудоголизму в наши дни подвержены:

а) врачи;

б) педагоги;

в) бизнесмены;

г) спасатели;

д) среди приведенных правильного ответа нет.



Вопрос 12. Особенностями компьютерных аддикций являются:

а) более быстрое возникновение;

б) возможность обратного развития при отсутствии помощи;

в) постоянное прогрессирование;

г) кратковременность;

д) цикличность течения.



Вопрос 13. Критерии принадлежности компьютерной игры к классу ролевых выделил:

а) П.Мунтян;

б) А.Е.Войскуновский;

в) В.Д.Менделевич;

г) М.Иванов.

Вопрос 14. Психологическая классификация компьютерных игр включает:

а) ролевые компьютерные игры;

б) неролевые компьютерные игры;

в) руководительские игры;

г) аркады;

д) головоломки.



Вопрос 15. Развитию зависимости от компьютерных игр в большей степени способствуют:

а) ролевые компьютерные игры;

б) аркады;

в) игры на быстроту реакции;

г) традиционно азартные игры;

д) головоломки.



Вопрос 16. Психологическая зависимость от компьютерных игр включает следующие стадии, за исключением:

а) стадии лёгкой увлечённости;

б) стадии средней увлечённости;

в) стадии увлечённости;

г) стадии зависимости;

д) стадии привязанности.



Вопрос 17. Механизмами формирования психологической зависимости от ролевых компьютерных игр являются:

а) сопротивление реальности;

б) уход от реальности;

в) принятие роли;

г) азарт;

д) среди приведенных правильного ответа нет.



Вопрос 18. Взломщики банковских кредитных карточек называются:

а) крэкерами;

б) фрикерами;

в) кардерами;

г) хакерами;

д) среди приведенных правильного ответа нет.



Вопрос 19. Характерными особенностями воздействия тоталитарных сект на личность считаются:

а) установление жесткого контроля над волей, сознанием и чувствами человека;

б) формирование психологической зависимости от лидера организации;

в) изменение мотивации;

г) предоставления свободы выбора;

д) все ответы верны.



Вопрос 20. Формальными признаками сознания по К.Ясперсу являются все, кроме:

а) чувства деятельности;

б) осознания собственного одиночества;

в) осознания собственной идентичности;

г) осознания того, что «Я» отлично от остального мира;

д) осознания субъективности.



Вопрос 21. К такой форме аддиктивного поведения как сверхценные психологические увлечения относится всё, кроме:

а) нервной анорексии;

б) религиозного фанатизма;

в) трудоголизма;

г) гемблинга;

д) компьютерных аддикций.


Ответы к программированному контролю знаний по третьей главе



вопроса

ответ



вопроса

ответ



вопроса

ответ

1

б

8

б

15

а

2

г

9

в

16

б

3

б

10

а

17

б, в

4

в

11

в

18

в

5

в

12

а, б

19

а, б

6

г

13

г

20

д

7

г

14

а, б

21

а


Задания для самостоятельной работы

1. Проанализируйте влияние СМИ на возникновение нервной анорексии у молодых девушек (на примере телепередач, кинофильмов, печатных изданий).



2. Определите круг профилактических мер для предупреждения возникновения компьютерных аддикций у детей и подростков в семье и школе.
Литература к третьей главе

  1. Алмазов Б.Н. Психическая средовая дезадаптация несовершеннолетних. – Свердловск, 1986.

  2. Андреева Г.М. Социальная психология: Учебник. – М., 1997.

  3. Братусь Б.С. Аномалии личности. – М., 1988.

  4. Буянов М.И., Захаров А.И. Как предупредить отклонения в поведении ребёнка. – М., 1986.

  5. Воспитание трудного ребёнка: Дети с девиантным поведением / Под ред. М.И.Рожкова. – М., 2001.

  6. Змановская Е.В. Девиантология: психология отклоняющегося поведения личности. – СПб., 2001.

  7. Гилинский Я., Афанасьев В. Социология девиантного отклоняющегося поведения: Учеб. пособие. – СПб., 1993.

  8. Гоголева А.В. Аддиктивное поведение. – Ижевск, 2001.

  9. Девиантное (отклоняющееся) поведение подростков: многообразие, опыт, трудности, поиск альтернатив / Под ред. Ю.А.Клейберга. – Тверь, 2000.

  10. Егорова М.С. Генетика поведения: психологический аспект. – М., 1995.

  11. Кле М. Психология подростка. – М., 1991.

  12. Клейберг Ю.А., Шахзадова Н.В. Социальная работа и профилактика девиантного поведения подростков. – Тверь; Нальчик, 2002.

  13. Ковалева А.И. Социализация личности: норма и отклонения. – М., 1996.

  14. Кондратьев М.Ю. Подросток в замкнутом круге общения. – Воронеж, 1997.

  15. Менделевич В.Д. Психология девиантного поведения. – М., 2001.

  16. Минияров В.М. Диагностика и коррекция характерологических свойств личности. – Самара, 1997.

  17. Мудрик А.В. Социальная педагогика. – М., 1999.

  18. Полубинский В.И. Виктимологические аспекты профилактики преступления. – М., 1980.

  19. Психология зависимости: Хрестоматия / Сост. К.В.Сельченок. – Мн., 2000.

  20. Симатова О.Б. Виктимизация социума – препятствие на пути к гражданскому обществу // Проблемы гражданского общества и правового государства: Сборник статей и материков. Вып.5. – Чита, 2004.

  21. Симатова О.Б. Первичная профилактика злоупотребления психоактивными веществами у подростков. – Чита, 2005.

  22. Смепзер Н.Дж. Социология. Пер. с англ. – М., 1994.

  23. Степанов В.Г. Психология трудных подростков. – М., 1996.

  24. Фельдштейн Д.И. Проблемы возрастной и педагогической психологии. – М., 1995.

  25. Фельдштейн Д.И. Психология развивающейся личности. – М.; Воронеж, 1996.

  26. Шапинский В.А., Мареев В.И. Девиантное поведение и социальный контроль. – Ростов/Д., 1997.

  27. Шульга Т.И., Олифиренко Л.Я. Психологические основы работы с детьми «группы риска» в учреждениях социальной помощи и поддержки. – М., 1997.

  28. Эриксон Э. Детство и общество. – СПБ., 1996.

  29. Эриксон Э. Идентичность: юность и кризис. – М., 1996.

  30. Ясперс К. Общая психопатология. – М., 1997.



Каталог: wp-content -> uploads -> 2015
2015 -> Методическте рекомендации для студентов по дисциплине «психология журналистики» цели и задачи дисциплины дисциплина «Психология журналистики»
2015 -> Агрессивное поведение детей дошкольного возраста
2015 -> -
2015 -> «влияние компьютерных игр на проявление агрессивности у подростков»
2015 -> Причины появления агрессии у детей Телевизионные программы и компьютерные игры
2015 -> Программа коррекционно-профилактических мероприятий по снижению агрессивности у молодежи
2015 -> Лекция «Адаптация убд лвк к мирной жизни»
2015 -> Адаптация первоклассников
2015 -> Адаптация пятиклассников к новым условиям учёбы


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   9   10   11   12   13   14   15   16   ...   23


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2019
обратиться к администрации

    Главная страница